Обеспечение системы защиты информации накануне Великой Отечественной войны

Актуальные публикации по вопросам современных информационых технологий и развития компьютерных сетей, систем массовой коммуникации, электронно-вычислительной техники.

NEW КОМПЬЮТЕРЫ И ИНТЕРНЕТ

Все свежие публикации

Меню для авторов

КОМПЬЮТЕРЫ И ИНТЕРНЕТ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Обеспечение системы защиты информации накануне Великой Отечественной войны. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-02-26
Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2014, C. 48-59

К 1941 г. вторая мировая война в Европе шла полным ходом. Советский Союз был вынужден принимать соответствующие меры, в том числе организовывая систему защиты военной, государственной, политической (партийной) тайны, что в данный период было особенно актуально. В СССР с конца 1920-х - начала 1930-х гг. вопросы обеспечения защиты информации становились все более секретными. Их обсуждение обычно проходило на закрытых заседаниях высших органов и комиссий ЦК ВКП(б), документы по ним откладывались в секретных комплексах документов - закрытых протоколах, "Особой папке" и т. д. Исключительно трудно разделить подобную информацию рассматриваемого исторического периода на чисто государственную и партийную (политическую). В условиях сложившейся системы партийно-государственного устройства это сделать почти невозможно. Меры, предпринимавшиеся по обеспечению режима секретности в партийных органах и государственных структурах, проводились по нескольким направлениям. Так, в 1930 - 1940-х гг. разрабатывались и вводились в действие документы, регламентировавшие работу с секретными документами и сведениями на государственном и ведомственных уровнях. Особенно это касалось военного ведомства. Так, приказом Наркома по военным и морским делам СССР N 70 от 25 сентября 1930 г. было введено в действие "Наставление по мобилизационной работе в войсковых частях, управлениях, учреждениях и заведениях РККА", в 1937 г. были изданы приказы Наркома обороны СССР N 0043 "Об основах и организации скрытного управления войсками" и N 0105 "О мероприятиях по зашифровке наименований войсковых частей и сохранению в тайне дислокационных сведений". Постановлением СНК СССР от 17 июня 1939 г. "О реорганизации фельдъегерской связи НКВД СССР" закреплялся уже фактически существовавший порядок перевозки секретной и совершен-

 

 

Куренков Геннадий Александрович - кандидат исторических наук, сотрудник Российского государственного архива социально-политической истории.

 
стр. 48

 

но секретной корреспонденции ЦК ВКП(б), СНК СССР, Президиума Верховного Совета СССР, НКО, НКВМФ и НКВД от Москвы до республиканских, краевых, областных центров и обратно через фельдъегерскую связь НКВД, перевозка от всех ведомств (за исключением перечисленных) секретной, совершенно секретной документации и драгоценных металлов от центра до районов и обратно через Специальную связь Наркомата связи. Приказом НКО СССР N 0150 от 4 сентября 1939 г. было введено в действие "Наставление по секретному делопроизводству в РККА", приказом N 0130 от 20 июня 1940 г. - "Наставление по мобилизационной работе войсковых частей, управлений и учреждений Красной Армии", а перед самой войной приказом Наркома обороны N 095 от 5 марта 1941 г. - "Наставление по мобилизационной работе местных органов военного управления НКО СССР".

 

Постановлением СНК СССР 2 января 1940 г. была утверждена общегосударственная "Инструкция по ведению секретных и мобилизационных работ и делопроизводства в учреждениях и на предприятиях". Данный документ регламентировал весь комплекс работ по соблюдению режима секретности и работе с документами в ведомствах, учреждениях и на предприятиях страны. Инструкция определяла следующее:

 

- порядок разработки перечня сведений, подлежащих засекречиванию и порядок установления и изменения грифа секретности, классификацию сведений по степени секретности;

 

- функции 7 отдела УГБ, функции и ответственность руководителей учреждений за состояние режима секретности;

 

- названия секретных органов, порядок их создания и ликвидации, основные задачи;

 

- требования к работниками, допущенным к секретной информации;

 

- порядок оформления допусков к секретным работам и документам;

 

- требования по ограничению допуска к секретной информации;

 

- порядок ведения секретного делопроизводства и работы с документами в секретных библиотеках и архивах;

 

- порядок обращения с шифротелеграммами в учреждениях, не имеющих шифровальных органов;

 

- порядок хранения секретных и мобилизационных документов;

 

- порядок учета, хранения спецпродукции и обращения с ней;

 

- требования к производству кино- и фотосъемки;

 

- порядок проведения секретных заседаний.

