ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ ЕСЕНИНА

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Все свежие публикации

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ ЕСЕНИНА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-08-23
Источник: http://library.by

Вещи порою могут поведать о человеке не меньше, чем живые свидетели. История, которую я хочу рассказать, необычайна уже тем, что эти часы Есенин никогда не видел и даже не знал об их существовании. И тем не менее все, с ними случившееся, приоткрывает малоизученную страницу биографии поэта.

В годы первой мировой войны Есенин, призванный в армию, стараниями литературных друзей был зачислен в Петроградский резерв санитаров, а затем переведен в Полевой царскосельский военно-санитарный поезд N 143, перевозивший раненых и больных из районов боевых действий в тыл. Став санитаром, поэт оказался в прямом служебном подчинении штаб-офицера для особых поручений при дворцовом коменданте полковника Ломана, бывшего одновременно главноуполномоченным по этому поезду и ктитором (церковным старостой) Федоровского собора. Ломан несколько раз посылал Есенина в качестве рядового санитара к линии фронта. Затем перевел его в царскосельский лазарет, значительно облегчив Есенину бремя военной службы. "При некотором покровительстве полковника Ломана, - вспоминал впоследствии поэт, - был представлен ко многим льготам"1. Покровительствуя Есенину, Ломан пытался добиться от него верноподданнических стихов. В те дни он часто организовывал в царскосельских лазаретах увеселения, носившие характер стилизованных простонародных празднеств. Оркестр балалаечников сводного пехотного полка, обычно открывавший эти концерты, исполнял официальные патриотические марши. Затем пляски скоморохов и гудочников сменялись цыганскими романсами, частушками, раешниками, нравоучительные сценки чередовались с пением гусляров и чтением стихов. Такое увеселение Ломан организовал и 22 июля, в день именин вдовствующей императрицы Марии Федоровны и одной из царских дочерей. На этом вечере Есенин, по настоянию Ломана, должен был читать стихи, посвященные царицам. Вряд ли стоит распространяться о том сложном положении, в котором оказался поэт. И весьма знаменательно, что в стихотворении, где упоминаются "младые царевны", их "юная кротость", "ласковые сердца", "царственные руки", он сделал центральным образ раненого, заставил услышать его стенания и рыдания:


На ложе белом, в ярком блеске света.
Рыдает тот, чью жизнь хотят вернуть...


(полный текст опубликован в 5-м томе Собрания сочинений поэта). Концерт понравился императрице, что позволило Ломану возбудить ходатайство о награждении некоторых его участников и и их числе санитара С. А. Есенина, которому Ломан просил выдать золотые часы. В ноябре императрица пожаловала Есенину золотые часы с
_______________________
1 Сергей Есенин, Собр. соч. в 5-ти томах, т. 5, Гослитиздат, М. 1962, стр. 13.

_______________________

цепочкой. Тогда же они были переданы Ломану "для доставления их по назначению"1.

Однако часы, "пожалованные" Есенину, Ломан подменил - золотые оставил у себя, а поэту выдал часы столовые. Неизвестно, чем руководствовался Ломан: то ли не устоял перед соблазном иметь даровые золотые часы с золотой цепочкой, то ли подумал, что для нижнего чина золотые часы слишком большая честь, то ли у него были какие-то другие, одному ему известные соображения, но золотые часы он Есенину не вручил. Свидетели говорили, что Ломан хотел вручить Есенину часы в Минске, чуть позже. Но почему-то этого не сделал. Во всяком случае, в наградном списке "Причта и служащих Федоровского государева собора" против фамилии "писатель Есенин" написано "часы столовые и деньги"2. Для современного читателя сочетание "часы столовые" может показаться несколько необычным. Но в те годы подобное наименование было распространенным. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона, например, в статье "Часы" (т. XXXVIII, стр. 434) термин этот употребляется как общепринятый: "Хорошие пружинные, столовые часы составляют специальность парижских часовщиков" (курсив мой. - В. В.).

Нечестная проделка царедворца так и осталась бы тайной, если бы не чрезвычайные события...

