ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ТОМАША ГАРРИГА МАСАРИКА

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ


БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ТОМАША ГАРРИГА МАСАРИКА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-02-10
Источник: Новая и новейшая история, № 5, 2012, C. 151-163

Т. Г. Масарик, будучи президентом Чехословакии в 1918 - 1935 гг. сумел воплотить принципы своего политического мышления в практику государственной деятельности и заслужил от своих современников - знаменитых писателей Б. Шоу, Т. Манна, Р. Роллана - звание "философ на троне"1.

 

В то же время он обладал чертами реал-политика, осуществляя значимые социальные идеи. Чехословакия при его президентстве стала одной из ведущих индустриальных стран мира, способной в сложнейших условиях решать крайне острые экономические и политические проблемы.

 

Томаш Масарик родился 7 марта 1850 г. Его отец - словак, бывший крепостной, работавший возницей, мать - чешка, ее родным языком был немецкий2. В гимназии Томаш записался греко-католиком - представителем конфессии, в которую в основном входили этнические украинцы. В гимназии же он начал самым активным образом знакомиться с русской классической литературой. Интерес к ней не пропал и в студенческие годы. В Венском университете, куда он поступил в 1872 г., Масарик создал что-то вроде русского клуба. Свое образование он продолжил в Лейпциге, где обручился с Шарлоттой Гарриг, молодой американкой, обучавшейся в консерватории. Ее фамилию он взял как второе имя. Тогда же он перешел в евангелическую веру.

 

В 1879 г. Масарик стал доцентом философии Венского университета. В это время он пишет самые разноплановые работы, включая брошюры о гипнотизме, трактат о самоубийстве, философские труды, посвященные Платону, Канту и Юму. Но особое внимание он уделяет исследованиям славянского вопроса. А возвращение в Пражский университет, где он в 32 года стал экстраординарным профессором, способствовало возникновению острого интереса к его изучению. Тогда же он познакомился с русским философом Э. Л. Радловым, имевшим чешские корни, который обратил его внимание на философские течения современной России - хотя сам Масарик считал лучшими

 

 

Задорожнюк Элла Григорьевна - доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института славяноведения РАН.

 

1 О том, что его идеи не устарели, свидетельствует переиздание к 160-летию со дня рождения его ключевых работ: Masarykovo poselstvi vojakum. Praha, 2010; Nova Evropa. Stanovisko slovanske. Praha, 2010; Masaryk Osvoboditel. Sbornik. Praha, 2010; Masaryk T.G. Ceska otazka. Snahy a tuzby narodniho obrozem. Praha, 2011. Издавались не только биографии Масарика, например: Herbert J. T.G. Masaryk. Prezident republiky ceskoslovenske. Praha, 2010; Robe F.T.G. Masaryk. Praha, 2010. Но также работы о его роли в истории страны и Европы: Ozzoff А. Battle for Castle. The Myth of Czechoslovakia in Europe 1914 - 1948. New York, 2009. Автор утверждает, что Т. Масарик и его последователь Э. Бенеш - наиболее преданные защитники демократии - были вынуждены вести борьбу за Град и внутри Града, выставляя Чехословакию как символ послевоенного порядка, а чехов как прирожденных демократов.

 

2 Masaryk T.G. Curriculum vitae. - Dolezal J. Masarykova cesta zivotem, d. II. Brno, 1921, s. 10.

 
стр. 151

 

представителями "человековедения" и обществознания скорее писателей, чем философов.

 

Масарика интересовали не только высокие духовные достижения России, но и нигилизм, и феномен монашества. Он имел свои суждения обо всех этих формах бытия, причем глубоко проницательные. Его погруженность в славянский вопрос способствовала формированию у него четкой оценки возможностей России в его решении. Он дважды приезжал в страну, в 1887 и 1888 гг. Встречи со славянофилами В. И. Ламанским и Т. Д. Флоринским, которые придерживались консервативных убеждений, разочаровали его. Беседы с либерально и демократически ориентированным А. Н. Пыпиным и Н. Я. Гротом также не увлекли. Важнейшими для него стали встречи с Л. Н. Толстым, скептически относившимся к любому политическому вопросу, в том числе и славянскому.

 

Фундаментальная монография Масарика "Самоубийство как массовое социальное явление современной цивилизации" (1881) привлекла внимание представителей нарождавшейся тогда социологии. То же касается его работ по психологии, конкретной логике, практической философии3. Еще один его труд "Философские и социологические основания марксизма" появился в 1898 г. на чешском языке, в 1899 - на немецком, а в 1900 г. - на русском. Фактически данную работу можно считать началом марксоведения, поскольку он критиковал марксизм именно как систему взглядов, включая экономическое учение, философское обоснование и социологические трактовки. В России, утверждал Масарик, традиция марксизма вряд ли приживется; действительно, ведь появление Российской социал-демократической рабочей партии в год выхода его труда на чешском языке мало кем было замечено в самой России.

 

Что касается Америки, то в 1902 г. на родине своей жены он стал почетным доктором Чикагского университета. Здесь им прочитан цикл лекций "Философия истории малой нации", который включал материал и по русской проблематике. Примечательно не то, что Масарик изложил видение славянского вопроса американцам, гораздо важнее, что он воспринимал в это время образцы политической жизни в самих США, налаживал многочисленные связи с американскими политиками и общественными деятелями.

 

Таким образом, обширные научные изыскания Масарика, формировавшие его политическое мышление, все в большей мере концентрировались вокруг изучения программ трансформации государственности славянских народов с учетом самого различного опыта, но с предпочтением демократических образцов такого решения.

 

К концу XIX в. Масарик уже в качестве профессора Пражского университета стал вовлекаться и в политическую деятельность, в частности он активно участвовал в дебатах между старочехами и младочехами. Первые отстаивали австрославизм, т.е. допускали в основном культурную автономию Чехии, вторые же выступали за преобразование Австро-Венгрии из двуединой (1867 г.) в триединую- австро-немецко-славянскую - монархию под эгидой Габсбургов. В целом же "Масарик решил быть больше, чем старочехом, ища источники политического вдохновения в идеях Гуса и чешских братьев, в установке на свободное самоуправление общества. В то же время он был и больше, чем младочехом, стремясь привить эти национальные ценности к древу современной демократии в наиболее развитых ее образцах"4.