 

Одним из направлений деятельности по обеспечению конспирации в партийных органах ВКП(б) также было создание распорядительных, нормативных и инструктивных документов по защите партийно-государственной информации. В соответствии с постановлениями Политбюро, Оргбюро, Секретариата и инструкциями ЦК ВКП(б), такими как "Правила хранения, ознакомления и возврата протоколов заседаний бюро и Пленумов обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик" и другими партийными документами регламентировалась постановка секретного делопроизводства в

 
стр. 49

 

парторганах на местах. Время от времени в данные инструкции вносились изменения и дополнения. Так, на Секретариат ЦК ВКП (б) в октябре-ноябре 1940 г. было вынесено предложение Б. А. Двинского о некоторых изменениях в постановке секретного делопроизводства в обкомах, крайкомах, ЦК компартий союзных республик. Изменения касались порядка подписи и оформления документов, а также срока их возврата. 28 июня 1940 г. в ЦК ВКП (б) была утверждена, как оказалось, последняя предвоенная "Инструкция о постановке секретного делопроизводства в обкомах, крайкомах и ЦК республик". В этой инструкции особое внимание уделялось секретно-мобилизационной работе.

 

Следует отметить, что в целом, принятые еще в конце 1920-х гг. секретные партийные инструкции действовали вплоть до Великой Отечественной войны, государственные - до принятия постановления СНК СССР от 2 января 1940 г., а структура государственных режимно-секретных органов и особых секторов партийных комитетов просуществовала без изменений значительно дольше, что говорит о продуманности, оптимальности и, в конечном счете, об эффективности и жизнестойкости данных структур.

 

С конца 1930-х гг. в практике рассылки протоколов заседаний Политбюро произошли существенные изменения. Особо важные протоколы делались всего в нескольких экземплярах. Членам ЦК ВКП(б) рассылались лишь выписки из протоколов по нескольким вопросам. Эти пункты в протоколах Политбюро отмечались специальной пометкой. Постановлением Политбюро "О рассылке протоколов заседаний Политбюро ЦК" от 16 октября 1938 г. протоколы Политбюро ЦК ВКП(б) направлялись только членам ЦК, кандидатам в члены ЦК, членам Бюро КПК и КСК, первым секретарям обкомов (крайкомов) ВКП(б) РСФСР и УССР, первым секретарям ЦК национальных компартий и первым секретарям Башкирского и Татарского обкомов ВКП(б). 5 января 1939 г. на заседании Оргбюро был вновь поднят вопрос о порядке возврата повесток и выписок из протоколов заседаний Оргбюро и Секретариата ЦК и установлен 7-дневный срок возврата выписок со дня получения их адресатом и повесток - немедленно после состоявшегося заседания. Отделам ЦК разрешалось оставлять выписки из протоколов на более длительный срок под личную ответственность заведующего отделом.

 

ВКП(б) активно проводила цензурную политику. Работа по охране государственной тайны была особенно актуальной в предвоенные годы, когда стало ясно, что войны не избежать. Имевшие место факты разглашения секретных сведений в печати, других средствах массовой информации и изданиях требовали еще более основательно подойти к данной проблеме. В этой области ЦК ВКП(б) активно взаимодействовал с Аппаратом Уполномоченного СНК СССР по охране военной и государственной тайны в печати и Главлитом РСФСР. С января 1938 г. Уполномоченным СНК СССР по охране военной и государственной тайны и начальником Главлита РСФСР был Н. Г. Садчиков. При этом деятельность управления Главлитом и печатью тесно переплеталась с работой различных отделов ЦК. Так, например, в 1940 г. Главлит непосредственно взаимодействовал с отделом печати и издательств Управления кадров ЦК ВКП(б) и отделом печа-

 
стр. 50

 

ти Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б). Это взаимодействие касалось разработки вопросов на всех стадиях - от принятия решений до организации и регулирования деятельности и заканчивая контролем выполнения постановлений ЦК. Со стороны ЦК ВКП (б) это были кадровые вопросы, проблемы политического регулирования, координации взаимоотношений Главлита и органов госбезопасности, установления субординации между ними и ЦК, оперативного регулирования деятельности Главлита, решения текущих вопросов, совместной выработки нормативно-правовых актов в области цензуры и защиты государственной тайны, призванных урегулировать деятельность Главлита и скоординировать его взаимоотношения с другими ведомствами, решения административных и административно-хозяйственных вопросов. К примеру, в ЦК ВКП (б) утверждались структура и штаты Уполномоченного СНК СССР и Начальника Главлита РСФСР 1, бюджет, расходы, лимиты и т. д.

