публикация №1446720294, версия для печати

РАСКОПКИ В РАС ШАМРЕ


Дата публикации: 05 ноября 2015
Автор: Е. Штаерман
Публикатор: Алексей Петров (номер депонирования: BY-1446720294)
Рубрика: КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО
Источник: (c) Исторический журнал, № 4, Апрель 1941, C. 77-83


За последние десятилетия раскопки, произведенные в Передней Азии, значительно углубили ваши сведения по истории древнего Востока и расширили хронологические рамки известного нам исторического материала. Так например расколки 1910 - 1935 годов на месте древнего вавилонского города Ура подтвердили считавшиеся мифологическими сообщения вавилонского историка, жреца Беросса, о так называемых допотопных царях. Ряд раскопок вскрыл памятники материальной культуры", предшествовавшие сумерийcкой эпохе. Археологическая экспедиция в финикийском городе Библосе обнаружила храм, построенный за 3000 лет до нашей эры, и различные предметы (вазы, печати), свидетельствующие о древнейших связях этого города с Египтом. Позже в Библосе же были найдены надписи, считающиеся наряду с полуиероглифическими надписями, открытыми на Синайском полуострове, первыми переходными ступенями от иероглифического к алфавитному письму.

Среди всех этих раскопок видное место занимают находки, сделанные в местечке Рас Шамре, расположенном в северной части сирийского побережья Средиземного моря, ва месте столицы древнефиникийского государства Угарит. Они позволили значительно расширить наши представления о древнейшем периоде истории Финикии и дали совершенно новый, очень ценный материал как о финикийской культуре, так и о культуре других семитических народностей Сирии и Палестины.

В найденном в 1888 году в Египте, в Тель-эль-Амарне, дипломатическом архиве, содержащем многочисленные письма азиатских властителей к правителям Египта, неоднократно упоминается государство Угарит. Некий Мишту, возможно царь Угарита, сообщает египетскому царю, что его город находится в опасности. Из письма царя Тира Абимилки к Эхнатону 1 становится известным, что в Угарите был сожжен дворец в результате набега хеттов. Но более подробно об этом государстве ничего ве было известно вплоть до 1929 года, когда в Рас Шамре были начаты раскопки французским археологом Клодам Шеффером (раскопки эти велись до 1939 г. включительно).

Через государство Угарит, расположенное на побережье Сирии, напротив северовосточной оконечности Кипра, в 50 километрах от устья Оронта, проходили большие торговые пути древности. Угарит рано вошел в соприкосновение с различимый государствами Передней Азии. Уже в четвертом слое Рас Шамры, относящемся к середине IV тысячелетия до нашей эры, встречается тонкая многокрасочная керамика, близкая по типу к керамике, найденной при раскопках в Тель-Калафе, около Ниневии, и в Эль-Убейде, на месте древнего вавилонского города Ура. Значит, в это время Угарит находился в сношениях с северной Сирией и Месопотамией. Выгодное положение города на дороге, ведущей от берега моря в крупный торговый город Алеппо, привлекало к нему финикийцев. В третьем слое, соответствующем III тысячелетию, появляется простая, без рисунков, красная- и черная керамика - так называемого хананейского типа, характерного для Финикии. Это показывает, что уже с середины III тысячелетия до нашей эры финикийцы обосновались в Угарите. Можно предполагать, что эта финикийская колония была- главным образом тирского происхождения 2 .

Насколько широки были уже тогда связи Угарита, видно из того, что в храме Ваала, построенном в начале II тысячелетия до нашей эры, найдены посвятительные статуэтки, присланные туда женой египетского фараона Сенусерта II (1906- 1887 до нашей эры). Очевидно, храм этот вообще пользовался известностью, так как там же найдена стелла, посвященная Ваалу египтянином Мами.

1 Эхнатон - египетский фараон, правивший с 1370 до 1352 года до нашей эры.

2 Тир - виднейший экономический и культурный центр южной Финикии.

