С. В. ТЮТЮКИН. Александр Керенский. Страницы политической биографии (1905-1917 гг.)

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему С. В. ТЮТЮКИН. Александр Керенский. Страницы политической биографии (1905-1917 гг.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-02-20
Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 2013, C. 167-172

М. Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН). 2012. 309 с.

 

Российская историческая наука приходит в себя после безвременья сталинских десятилетий. Историки начинают преодолевать несуразности и односторонности, которые были характерны для исследований истории России после 1917 г., когда в угоду правящей партии, ее вождям и идеологам искажалось историческое развитие России, а ее достойные уважения политические деятели либо игнорировались, либо очернялись, либо изображались в карикатурном виде.

 

Процесс превращения истории из утопии в науку в новой России происходит медленно, трудно и противоречиво, поскольку ее до сих пор не оставляют в покое не только сталинисты, но и либералы, которые заняты поисками новых фаворитов и изгоев прошлого. Негативно влияют на развитие исторической науки журналисты и политики, которые считают возможным публично высказываться на исторические темы, оперируя лишь своими политическими пристрастиями. Тем большее

 
стр. 167

 

уважение заслуживают работы профессиональных историков с неординарными и объективными взглядами на прошлое России, владеющих пером и умеющих анализировать часто противоречивые исторические факты. К их числу я отношу и недавно вышедшую в свет книгу доктора исторических наук С. В. Тютюкина о политической и государственной деятельности главы российского правительства Александра Федоровича Керенского (1881- 1970).

 

Автор рецензируемой книги сопоставляет политические судьбы двух земляков - юристов, родившихся в Симбирске и возглавивших в 1917 г. один за другим два российских правительства, - Керенского и Ленина. Он пишет о существенных различиях, выразившихся, в частности, в целях и последствиях их прихода к власти, масштабах осуществленных ими социальных экспериментов, завершившихся в конечном счете сходным образом, то есть крахом. Если эксперимент Керенского бесславно закончился после победы большевиков уже в октябре 1917 г., то эксперимент Ленина и его наследников продолжался до конца XX века. При этом результаты провала усилий того и другого оказались во многом схожими. Керенский, пережив весной и летом 1917 г. короткий период славы и поклонения многих своих сограждан, затем был надолго забыт и стал объектом издевок и презрения. Шумная слава Ленина и особенно его наследника - Сталина в годы правления коммунистов казалась вечной, но дело завершилось опять чисто по-российски, а именно ниспровержением памятников прежним вождям, осуждением и осмеянием "коммунистической утопии" и особенно практики так называемого социалистического и коммунистического строительства. Интересное наблюдение, на которое следовало бы обратить особое внимание, заключается в том, что в основе краха любого общественного эксперимента лежат изначальные мировоззренческие заблуждения и некорректные действия политических деятелей, которые рано или поздно приводят страну сначала в политический тупик, а затем и к коллапсу.

 

Во введении анализируется историческая литература по теме исследования, что отрадно, тем более, что историография, являясь необходимой составной частью исторической науки, оказывается не в чести у многих российских историков, а это может привести читателей к ошибочному толкованию той или иной проблемы историографического характера. Тютюкин обосновано критикует работы ряда советских историков о Керенском, стремящихся унизить его, высмеять, представить бездарной и ничтожной политической фигурой. Автор обращает внимание на тех исследователей 1990-х гг., которые изображают Керенского неординарным политиком, принимавшим активное участие в политической жизни страны и много сделавшим для России после Февральской революции 1917 года. Отвергается как ругательный, так и апологический подход к герою книги. Свою задачу Тютюкин видит в том, чтобы "закрепить все то положительное, что было сделано моими ближайшими предшественниками, углубив и расширив при этом трактовку ряда сюжетов.., как-то систематизировать реальные, а не мнимые политические и кадровые просчеты Керенского, показав при этом те реальные трудности, с которыми он столкнулся как министр, а потом как глава Временного правительства" (с. 19).