 

Особенно важным было представление Главлитом в ЦК периодических и годовых отчетов о вычерках и ошибках цензоров. Так, 20 января 1940 г. Садчиков докладывал в отдел печати и издательств Управления кадров ЦК ВКП(б) А. С. Щербакову: "В 1939 году предупреждено от проникновения в печать 59 тыс. не подлежащих оглашению сведений: дислокация воинских частей и флота - 4018; об оборонных объектах и заводах - 12 338; сведений экономического характера - 2232; искажение цитат - 2278; опечаток - 18 027; вредных формулировок - 12 270. Ошибки сотрудников местных органов Главлита: дислокация воинских частей и флота - 480; об оборонных объектах и заводах - 657; сведений экономического характера - 272; искажение цитат - 143; опечаток - 711; вредных формулировок - 124; других - 539... В 1939 году не предупредили книжно-журнальных и газетной продукции СССР 2928 различных ошибок" 2, а в письме Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) в Главлит N 1с от 1 января 1941 г. упоминается сводка за 1940 год. "Вычерки: 1. Разглашения военной тайны - 123. 2. Разглашения экономической и государственной тайны - 88. 3. Извращения политического и идеологического характера - 48" 3. В 1940 г. в Управление агитации и пропаганды ЦК ВКП (б) направлялся обзор Радиоотдела Главлита об идеологических ошибках, обнаруженных в радиовещании за январь-июль 1940 года 4.

 

Взаимодействие ЦК ВКП(б) и Главлита происходило и в определении как порядка получения иностранной литературы из-за рубежа, так и контроля за отправкой советских изданий за границу. Так, в 1940 г. Главлит вышел с предложением в ЦК ВКП (б) о создании группы политредакторов на Московском почтамте по проверке всей исходящей из СССР за границу литературы 5. В данном случае, в пределах своей компетенции он выступал как инициатор решения одного из вопросов по защите информации. В письме Главлита РСФСР в Управление агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) от 18 февраля 1941 г. Садчиков сообщал, что органами цензуры в 1940 г. было задержано при отправке через границу 2500 изданий книг, бюллетеней, географических карт и журналов. Далее он отмечал, какая именно литература не была разрешена органами цензуры к отправке через

 
стр. 51

 

границу. Это - антифашистская литература (диктовалось заключенным 23 августа 1939 г. пактом о ненападении с Германией), труды по геологическим изысканиям в пограничных районах, по запасам полезных ископаемых в районах важнейших новостроек, железнодорожные справочники, литература по географии и экономике в пограничных районах, географические карты с нанесением строящихся промышленных объектов и электростанций, специальная литература по военной тематике. В заключении Главлит отмечал, что к данной литературе особый интерес проявляют такие государства, как Германия, Япония и Финляндия. Кроме того, было установлено, что Япония делала всевозможные попытки получить труды почти всех сибирских научно-исследовательских институтов. Германия интересовалась помимо указанной литературы периодической республиканской, краевой, областной и районной печатью и, главным образом, изданиями пограничных районов 6.

 

Взаимодействие ЦК ВКП (б) с Главлитом, прежде всего касалось кадровых вопросов, и в этом плане Главлит не был исключением. Это диктовалось как условием функционирования партийно-государственной системы, когда ВКП (б) направляла и контролировала все сферы деятельности государства в целом, так и международной обстановкой, политической и идеологической ситуацией в стране. Через ЦК утверждались награждения, назначения, наложения взысканий, снятие с должностей начальников Главлитов областей, краев, республик. В начале 1940 г. были укрелены кадрами низовые органы цензуры. ЦК ВКП (б) обязывал ЦК национальных компартий республик, крайкомы и обкомы укомплектовать местные органы цензуры "проверенными в партийном отношении и по деловым качествам пригодными к такой работе членами и кандидатами в члены партии". Цензоры местных органов Главлита решением ЦК ВКП (б) от 5 февраля 1940 г. утверждались на бюро соответствующих обкомов ВКП(б). Устанавливалось также, что райкомы не имеют права смещать и переводить уполномоченных Главлита на другую работу без санкции на то ЦК компартий союзных республик, крайкомов и обкомов ВКП(б) 7.