стр. 77
Наибольшего расцвета Угарит достиг в середине XV - начале XIV столетия до нашей эры, при царе Никмаде, или Никмеаше, который, как явствует из письма к нему знаменитого хеттского царя Супилулиумы 1 , был современником фараонов Аменхотепа III и Аменхотепа IV. Найденная в Рас Шамре табличка, относящаяся приблизительно к этому же времени, перечисляет 90 городов, входивших в состав государства Угарит, которые платили дань и поставляли солдат в пользу столицы. Население Угарита было многочисленным и разноплеменным: в состав его входили финикийцы, сирийцы, хетты, митаннийцы, киприоты и даже микенцы. Главными занятиями были торговля и ремесло, рассчитанное на вывоз в другие страны. Маркс замечает, что "...чистота (абстрактная определенность), с которой в древнем мире выступают торговые народы - финикийцы, карфагеняне, - дана как раз самим преобладанием земледельческих народов" 2 . Таким именно торговым народом было население государства Угарит. Обслуживало оно главным образом транзитную торговлю. Финикийцы возили через Угарит в северную Сирию и Месопотамию вино, зерно, золото, ароматические вещества, а ввозили лес, кожу, бронзовые изделия, оружие, орудия производства. В Угарите был центр торговли лошадьми с Финикией и Египтом, как можно заключить из найденного в Рас Шамре трактата о лечении лошадей.

Уже очень рано здесь начинаются взаимоотношения с крито-микенским миром. В одной из гробниц найдена ваза критского происхождения, принадлежащая к типу камарес 3 . Там же обнаружены своеобразные сосуды ввиде хижин с дверью, которая закрывается поперечным бруском. Сосуды эти часто встречаются на Крите, в Греции и в северной Европе, что лишний раз указывает на то, какой широкий круг охватывали торговые связи Угарита. Однако, очевидно, наиболее оживленные сношения поддерживались с областью, ограниченной долиной Тигра на востоке, сирийскими пустынями на юге и владениями хеттов на севере.

Большинство исследователей считает, что Угарит входил в комплекс аморитских 4 государств и в течение II тысячелетия до нашей эры находился в сфере влияния то Египта, то хеттов, лавируя по возможности между большими азиатскими государствами и Египтом. В XIII веке, во время вторжения в Сирию войск египетского царя Рамзеса II, Угарит продолжал эту политику, поддерживая отношения и с хеттами и с Египтом, как это видно из найденных текстов. После битвы при Кадеше (1295 год) Угарит отошел от хеттов и сблизился с Египтом.

Однако с конца XIII века значение Угарита начинает падать. Непоправимый удар был нанесен городу нашествием "народов моря" - ахейцев, киликийцев, данайцев и др., - обрушившихся на Сирию и Египет в начале XII века до нашей эры. Во время раскопок последующих слоев обнаружены были только выродившаяся микенская керамика, грубые статуэтки, неотесанные стеллы. Окончательно Угарит гибнет после завоевания его ассирийским царем Тиглатпаласаром I (1115 - 1093 годы до нашей эры), армия которого начисто разгромила этот древний культурный центр.

2

Наиболее интересные находки в Рас Шамре относятся ко времени расцвета Угарита, к XV-XIII векам до нашей эры.

В этот период развитие ремесла и торговли позволяло разбогатевшим купцам- и ремесленникам строить себе обширные дома, украшенные различными предметами роскоши. Дома стояли близко друг к другу и отделялись только маленькими переулками, что свидетельствует о густоте населения. Они насчитывали несколько этажей и имели двадцать и больше комнат. Обычно дом строился со внутренним двором, в котором помещались колодец и лестница из камня, ведущая в верхние этажи. В каждом доме была комната с ванной из КАМНЯ или глины и стоком для воды, отведенным в центральный водосточный колодец. Под домом устраивались подземные сводчатые гробницы микенского типа, рассчитанные на целые семьи. В одном из таких склепов были найдены погребения сорока четырех человек. В подвальном этаже находились кладовые и комнаты для слуг. В первом этаже помещался сам хозяин. Там же нередко была и его мастерская, если он занимался ремеслом.

