Григорий Бондаренко - Радуга в русском лесу - "Путь правой руки" в молодежной культуре

Актуальные публикации по вопросам культуры и искусства.

NEW КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО


КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: новые материалы (2022)

Меню для авторов

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Григорий Бондаренко - Радуга в русском лесу - "Путь правой руки" в молодежной культуре. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2006-10-23
Источник: http://kitezh.onego.ru/

Радуга загорается над лесом. Ее цвета играют и переливаются в небе: каждый цвет - своя музыка, своя нота в общей мелодии. Радуга - райская дуга, мост Биврест, ведущий в далекий небесный Асгард, прямая дорога, по которой дети идут в страну снов. Радуга, rainbow - лук дождя. Солнце сквозь слезы дождя, слезы этого мира.
Лет тридцать назад среди индейцев Северной Америки зародилось движение “Воинов Радуги”. Они восстанавливали традиции жизни в гармонии с природой, жизни вне современной потребительской цивилизации. Они учили правилам такой жизни своих уставших белых братьев. Когда-то, во время покорения и истребления индейцев белыми американцами, среди племен родилась легенда, которая гласила, что после гибели всех индейцев у белых начнут рождаться дети-индейцы. Так и случилось. “Воины Радуги” и “белые индейцы” положили начало ежегодным фестивалям “Rainbow” (Радуга), главная цель которых - максимальным прорывом в творчестве: музыке, сложении сказаний, танце, живописи, скульптуре - этим магическим ритуалом преобразить мир. Один старый индейский вождь говорил о “Rainbow” и вообще о современных индеанистах: “Наше знание природы и образ жизни помогут им вспомнить свою традицию и понять свою землю”. Белый человек, европеец, оторван от почвы и традиции, он проходит по планете бледным трансформером, отягощенным машинами и термитниками-городами, ненавидимый всеми, но случается, что живые традиции других народов обращают его к своей забытой почве, дают шанс на возвращение к корням.

На Радугах, когда все силы идут на творчество и открытие новых возможностей в человеке, мало кто отдыхает всерьез, люди или отдают, если у них есть, знания и умения, или берут, воспринимают. Те, кто приезжают только отдохнуть и оттянуться быстро понимают, что им здесь не место. И еще на Радугу не привозят искусственные вещи, сделанные в Вавилоне и служащие Вавилону: алкоголь, наркотики, магнитофоны с консервированной музыкой, прочие машины и технику. Словом, все, что связано с городом, весь городской стереотип поведения, постоянное притворство и отчуждение не переступают границ Радуги.

Этим летом общеевропейский Сбор Радуги происходит в России, в лесу, окруженном болотами, под Питером. У нас, конечно, все происходит иначе. Не так, как на западе. Народ другой, жизнь другая. У русских больше непредсказуемости, больше анархии. Мы более разъединены там, на Радуге, в своих холмах и голубичных болотах, чем европейский народ на своих сборах. Может быть, мы более живы и менее маргинальны. Ведь западные люди Радуги - это в основном изгои Вавилона, люди, которым терять уже нечего, в этом их печальное единство. Наша же комсомольско-рокенрольная молодежь еще не ушла из города, из Вавилона, и только может быть в начале этого пути. Они только начинают прислушиваться к русским народным песням, звучащим как-то ново и удивительно пронзительно на этой Радуге. Эти песни, диковинно переплетаясь с кельтскими мелодиями и рассказами новых странников о заброшенных деревнях и сонных русских городках, будят где-то в глубине души образ сокровенного Китежа, тайного Беловодья.

От железнодорожной станции едешь на Радугу километра четыре на дрезине по узкоколейке по лесному туннелю, если не жаль пяти рублей мужику - хозяину дрезины. В деревне дрезина в каждом дворе, на них в лес за грибами и прочим добром ездят. Поскольку зарплаты местные люди давно уже не видали, нашествие разномастного радужного народа на тамошние леса как нельзя кстати. Даже мальчишки гоняют дрезину до леса и обратно целый день. Приработок приличный. Что скрывать, те, кто едут на Радугу, и деревенский народ разные, более чем разные! Это, если не люди с разных планет, то уж часто говорящие на разных языках. На Радугу бегут из города, а здесь, в русской пристанционной дачной деревне поселкового типа, немногим постоянным жителям мир видится совсем иначе. Здесь разбирают старую узкоколейку, ведущую в лес, и местное начальство продает ее на лом. В следующем году уже не проедешь по лесу на тележке-дрезине сквозь хлещущие ветки и бескрайние болота.

Вражды, слава Богу, не было, было непонимание и отчуждение с обеих сторон. “И что это они в нашем лесу сидят? Своего что ли леса нету? И вообще, чего они нормально не отдыхают на даче или на курорте? Вроде не туристы”, - так по большей части местное население рассуждало о Радуге. Радужные люди проходили по деревне призраками-невидимками, не замечая ничего вокруг, сами не будучи замеченными. Так же потом в радужном лагере возле индейских типи и неумолчных музыкантов проходили призраки-грибники, призраки-лесники или призраки-гэбэшники. Вот только с призраками-милиционерами пришлось водку пить, чтобы больше не проявлялись.

Какое-то уважение и понимание живущие в лесу у деревенских все-таки заслужили. Везший нас до лагеря дрезинных дел мастер Костя хвалил людей с Радуги: “Вы своих детей закаляете. Они в холодной реке бултыхаются, по лесу босиком бегают, не то, что мы наших кутали и берегли”. Спасибо на добром слове! Все приходит и усваивается в России постепенно. Если рок, который сначала казался кому-то бесовским наваждением, прижился на Руси и приобрел черты народных распевов, то, смею надеяться, насколько легче и быстрее повернуться к славянским корням Радуге, с ее космосом народной традиции: от латиноамериканской до ирландской.