 

 

3 С этого времени он все больше наращивает общеевропейские связи. "Профессор университета Карла-Фердинанда и Высшей технической школы в Праге, он стал почетным доктором философских, юридических и социальных наук в университетах Хартфорда и Айовы (США), Лондона, Оксфорда, Шеффилда и Глазго (Великобритания), Белграда, Загреба и Любляны (Югославия), Парижа и Страсбурга (Франция) (примечательно, правда, что таких званий и степеней он не получил ни в Германии, ни - до осени 1916 г. - в России)". -Абрамов М. А., Лаврик Э. Г., Малевич О. М. Томаш Гарриг Масарик: жизнь, дело, учение. - Масарик Т. Г. Россия и Европа, т. 2. СПб., 2004, с. 598.

 

4 Там же, с. 593.

 
стр. 152

 

В 1900 г. Масарик создал свою партию, которую намеревался назвать Чешско-братское единение, но в конце концов она стала называться Чешская народная партия. С этого времени уже можно говорить о его оппозиционности политике Австро-Венгерской империи по решению славянского вопроса. Знаменитый суд 3 марта 1909 г. в Загребе над сербами и хорватами - членами организации "Славянский юг" - Масарик назвал политическим фарсом. Следующий суд над представителями этой организации 9 декабря 1909 г. можно считать поворотным пунктом в видении им сути славянского вопроса5. Защищая интересы южных славян в столице Австро-Венгрии, он пришел к убеждению, что чешский вопрос не может получить адекватного разрешения в рамках империи. А поскольку он был человеком дела, то развернул программу подготовки будущих политиков - выразителей интересов Чехии, которая, как и независимые Сербия, Болгария и Черногория (фактически с конца XVIII в.), должна была опираться на поддержку России.

 

Но Россия была самодержавной еще в большей мере, чем Австро-Венгрия, а малые нации должны были защищать свою национально-культурную идентичность и взращивать собственную государственность на общеевропейских образцах. Попытки разрешить это противоречие привели к написанию фундаментального труда "Россия и Европа". Книга впервые вышла на немецком языке в 1913 г., в 1919 г. на английском языке и только затем- в 1919 - 1920 гг. на чешском (переиздана в 1930 и 1932гг.). Итальянское издание появилось на свет в 1922 - 1923 гг., тогда же - хорватское. Готовились и русскоязычные переводы - с самого начала ее хотел увидеть на русском языке М. Горький, с которым Масарик часто встречался на Капри. Однако Первая мировая война не позволила осуществить задуманное - да и власти России вряд ли приветствовали бы появление книги, содержащей политические обвинения самодержавию, а после революции Масарик надолго попал в число антибольшевиков6. Война 1914 г. - плод в первую очередь межевропейских противоречий, в разрешение которых была втянута и Россия, - по-новому поставила проблему малых наций. Получение ими государственной независимости представало как некая гарантия неучастия в подобного рода столкновениях; на это в первую очередь и надеялся Масарик (в чем-то следуя идеям А. И. Герцена и М. П. Драгоманова, предполагавшим похожие модели решения славянского вопроса)7.

 

Известие о войне 64-летний профессор встретил на отдыхе в Саксонии. Он сразу же отправился в Прагу. Но из-за его активной антиправительственной позиции по славянскому вопросу он подвергся гонениям. Дабы избежать преследования Масарик

 

 

5 Масарик помогал конструктивными идеями югославскому освободительному движению в самом начале XX в. Так, он "предложил заменить революционные меры умеренной оппозицией, "большую политику" - теорией "малых дел", полагая залогом успеха национально-политической борьбы кропотливую, каждодневную социально-культурную работу в народной среде. Также одной из основных концепций Масарика было выдвижение идеи славянской солидарности в противовес германскому "Drang nach Osten"". (Югославия в XX веке. Очерки политической истории. М., 2011, с. 92). В дальнейшем его ученики организовали в Словении группу масариковцев, которые "ратовали за развитие буржуазно-демократических институтов, введение правительством демократических свобод. Они отрицательно относились к клерикализму, осуждали равнодушие либералов по отношению к проблемам крестьян и рабочих. В целом они поддержали политические и социальные требования социал-демократов, считая, однако, что реформа общественного строя должна осуществляться постепенно и продуманно" (Там же, с. 145). Похожие группы можно было найти не только в Любляне, но также в Белграде и Загребе, в Софии и Варшаве.

 

6 Что касается переводов, сделанных эмигрантами, то появлялись лишь отдельные их фрагменты. И только в 2000 - 2004 гг. вышли на русском три тома: Т. 1. Проблемы русской философии истории и религии. СПб., 2000; Т. 2. К русской философии истории и религии. Социологические очерки. СПб., 2004; Т. 3. Эссе о духовных течениях в России. СПб., 2003.

 

7 Задорожнюк И. Е., Лаврик Э. Г. Централизм, самоуправление и региональная идентичность славянства. Наследие М. П. Драгоманова. - Свободная мысль, 2007, N 1.

 
стр. 153

 

17 декабря покинул Прагу. Чудом добрался до Италии, а оттуда- в Швейцарию, где 6 июля 1915 г., в день 500-летия мученической кончины Яна Гуса, призывал к восстановлению независимости Чехии на началах гуманности. 19 октября 1915 г. на лекции в Школе славянских исследований уже в Лондоне Масарик провозгласил право на самостоятельное существование всех малых наций (из-за этих выступлений были арестованы члены его семьи, остававшейся в Праге). В 1916 г. в Париже состоялись переговоры чешской и словацкой эмиграции, в рамках которых Масарик встречался со своим бывшим студентом М. Р. Штефаником (на то время героем войны и офицером французской армии)8. В мае 1916 г. недавно созданный Чешский заграничный комитет трансформировался в Чехословацкий национальный совет.