Так например была раскопана мастерская ювелира, в которой найдены многочисленные золотые подвески, фигура Астарты и группа из трех божеств: два крайние изображены ввиде людей в высоких шапках, а среднее - с головой быка.

1 Супилулиума- хеттский царь, об'единивший в середине XIV века до нашей эры под своей властью большую часть Малой Азии и подчинивший царство Митанни в северной Сирии и Месопотамию.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XII. Ч. 1-я, стр. 198.

3 Камарес - пещера горы Иды на острове Крите, где был обнаружен ряд характерных критских ваз, относящихся к XX-XVIII векам до нашей эры.

4 Амориты - семитическая народность, обосновавшаяся в Сирии в конце III тысячелетия до нашей эры и создавшая здесь ряд мелких рабовладельческих государств.

стр. 78


Форма для золотого украшения. Раскопки в Рас Шамре.

В другой мастерской ювелира сохранилась форма для изготовления золотого украшения с фигурками птиц и золотыми гранатами по краю, весы ювелира с бронзовыми гирями от 1 /4 сикля (около двух граммов) до 1 мины (470 граммов). Самая большая гиря сделана ввиде человеческой головы. Другой гире придан вид лежащего быка. Весовая система в Угарите соответствовала системе, упоминаемой в Библия: 1 талант равен 60 минам, 1 мина - 50 сиклям, в отличие от Вавилона, где 1 мина равнялась 60 сиклям. Кроме ювелирного дела в Угарите было значительно развито производство оружия и орудий производства из бронзы, которых при раскопках было найдено большое количество. Как и в Финикии, большую роль в Угарите играло производство высоко ценившегося пурпура из водившейся на сирийском побережье специальной породы улиток. Сохранилась табличка, содержавшая инвентарь мастерской, окрашивавшей шерсть в пурпур. Жители Угарита производили также изделия из стекла, в выработке которого финикийцы достигли особого мастерства. Из стекла изготовлялись различные ювелирные безделушки, статуэтки, сосуды. О развитии ремесла свидетельствует большое количество различных изделий из золота (подвески, бусы, кольца, булавки), а также из слоновой кости, бронзы, керамики. Во всех этих изделиях наблюдается смешение различных стилей, вызванное влиянием различных государств и народов, с которыми сталкивалось население Угарита. Все эти разнородные влияния не были достаточно ассимилированы, и поэтому свое, оригинальное искусство не было создано. В древнейшее время в Угарите преобладало влияние Ассирии, по образцу храмов которой построены храмы Ваала и Дагона; позже преобладало египетское и микенское влияние.

Очень характерны, с точки зрения этого смешения стилей, найденные в Рас Шамре блюдо и чаща из золота. На блюде, на котором представлена охота, люди изображены по образцам, распространенным в северной Сирии, а животные - по типу-микенских изображений. Чаша с мифологическим сюжетом - борьбой времен года- указывает на египетское влияние. Такое же смешение представляет большая стелла с Ваалом: при преобладающем египетском влиянии обращает на себя внимание ряд азиатских элементов - тиара с рогами, кинжал с загнутым концом у пояса.

Наибольшее искусство мастера Угарита обнаруживали в изготовлении изделий из бронзы. Некоторые бронзовые статуэтки их работы являются наиболее высокими образцами искусства той эпохи. Как пример может быть приведена бронзовая статуя Ваала, покрытая тонким слоем золота. Многочисленны бронзовые подвески ввиде египетской богини Гатор, окруженной лотосами и змеями. Разнообразные цилиндрические печати показывают, что процветала и глиптика (искусство резьбы по камню и металлу). Статуэтки изготовлялись и из глины.

Наряду с изделиями местного производства было множество ввозных, главным образом с Кипра и из Микен.

стр. 79

Бронзовая гиря ввиде головы человека. Раскопки в Рас Шамре.

