ЖАК ШИРАК

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЖАК ШИРАК. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

185 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


29 ноября 1932 г. в Париже в семье Марии-Луизы и Франсуа Шираков родился единственный сын. Его назвали Жак. Франсуа Ширак в 20-е годы работал служащим в банке, а в начале 30-х он познакомился с двумя крупнейшими французскими авиапромышленниками М. Дассо и А. Потезом. Вскоре после рождения сына бывший банковский служащий становится генеральным директором авиастроительной фирмы Потеза.

Летнее время Жак проводил ежегодно в департаменте Коррез (Центральная Франция) в городке Сент-Фереоль. Там жили оба его деда. И тот, и другой были преподавателями средней школы. В 1940 г., вскоре после начала второй мировой войны, Мария-Луиза Ширак уезжает вместе с сыном в Сент-Фереоль, а в 1942 г. переезжает в городок Рейоль в департаменте Вар на юге страны. В Париж они возвращаются через два года. Жак начинает учебу в лицее Карно, а затем продолжает ее в одном из самых привилегированных средних учебных заведений Франции - лицее Людовика Великого.

Преподаватели отзывались о Шираке как о мальчике непосредственном, зачастую болтливом и невнимательном, но очень симпатичном1 . Каникулы он по-прежнему проводил в Сент-Фереоле. Одним из любимых занятий Жака была ловля форели. Ему также очень нравилось осваивать искусство приготовления различных блюд французской кухни. Одно время он даже посещал кулинарные курсы2 .

Юный Ширак не остается равнодушным и к бурным переменам в общественно- политической жизни послевоенной Франции. Победа антифашистской коалиции в войне коренным образом изменила соотношение классовых сил в стране. В 1944 г. было образовано временное правительство во главе с генералом де Голлем, который в глазах многих французов был освободителем. В него вошли Коммунистическая и Социалистическая партии, завоевавшие себе большой авторитет благодаря участию в движении Сопротивления, а также недавно образованная буржуазная партия Народно-республиканское движение. Временное правительство восстановило в стране демократические свободы, национализировало ряд отраслей промышленности и провело прогрессивные реформы, улучшавшие жизнь трудящихся. Однако в январе 1946 г. де Голль покинул пост премьер-министра, разойдясь во взглядах по основным внутриполитическим вопросам с представителями левых партий. В том же году была принята новая конституция Франции, и прошли первые выбо-


АРЗАКАНЯН Марина Цолаковна - кандидат исторических наук, младший научный сотрудник Института всеобщей истории АН СССР.

1 Desjardins Th. Jacques Chirac en personne. - Realites, Avril 1986.

2 Deligny H. Chirac ou la fringale du pouvoir. P. 1977, p. 100.

стр. 84


ры в Национальное собрание. Парламент вновь стал высшим органом государственной власти. Кабинет нес ответственность перед ним и по требованию депутатов обязан был уходить в отставку. Временному режиму пришла на смену IV Республика.

Франция активно включилась в "план Маршалла" и поддержала политику "холодной войны" против СССР. В стране произошла перегруппировка политических сил. Коммунисты, занимавшие первое место по числу представителей в Национальном собрании, были выведены из правительства. Началась бесконечная смена непрочных коалиционных кабинетов. За 12 лет существования IV Республики страна пережила 22 правительственных кризиса.

Генерал де Голль вскоре после своей отставки выступил с резкой критикой государственной системы. В апреле 1947 г. он объявил о создании движения "Объединение французского народа" (РПФ). Основной целью организации провозглашалась отмена конституции 1946 г. и установление "сильной власти" в лице президента республики. Начался важный этап в развитии голлистского движения. Именно в это время в основном сложилась идеология голлизма. На митингах и съездах РПФ де Голль неоднократно повторял, что Франция должна осознавать свое национальное величие, могущество и авторитет. Внешняя политика страны должна быть направлена прежде всего на защиту интересов французской нации. Свое величие и достойное место среди других держав страна может обрести только при помощи сильной государственной власти. Лидеры деголлевского объединения занялись разработкой социально-экономической доктрины голлизма, выдвинув идею "ассоциации труда и капитала", установления системы, "ассоциирующей" лиц, обеспечивающих работу предприятий3 .