 

По вопросам, которые находились в компетенции местных органов власти, Главлит обращался непосредственно к руководителям регионов. Так, в связи с советско-финской войной на органы Главлита Ленинграда и Ленинградской области легла дополнительная нагрузка по защите военной и государственной тайны в ходе военных действий. В письме Секретарю ЦК ВКП(б) и Ленинградского обкома ВКП(б) А. А. Жданову N 852с от 28 апреля 1940 г. Садчиков писал: "Органы цензуры с ноября 1939 по март 1940 г. предупредили разглашение военной и государственной тайны 402 случая: а) сведения о РККА и ВМФ - ПО; б) сведений о военных заводах, строительствах и аэродромах - 125; в) сведений оборонного характера - 132; г) сведений экономического характера - 35... Ходатайствую о награждении начальника Ленинградского Главлита Долматова А. С. и 3 - 4 цензоров за образцовую работу" 8.

 

Одними из важнейших компонентов в работе Главлита было составление для органов власти и управления, в том числе и для ЦК ВКП(б), заключений, касающихся цензурирования, разрешения или запрещения распространения информации, защиты государственной,

 
стр. 52

 

военной и экономической тайны. Так, к примеру, в 1941 г. (до начала войны) аппарат Уполномоченного СНК СССР и Главлит РСФСР составили следующее общее заключение для ЦК ВКП(б) по первому тому Атласа Мира, содержавшего промышленные карты и другие сведения: "...указанные выше карты по своему содержанию являются не подлежащими оглашению. В них сосредоточены и обобщены все важные отрасли народного хозяйства, имеющие прямо или косвенно отношение к обороне нашей страны и вследствие этого представляют интерес для разведок иностранных государств. Необходимо также впредь запретить ссылки в нашей печати на первый том Большого Советского Атласа Мира и повторять данные опубликованные в нем, а указанные выше номера карт не перепечатывать в каком бы масштабе их не переиздавали" 9.

 

На беседу полковника Внукова "Дальнобойная артиллерия", прозвучавшую по радиостанции им. Коминтерна РВ-49 29 января 1941 г., было дано следующее заключение: "Предложение: 1. Считаю необходимым впредь план работы обороной редакции Всесоюзного радиокомитета согласовывать и утверждать в Политуправлении Красной Армии. 2. Цензурирование материалов обороной редакции Радиокомитета возложить на военную цензуру Красной Армии" 10. Заключение по поводу географического словаря Кольского полуострова, выпущенного Мурманским филиалом Географо-Экономическим НИИ Ленинградского университета в двух томах и направленного в Управление агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) 10 марта 1941 г., было таким: "Есть сведения составляющих государственную тайну и "для служебного пользования"... В связи с изменившейся международной обстановкой, Кольский полуостров, входящий полностью в пограничную зону, приобретает особое значение. Поэтому, наложенный на словарь гриф "для служебного пользования" совершенно недостаточен, и можно выпустить его лишь с грифом "секретно"" 11.

 

Направлялись заключения и по поводу документов, исходящих даже от высших органов исполнительной власти и управления страны, - правительства и наркоматов. Так, 10 марта 1941 г. было дано заключение на проверку текста сборника приказов и инструкций Народного комиссариата заготовок СССР за 1939 - 1941 гг. 12, 11 марта 1941 г. - на проверку текста Собраний постановлений и распоряжений Союза ССР и отдельных приказов наркоматов за 1940 год, причем по постановлениям и распоряжениям правительства и наркоматов в заключении отмечалось, что в текстах обнаружились сведения, не подлежащие опубликованию в открытой печати: 1. Список заводов, производящих качественные стали. 2. Пункты строительства новых заводов по переработке вторичных черных металлов. 3. Количество учащихся в вузах авиапрома, народных комиссариатов боеприпасов, вооружения, судостроительства, гражданского флота. 4. Полный список важнейших заводов тяжелой промышленности. 5. По приказам можно установить номера заводов, директоров заводов, новые заводы... оборонные объекты, дислокацию заводов. Главлит также ходатайствовал перед СНК СССР запретить рассылать открытым способом приказы, в которых содержатся секретные сведения 13.

 

Некоторые заключения Главлита передавались для дальнейшего рассмотрения в высшие органы партии и правительства. Более эф-

 
стр. 53

 