В марте 1917 года, после свержения самодержавия, Ломан был арестован. При аресте все имущество, находившееся у него в квартире, дела и документы были опечатаны. В денежном шкафу среди драгоценностей были обнаружены золотые мужские часы с гербом и цепочкой. 6 июня 1917 года они вместе с другими предметами были переданы уполномоченному комиссара Временного правительства по делам Федоровского городка Б. А. Калачову. К тому времени Ломан уже был освобожден из-под ареста и заявлял свое право на все движимое имущество, находившееся в пределах Федоровского городка. Его притязания были столь обширны, что решено было создать "Комиссию по выявлению прав

_______________________

1 Подробно об этом см.: В. А. Вдовин, Сергей Есенин на военной службе, "Филологические науки", 1964, N 1.

2 ЦГИА СССР, ф. 1328, оп. 4, ед. хр. 22, л. 42.
_______________________

бывшего ктитора Федоровского собора в Царском селе полковника Ломана на разное имущество, находящееся в Федоровском городке"1. Узнав об этом, Ломан пришел в неистовство. "Созданием комиссии, - писал он в письме к Калачову, - брошено на меня подозрение в присвоении чужого имущества, хотя, казалось бы, простое последовательное рассуждение убеждает, что человека, имевшего в своих руках миллионную сумму и не присвоившего себе ни копейки, невозможно подозревать в присвоении какой-либо вещи из квартирной обстановки"2. В знак протеста Ломан отказался посещать заседания этой комиссии.

Но напускной гнев бывшего царедворца не изменил хода дела. Комиссия на первом своем заседании 25 июля 1917 года решила: "Для выяснения прав Д. Н. Ломана на движимое имущество прежде всего приступить к проверке вещей, купленных им за счет средств, пожертвованных для постройки и оборудования Федоровского городка и связанных с ним учреждений", "имеющиеся при делах Комитета счета о покупке той или иной вещи для Федоровского городка и запись этого счета в книге расхода считать формальным доказательством принадлежности вещи городку, незанесенные в означенные книги и счета предметы могут за сим быть выданы полковнику Ломану, если не будут обнаружены при этом какие-либо иные данные, свидетельствующие о принадлежности их другому лицу или учреждению"3.

В точном соответствии с этим решением 29 июля 1917 года Калачов обратился в камеральную часть бывшего министерства двора с официальным письмом, в котором писал: "Судебным следователем Карякиным, работавшим в Царскосельском Федоровском городке, были переданы мне в числе других предметов, бывших в квартире бывшего ктитора Федоровского собора полковника Ломана, золотые часы с цепочкой и государственным гербом, фабрики Павла Буре N 451.560. Ныне, по встретившейся надобности, прошу камеральную часть не отказать
_______________________
1 ЦГИА СССР, ф. 1328, оп. 2, ед. хр. 443, л. 12.

2 Там же, ед. хр. 413, л. 88.

3 Там же, ед. хр. 443, л. 13.

_______________________

поставить меня в известность, кому именно эти часы в свое время были пожалованы"1.

31 июля 1917 года Калачов отправил письмо к Ломану с просьбой сообщить сведения о найденных у него золотых часах. "Милостивый государь Дмитрий Николаевич! Судебным следователем Карякиным, производившим обследование документов канцелярии Федоровского городка, переданы были мне в числе некоторых других предметов золотые часы с цепочкою и государственным гербом фабрики Павла Буре N 451.560.

По встретившейся надобности, прошу Вас не отказать сообщить мне имеющиеся у Вас сведения, касающиеся означенных часов. Примите уверения в совершенном почтении Б. Калачов"2.

Ответ не заставил долго ждать. Бывший царедворец продолжал играть роль обиженного и оскорбленного. "Лишить меня права распоряжаться моим имуществом может, как мне кажется, только судебная власть, и запросы, которые мне предлагаются, например, о принадлежности золотых часов, находящихся в моем денежном ящике, я считаю личным незаслуженным оскорблением"3.

Однако возмущение оказалось и на сей раз показным. 4 августа 1917 года камеральная часть сообщила Калачову, что, "по наведенной у торгового дома П. Буре справке, золотые с цепочкою часы за N 451.560 были представлены в камеральную часть бывшего кабинета его величества при счете от 28 октября 1916 года. Означенные часы были пожалованы от имени бывшей императрицы Александры Федоровны санитару Царскосельского ее величества военно-санитарного поезда N 143 Есенину"4.

Комиссия установила, что, кроме часов, в квартире у Ломана находилось много и других вещей, ему не принадлежавших.