Первоначально РПФ имело большой успех. В конце 1947 г. оно насчитывало почти миллион членов. Не избежал соблазна вступить в его ряды и 15-летний Жак Ширак. Много лет спустя он вспоминал: "Во времена Сопротивления и Освобождения мы, мое поколение, были еще детьми. Мы были также чересчур молоды, чтобы по-настоящему откликнуться на призыв Объединения французского народа. Но мы уже понимали, что такое режим партий, мы видели свою Францию, осмеянной из-за того, что ею никто не управлял, и французов, не знающих даже имени своего премьер-министра и привыкших к фактическому отсутствию государственной власти"4 . Еще через два года молодой Ширак подписал в числе миллионов людей всей планеты знаменитое Стокгольмское воззвание, требующее запрещения атомного оружия5 .

После получения степени бакалавра, свидетельствующей об окончании среднего образования, 17-летний Ширак стоит перед выбором дальнейшего пути. Летом 1950 г. он нанимается матросом на торговое судно. Но после нескольких недель "странствий по морям" возвращается в Париж и решает поступить в Высшую школу политических наук - одно из самых известных и престижных учебных заведений страны. Именно оно в течение десятилетий готовило французскую интеллектуальную элиту. Многие политические деятели III, IV и V Республик были его выпускниками. Ширак выдержал вступительные экзамены и осенью стал студентом.

Учеба в Высшей школе продолжается четыре года. Она дается Шираку довольно легко. Он жизнерадостен и весел. Товарищи прозвали его "вертолетом", так как он внезапно появлялся "повсюду, длинноногий и длиннорукий, постоянно суетившийся, прыгающий по ступенькам, мча-


3 См. Фадеева Т. М. Стратегия буржуазного реформизма в современной Франции. М. 1975, с. 44 - 76.

4 Цит. по: Clessis C., Prevost B., Wajsman P. Jacques Chirac ou la Republique des "cadets". P. 1972, p. 163.

5 Desjardins Th. Op. cit.

стр. 85


щийся по коридорам, пожимавший всем руки... Он всех поражал своей трудоспособностью и простотой, с которой поглощал любую тему за один вечер. В глазах некоторых он выглядел шалопаем, не очень-то интересующимся политическими науками. Но все были уверены, что он будет преуспевать. Самые проницательные прочили ему карьеру промышленного патрона"6 .

В отличие от многих своих сверстников-студентов Ширак не любит шумных вечеринок с танцами и музыкой. Он посещает их неохотно, предпочитая в часы досуга походить по антикварным лавкам и галереям современного искусства. Ширак очень много читает. Любит полицейские романы, но также не пропускает ни одного произведения Ж. П. Сартра и А. Камю. А самый предпочитаемый им жанр - поэзия, и не только французская. Он специально изучает русский язык, чтобы прочитать в подлиннике и перевести на французский роман Пушкина "Евгений Онегин". Свою любовь к стихам будущий политический деятель сохранил на долгие годы. Через 15 лет, когда Ширак уже стал депутатом Национального собрания, дотошные журналисты однажды обнаружили, что он во время очередного заседания в Бурбонском дворце прячет какой-то предмет под листами бумаги. Это был томик французского средневекового поэта Кретьена де Труа7 . Но это будущее. А пока, в 1953 г., в летние каникулы Жак отправляется "открывать" для себя Америку. Там он посещает пятинедельную летнюю школу при Гарвардском университете8 .

В следующем году 22-летний Ширак закончил Высшую школу политических наук и решил продолжить образование в Национальной школе администрации (ЭНА), успешно сдал конкурсные экзамены и был зачислен в нее. ЭНА была создана в 1945 г. по инициативе де Голля и призвана готовить высших государственных чиновников и функционеров. Очень быстро она стала играть важнейшую роль в формировании французского правящего класса. Престиж ее очень высок и сегодня. Многие ее выпускники занимают большие посты в государственном аппарате. Но прежде чем приступить к занятиям, Ширак должен был пройти военную службу, обязательную в то время. Он выбирает военную школу в Сомюре и обучается там в течение года, а затем, в сентябре 1955 г., в должности младшего лейтенанта отправляется служить в Западную Германию. Правда, его очень влечет Алжир.