Кроме всех указанных производств развито было и строительное искусство. Раскопки 1939 года дали в этом отношения новый интересный материал. Было обнаружено здание с большим залом, крыша которого поддерживалась четырьмя столбами из каменных плит. Повидимому, это была конюшня и манеж для тренировки лошадей. Широкий вход был украшен деревянными колоннами на каменном основании диаметром в 75 сантиметров. Такие колонны, ставившиеся попарно при входе, типичны для общественных зданий Угарита. Здесь же помещался арсенал, в котором найдены таблички с записью оружейного инвентаря и выдач, произведенных воинам, а также крупные камни, употреблявшиеся угаритскими пращниками. С другой стороны сохранился вход в государственный архив, где были обнаружены счета, письма к царю и царице (здесь, между прочим, находилось и вышеупомянутое письмо Супилулиумы к Никмаду) и т. д.

Очень интересно укрепление, служившее защитой дворцу и городу. Оно обращено ш сторону моря, со стороны которого, очевидно, ожидалась главная опасность. И действительно, как известно, решительное поражение, послужившее началом гибели города, Угарит потерпел от народов моря. На выравненном откосе холма устроена была тяжелая облицовка из камня с наклоном в 45 градусов. От основания склона подымалась квадратная башня со сторонами в 14 метров и шириной стен в 5 метров. Вход в башню был через дверь шириной в 4 метра, расположенную посередине стены. Для сообщения защитников башни с портом из нее был устроен подземный ход высотой в 5 метров, со сводчатым потолком и лестницей с низкими широкими ступенями, по которым можно было сводить лошадей. Этот ход приводил к потайной двери, у подножия которой столбы шириной в 6 метров поддерживали плиту из цельного камня в 2 метра шириной. Это укрепление, свидетельствующее о высоком развитии военной архитектуры, относится к середине XIV века до нашей эры.

Кроме этих различных памятников материальной культуры в Рас Шамре найдено большое количество письменных памятников.

Как показывают таблички, служившие для обучения писцов и найденные в здании, где, очевидно, помещалась школа, в Угарите говорили на языках аккадийском, сумерийском, митаннийском, а главным образом на языке, близком финикийскому и древнееврейскому; некоторое сходство он обнаружил и с аккадийским языком. Была в ходу также и аккадийская система письма, но наибольшее распространение получило алфавитное письмо. Тексты начала II тысячелетия до н. э., найденные при расколках древнего финикийского города Библоса, свидетельствуют уже о попытках перехода к буквенному письму. Но если на юге за основу брались египетские иероглифы, то на севере алфавит был создан по образцу клинописных знаков. В этом алфавите 30 знаков, обозначающих 28 букв. В позднейшем финикийской алфавите 22 знака. Гласные отмечались очень, редко. Алфавит Рас Шамры похож несколько на древнеарабский. Документы написаны на глиняных табличках, благодаря чему они и дошли до нас, в отличие от папирусов южной Финикии, которые погибли от сырости.

Содержание табличек самое разнообразное. Много деловых документов, относящихся к торговле, счетов, списков товаров, что естественно для такого оживленного торгового центра, каким был Угарит. Встречаются также завещания, например завещание XV века до нашей эры, которым какой-то житель Угарита оставляет своей жене имущество и рабов; различные письма: письмо царя Кархемиша к царю Угарита о рабе, купленном кочевниками и проданном в Кархемиш, и о 900 пленных в Кархемише, или письмо нам Бейрута к своему сыну, бывшему тогда правителем Угарита, и пр.

3

Но наибольший интерес представляют найденные в Рас Шамре мифологические поэмы. До этого нам "т е были известны никакие образцы финикийской литературы несмотря на свидетельства античных авторов о ее существовании. О финикийской религии также сохранились только упоминания о безличных богах - Ваалах, - не связанных ни с какими мифами, и позднейшие искусственные космогонические и теогонические построения Филона Библосского (II век нашей эры).