 

В первой главе речь идет о начале политической деятельности А. Ф. Керенского, его успехах в гимназии и учебе на историко-филологическом факультете Петербургского университета. Осенью 1904 г. Керенский стал в Петербурге помощником присяжного поверенного. Большое влияние на политические взгляды Керенского оказало кровавое воскресение 9 января 1905 года. Он стал революционером эсеровского толка, был даже арестован 23 декабря 1905 г. и заключен в "Кресты". Известность он обрел, участвуя в судебных процессах, где успешно защищал крестьян, рабочих, трудовиков, большевиков. Все эти процессы имели политическую составляющую. "Адвокатская деятельность не давала угаснуть в нем чувству социальной справедливости и ненависти к царизму... Она приносила ему большое внутреннее удовлетворение, новые знакомства и новых поклонников его таланта. Теперь Керенский чувствовал себя уже способным и на большее, чем вскоре не замедлили воспользоваться пристально наблюдавшие за его успехами активные участники российского освободительного движения", - заключает автор (с. 34 - 35).

 

Историк считает, что становление Керенского как политика завершилось после того, как

 
стр. 168

 

он в октябре 1912 г. был избран в IV Государственную думу. В книге анализируется работа этой последней царской думы и деятельность в ней Керенского и поддерживавших его депутатов, оппозиционные речи и демарши в защиту демократических идей и с разоблачением действий царского правительства. В книге хорошо передано ощущение предоктябрьского времени, той политической обстановки, в которой Россия приближалась к роковому для нее 1917 г., когда она дважды оказывалась в огне революции.

 

В третьей главе автор относит первую мировую войну к "прологу новой русской революции". Это не совсем точно. Ведь она окончилась в ноябре 1918 г., когда уже произошли эти революции. Я бы назвал ее истоком и главной причиной появления двух новых общественных формаций России.

 

Царизм надеялся с помощью войны укрепить свою власть на волне патриотизма, а в результате он ее потерял. Тютюкин, рассматривая отношение к этой войне Керенского, пишет следующее: "Пользуясь своей депутатской неприкосновенностью и относительной свободой критики правительства с думской трибуны, Керенский показал себя в 1914 - начале 1917 г. активным и достаточно смелым парламентским бойцом. Он практически не скрывал, что его ближайшая цель - избавление России от показавшего свою историческую недееспособность царизма и подготовка в стране новой революции, призванной довершить то, что было начато демократическими силами в 1905 г." (с. 98).

 

Целую главу автор посвящает началу Февральской революции и тому, как Керенский осуществил "прорыв к власти" и стал министром юстиции. Этому содействовали его революционные речи и действия, которые шли в унисон с революционными выступлениями рабочих и солдат, требования немедленно освободить всех политических заключенных и поддержка его действий со стороны возглавляемого меньшевиком Н. С. Чхеидзе Петроградского совета рабочих депутатов. Керенский был избран его заместителем и активно использовал свою причастность к советам в политической деятельности. "В дни Февральской революции, - констатирует автор, - Керенский превратился в сжатую пружину, проявив незаурядную силу воли, умение правильно оценить обстановку и быстро принять единственное решение. Он показал себя неплохим психологом, тонко чувствовавшим настроение солдатской и рабочей массы и умевшим находить при общении с ней простые и понятные слова (с. 123).

 

Историки немало писали о том, как возглавляемые Лениным большевики пришли к власти, что они осуществили, хотя эта тема далеко не исчерпана и ряд ее аспектов до сих пор остается не освещенным и даже искаженным.

 

Рецензируемая книга впервые дает представление о том, что происходило на противоположном политическом фланге, где ведущую роль играл Керенский.

 

Автор рассматривает его деятельность на посту министра юстиции, которая была довольно успешной. В этом качестве он выступал как "заложник демократии", внося элементы демократизма в работу министерства, амнистируя всех политических заключенных, объявляя об отмене смертной казни, решая вопрос о судьбе царя и членов его семьи, ликвидируя департамент полиции МВД, сопротивляясь стремлению министра иностранных дел П. Н. Милюкова продолжать войну до победного конца и выступая за мир без аннексий и контрибуций. Он старался действовать в соответствии с настроениями широких народных масс и революционной логикой тогдашнего развития страны, становясь все более влиятельным политиком.