В конце 1954 г. Франция начала там войну, так как алжирский народ под руководством Фронта национального освобождения поднялся на борьбу против колонизаторов. Алжир занимал совершенно особое место в системе французской колониальной империи. Он был завоеван Францией в 1830 г. и на протяжении всего последующего времени заселялся европейцами. В середине 50-х годов XX в. население Алжира насчитывало примерно 9,5 млн. человек, из которых более 1 млн. составляли европейцы. В руках этой части населения находилась вся полнота экономической и политической власти. Юридически Алжир не считался ни колонией, ни протекторатом, а просто причислялся к заморским департаментам Франции. В течение долгих десятилетий многим поколениям французов со школьной скамьи внушали, что Алжир является неотъемлемой частью их страны и что защита ее интересов в Алжире - патриотический долг каждого гражданина республики.

Ширак, как и многие другие молодые люди, стремился выполнить этот долг. И через полгода военной службы он добился перевода в действующую французскую армию в Алжире. В марте 1956 г. Ширак покидает ФРГ, но едет сначала в Париж, где женится на Бернадетт Шод-


6 Desjardins Th. Un inconnu nomme Chirac. P. 1983, p. 42.

7 Cm. Madjar R. Jacques Chirac le 12-maire. P. 1977, p. 20; Duhamel A. Les pretendants. P. 1983, p. 23; Szaf ran M. Chirac ou les passions du pouvoir. P. 1986, p. 29.

8 Desjardins Th. Un inconnu nomme Chirac, p. 31.

стр. 86


рон де Курсель. Он познакомился с нею еще в годы учебы в Высшей школе политических наук. Бернадетт была из состоятельной аристократической семьи, имеющей аббатство, замки, фаянсовый завод. Ее отец - крупный землевладелец. Дядя - Жоффруа Шодрон де Курсель - 17 июня 1940 г. вместе с де Голлем вылетел на военном самолете в Лондон, чтобы в отличие от капитулировавшего перед фашистской Германией правительства, возглавляемого маршалом Петэном, продолжать борьбу9 .

В апреле Ширак уже в Алжире и служит там больше года. Впоследствии он вспоминал, что это был самый захватывающий период его жизни: "Я находился в части, практически лишенной контактов с внешним миром. У нас не было даже транзисторов. Продовольствие нам доставляли самолетом. В течение долгих месяцев я вел очень увлекательный образ жизни"10 . Французская армия в Алжире в своем большинстве была проникнута ультраколониалистскими настроениями. Она поддерживала лозунги "Алжир - это Франция", "французский Алжир". Не составлял исключения и Ширак. Но осенью 1957 г. он уже меняет военную форму на штатскую одежду и в течение следующих двух лет учится в Национальной школе администрации. В 1958 г. у него родилась дочь Лоране. Каникулы он, как в детстве и отрочестве, проводит в Коррезе, но теперь уже со своей семьей.

Тем временем в политической жизни Франции происходят большие перемены. В 1958 г. вернулся к власти де Голль. Он совместно со своими соратниками создал новую конституцию, IV Республику сменила V. Отныне первостепенная политическая роль в стране стала принадлежать президенту. Де Голль воплотил в жизнь свою идею сильной власти. Большой подъем переживало и голлистское движение. Сторонники генерала объединились в партию "Союз за новую республику" (ЮНР)11 , которая очень быстро стала ведущей политической силой Франции. Первым премьер-министром V Республики стал соратник генерала М. Дебре. Пришло время "голлизма у власти" во главе с де Голлем. Оно продолжалось вплоть до отставки генерала в 1969 году. Деголлевцы начали воплощать в жизнь доктрину голлизма, разработанную еще во времена РПФ.