 

В марте 1917 г. Масарик через Норвегию и Швецию прибыл в Россию, где содействовал формированию вооруженных сил будущего государства - легионеров. Пробыл он в потрясаемой революциями стране вплоть до марта 1918 г. Здесь, в Киеве и Петрограде, он написал работу "Новая Европа. Позиция славянская", чтобы объяснить пленным чехословацким солдатам - но и не только им - основные проблемы войны; обращением и посвящением к ним книга и открывалась. Рукопись была отдана в русскую типографию, но не напечатана. Она выходила частями на чешском языке в периодическом издании, а в виде книги появилась после переработки ее автором по пути через Сибирь, Японию и Тихий океан в США - на английском и французском языках во второй половине 1918 г. Судя по предисловию к чешскому изданию, на чешском языке она вышла в начале 1920 г.9, в этой работе Масарик возлагает на Германию и Австро-Венгрию вину за развязывание войны, усугублявшуюся тем, что Германия именно в 1914 г. достигла соглашения с Англией, Францией и другими великими державами относительно спорных территорий в Азии и Африке. Потенциал Германии ко времени написания книги не был исчерпан, поэтому даже потрясаемая революциями Россия должна, по мысли Масарика, оставаться для западных народов значимой военной и политической опорой. Если Россию не поддержать, она, полностью ослабленная в военном и экономическом отношении, станет легкой добычей Германии. Что касается Австро-Венгрии, то она должна быть расчленена - тем самым Россия избавится от своего основного врага и перестанет соседствовать с Германий. Все же, по убеждению Масарика, новый человек "homo Europaeus" появится в результате не столько внешней, сколько внутренней политики, когда после войны все народы встанут на путь материального и духовного обновления с целью достижения прочного мира и гуманизма.

 

Славянским народам Масарик отводил ведущую роль в ходе их государственного строительства. "Поскольку культура, - пишет он, - является предпосылкой для политической самостоятельности (управление государством обеспечивается образованностью населения, главным образом демократическое управление), чехи и словаки могут с полным правом использовать этот аргумент, так как они не менее культурны, чем их угнетатели немцы и венгры". В свою очередь демократия является формой политической организации общества, коренящейся в этическом принципе гуманности, тогда как аристократия (а также олигархия и монархизм) - на принципе теократии. При этом даже европейские государства, отмечает Масарик, не освободились в должной мере от средневекового теократизма. Поэтому важно признать следующее: "Демократия - это организация общества, основанного на труде; в ней нет народа и классов, эксплуатирующих труд других; демократическое государство - это государство без милитаризма, без тайной дипломатии, его политика - внутренняя и внешняя - подчиняется решениям парламента. Демократия... это дискуссии: люди руководствуются аргументами, а не произволом и насилием; такая демократия сегодня невозможна без

 

 

8 См.: Задорожнюк Э. Г. Милан Растислав Штефаник и Томаш Гарриг Масарик: жизни и судьбы. - Милан Растислав Штефаник: новый взгляд. Мартин, 2001.

 

9 Masaryk T.G. Nova Evropa. Stanovisko slovanske. Praha, [б. г.], s. 7.

 
стр. 154

 

науки, демократия - это организация прогресса во всех сферах человеческой деятельности"10.

 

Высказанные в книге идеи Масарика о демократии в новой Европе фактически содержат контуры социального проекта новой чехословацкой государственности с акцентом на гуманность и знания, на принципы социального государства без эксплуатации, на условиях создания прочного мира в Европе.

 

В тексте "Пропагандистская и экономическая работа в России" (написанном 11 апреля 1918 г.) Масарик подчеркнул, что малые народы, уже получающие государственную независимость, нуждаются в сильной России, чтобы не быть предоставленными на милость немцам и австрийцам. "Все малые народы Востока (финны, поляки, эстонцы, латыши, чехи, словаки, румыны и др.) нуждаются в сильной России, в противном случае они будут предоставлены на милость немцев и австрийцев: союзники должны поддерживать Россию при любых обстоятельствах и всеми средствами. После захвата Востока немцы будут завоевывать Запад"". Тем самым определились контуры того, что можно назвать геополитическим статусом и Чехословакии, и других государств Центральной Европы.

 

Добравшись через Японию в США, Масарик начал активно пропагандировать свои идеи. 18 октября 1918 г. в Вашингтоне с его подачи была обнародована Декларация независимости чехословацкого народа. А к 24 октября благодаря его усилиям все страны Антанты признали Чехословацкий национальный комитет фактическим правительством нового государства, хотя само государство еще не было создано, а в Праге стояли австрийские войска.

 

В конце октября 1918 г. Масарик выступил на заседании Демократической унии Центральной Европы в Филадельфии, призывая к созданию пояса государств между ставшими республиками Германией и Россией. Эта идея сформировалась и окрепла в результате общения с президентом США В. Вильсоном, последний еще 8 января 1918 г. в своих знаменитых 14 пунктах выдвинул аргументы в пользу возможного автономного развития народов Австро-Венгрии.

 

14 ноября 1918 г. Временное национальное собрание провозгласило создание Чехословацкой республики. Президентом единогласно избрали Масарика, который поспешил в Прагу и добрался туда к 20 декабря 1918 г. Новое государство встретило 68-летнего президента массой проблем и противоречий. Обострялись отношения между чехами и словаками, с одной стороны, бывшими народами-вассалами, и немецким и венгерским меньшинствами, с другой - бывшими народами-господами. Надо было что-то делать с русинами Прикарпатья - одной из самых отсталых окраин бывшей Австро-Венгрии. Сразу же возник вопрос о границах государства, усугубляемый разрывом сложившихся экономических связей. Резко ощущался спрос на новый административный аппарат; предстояло создать свою армию. В стране насчитывались десятки партий, а многие из них заявляли лишь о своем праве на власть, не предлагая конструктивных политических проектов. Следовало по-новому выстраивать отношения с побежденной Германией, революционной Россией, государствами, возникшими на развалинах Австро-Венгрии и, наконец, странами Антанты.

 

В ответ на эти вызовы Масарик обратился 22 декабря 1918 г. к Национальному собранию с посланием, в котором призвал всех работать и учиться, реализуя социальные проекты новой государственности.

 

Президент подчеркивал, что нет демократии без администрации, а администрации без обучения, причем обучения всех - детей и взрослых, чиновников и рабочих (лишь повышение образовательного уровня оттолкнет последних от идей большевизма): "Основания демократии заключаются в администрации и самоуправлении. Демократия - не господство, а труд по обеспечению справедливости; справедливость же - ма-

 

 

10 Ibid., s. 163,209.

 

11 Цит. по: Россия и Европа, т. 2, с. 605.