стр. 80
Но поэмы Рас Шамры не только проливают свет на древнейшую финикийскую литературу и мифологию: они имеют также большое значение для выяснения общих корней других семитических религий, в частности и для библейской критики. Эти поэмы, как видно из соответственных надписей, были собраны и записаны по приказанию царя Никмада, - значит, в конце XV-начале XIV века до нашей эры. Но происхождение их надо отнести к гораздо более раннему времени. Если в других современных документах упоминаются хетты, митаннийцьь, ассирийцы, субарийцы и др., то поэмы знают только области южной Сирии.

Французский ученый, специалист по истории религии, Дюссо, исследовавший поэмы, делает из этого вывод, что авторами их были хананеи, впоследствии называвшиеся финикийцами. Возможно, что они происходили из района, расположенного вблизи моря, так как в поэмах все время говорится, как и в патриархальных легендах евреев, о местности между Средиземным и Красным морями. Датский исследователь семитических религий Нильсен считает, что финикийцы, так же как и евреи, вышли из Аравии.

Из поэм Рас Шамры мы получаем представление о финикийском пантеоне. Во главе его стоит бог Эл. Все в мире делается по его повелениям. Эл - одновременно и царь, и мудрец, и судья. Он живет не на небе, а в отдаленном краю, где реки впадают в океан. Он считается отцом богов и людей, хотя о создании мира и человека никаких упоминаний в поэмах пет. Значительную роль играет также бог Ваал, что означает "ГОСПОДИН". Настоящее его имя - Адад - происходит от слова "гром". Адад был богом грома, молнии и дождя. Его изображали с палицей и копьем, символизировавшим молнию. Он был северным богом, и финикийцы узнали его и стали ему поклоняться только тогда, когда в своем продвижении на север достигли Ливана. Южные финикийцы считали Ваала ботом севера, откуда и произошло его прозвище Сафон. С культом Ваала было связано почитание его сына Алийана, божества источников, которому финикийцы поклонялись, когда еще жили в пустыне на юге. Алийан часто заменял Ваала. Когда он вошел в цикл мифов о Ваале, его атрибутами стали ветер, дождь и сосуды с брызжущей из них водой.

Врагом Ваала и Алийана был бог Мот, "царствовавший на раввинах, лишенных небесных вод". Французский ориенталист Виролло считает Мота богом смерти, но скорее прав Дюссо, переводящий слове "мот" словом "воин" и приписывающий саду функции бога лета и жатвы. Женой Эла была Ашерат-Ям, покровительница моря. У нее и Эла было семьдесят детей-богов, которые, по толкованию Нильсена, представляли собой обожествленные звезды, начавшие принимать человеческий облик и впоследствии превратившиеся в ветхозаветных ангелов. Женой Ваала была тоже Ашерат. Из богинь большую роль играла сестра Алийана - Анат, богиня- воительница, которую Виролло считает воплощением жизни в природе. Она соответствовала Аетарте и впоследствии слилась с ней в малоазиатскую богиню Атар-гатис, культ которой был чрезвычайно распространен.

Борьбе Алийана, Анат и Ваала прошв Мота посвящена самая большая из поэм Рас Шамры, представляющая один из древнейших вариантов многочисленных мифов об умирающем и воскресающем боге весенней растительности.

Поэма начинается с описания гнева богини Анат, вызванного тем, что люди забыли должное уважение к Ваалу и стали пренебрегать его культом. Она жестоко наказывает людей города, людей, живущих на берегу моря и живущих там, где восходит солнце.

 

Голова Ваала. Раскопки в Рас Шамре.

стр. 81

Глиняная статуэтка. Реконструкция. Раскопки в Рас Шамре .

Наконец, она идет вихрам и скамьями избивает неверных жрецов. Удовлетворившись местью, Анат решает построить Ваалу роскошный храм, так как у него нет собственного храма. Вместе с Ваалом она отправляется на север. В дороге они выдерживают борьбу с драконом и с чудовищем Лотаном (библейский Левиафан). Свергнув царя севера и захватив его золото, они приступают к постройке храма Ваала с помощью богов - архитекторов и ювелиров. Для украшения нового храма купцы, земледельцы и водители караванов приносят подарки.