фективное взаимодействие Главлита, Секретариата и Политбюро ЦК ВКП(б) виделось в принятии конкретных постановлений, посвященных одному узкому вопросу или явлению. Так, заключения по Малой Советской Энциклопедии 14 января 1941 г. были переданы на Комиссию Оргбюро ЦК ВКП(б), а когда определенные рассматриваемые вопросы, по мнению Главлита, требовали общегосударственного решения, - им готовился проект постановления ЦК ВКП(б) или СНК СССР или же их совместного решения. Так, в марте 1941 г. Главлит рассматривал вопрос упорядочения допуска для корреспондентов, фотокорреспондентов и кинооператоров на предприятия и объекты военного и оборонного значения. В итоге, изучив вопрос, в докладной записке в ЦК ВКП(б) А. А. Жданову, Т. Н. Маленкову и в СНК СССР В. М. Молотову от 17 марта 1941 г. N 800/с Садчиков писал: "...Цензурой запрещается помещать в открытой печати снимки предприятий и объектов оборонного значения, а также корреспондентские материалы о них. Закрыв каналы проникновения не подлежащих оглашению в печати данных, остался один очень важный источник широкого распространения секретных материалов и объектов, выходящих за пределы компетенции цензуры, но ввиду того, что он имеет довольно широкое распространение, его нужно закрыть. Этот источник заключается в том, что редакции газет и журналов, студии кинохроники посылают от своего имени корреспондентов, фотокорреспондентов и кинооператоров на оборонные предприятия, где они, благодаря попустительству директоров и руководителей, беспрепятственно допускаются к материалам, не подлежащим оглашению, даже секретным. ... Из прилагаемых материалов к этой докладной записке видно, как широко распространено на заводе 189 ротозейство лиц, призванных сохранять государственные тайны. Эти факты не единичны. В связи с этим, прошу рассмотреть предлагаемый проект постановления" 14. К докладной записке прилагался проект постановления ЦК ВКП (б) "Об упорядочении дела допуска корреспондентов, фотокорреспондентов, кинооператоров на предприятия и объекты военного и оборонного значения". В нем говорилось: 1. Обязать наркомов и руководителей центральных учреждений Союза ССР дать указание подведомственным им заводам и организациям, имеющим оборонное значение, о запрещении допуска на их предприятия и объекты корреспондентов, фотокорреспондентов, кинооператоров, экскурсий, практикантов и других лиц, не имеющих отношение по своему служебному положению к данному объекту. 2. Контроль за выполнением настоящего постановления возложить на органы Народного Комиссариата Государственной безопасности" 15.

 

Главлит РСФСР также должен был оперативно реагировать на изменения международной и политической ситуации. Так, во исполнении решения Политбюро ЦК ВКП(б) N П23/82 от 28 ноября 1940 г. и постановления СНК СССР N 2421 - 1076 от 28 ноября 1940 г., 27 марта 1941 г. Садчиков направил письмо в Управление пропаганды и агитации ЦК ВКП (б) "О распространении в Литовской, Латвийской, Эстонской союзных республиках порядка контроля на территории СССР над иностранной литературой и литературой, поступающей из-за границы". По этому поводу по Главлиту также был издан приказ от 29 ноября 1941 г. N 28 16. Незадолго до войны Главлитом была

 
стр. 54

 

проведена проверка многотиражек оборонных заводов, где также были выявлены факты нарушений и недостатки в области защиты государственной тайны.

 

В сложившейся ситуации, когда все острее ощущалась близость широкомасштабной войны, когда количество провокаций и диверсий на советско-германской и советско-японской границах возрастало, когда активизировалась деятельность вражеской разведки, необходимо было подготовить соответствующие документы и усилить организационные мероприятия по предотвращению утечки информации. Со всей актуальностью выявилась насущная необходимость в упорядочении и усилении работы по охране государственной тайны в печати. В таких условиях Садчиковым был поставлен перед ЦК ВКП(б) и СНК СССР вопрос о реорганизации Главлита. 2 января 1941 г. было направлено письмо А. Я. Вышинскому от помощника заведующего правовым отделом НКИД СССР Г. И. Тункина о предложении Садчикова о создании Главлита СССР на основе реорганизации Главлита РСФСР, Главреперткома, Кинореперткома и Аппарата Уполномоченного СНК СССР по охране военной тайны в печати 17. В марте-апреле 1941 г. Главлитом РСФСР в ЦК ВКП (б) был направлен проект постановления "О Главном военном цензоре" и записка Главлита 18. В проекте намечалось укрепить положение цензуры, повысить статус, увеличить штаты, а главное - усилить ответственность цензуры. Решение этого вопроса до самой войны находилось на рассмотрении ЦК. По решению ЦК ВКП(б) была создана комиссия по разработке правил охраны государственной (военной и экономической) тайны в печати. Состав был внушительным. Членами комиссии стали Жданов, А. С. Щербаков, Г. М. Маленков, А. А. Андреев, Л. З. Мехлис. Секретариат ЦК поручил Управлению пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) запросить мнение по этому вопросу наркоматов обороны, военно-морского флота, иностранных дел, внутренних дел и государственной безопасности. 30 мая 1941 г. на заседании Секретариата ЦК был представлен проект правил, а к 10 июня 1941 г. он должен был быть доработан с учетом внесенных ведомствами поправок и изменений 19. 18 июня 1941 г., Главлит выслал в ЦК ВКП(б) Жданову обзор иностранной печати по военно-экономическим вопросам. Военная опасность более остро ставила вопрос о сохранении военной тайны. Вскоре уже начавшаяся война повысила значение военной цензуры.