У Ширака в то время еще не было активного интереса к политике. Хотя, по происхождению, образованию и семейному окружению, его можно было назвать человеком правых политических взглядов. Он явно одобрительно отнесся к смене власти в стране. По окончании ЭНА Ширак поступил на работу в Счетную палату и опять попал в Алжир. Его распределили в филиал этого учреждения в алжирской столице. Там в январе 1960 г. он стал свидетелем "недели баррикад", когда ультраколониалисты подняли мятеж против президента и правительства, признавших право Алжира на самоопределение. Он сочувственно отнесся к мятежникам и вспоминал позднее, что не понимал в 1960 г., почему Алжир не должен оставаться французским. Но Ширак остался верен властям. О том, чтобы не подчиниться законному правительству, для него не было и речи12 .

В 1961 г. выпускник ЭНА возвращается в Париж. В начале следующего года у него родилась вторая дочь, Клод. Он преподает в Высшей школе политических наук. Но карьера преподавателя Ширака не прельщает. Он не прочь поменять работу и поэтому, как только узнает, что советник по экономике в генеральном секретариате правительства Ж. А. Бюжар ищет секретаря, тут же предложил ему свои услуги и был


9 См. Madjar R. Op. cit, р. 30; Szafran M. Op. cit., p. 44.

10 Цит. по: Desjardins Th. Un inconnu nomme Chirac, p. 64.

11 Позднее переименована в "Союз демократов за республику" (ЮДР).

12 Desjardins Th. Jacques Chirac en personne.

стр. 87


принят. В обязанности Ширака входило всего-навсего вести протокол на межминистерских заседаниях, посвященных экономическим вопросам.

Через шесть месяцев, в самом конце 1962 г., у Ширака появилась возможность (не без протекции друзей) устроиться на место секретаря в кабинете премьер- министра. Совсем недавно на этом посту Дебре сменил представитель послевоенного поколения голлистов Ж. Помпиду. Работа нового секретаря поначалу была проста. Он занимался досье, которые приходили из разных министерств в кабинет премьера. Ширак подбирал дела по снабжению, строительству, общественным работам и транспорту13 . Эту техническую должность он занимал почти пять лет. Но 1963 - 1967 гг. оказались, пожалуй, самыми важными в его жизни. Именно тогда Ширак обрел своего настоящего патрона, учителя и наставника. Им стал Помпиду. Встреча, знакомство и работа подле этого человека решили судьбу Ширака. Он избрал политическую карьеру.

Итак, для Ширака началась новая жизнь. Он попал в особую среду, особую атмосферу, царившую в кабинете. "Создателем" ее был Помпиду: внук крестьянина и сын учителя, в молодости преподаватель французской литературы, затем генеральный директор банка Ротшильда. Он был "очень образованным человеком, не любил шума и толпы, обожал свой комфорт, свои книги"14 . Вместе с тем он умел ладить с персоналом своего кабинета. Премьер-министр, с одной стороны, представал перед людьми, ни на минуту не забывая о своей роли второго лица в государстве, но, с другой - никогда и никому не отказывал во внимании и отзывчивости. По словам Ширака, все, кто когда-либо работал с Помпиду, вспоминали потом об этом как о большом событии в своей жизни. "Он имел огромный авторитет и большое сердце... Это был патрон, о котором можно было только мечтать"15 . С самого начала знакомства с премьером Ширак был очарован им и не скрывал своего восхищения.

Свою работу Ширак любил. Он обладал всеми качествами, чтобы хорошо делать ее. Его отличали огромное трудолюбие и трудоспособность, отличная память, а главное, непреодолимая жажда познать все тайны политики и неукротимая жизнерадостность. Те, кто тогда наблюдал за ним в Матиньонском дворце (резиденция премьер-министра), говорили, что он был похож на "скачущую лошадь", "всегда готовый разразиться громким смехом, влетающий в кабинеты как ураган, хлопающий дверями,., обожающий пожимать всем руки, целующий всех секретарш (молодых и пожилых, красивых и некрасивых) и ужасно желающий всем понравиться"16 . Тогда же начали проявляться и другие черты характера будущего политика: резкость, экспансивность, напористость. Многие с удивлением отмечали, что молодой секретарь иногда был просто дерзок: "Вызывал к себе министров, перебивал их, проявлял признаки властности. Он отчитывал чиновников-финансистов. Никто из остальных сотрудников Матиньона себе такого не позволял. Но какой это производило эффект!"17 .