Когда работа, наконец, закончена, Алийан, принимавший в ней большое участие, устраивает для богов роскошный пир. Ваал торжественно вступает во владение своим храмом, причем в этот момент разверзаются тучи и начинает идти дождь. Очевидно, строительство храма Ваала было приурочено к началу дождливого сезона. Ваал, водворившись в храме, говорит, что отныне он один будет царствовать и насыщать богов, людей и земные стада. Он посылает гонцов в ад, где в это время томится его враг Мот, чтобы уведомить последнего о своем возвышении. Мот в свою очередь посылает гонца к Ваалу и тщетно старается задобрить его жертвами. Он умоляет позволить ему вернуться к жизни, так как уделом мертвых в аду является вечный ужас. Ваал отказывает Моту.

Однако, когда деревья начинают приносить плоды и солнце освещает их своими лучами, Ваал должен уступить свое место Моту. Он встречает на охоте Пожирателей- чудовищ с человеческими головами и рогами быка, - которые его убивают. Ваал уходит под землю, в ад, и приказывает Алийану следовать за ним. С уходом Алийана на земле прекращается любовь среди люден и животных, как в одном из вавилонских мифов во время схождения в ад богини любви и плодородия Иштар. Анат оплакивает погибших богов и исполняет траурные обряды. Она идет к Могу, просит, чтобы он возвратил ей брата, но теперь настала его очередь быть неумолимым. Анат уходит, продолжая предаваться скорби. Но затем, воспрянув духом, она возвращается и вступает в борьбу с Мотом. "Анат схватывает Мота, сына богов, она срезает его клинком, она развеивает его, огнем его она обжигает, жерновом его она толчет, в поле она рассеивает его тело, чтобы птицы его с'ели" 1

В этом описании нетрудно узнать ритуальное жертвоприношение последнего снопа, олицетворяющего бога жатвы и произрастания зерна, каковым в данном случае является Мот. Как показал знаменитый английский исследователь первобытной магии и религии Фрезер, этот обряд свойствен на определенной ступени, развития всем земледельческим народам (поэмы эти сложились в отдаленную эпоху, когда главным занятием еще было земледелие) и имеет целью освятить жатву и обновить силы бога хлеба, который, погибнув, должен вернуться с новым урожаем, более мощным. С гибелью Мота оживает Алийан, который принесет необходимый для новых посевов дождь. Поэма кончается последней битой Ваала и Мота, который, потерпев поражение, снова занимает свое место в аду а Алийан и Ваал возвращаются на землю.

На почве аграрных культов сложилась и легенда о Данеле, "божественном помощнике", мудром царе и полубоге. Он справедлив, оказывает милость вдовам и сиротам и творит правый суд, сидя под большим деревом у ворот города. Он покровительствует земледелию, заботится, чтобы пошедший не вовремя дождь не помешал обильному урожаю. У Данеля рождаются сын Акат и дочь Пагат. Мудрая Пагат, которая знает ход небесных звезд, помогает Данелго в его заботах о зерне и винограде. Она указывает сроки, когда нужно выполнять различные сельскохозяйственные работы. Когда Эл заставляет созреть колос, чтобы дать его в пищу людям и богам, сын Данеля Акат собирает урожай. В это время его убивает посланный Анат Ятиан. Акат, так же как и Мот, является духом зерна и приносится в жертву, чтобы увеличить производительную силу земли и обеспечить хороший новый урожай. Данель погребает сына, приглашает плакальщиц и семь лет оплакивает его.

l Dussaud "Le Mythe de Ba'al et d'Aleyan d'apres des documents nouveaux".

стр. 82
Но когда дочь его Пагат хочет отомстить за смерть брата, он не дает ей своего согласия. Тогда она мирится с Ятпаном и в знак мира принимает от него чашу вина.