 

Итак, ЦК ВКП(б) осуществлял контроль над информацией и ее распространением в стране в целом. Высшие органы партии также направляли деятельность всего партийно-государственного аппарата страны по защите секретной информации. Характерно, например, что "Сводка важнейших изъятий, задержаний, конфискаций, вычерков и исправлений, произведенных органами Главлита и отдела военной цензуры" за N 1/730/с от 11 марта 1941 г. направлялась для использования в работе в 8 адресов (изготовлено было 9 экземпляров); 1-й - в дело; 2-й и 3-й - заместителям Председателя СНК СССР Мехлису, Землячке; 4-й - начальнику Управления агитации пропаганды ЦК ВКП(б) Александрову; 5-й - зам. начальника Управления агитации пропаганды ЦК ВКП(б) Лузину; 6-й - в Управление кадров ЦК ВКП(б) Щербакову; 7-й - в V-й Отдел НКГБ Копытуеву; 8-й -

 
стр. 55

 

во II-й Отдел НКГБ Федорову; 9-й - начальнику Главлита РСФСР Садчикову 20.

 

Что касается защиты секретной информации по партийной линии, то партийные комитеты через свои Особые сектора вели данную работу при полном взаимодействии с органами государственной безопасности. Это делалось через режимно-секретные подразделения в ведомствах, организациях, на предприятиях, которые также курировались органами государственной безопасности. Цензурирование информации (как средство защиты секретной информации) на наличие сведений, составляющих государственную тайну, и пресечение ее распространения через средства массовой информации, государственные и ведомственные каналы, книжную продукцию, радиовещание и т. д. к началу Великой Отечественной войны осуществлял Аппарат уполномоченного СНК СССР по защите государственной тайны и Главлит РСФСР. Здесь наблюдалось дублирование определенных функций и взаимоконтроль в области защиты информации между данными структурами. Но, значимые вопросы в этой области решались на самом высоком партийном уровне. В данном случае, вопросы, связанные с цензурой, исходили ли они из государственной или партийной инстанции, сначала проходили обсуждение и утверждение в ЦК ВКП(б). Главлит, как и весь государственный аппарат, зависел от него. К началу войны точки соприкосновения ЦК ВКП(б) и Главлита в области защиты информации определились.

 

Особое внимание уделялось также информации, откладывавшейся в секретных партийных комплексах документов. Несмотря на специфику и широту решаемых задач, обсуждавшихся на закрытых заседаниях парторганов, оставался определенный круг вопросов и сведений, которые в обязательном порядке подлежали засекречиванию и внесению в "особую папку". Это сведения, составляющие государственную и политическую тайну, включенные в "Перечень сведений, составляющий тайну и не подлежащих распространению", а также вопросы внутрипартийной борьбы и те вопросы, которые парторганы засекречивали по политическим соображениям. Ответственные сотрудники парторганов должны были следить за недопущением включения вопросов "особой папки" в общий протокол заседаний партийных комитетов. Так, в 1941 г., незадолго до войны, в ЦК обсуждались вопросы секретно-мобилизационного делопроизводства, призыва и учета военнообязанных коммунистов, результаты проверки соблюдения и использования конспиративных документов ЦК, уничтожения архивных документов по оборонно-мобилизационной переписке, халатного отношения к секретным документам, состояние хранения документов в учреждениях, вопросы закрытых писем и дачи информации закрытого характера, работы оборонных предприятий, разглашения государственной тайны, охраны и укрепления государственных границ, интернирования и переселения с приграничной полосы, укрепления паспортного режима, относящиеся к "особой папке" и вынесенные некоторыми парткомами в открытом виде.