Эта русская Радуга, на то и была радугой: множество цветов и оттенков народной традиции уживались здесь и, кажется, не мешали друг другу. Все больше людей живет на Радуге в типи - круглом североамериканском индейском жилище, сухих шестов для постройки которого в наших лесах еще предостаточно. Живущие в типи - не обязательно индеанисты, то есть люди, живущие по-индейски. Вокруг типи, если не надрываются боевые барабаны “воинов Радуги”, играют латиноамериканскую музыку на маленьких гитарах-гаранги - и тростниковых флейтах. На новое полнолуние построят индейскую баню из жердей и шкур рядом с холодной рекой - похожие у нас в Сибири ставят в тайге охотники. Каждый индеанист стремится восстановить единство с землей, многие из них искушены в знании свойств трав, деревьев и зверей.

Не на одних индейцах держится Радуга. Если перечислять другие экзотические традиции, стоит конечно упомянуть растаманов. Их на нынешней Радуге было предостаточно. Конечно, разговор о русских растафари - тема отдельная и требующая времени. Если вкратце, то поклонники святой земли Эфиопии, прародины человечества, весело танцующие свой вечный однообразный реггей, в холодной России стали ближе по духу к панкам из-за недостижимости и несбыточности здесь своей изначальной мечты - Нового Иерусалима жаркой Африки. Бесспорно, все это идет от знаменитого Олди, не менее знаковой фигуры в русском андеграунде, чем тот же Летов или Янка. Его безысходность и предчувствие Армагеддона, в котором он единственный солдат, определили заранее судьбу и место растафари в России. Последователи Боба Марли потерялись в снегах, как пел Олди: “Я танцую реггей на грязном снегу. Моя тень на твоем берегу, Африка”.

Растаман в идеале - это своего рода аскет и борец с Вавилоном. Его волосы заплетены в локоны (dreadlocks), как у эфиопских монахов. Он не должен пить алкоголь или курить табак. Его одежда должна быть вручную сделана из естественных тканей. Растаман обязан быть щедрым бессеребренником. Для городской потребительской цивилизации Вавилона у растаманов существуют даже специальное словцо - shitstem (shit+system, дерьмо+система). В этом году на Радуге растафари вместе с индеанистами были главными хозяевами барабанов, бьющихся как сердце, задающих ритм всего праздника. Обтянутые кожей чуткие живые барабаны были пульсом Радуги, ее током и кровью.

Если индейцы и африканцы от нас далеко, и их музыка и образ жизни для России экзотичны и непривычны, то гораздо ближе для нас, славян, кельтская традиция с ее легендами и музыкой. Кельтская, а точнее ирландская зажигательная волшебная музыка с ее спиралями и вечным возвращением, бросает вызов нам - русским: “Вот наша древность, вот наши корни. А помните ли вы свои?” Здесь уже от ирландской джиги и польки до русского народного танца один шаг, и питерские музыканты в расшитых рубахах и сарафанах делают его. Общие корни кельтов и славян, уходящие в древние времена общих странствий и войн, проявляются только в наш свинцовый век. Это ли не знак? Сначала в России среди некоторого круга людей стали популярны ирландская народная музыка, легенды, сейчас же с подачи ирландцев мы начинаем возвращаться к своей народной музыке. своим легендам и сказаниям. Появление такой группы, как “Седьмая вода” - только начало пути. Самое главное, что это уже не повернуть, и наше “возвращение домой” идет не по указке и без помощи государства и системы, даже вопреки ей. А это - сильнее всего.

Кроме музыки на Радуге люди устраивают мастерские-семинары, посвященные разным ремеслам, оздоровительным практикам, воинским искусствам или философским системам. В этот раз были мастерские по резьбе, по восточным единоборствам, семинары по Евангелию и ирландской мифологии. К сожалению, в отличие от европейских Радуг у нас даже знающие люди пока с трудом раскрываются и устраивают мастерские. Хотя идея такого свободного обмена знаниями на Радугах оправдывает себя, и человек часто осваивает азы ремесла, которое в городе ему недоступно. Главное, что каждый в идеале выкладывается на сто процентов, на все сто отдает себя ближним. Так и у нас на Радуге после долгих рассказов и бесед об ирландских мифах (так называемой “мастерской”) музыканты играли старый добрый кельтский фолк, а потом все действо это плавно перетекло в блюзы и продолжалось всю ночь.

Днем на Радуге видишь: добрый молодец с красавицей-женой и маленькой дочуркой, взявшись за руки, идут за водой к роднику, поют протяжную русскую песню на два голоса. На холме под флагом с солнцем и птицами закипает самовар и радужный народ рассаживается послушать истории странника и фолкового музыканта из Москвы Йомы о его похождениях в дальних деревнях и в гостинице города Торжок. Поодаль примостился юродивый лицедей Тиль в колпаке с бубенцами, слушающий, как растет трава и подражающий листьям деревьев в своих стихах и своей жизни. Путь правой руки. Путь любви и созидания. У кого-то в руках меч, а мы строим Ковчег.

Новые статьи на library.by:
КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО:
Комментируем публикацию: Григорий Бондаренко - Радуга в русском лесу - "Путь правой руки" в молодежной культуре

© Григорий Бондаренко () Источник: http://kitezh.onego.ru/

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.