 
стр. 155

 

тематика гуманности"12. Во втором послании Национальному собранию от 28 октября 1919 г. этот призыв конкретизируется в требовании создать новую бюрократию, "трудолюбивую, тщательную, честную, подготовленную и при этом способную думать и трудиться"13.

 

С учетом этих посылов в феврале 1920 г. принимается первая конституция Чехословакии, во многом ориентированная на конституцию США, принципы которой обсуждались Масариком и Вильсоном в их беседе (оба были профессорами, причем второй - специалистом по государственному праву)14.

 

Чехословакия стала демократической республикой, основывающейся на принципе разделения властей, поэтому и ее президент (избиравшийся Палатой депутатов и Сенатом на семь лет; эта процедура сохранилась и в современной Чехии) имел ограниченные полномочия. Однако авторитет Масарика был столь велик, что исполнительная власть, осуществлявшаяся часто менявшимися коалиционными правительствами (за 20 лет 20 кабинетов), все же была подконтрольна "группе Града" - сторонникам Масарика, в число которых входили представители даже конфликтующих партий, правительственные чиновники, банкиры, дипломаты, военные15. Были заложены основы того, что современные исследователи называют национально ориентированной социальной политикой. Образцы такой политики воспринимались в качестве конструктивного проекта даже во враждебно настроенной по отношению к Чехословакии Польше, не говоря уже о других странах региона.

 

Надо подчеркнуть, что Масарик в ходе государственного строительства на началах гуманизма и демократии не опасался преемственности в делах управления, используя старые организационные формы для решения новых задач. Он не отбрасывал сформировавшуюся еще в Австро-Венгрии администрацию, а постепенно менял старые управленческие элементы на новые. Сохранялись и старые структуры самоуправления, над которыми надстраивались новые. Он делал особую ставку и на легионеров, видя в них прообраз новых вооруженных сил. До конца активной политической жизни он носил полувоенную форму и фуражку легионеров, часто принимал военные парады верхом на лошади - вопреки предостережениям врачей, постоянно уделял внимание в своих работах истории легионерского движения в России, Италии, других странах.

 

Примечательно, что требование обучения Масарик распространял и на руководство государства, включая и себя самого. Этого требовали сверхдинамичные социальные процессы, когда трудности решения национального вопроса усугублялись нерешенностью вопроса социального, и наоборот. Особо значимой стала установка Масарика на укрепление традиций образования, выводимых из наследия великого дидакта Яна Амоса Коменского. Невозможно найти речи или публичного заявления Масарика, в которых не содержались бы призывы к укреплению этой традиции в новой стране, а

 

 

12 Масарик Т. Г. Добірні думки. Прага, 1925, с. 425.

 

13 Там же, с. 428.

 

14 Мысль о значимости контактов двух профессоров - чешского и американского - высказывал академик Г. Н. Севостьянов, который в качестве председателя российской части Комиссии историков и архивистов России и Чехии оказывал содействие переводу на русский язык и публикации произведения Т. Г. Масарика "Россия и Европа", а также активно поддерживал проведение в 1997 г. в рамках второго заседания комиссии первого в России "круглого стола", посвященного Т. Г. Масарику и публикации его материалов: Февраль 1948 года. Москва и Прага. Взгляд через полвека. М., 1998.

 

15 Их отличала лояльность по отношению к Масарику и Чехословакии, и в этом плане они выступали как сила, дополнявшая правящие коалиции. Создание такого совета свидетельствовало не о жесткости политического курса, а, наоборот, о его гибкости. См.: Клеванский А. Х. Некоторые общие закономерности и специфические черты кризиса политической системы буржуазной демократии в Чехословакии. - Кризис политической системы капитализма в странах Центральной и Юго-Восточной Европы (межвоенный период). М., 1982, с. 195.

 
стр. 156

 

его практическая активность в данном направлении характеризовалась величайшей продуктивностью16.

 

Одна из главных заслуг Масарика - государственного деятеля и организатора образования - в том, что он первым из известных политиков не формально, а по существу обосновывал и проводил в жизнь положение: главное богатство страны - человек, люди. И чтобы это богатство сохранять и развивать, надо наладить оптимальную систему образования, которая охватывала бы всех, включая ее организаторов.

 

Уже через пять лет после образования Чехословакии число студентов в стране на 10 тыс. превышало аналогичный показатель практически во всех европейских странах, а профессура составляла во многих областях гордость мировой науки. Отсюда и рост авторитета научного знания в стране, и высокий образовательный уровень партийных лидеров, и особенно экспертов; отсюда и "наукоемкость" многих государственных решений, стратегий социально-экономического развития. Президент страны сам пестовал будущих лидеров, поощряя подававшие надежды таланты в различных науках со студенческой скамьи. К 1930 - 1931 гг. в стране функционировал 21 вуз, из которых 16 были государственными. В них обучались 32 830 студентов, в том числе 4310 женщин. В 16 вузах шло обучение на славянских языках, а в 5 - на немецком. Одной из главных целей всей системы образования явилось повышение политической грамотности народа в духе демократизма, без чего невозможно было сохранение такой страны, как полиэтническая Чехословакия17.

 

Становление школы в Чехословакии сопровождалось громадными проблемами финансового порядка. Масарик рассказывал об этом К. Чапеку, поражая того степенью проникновения в конкретные нужды школ. Невзирая на стесненность в финансах, президент отдавал приоритет школьной политике. "Вкладывать деньги в детей - вот наиболее целесообразные инвестиции", - отмечал Масарик18.

 

Не останавливаясь перед громадными затратами, чехословацкий президент поддерживал эмигрантов, включая ведущих социальных мыслителей, часто спасая их от голодной смерти, приглашая их в школы разных ступеней, высшие учебные заведения, поддерживая разного рода издания и т.д. Эти своеобразные вложения в человеческий капитал окупились сторицей, а кроме всего прочего ослабляли влияние немецкого меньшинства, так и не отказавшегося от предрассудка о необходимости "цивилизовать" славян. Масарик, глубоко изучив ключевые особенности России в ее противостоянии (не вражде) Европе, дальновидно использовал ее опыт19. Можно поэтому утверждать, что в поле его зрения как главы государства всегда находились два ключевых института: школа (всех ступеней) и армия.