 

Одной из сторон в деятельности по защите государственной тайны являлись органы государственной безопасности. В СССР существовал и специальный орган, осуществлявший поддержку и ведение

 
стр. 56

 

защиты информации техническими средствами, а также осуществляющий контроль за ведением секретного делопроизводства в общегосударственном масштабе, как в государственных, так и партийных органах. Это был Специальный отдел НКВД СССР, созданный еще в 1921 году. Он просуществовал до приказа НКВД СССР от 9 августа 1938 г., когда на его базе был образован 9-й Спецотдел (шифровальный) 1-го Управления НКВД СССР, который возглавил капитан государственной безопасности А. Д. Баламутов. По указу Президиума Верховного Совета СССР от 3 февраля 1941 г., когда НКВД был разделен и образовывался самостоятельный НКГБ, в его структуре был образован 5-й (шифровальный) отдел, а дешифровальная секция Спецотдела вошла в состав одного из управлений НКВД. 14 апреля 1941 г. был образован знаменитый "СМЕРШ", в составе которого было создано 5-е шифровально-дешифровальное управление. Специальный отдел хотя и входил в структуру органов госбезопасности, но непосредственно подчинялся ЦК партии. Партийные органы пользовались своей системой (специально для нее разработанной) шифров и кодов и защитой информации в целом. Но, насколько известно, с 1940 г. партия перешла на государственную систему шифров и кодов, использовавшихся соответствующими государственными органами и спецслужбами.

 

Перед самой Великой Отечественной войной также усилилась работа по проверке соблюдения секретности и расследованию фактов разглашения секретных сведений, в первую очередь по военным делам. Приведем некоторые примеры. Так, 23 февраля 1940 г., на Секретариате ЦК рассматривался вопрос "Об утере совершенно секретных документов в Наркомате военно-морского флота". В результате Секретариат постановил: "1. За утерю сов. секретного документа снять т. Шерр С. А. с работы начальника 5 отдела технического управления Наркомата ВМФ. 2. Поручить Главному прокурору Военно-морского флота т. Алексееву расследовать факты утери сов. секретных документов в Наркомате ВМФ и привлечь виновных к ответственности. 3. Обратить внимание Наркома Военно-морского флота т. Кузнецова на неудовлетворительное состояние хранения секретных и сов. секретных документов в Наркомате ВМФ" 21. Как видно, дело не закончилось только оргвыводами. Военная прокуратура приняла его к производству и исполнению.

 

Как отмечалось ранее, были случаи, когда в некоторых ведомствах наблюдались факты беспечного отношения к секретным сведениям, разглашение которых иногда происходило через средства массовой информации и ведомственные каналы. Иллюстрацией этого может служить рассмотренный Оргбюро ЦК ВКП(б) в декабре 1940 - феврале 1941 г. вопрос "О фактах разглашения секретных сведений Московской радиостанцией Наркомрыбпрома СССР". После обсуждения вопроса Оргбюро ЦК постановило: "В результате проверки ЦК ВКП(б) устанавливает, что через Московскую радиостанцию Наркомрыбпрома СССР систематически передавались в незашифрованном виде по азбуке Морзе радиограммы секретного содержания, в которых разглашались планы снабжения рыбной продукцией воинских частей, лагерей ГУЛАГа НКВД, данные о создании государственных резервов и о месте нахождения баз госрезерва. Такие безответ-

 
стр. 57

 

ственные передачи стали возможными благодаря тому, что руководители Наркомата не контролировали работу своих радиостанций, все это дело передавали второстепенным работникам и допустили засоренность аппарата радиоцентра и Московской радиостанции негодными работниками. ЦК ВКП(б) постановляет: 1). Обязать Наркома рыбной промышленности т. Ишкова заняться контролем за работой радиоцентра и Московской радиостанции Наркомрыбпрома и устранить запущенность в их работе. 2). Обязать т. Ишкова и зам. Наркома по кадрам т. Сенина проверить работников радиостанций Наркомрыбпрома, укрепить радиоцентр и радиостанции проверенными и подготовленными работниками. 3). Обязать т. Ишкова установить такой порядок передачи радиограмм через Московскую и периферийные радиостанции, чтобы была исключена возможность разглашения секретных сведений. О выполнении настоящего решения к 1 марта 1941 г. доложить ЦК ВКП(б). Внести на утверждение Политбюро" 22. Оргбюро ЦК ВКП(б) оперативно обязывало в короткий срок (до 1 марта) исправить недостатки. Важность вопроса потребовала вынесения его на утверждение Политбюро.