Таким же любимцем и сыном богов, как Данель, был Керет. Он жил в Негебе, на границе страны Эдома. На юге Палестины жил Терах, возглавлявший ряд племен. Терах был лунным божеством; в Библии он назван отцом Авраама. Бог Эл приказывает Керету изгнать терахитов из их страны, чтобы они вернулись к кочевой жизни в пустыню. Керет сперва колеблется, но Эл, явившись ему во сне, подтверждает свое приказание и обещает в случае повиновения наградить его потомством. Керет, проснувшись, приносит в жертву богам животных, мед и вино и выступает со своей армией в поход. Выгнав терахитов, Керет подходит к Эдому, но Эл требует, чтобы он не трогал этой страны - "дара Эла, зеницу ока отца людей". Царь Эдома присылает к нему послов с дарами, и Керет соглашается уйти, но требует за это в жены внучку царя Пебель-Мелека- Мешет-Хори, которая была прекрасна, как Анат. Эл благословляет этот брак и предсказывает, что у Керета родятся восемь сыновей и восемь дочерей. Конец поэмы не дошел до нас целиком. Из сохранявшихся отрывков Виролло делает вывод, что Керет грешил и поэтому стал смертен, как все люди. Эл спрашивает, может ли кто-нибудь из богов помочь Керету, но они молчат, так как против смерти бессильны и боги. Сыновья Керета оплакивают его.

Кроме этих поэм известен также гимн в честь сумерийской богини Никаль. В гимне описывается ее свадьба с лунным богом Терахом и рождение ее сына, а также рассказывается, что она ведала течением времени и правильной сменой месяцев.

По мнению Дюссо, поэмы и гимны, подобные гимну в честь богини Никаль, исполнялись на различных праздничных церемониях.

Найденные в Рае Шамре легенды дают много материала для сравнительного изучения древних религий и критики содержания Библии. Так, Виролло доказывает, что миф об Алийане, Ваале и Анат представляет собой один из древнейших вариантов известного мифа об Адонисе, который впоследствии был так распространен во всей Передней Азии и был заимствован оттуда греками. Адонис, прекрасный юноша, погиб, как и Ваал, на охоте, убитый вепрем; любившая его богиня Астарта или Афродита, прототипом которых являлась Анат, оплакивала его и старалась воскресить.

Нильсен считает, что религия, отразившаяся в мифах Рас Шамры, представляет собой до сих пор отсутствовавшее переходное звено от примитивной древнеарабской религии небесных светил к более развитой библейской религии. Так, по его мнению, Эл и Ашерат-Ям - это принявшие человеческий вид солнце и луна, родители прочих богов-звезд, которые в расшамревских поэмах обратились в 70 сыновей Эла. В Библии же, в дальнейшем развитии, верховный бог становится из родителя творцом всего существующего, а его прежние дети - боги, бывшие раньше звездами, - становятся подчиненными ему ангелами.

Неоднократно отмечалось в литературе сходство между финикийскими ритуалами и описаниями древнеизраильского и иудейского культа в Библии. Профессор А. Б. Ранович замечает, что наличие в финикийском пантеоне лунного божества Тераха, названного в Библии отцом Авраама, подтверждает предположение о происхождении израильско-иудейских "патриархов" из богов - эпонимов 1 древне-израильских племен. Общие черты в пантеоне обоих народов лишний раз указывают на пантеистический характер древнееврейских верований, согласно которым древние израильтяне и иудеи также почитали бога Эла и жену Ягве-Анат-Ягу. В своих "Очерках по истории древнееврейской религии" А. Б. Ранович подчеркивает, что раскопки последних лет, и в частности открытые в Рас Шамре древне-финикийские мифы, лишний раз подтвердили замечание Энгельса о том, что в Библии "главное содержание было арабского или, вернее, общесемитического характера" 2 .

1 Эпонимы - в ладном случае мифические родоначальники племен, которые дали последним свое имя.

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 484.

 

Опубликовано 05 ноября 2015 года


Главное изображение:

Полная версия публикации №1446720294 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО РАСКОПКИ В РАС ШАМРЕ

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network