 

Интенсивная работа требовала огромного напряжения сил, что не могло не сказаться на здоровье 70-летнего президента: в начале 1921 г. он тяжело заболел и все лето лечился на Капри. Здесь он продолжал контролировать политическую жизнь страны, писал свои труды, встречался с деятелями культуры, политиками других стран, в

 

 

16 См.: Задорожнюк Э. Г. "Учителя, будем демократами". К истории становления образовательной стратегии Т. Г. Масарика. - Международный исторический журнал, 2000, N 11. - http:// history.machaon.ru/all/number_ll/istori4e/process/index.html

 

17 Подробнее см.: Задорожнюк Э. Г. "Один против всех...". - Высшее образование в России, 1997, N 2, с. 143 - 144; ее же. Т. Г. Масарик и Россия. - Россия в глазах славянского мира. М., 2007.

 

18 Сapek К. Hovory z T.G. Masarykem. Praha, 1937, s. 41.

 

19 Инициированная президентом "русская акция" неоднократно и достаточно полно описывалась зарубежными и отечественными исследователями. См., например: Серапионова Е. П. Российская эмиграция в Чехословацкой республике (20 - 30-е годы). М., 1995; Задорожнюк Э. Г. Социологическая теория и политическая практика Т. Г. Масарика. -Социологические исследования, 1998, N 4. Остается добавить, что данную акцию нужно считать предельно важной для сохранения потенциала русской культуры, востребованной и в самой Чехословакии, где активно работали три четверти из числа ректоров высших учебных заведений императорской России.

 
стр. 157

 

частности королем Италии. Здесь же Масарик написал книгу "Мировая революция", ее можно назвать учебником демократии для постверсальских государств, но которая не предостерегла их лидеров от сползания к военной диктатуре.

 

Весной 1923 г. Масарик снова заболел, а смерть его жены 13 мая подорвала здоровье окончательно. От этого удара президент смог оправиться лишь к осени. В конце года он посетил страны Западной Европы, налаживая внешнеполитические связи как неформальный лидер Малой Антанты.

 

75-летие Масарика пришлось на "золотые годы" республики, когда Чехословакия вышла на высокие уровни промышленного, социального и культурного развития. Все ее достижения небезосновательно связывались с деятельностью "татичка" - "батюшки", как именовали Масарика его сограждане, дистанцируясь от таких определений, как "вождь", "отец нации" и т.п.

 

Зимой 1934 г. состояние здоровья Масарика вызывало опасения до такой степени, что он находился под постоянным наблюдением медиков. Однако весной 1934 г. состоялись очередные президентские выборы. Голоса в Палате депутатов и Сенате распределились следующим образом: из 418 голосов "за" Масарика было отдано 327; 53 бюллетеня оказались чистыми, а 38 получил единственный соперник - коммунист К. Готвальд20. Остается добавить, что в 1918 г. Масарик был избран единогласно.

 

Уже в год избрания он настаивал на своем уходе с президентского поста по состоянию здоровья, но отставка была оформлена в его летней резиденции Ланах лишь 14 декабря 1935 г. Причина подобной задержки- не только в стремлении контролировать состояние дел в стране и поддерживать ее международный статус, но также в нежелании словацких политиков видеть на этом посту любого преемника-чеха.

 

В своем первом новогоднем обращении 28 декабря 1935 г. новоизбранный президент Э. Бенеш сказал: ""Государства держатся благодаря идеям, на которых они возникли" отметил президент-освободитель Т. Г. Масарик в речи во время своей отставки. Это замечание Масарика дает нам веру в то, что государство и нация, ведомые в духе гуманизма и миролюбивых устремлений, никогда не погибнут"2'. Эти слова оказались пророческими лишь в долгосрочной перспективе...

 

Масарик постоянно отслеживал новые угрозы демократической Чехословакии. Основная из них исходила как раз от нацистской Германии. Ознакомившись в 1932 г. с печально известной книгой австрийца А. Гитлера "Моя борьба", он сразу политически оценил ее деструктивный потенциал. Еще за год до этого он, рассматривая множество фотографий Гитлера, сказал личному архивисту: "Посмотрите на него, фотографии я заказал специально. Он никто. Он ничего конструктивного не сделает, но может отбросить Европу на сто лет назад"22. После прихода нацистов к власти его опасения усилились. И все же Масарик считал, что западные страны сумеют удержать под контролем нового немецкого вождя.

 

4 марта 1933 г. Масарик со своими близкими слушал по радио речь Гитлера. Она произвела удручающее впечатление на его дочь Алису и личного секретаря А. Шенка, заметившего, что, похоже, ему придется вынуть из шкафа свою форму офицера запаса. Масарик ответил, что "настолько плохо, скорее всего, вряд ли будет". Через год, весной 1934 г., Шенк записал следующие слова Масарика: "Мне говорят, что нужно ввести диктатуру. Но с кем?". Секретарь тогда не понял, что имел в виду президент. "Впоследствии, - вспоминал Шенк, - я уяснил, что речь шла об увеличении президентских полномочий по американскому образцу. Потом на ум пришли его рассказы о пребывании в России. Масарик упоминал о легионерах, которые рекомендовали ему

 

 

20 Smetanovd J. TGM: "Proc se nerekne pravda?". Ze vzpominek dr. Antonina Schenka. Praha, 1996, s. 167.

 

21 Bern's E. Prace a zapasy po boku TGM. Vzpominky 1910 - 1947. Praha, 2000, s. 68.

 

22 Gasparikova-Horakova A. U Masarykovcov. Spomienky osobnej archivarky T.G. Masaryka. Bratislava, 1995, s. 183.

 
стр. 158

 

немного диктаторского поведения. Они верили, что это могло бы помочь ему раньше вывести легионеров из критической ситуации. Вполне возможно, что именно из подобного рода машинально произнесенных фраз могло возникнуть и неправильное истолкование отношения президента к нацизму. Намного более важным в историческом отношении является тот факт, что, когда Гитлер начал явно угрожать Европе и миру во всем мире, Масарик, будучи уже тяжело больным, не мог принимать решения и исправлять свои ошибки, как делал это раньше в случае необходимости"23.