 

Таким образом, к началу Великой Отечественной войны в СССР сложилась определенная система взаимодействия партийных органов с органами цензуры, защиты государственной тайны и государственной безопасности по вопросам охраны информации. При этом, координация работы Главлита и органов государственной безопасности являлась непосредственной задачей ЦК ВКП(б). Было бы неправильным представлять Главлит только лишь исполнителем цензурной и другой политики по защите государственно-политической тайны ЦК ВКП(б). По протоколам Политбюро, Оргбюро и Секретариата ЦК ВКП(б) и документам Главлита за 1940 - первую половину 1941 г. можно определить механизм взаимодействия данных структур. Налицо фактор взаимного влияния и взаимодействия по защите информации. Можно утверждать, что высшие органы ВКП(б) как бы делегировали Главлиту часть своих функций. ЦК ВКП(б), конечно, в той или иной мере, направлял деятельность Главлита в этой области, но фактически же осуществлялся своего рода взаимоконтроль и совместное ведение работ по защите государственной тайны, что, в основном, позволяло избегать утечек секретной информации.

 

Именно в 1920 - 1930 гг. определился и круг вопросов, составлявших секретные сведения, и имелись соответствующие нормативные документы по соблюдению режима секретности и сохранению военной и государственной тайны. В советский период, до Великой Отечественной войны, составлялись Перечни сведений, не подлежащих разглашению и опубликованию в печати для работы органов цензуры, вводившиеся в действие в 1918, 1919, 1923, 1926, 1927, 1931, 1933, 1936, 1940 годах. Также Главлитом совместно с заинтересованными ведомствами и ЦК ВКП(б) разрабатывались и другие перечни, а также "Дополнения к перечню сведений, составляющих военную и государственную тайну" на военное время, которые должны были вводиться в действие при объявлении частичной или общей мобилизации Президиумом Верховного Совета СССР. В предвоенные годы такой перечень был утвержден Уполномоченным СНК СССР 9 июля 1939 года 23. 23 июля 1939 г. был также утвержден "Перечень сведе-

 
стр. 58

 

ний, составляющих экономическую тайну (Экономический перечень)", а 19 января 1940 г. - "Перечень сведений, составляющих военную тайну". Важно было не только контролировать соблюдение перечня, но и постоянно анализировать сведения и перерабатывать их, внося изменения, дополнения, исключения или соответствующие интерпретации параграфов. Так, с 14 сентября 1939 г. по 6 мая 1941 г. Главлитом было издано 30 циркуляров, касающихся экономического перечня, а со 2 февраля 1940 г. по 29 апреля 1941 г. - 46 циркуляров, касающихся сведений, составляющих военную тайну, изданных уже после утверждения этих перечней 24, а приказом Уполномоченного СНК СССР по охране военной и государственной тайны в печати и начальника Главлита РСФСР Садчикова от 8 марта 1941 г. N 14/716с п. 5б был введен в действие "Перечень сведений, являющихся по своему содержанию государственной и военной тайной", в новой редакции 25, которым руководствовались вплоть до начала Великой Отечественной войны.

 

Постановка вопроса о защите секретной информации актуальна в России и на современном этапе, когда необходимо соблюсти разумный и обоснованный баланс открытой и закрытой информации.

 

Примечания

 

1. Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ), ф. Р-9425, оп.1, д. 18, л. 2 - 12.

 

2. Там же, л. 15.

 

3. Там же, д. 19, л. 2.

 

4. Там же, д. 18, л. 75 - 80.

 

5. Там же, д. 19, л. 77.

 

6. Там же,л.74 - 75.

 

7. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 17, оп. 116, д. 29, л. 135.

 

8. ГА РФ, ф. Р-9425, оп. 1, д. 18, л. 59.

 

9. Там же, д. 19, л. 25 - 26.

 

10. Там же, л. 56.

 

11. Там же, л. 91 - 94.

 

12. Там же, л. 95 - 96.

 

13. Там же, л. 96 - 97.

 

14. Там же, л. 102 - 103.

 

15. Там же, л. 104.

 

16. Там же, л. 133 - 134.

 

17. Там же, д. 20, л. 2 - 3.

 

18. Там же, д. 19, л. 153 - 161.

 

19. РГАСПИ, ф. 17, оп. 116, д. 93, л. 1.

 

20. ГАРФ, ф. Р-9425, оп.1, д. 26, л. 11.

 

21. РГАСПИ, ф. 17, оп. 116, д. 64, л. 66.

 

22. Там же, д. 67, л. 70 - 71.

 

23. ГАРФ, ф. Р-9425, оп. 1, д. 17, л. 60 - 66.

 

24. Там же, д. 16, л. 283 - 290.

 

25. Там же, д. 21, л. 55.


Комментируем публикацию: Обеспечение системы защиты информации накануне Великой Отечественной войны


© Г. А. Куренков • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 2014, C. 48-59

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

КОМПЬЮТЕРЫ И ИНТЕРНЕТ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.