Такого сотрудника трудно было не заметить. Помпиду очень быстро обратил на него внимание. Премьер-министр вообще внимательно относился к окружавшей его молодежи и содействовал ее продвижению и завоеванию ею позиций в рядах голлистского движения. Пройдет время, и этих приверженцев голлизма назовут "молодыми волками" Помпиду. В Шираке премьер-министра привлекала его жизнерадостность и необычайные напористость и упорство. "В моем кабинете, - отмечал Помпиду, - его прозвали "бульдозером". Опыт показывал, что он добивался всего, чего хотел. Он просто не останавливался, пока не достигал своей


13 Deligny H. Op. cit., p. 63.

14 Desjardins Th. Un inconnu nomme Chirac, p. 88.

15 Ibid., p. 94.

16 Ibid., pp. 88 - 89.

17 Ibid., p. 87.

стр. 88


цели"18 . И еще премьер пошутил однажды: "Если бы я попросил его прорыть за ночь туннель между моим домом на набережной Бетюн и Матиньонским дворцом, Ширак нашел бы способ это сделать. На следующее утро в 9.15 он ждал бы меня при выходе из туннеля, чтобы сообщить о выполненном задании"19 .

Два человека постепенно сближались. Двадцать лет разницы в возрасте не мешали этому. Помпиду видел в Шираке своего твердого приверженца. Для Ширака Помпиду становился единственным идейным наставником и духовным лидером. "Именно он сформировал меня, - утверждал Ширак, - он привел меня в политику и объяснил, что такое долг и что такое Государство"20 . В 1965 г. Ширак впервые был избран муниципальным советником в Коррезе, где он по-прежнему любил проводить свой отпуск. В том же году в его жизни произошло еще одно событие. В составе правительственной делегации он впервые побывал в СССР, в Москве. Большое впечатление на него произвели посещение Кремля и поездка в Ленинград.

В 1966 г. Помпиду решает "выпустить" молодую поросль своих приверженцев на завоевание парламента. На март следующего года назначены выборы в Национальное собрание. Среди желающих "попытать счастья", конечно же, и 33-летний Ширак. Ему премьер-министр предложил баллотироваться в одном из парижских округов, где традиционно сильные правые силы. Но Ширак выбирает любимый им с детства департамент Коррез, родину своих предков. Его совершенно не смущает, что там издавна успеха добиваются только левые. "Лишь несостоявшуюся битву нельзя выиграть", заявляет он и тут же ввязывается в борьбу21 .

Начиная с июня 1966 г. и вплоть до марта 1967 г. каждый уик-энд Ширак проводит в Коррезе, в округе Юссель, в 500 км от Парижа. Он решает во что бы то ни стало завоевать души людей, которые живут на этой земле, пытается попять их образ жизни, обычаи, нравы, традиции, а главное, уверить их, что он сам - часть всего этого. Каждую субботу и воскресенье он в дороге, "посещает все фермы всех 117 коммун своего округа. Он без конца делает записи, поднимается на заре, работает за десятерых. Ни одно письмо и ни один телефонный звонок к нему не остаются без ответа"22 .

В феврале 1967 г. в Юссель приезжает поддержать своего питомца сам премьер- министр. Он заявляет: "Такой Ширак необходим каждому округу". И далее продолжает, как всегда, с неизменным юмором: "В моем кабинете никто и никогда не мог оказать ему сопротивление. Доказательством этому служит то, что я, несмотря на занятость, нахожусь сейчас здесь. Я тоже не смог устоять перед ним. Надеюсь, что он еще не скоро выставит меня из правительства. Но при такой активности, при такой мощной работоспособности, такой устремленности к достижениям, я могу все потерять, а вы - все обрести"23 . И через месяц Ширак избирается депутатом Национального собрания. Это, несомненно, был огромный успех. Отныне и надолго к его прозвищу прибавилось название департамента: теперь Ширака называли "бульдозером из Корреза".