 

Масарик не допускал мысли, что все немцы - на стороне Гитлера. Примечательна в этом плане следующая запись личного архивиста президента А. Гашпариковой-Гораковой. 9 сентября 1934 г. она рассказывала Масарику о философском конгрессе, состоявшемся в начале этого месяца в Праге. В дискуссии о демократии его гости-немцы молчали, но один из молодых немецких эмигрантов, выступавших против изоляции Германии, сказал: "Мы, молодые немцы, сегодня являемся либо сторонниками новой Европы - а это Масарик, либо марксизма - а это Ленин. Оба они славяне - и определенно являются для нас, их немецких последователей, такими же притягательными, как Кант или Гегель для своих немецких приверженцев"24. Однако это были суждения единиц, тогда как многие сотни тысяч юных немцев верили все же Гитлеру, утверждавшему, что славяне являются низшей расой.

 

Надо сказать, что необходимость переосмыслить сложнейшую конфигурацию отношений с Востоком и Западом постоянно тревожила Масарика. В 1934 г. проявилась особенная его заинтересованность в надежных отношениях с Россией - при превалировании надежд все же на Францию и давних союзников: Англию и США. Прежде чем оценить этот новый внешнеполитический баланс, обратимся к статье канадского исследователя М. Дж. Карлея "Только СССР имеет... чистые руки"25.

 

"Итак, - ставит в ней вопрос автор, - на ком же лежит ответственность за падение Чехословакии? В первую очередь - на Лавале, который "распотрошил" франко-советский пакт, и Бенеше, который не возражал против очень ограниченных договорных обязательств и поставил судьбу своей страны в зависимость от Франции"26. Все же, несмотря на достаточно широкие хронологические рамки описываемого в статье периода, автору "удалось" ни разу не упомянуть имя Масарика, хотя ясно, что по крайней мере в начале указанного периода тот проявлял к этому глубочайший интерес. В статье приводятся лишь слова советского посла в Лондоне И. И. Майского, что он "был свидетелем рыданий Масарика, сказавшего, что "они продали меня в рабство немцам, как негров когда-то продавали в рабство в Америке""27.

 

Естественно, историку понятно, что это был сын первого чехословацкого президента Ян Масарик, посол Чехословакии в Англии. Но есть свидетельства того, что и Т. Г. Масарика в период тяжелой болезни до глубины души волновала складывавшаяся ситуация, трагический исход которой он предвидел. В "Эпилоге" воспоминаний

 

 

23 Smetanova J. Op.cit., s. 92.

 

24 В 1935 г. Масарик продолжал следить за ростом мощи Германии и Италии: имена Гитлера и Муссолини постоянно встречаются в записях бесед с ним в Ланах; этого нельзя сказать об имени Сталина: если имена первых упоминаются в книге Гашпариковой по 15 раз, а в книге Шенка - соответственно 20 и 3 раза, то имя Сталина приводится лишь по одному разу - да и то в несущественном контексте. См.: Gasparikova-Horakova A. Op. cit.; Smetanova J. Op. cit.

 

25 Карлей М. Дж. "Только СССР имеет... чистые руки": Советский Союз, коллективная безопасность в Европе и судьбы Чехословакии (1934 - 1938 годы). - Новая и новейшая история, 2012, N 1. Название данной статьи - цитата из речи М. М. Литвинова - носит амбивалентный характер, и поначалу непонятно считать ли эти три точки перерывом в цитировании или аллюзией на горький сарказм в отношении судьбы Чехословакии. Глубокая логика авторской позиции показывает неприемлемость второго варианта, поскольку позиция и Литвинова, и руководства СССР ориентировалась на готовность оказать Чехословакии помощь, естественно, в союзе с другими государствами.

 

26 Там же, с. 81.

 

27 Там же, с.77.

 
стр. 159

 

А. Гашпарикова-Горакова так описывает события лета 1937 г.: "В славянских институтах Сорбонны, лионского и страсбургского университетов профессору И. Гораку (ее муж, которого она сопровождала в поездке во Францию: - Э. З.) предстояло прочитать лекции о масариковской философии, о наших народных балладах с учетом их отношения к Западу. Стипендия была достаточной, поэтому я могла присоединиться к супругу, кроме того, новому чехословацкому министру иностранных дел Камилу Крофте хотелось в неофициальном порядке получить информацию о настроениях во французском обществе. Она не была утешительной. О гитлеровско-немецкой агрессивной западне говорилось так, как будто бы французов это вообще не касалось. Французской общественности не свойственны столь неприкрыто высказывавшиеся взгляды: не рассчитывайте на нашу помощь, мы за вас воевать не будем. С тревогой мы предчувствовали, что они даже себя не станут защищать - это граждане страны, первой поднявшей знамя свободы. Президент Т. Г. М[асарик] выслушал это в задумчивости, когда пригласил нас к себе в Ланы после нашего возвращения. Он вспомнил о восточнославянском интересе Бенеша. На определенную симпатичную реакцию оттуда - от Литвинова - он заметил: "Обращаю его внимание, чтобы он был осторожным в отношениях с русскими". Проницательная масариковская мысль сочетала в себе прошлое с элементами политической современности"28. Данное свидетельство, на наш взгляд, неплохо дополняет статью канадского исследователя.

 

Т. Г. Масарик умер в 1937 г. - почти через 25 лет после завершения работы над двумя томами своего фундаментального труда "Россия и Европа"29, в котором в качестве идеальных типов, по Максу Веберу, выступили монах и нигилист. Большевики сочетали в своем духовном облике черты того и другого, постоянно повторял он и в труде "Славяне после войны": "Большевик - это русский монах, разозленный и спутанный фейербаховским материализмом и атеизмом"30, а также в специальной работе "О большевизме"31. Но именно большевики выступали, причем очень активно, за сохранение независимости Чехословакии, опираясь уже не только на критикуемые им идеи32.

 

Особенностью политического мышления Масарика как государственного деятеля, создавшего в сложнейших геополитических условиях из разнородных частей государство, являлся его "проективный" характер. С опорой на такое мышление он опередил большинство политиков Центральной Европы и даже мира в целом. Первый президент Чехословакии опирался на исторический опыт и на основанный на нем социологический анализ. Это особый тип социологии с предельно гуманизированными

 

 

28 Horakova-Gasparikova A. Z lanskeho deniku. 1929 - 1937. Praha, 1997, s. 199 - 200. См. также: Gasparikova-Horakova A. U Masarykovcov..., s. 280.