Ломан оказался пойманным с поличным. Часы решено было вернуть их законному владельцу. Но сделать это не удалось, так как Есенина в те дни в Петрограде не было.

_______________________

1 ЦГИА СССР, ф. 1328, оп. 2, ед. хр. 423, л. 45.

2 Там же, оп. 4, ед. хр. 423, л. 46.

3 Там же, л. 89.

4 Там же, л. 48.
_______________________

4 августа 1917 года он венчался с З. Н. Райх в Кирико-Уулитовской церкви Вологодского уезда Вологодской губернии, о чем свидетельствует дошедшая до наших дней "Выпись из метрической книги. Часть вторая, о бракосочетающихся за 1917 год", где сказано, что "Рязанской губернии и уезда, Кузьминской волости, села Константиново, крестьянин, сын Сергей Александрович Есенин, православного вероисповедания, 22-х лет", сочетается "первым браком" с "мещанкой г. Ростова-на-Дону, девицей Зинаидой Николаевной Райх, православного вероисповедания, 23-х лет, первым браком", что таинство совершали "священник Виктор Певгов с псаломщиком Алексеем Кратировым", что поручителями были со стороны жениха "Спасской волости, деревни Ивановского, крестьянин Павел Павлович Хитров, и Устьянской волости, села Устья, крестьянин Сергей Михайлович Бараев", а со стороны невесты "Архангельской волости, деревни Коншина, крестьянин Алексей Алексеевич Ганин, и г. Вологды купеческий сын Дмитрий Дмитриевич Девятнов"1.

Поженившись, Есенин и Райх в конце лета 1917 года побывали в Орле, где тогда жили родители Райх, и в Петроград вернулись лишь осенью 1917 года. "В доме N 33 по Литейному молодые Есенины наняли во втором этаже две комнаты с мебелью, окнами во двор. С ноября по март был я у них частым, а то и ежедневным гостем"2, - вспоминает В. Чернявский.

5 сентября Калачов отослал часы в "бывший кабинет его величества". "Вследствие отношения от 4 августа за N 7813, - писал он, - препровождаю при сем золотые часы за N 451.560 с такою же цепочкою, пожалованные санитару Есенину, ввиду того, что вручить их не представляется возможным, за необнаружением места жительства Есенина.

О получении прошу уведомить"3.

28 сентября 1917 года камеральная часть бывшего кабинета его величества подтвердила "получение золотых
_______________________
1 ЦГАЛИ СССР, ф. С. А. Есенина (N 190), оп. 2, ед. хр. 1, л. 3.

2 В. С. Чернявский, Встречи с Есениным,"Новый мир", 1965, N 10, стр. 196.

3 ЦГИА СССР, ф. 1328, оп. 2, ед. хр. 443, л. 70.

_______________________

часов за N 451.560, не врученных санитару Есенину, за необнаружением его места жительства"1.

Так золотые часы и не нашли своего владельца. Конечно, эту историю с часами мы рассказали отнюдь не для развлечения читателя и даже не для обличения нравов придворной камарильи, толпившейся около царя, где Ломан был "свой человек". Присвоение полковником Ломаном есенинских часов характеризует бесправное положение Есенина, служившего рядовым санитаром поезда. Ведь если бы Есенин хоть в какой-то степени был приближен ко двору, как это утверждают некоторые современные исследователи, то вряд ли Ломан, боясь огласки, решился на такое мошенничество. Не посмел же он присвоить награды двух других участников концерта - золотую брошь, пожалованную артисту и режиссеру Петроградского Малого Театра Н. Н. Арбатову, и золотой кулон артиста В. В. Сладкопевцева, известного в то время чтеца-декламатора. Но "крестьянский" поэт, служивший рядовым санитаром, которого Ломан безуспешно пытался заставить сочинять верноподданнические стихи, котировался невысоко. С ним не особенно церемонились. История с часами именно об этом и говорит. И не тогда ли у Есенина рождались вылившиеся впоследствии полные горечи и презрения строки:



Россия... Царщина...
Тоска...
И снисходительность дворянства.


_______________________


1 ЦГИА СССР, ф. 1328, оп. 2, ед. хр. 443, л. 79.

Комментируем публикацию: ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ ЕСЕНИНА


© В. ВДОВИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.