 

Интерес читателей вызовет конфронтация между ним и Лениным 4 июня 1917 г. на втором заседании первого Всероссийского съезда Советов, возникшая после того, как Ленин в ответ на слова Церетели об отсутствии в России партии, претендующей на государственную власть, неожиданно для всех выкрикнул: "Есть!". А затем развил свою мысль в выступлении о необходимости ареста 50 или 100 миллионеров, получающих по 500 - 800 % прибыли на вложенный капитал, о нежелании Временного правительства предоставить независимость Украине и Финляндии и его намерении бросить русскую армию в наступление. Неожиданный демарш Ленина известен, в отличие от ответа А. Ф. Керенского. Вот как это звучало: "...Когда вы бессознательным, безумным союзом с реакцией уничтожите нашу власть, вы откроете двери подлинному диктатору, который вам покажет то же, как вы предполагаете обращаться с капиталистами,

 
стр. 169

 

который нас арестует, и вновь мы окажемся с разбитым корытом. И вот наш долг, долг российской демократии, сказать: не повторяйте ошибок истории, вас зовут на путь, который... приведет Россию к новой реакции, новым потокам демократической крови!" (с. 179). Керенский предостерегал от опасности справа, а она пришла через 15 - 20 лет слева, от Сталина, который после захвата власти пролил немало крови, в том числе и активных участников Октябрьской революции из РСДРП(б) и социал-демократов.

 

После этой единственной встречи Керенский стал рассматривать Ленина и его партию как самую большую опасность для Временного правительства и велел арестовать лидера левого радикализма после известной июльской демонстрации большевиков. Его обвинили в шпионаже в пользу Германии. Многие публицисты и историки либерального толка рассматривали это как аксиому и, обвиняя его в предательстве России, утверждали, что Октябрьская революция была осуществлена на немецкие деньги. Автор рецензируемой книги, который основательно проанализировал работы историков по данной теме, констатирует: "никаких убедительных доказательств этой версии не обнаружено" (с. 200).

 

В книге оценивается деятельность Керенского в мае - начале июля 1917 г. на посту военного и морского министра после первого кризиса Временного правительства, рассматриваются его попытки предотвратить разгром армии, укрепить ее боеспособность и организовать наступление, которое давно готовилось в военных кругах. Читатели узнают о его многочисленных командировках на фронт, стремлении уговорить солдат продолжать войну, предотвратить дезертирство. Итог оказался плачевным: наступление, которое он активно пропагандировал, провалилось. Это привело к новому правительственному кризису, в результате которого Керенский стал главой Временного правительства, первым лицом в государстве, одновременно оставив за собой и пост военного и морского министра.

 

Три заключительных главы книги дают представление о деятельности Керенского во главе правительства. Автор подробно, день за днем, рассматривает его действия в мае - августе 1917 года. Эта часть переполнена источниками и рассуждениями и не так легка для восприятия, как другие части книги. Доказывается, что этот пост был Керенскому не по плечу и его лавирование, вместо энергичных действий, приближало новый революционный взрыв. Он так и не сумел вывести из игры большевиков - Ленин скрывался в Финляндии, его арестованных единомышленников, включая в том числе Троцкого, которые сыграли большую роль в последующих событиях, освободили к началу сентября. Были и другие проявления его политической дипломатии, нежелания следовать советам военной элиты о подавлении оппозиции силой, неспособности принять радикальные меры для сохранения демократической России, противостоять очередной революции.

 

По-новому рассматривает автор и то, что в советской исторической литературе именовалось "корниловским мятежом". В книге убедительно доказывается, что это был "несостоявшийся мятеж", путч, разыгравшийся в среде военных, организованный для принятия решительных мер насильственного характера против революционных сил. Путч был неумело организован и вызвал обратный эффект. "Присваивать ему имя Корнилова можно лишь с большой натяжкой, и в настоящий мятеж он не вылился. Победили в этих событиях демократические силы, а не Керенский, и это, по существу, предрешило его падение в октябре 1917 года. При этом поведение самого премьера накануне и в дни путча и после выступления военных вполне соответствовало центристскому курсу, которого он в 1917 г. придерживался, но совершенно не соответствовало остроте момента и ожиданиям масс. В итоге его личная победа над "корниловцами" таила в себе зародыши близкой гибели "керенщины" как дискредитировавшей себя модели демократической власти" (с. 251).

 

Последний период премьерства Керенского обозначается в книге, как "политическая агония", которая завершилась победоносным вооруженным восстанием большевиков и неспособностью премьера как-то изменить политическую ситуацию, предотвратить осуществленный большевиками переворот. В книге показывается состояние его бессилия и растерянности. В своем обращении от 22 ноября 1917 г. Керенский взывал к россиянам: "Шайка безумцев, проходимцев и предателей

 
стр. 170

 

душит свободу, предает революцию, губит нашу Родину. Опомнитесь все, у кого осталась совесть, кто еще остался человеком! Будьте гражданами, не добивайте собственными руками Родины и революции, за которую восемь месяцев боролись! Оставьте безумцев и предателей! Вернитесь к народу, вернитесь на службу Родине и революции! ...Опомнитесь же, а то будет поздно и погибнет государство наше. Голод и безработица разрушат счастье семей ваших, и снова вы вернетесь под ярмо рабства. Опомнитесь же!" (с. 281). Призыв прозвучал, как глас вопиющего в пустыне.