 

29 "Фантомная же боль" от опасной близости с мощной Германией сохраняется и в современной Чехии. Журнал "Экономист" в статье "Любовь в холодном климате. Восточная политика Германии никогда не была сильнее" фиксирует ситуацию переноса промышленных производств из Германии в страны Центральной Европы (журнал именует ее Восточной, но упоминается и перспектива дальнейшего их перемещения, например на Украину, - подобно тому, как США перенесли их в Китай и другие азиатские страны). В Чехии - это 18,2% от всего производства, в Венгрии- 15,4, в Словакии- 13,3, в Польше- 6,8%. При этом меньшая (в относительном исчислении) цифра не радует Польшу, которая стремится на Запад через Германию и хочет ее увеличить, а большая настораживает "евроскептических" чехов, которые "опасаются подобного входа, но не выхода". поэтому ориентируются на союз с Британией вопреки "новому фискальному пакту под эгидой Германии". - The Economist, 2012, February 4, p. 23.

 

30 Славяне после войны. Прага, 1923, с. 12.

 

31 О большевизме. Прага, 1921, с. 50.

 

32 В 1932 г. славист И. Горак переводил третий том рукописи с немецкого языка на чешский. Масарик ознакомился с текстом в 1934 г., а отдельные части просматривал в декабре 1936 г. См.: Доубек В. "Россия и Европа". История книги. - Масарик Т. Г. Россия и Европа, т. 3, с. 468. Книга тогда не была издана на чешском языке еше и потому, что следовало проявлять сдержанность по отношению к России, когда с нею как носительницей "начал нигилизма" связывались надежды на противостояние Германии.

 
стр. 160

 

(не без влияния русской социальной мысли) установками, ориентированный на смелые социальные преобразования (что в большей степени инспирировано основателем западной социологии О. Контом). Деятельность Масарика отличала такая особенность, как приоритетное вложение в человеческий капитал в самых разнообразных формах, что формировало вектор социально-политического развития страны.

 

О прикладном характере складывавшегося еще в конце XIX в. социального мышления Масарика свидетельствуют даже названия его трудов: "Руководство по социологии", подготовленный в 1880-е и опубликованный в 1901 г. в журнале "Наша эпоха"33; "Основы конкретной логики", изданный в 1885 г.34 В том же году Масарик выпустил литографированный курс лекций "Практическая философия на основе социологии", в котором отмечалось, что лишь такая философия может побудить к противостоянию неорганизованности и моральной ущербности, ибо "не только от природных причин умирают люди, но и от своей глупости и склонности ко злу"35.

 

Масарик ставит вопрос о необходимости создания принципиально новых отраслей исторического знания, например нациологии, выводимой из этнологии на пересечении со многими другими отраслями социологии. Он утверждал, что "социология является главным образом наукой о социальных особенностях человека и общественных сил; она отвечает на вопрос, что удерживает общество в постоянстве развития. Взгляд на социум как на нечто статичное или, с исторической точки зрения, как на нечто развивающееся - это взгляд на тот же самый объект познания, только с двух разных сторон"36.

 

Масарик отмечал позже, что когда он за 20 лет до выхода в свет книги начал заниматься социологией, то редко кто даже из ученых в Чехии отличал эту науку от теории социализма. А в 1920 - 1930-е годы Чехословакия стала подлинным "царством социологов"; в стране насчитывалось, пожалуй, наибольшее число специалистов и учреждений этого профиля (шесть кафедр в вузах, готовился проект о введении социологического образования в средних школах) на душу населения в мире. Чехословакия стала школой для теоретиков социального развития практической направленности, школой, которая была принудительно закрыта в 1938 г.

 

Действительно, с появлением независимой Чехословакии стало происходить одновременно сплочение национальной силы и дифференциация общества по стратификационному принципу; сочетание веками конфликтующих национальных начал, в первую очередь чешского и немецкого, и разделение общественного труда зачастую по линиям интеграции государственного потенциала. От разнородной и аморфной этнографической массы к социальному агрегату, сочетающему разнородные структуры, консенсусу в контовском смысле - таков, согласно Масарику, путь создания чехословацкого государства.

 

Для него политическая партия, общественное движение и даже общественное мнение - не объект социального воздействия, а субъект действия. Отсюда возможность такого механизма политических решений, который обеспечивает сочетаемость социал-демократических и национально-консервативных партий, баланс интересов различных ведомств, соотнесенность социальных сил с разным уровнем дохода и т.д.

 

В то же время для Масарика социальная жизнь - это "сплошные" этика и политика, которые находятся в состоянии комплементарности. Именно он являл пример государственного деятеля, показавшего, что вышедший из недр религиозного сознания принцип: "честность - лучшая политика", является наиболее продуктивным для решений любого уровня. Но для осуществления такой политики, утверждает Масарик, нужно непрестанное повышение "уровня всеобщей политической образованности и

 

 

33 Masaryk T.G. Rukovet' sociologie. - Nase Doba, Praha, 1901, N 1 - 7.

 

34 Masaryk T.G. Zaklady konkretni logiky. Praha, 1885.

 

35 Masaryk T.G. Prakticka filosofie na zaklade sociologie. Praha, 1885, s. 41.

 

36 Ibid., s. 96.

 
стр. 161

 

сознательности"37. Важный итог социологических изысканий Масарика - социальная педагогика в самом широком смысле этого слова: обучение как подрастающего поколения, так и взрослых, а в политическом ракурсе - обеспечение системы обучения разнородных этнических частей населения страны. Масарик утверждал, что немецкое меньшинство, как и другие меньшинства (в первую очередь венгерское и русинское в Закарпатье), имеет собственные начальные и средние школы, а высшие их учебные учреждения - как в Западной Европе - сообразовываются с количеством представителей меньшинства, степенью его образованности и потребностями жителей.

 

Так, немецкое меньшинство в Чехии имело учебные стандарты по многим параметрам превосходящие стандарты как чехов-соотечественников, так и немцев в самой Германии. Именно поэтому в 1919 г. Масарик выступил против перевода из Праги немецкой части Карлова университета в небольшой городок Либерец. Этого хотели "истинные немцы" и "истинные чехи", но в ущерб науке, что для Масарика было неприемлемым. Немцы (их численность была около 3 млн.) имели свой университет, два политехникума, высшую сельскохозяйственную школу. Немецкий язык оставался в Чехословакии языком науки и в какой-то степени культуры, и Масарик допускал, что он может вытеснить порознь работающие славянские языки. Поэтому этническая пестрота страны из недостатка должна была превратиться в преимущество: чехам надо обязательно знать немецкий, а словакам венгерский - и наоборот. Нужны затраты на изучение и классических, и европейских языков; они окупятся, ибо, как считал Масарик, "мы правильно разрешим национальную проблему, если поймем, наконец, что чем национальнее мы хотим быть, тем должны мы быть общечеловечнее"38.