 

Книга Тютюкина представляет собой интересное явление в исторической науке. Она обогащает ее тонким и предметным анализом политической истории России в судьбоносный период ее развития до момента краха в 1917 г. первого демократического эксперимента в России. Книга дает возможность многое понять о личности и взглядах Керенского, который взял на себя инициативу осуществления этого российского эксперимента и оказал воздействие на судьбу многострадальной России.

 

Особый интерес вызывают исторические параллели автора, который уловил сходство между августовским путчем Корнилова и действиями тех путчистов, которые устроили подобное через 74 года под занавес СССР. Он пишет: "Оба августовских путча - и 1917 и 1991 г. - фактически предрешили падение, соответственно, Керенского и Горбачёва, но первый все же достаточно активно выступал против Корнилова, а второй прибыл в Москву с "отдыха" в Крыму только после провала путчистов" (с. 251).

 

Это размышление, на мой взгляд, нуждается в некотором дополнении. К. Маркс любил повторять слова своего философского предшественника Гегеля о повторяемости исторических событий и личностей, о том, что история и исторические деятели вначале предстают в виде трагедии, а затем в виде фарса. События в России в 1917 и в 1991 гг. классически подтверждают эту закономерность. В 1917 г., как показано в книге, имел место коллапс демократической власти, сопровождавшийся трагедией России, братоубийственной войной. В 1991 г. наступил роковой час и для коммунистической элиты с многочисленными проявлениями фарса. В 1917 г. речь шла о стагнации и интеллектуальном бессилии демократической элиты, которая в царские времена не обрела ни научного взгляда на политическое развитие, ни дальновидности и не выдвинула после Февральской революции 1917 г. из своей среды талантливых политиков, способных повести государство по пути демократического развития, спасти его от гибели. Во главе России, как показано в книге Тютюкина, были люди, которые олицетворяли интеллектуальный застой и традиционализм в политике.

 

Победу одержала группа левых политических деятелей, которая была интеллектуальней и имела более значимый мыслительный потенциал. Он накапливался в течение более двух десятилетий в ходе интенсивной умственной, теоретической и пропагандистской работы РСДРП в эмиграции, при издании газет и журналов, а также во время многочисленных дискуссий и споров по кардинальным теоретическим вопросам, подготовки статей и книг политического и научного содержания. Среди них было много специалистов из разных областей знаний и деятельности. Новая более интеллектуальная элита выдвинула из своей среды талантливого и решительного политика, который пошел на неординарные действия и лозунги, на немедленное заключение мира, созыв Учредительного собрания, решение крестьянского вопроса. Ленин переиграл политически и тактически Керенского и всех других своих политических оппонентов, став лидером новой России. Эта элита смогла выстоять в ходе гражданской войны, создать государство нового типа и добиться экономических, политических, научных и культурно-просветительных результатов в 1920-е годы. Осуществленные в 1930-х - начале 1950-х гг. массовые репрессии привели к уничтожению интеллектуальной составляющей страны и выдвижению на передний план сильно поредевшей элиты.

 

Горбачёв, как в свое время и Керенский в 1917 г., не смог решить трудные проблемы, перед которыми оказалась страна.

 

Рецензируемая книга, хорошо документирована и аргументирована. Она во многом поучительна. На ее примере можно сделать выводы относительно политической деятельности Керенского, показать какие ошибки были совершены, и доказать, что предотвратить новый коллапс может интелектуальная

 
стр. 171

 

элита, мыслящая стратегическими, гуманистическими и нравственными категориями, способная в критический момент, переживаемый страной, решиться на радикальные преобразования, успешно противостоящие разрушительным тенденциям в общественном развитии.

 

С. В. Тютюкину удалось подготовить талантливую книгу, внести свой вклад в осмысление истории России, побуждая к объективному исследованию ее прошлого, настоящего и будущего.


Комментируем публикацию: С. В. ТЮТЮКИН. Александр Керенский. Страницы политической биографии (1905-1917 гг.)


© Я. Г. РОКИТЯНСКИЙ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 2013, C. 167-172

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.