 

Следует преодолевать неблагоприятное состояние полуобразованности как зла переходного периода от теократии (этим словом Масарик обозначает систему имперского и монархического правления до 1918 г.) к демократии и в школах, и в политической жизни. Именно всеобщая образованность народа проявляет способности народа воспринимать и осуществлять реформы, а это вопрос самого существования демократии, трактуемой как школа мирного национально-государственного общежития. Оценивая усилия Масарика в данном направлении, его считали учителем нации в самом широком смысле этого слова, преемником Гуса и Коменского.

 

Сам Масарик обучал президентству своего преемника - Бенеша, который не в меньшей мере признавал его завет: не только учить, но и учиться, не только наставлять, но и воспринимать наставления. Вот что писал в 1925 г. тогда еще министр иностранных дел Чехословакии: "Задача демократии, и особенно задача демократического авторитета, есть ничто иное, как проблема воспитания в демократии и вождей, и масс"39.

 

Таким образом, мощный потенциал социального проекта Масарика заключался в том, что он выводил его из широко трактуемого историзма. В дальнейшем этот проект сам стал традицией, из нее в конце 1960-х годов вырос проект "социализма с человеческим лицом", а в конце 1980-х социальное движение, приведшее к отмене режима "нормализации". Именно поэтому почти четверть жизни Чехословацкого государства, под руководством Масарика (17 из 74 лет его существования) представляет особый интерес.

 

Удался или не удался проект Масарика, заключающийся в создании жизнеспособного социального государства, установлении плюралистической демократии и обеспечении экономического развития с использованием потенциала науки? Если учесть, что он осуществлялся на фоне усиления диктаторских режимов в крупнейших державах мира - России, Германии и ближайших соседей по региону, то можно говорить о положительном результате. Что же касается демократических государств, то они, попав в кризис, выходили из него с большим трудом и не только не могли оказывать помощи

 

 

37 Масарик Т. Г. Мировая революция, ч. II. Прага, 1926, с. 202.

 

38 Там же, с. 281.

 

39 Бенеш Э. Речи и статьи, вып. I. Прага, 1925, с. 38.

 
стр. 162

 

Чехословакии, но и стремились не допустить ее усиления в качестве возможного конкурента на мировом рынке.

 

В 2012 г. исполняется 20 лет, как распалась Чехословакия, создание этого государства являлось делом жизни Т. Г. Масарика. Конечно, в настоящее время большинство чешских и словацких аналитиков считают, что это произошло во благо обоих народов. Вряд ли с ними согласился бы Т. Г. Масарик - лидер государства, которое при своих относительно скромных размерах, разнородном этническом составе и непростом геополитическом положении входило в межвоенный период в десятку развитых стран мира.

 

Масарику как государственному деятелю сложнейшего периода - первой трети XX в. - были присущи черты действенного политика, реагировавшего в сложных условиях на острые внутренние и внешние процессы, и политика-идеалиста, носителя начал честности, идущей от знаменитого "правда победит" и принципа "честность -лучшая политика". Указанных начал он придерживался в ходе становления Чехословакии и ее превращения в одну из наиболее развитых индустриальных стран мира. Именно поэтому многие духовные лидеры Европы считали, что только он может стать возможным президентом Соединенных Штатов Европы.

 

Сам Масарик как-то в довольно пространном разговоре с К. Чапеком поделился, как сложно быть президентом страны, сотканной из противоречий - межнациональных, политических, социальных - и укреплять статус нового государства. И даже можно сказать: государства нового типа - с опорой на партийный плюрализм и социальную политику, в отличие от практически всех соседних стран не ставшего на путь диктатуры.

 

Масарик писал, что, возглавив государство, он "не изменил ничему из того, во что верил, когда был нищим студентом, затем наставником молодежи, неудобным критиком, политиком-реформатором. Даже находясь у власти, - продолжал он, - я не поменял отношения к ближним, к народу и к миру, не отыскивал для себя иного нравственного закона... для правителей государств и народов не существует иных этических норм, чем для простых людей. Это не только личное удовлетворение от того, что я всю свою жизнь, так удивительно и причудливо сложившуюся, оставался самим собой; важнее, что в стольких испытаниях сохранились и прошли проверку те человеческие и общественные идеалы, которые я исповедовал. Могу сказать, не солгав, что в неустанной борьбе за лучшее будущее народа и человечества я стоял на стороне добра. Осознания этого достаточно, чтоб жизнь человеческую назвать прекрасной, и, как говорится, счастливой"40.

 

Государственную деятельность Масарика отличали как высокий уровень политической компетентности, так и следование нормам нравственности. Поэтому до настоящего времени она столь значима, а личность обладает большой притягательностью.

 

Остается добавить, что следовать примеру Масарика как государственного деятеля было трудно и во времена его президентства, и после того, как он ушел с поста главы государства (хотя абсолютное большинство его приверженцев и даже противников признавали его авторитет, а "группа Града", равно как и коалиции политических партий, действовала с оглядкой на этот авторитет). Трудно это делать и сейчас, хотя приоритеты нравственности в политике признаются всеми.

 

По нашему мнению прямые приверженцы идей Масарика и сегодня посчитали бы, что совместный потенциал союза двух славянских народов был бы мощнее, чем их сумма после распада страны. Но для того чтобы этот потенциал можно было если не развивать, то хотя бы удерживать, нужен политик и мыслитель масштаба Масарика. Такового в послевоенной Чехословакии - и не только в Чехословакии - не оказалось.

 

 

40 Capek К. Op. cit., s. 167 - 168.

 

 


Новые статьи на library.by:
БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ:
Комментируем публикацию: ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ ТОМАША ГАРРИГА МАСАРИКА

© Э. Г. ЗАДОРОЖНЮК () Источник: Новая и новейшая история, № 5, 2012, C. 151-163

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.