Премьер-министр щедро отблагодарил Ширака за его достижения. В процессе формирования своего нового кабинета в апреле 1967 г. он объявил молодому депутату: "Ширак, я оставил для вас откидную ска-


18 Цит. по: Clessis C., Prevost B., Wajsman P. Op. cit., p. 68.

19 Цит. по: Ibid., p. 22.

20 Цит. по: Deligny. H. Op. cit, p. 62.

21 Цит. по: Nav C. La double meprise. P. 1980, p. 34.

22 Ibid., p. 35.

23 Ibid.

стр. 89


меечку. Но только не вздумайте возомнить себя министром"24 . "Откидной скамеечкой" оказался пост государственного секретаря по занятости. Ширак в 34 года стал самым молодым членом кабинета. О своем подопечном Помпиду рассказал де Голлю, и тот пожелал на него посмотреть. Ширак находился в одном из парижских ресторанов, когда к нему подошел метрдотель и сказал, что его просит к телефону президент республики. Правда, когда ошарашенный молодой депутат взял трубку, оказалось, что на другом конце провода секретарь де Голля, сообщивший о времени встречи с президентом.

На следующий день Ширак единственный раз в своей жизни беседовал с генералом. Тот поинтересовался его подготовкой предвыборной кампании, попросил немного рассказать о себе и пожелал удачи25 . Ширак был взволнован этой встречей, но, пожалуй, не почувствовал, что перед ним лидер движения, к которому он принадлежит. Он считал своим вождем и учителем только Помпиду, воплощавшего уже следующий этап голлистского движения. Для Ширака "император" и его "маршалы", де Голль и его ближайшее окружение (М. Дебре, Ж. Шабан-Дельмас, О. Гишар, П. Мессмер), представляли собой уже историю. "Он всегда смотрел на них, - по словам Помпиду, - с уважением, но настороженно... и не жалел, что не оказался в их рядах в часы побед. Он противопоставлял им свою молодость"26 .

Пост государственного секретаря по занятости Ширак занимает примерно год. В мае 1968 г. он становится государственным секретарем по финансам. Это было время, когда для страны в целом и ее правительства настало время тяжелых испытаний. Еще в начале 1968 г. в ряде городов Франции начались студенческие волнения. Студенты выступали против системы высшего образования, считая ее устаревшей. Постепенно их критика начала распространяться и на общество в целом. В начале мая в Париже, в ответ на угрозу исключения из Сорбонны нескольких активистов студенческих организаций, учащиеся объявили забастовку. Университетские власти обратились к полиции, которая прибегла к массовым арестам и даже избиениям. В ответ на это в Париже и других городах начались массовые студенческие демонстрации, сопровождавшиеся схватками с полицией. Студентов поддержали Всеобщая конфедерация труда (ВКТ) и Французская компартия (ФКП). Начались демонстрации солидарности со студентами и забастовки протеста, быстро переросшие во всеобщую стачку огромного размаха. По всей стране рабочие прекращали работу и занимали предприятия. Они требовали увеличить заработную плату, улучшить социальное обеспечение, принять меры против безработицы, гарантировать соблюдение прав профсоюзов и т. д.

Премьер-министр и его правительство начали переговоры с профсоюзными организациями. На Ширака была возложена ответственная миссия налаживания контактов с ними. Он должен был ежедневно докладывать правительству о ходе переговоров27 . В начале июня Ширака вызывают в Сент-Фереоль. Там внезапно умер его отец. Ширак смог вылететь туда только на один день. Ему пришлось тут же вернуться в Париж, чтобы принять участие в заключении т. н. Гренелльских соглашений. Они были подписаны представителями правительства, предпринимателей и профсоюзов и фиксировали определенные уступки трудящимся: повышение заработной платы, повышение пенсий, сокращение рабочей недели до 40 часов и т. д.

Как только утихли классовые бои, Шираку пришлось пройти еще через одно испытание. Де Голль выразил недовольство политикой правительства. В окружении президента республики Помпиду слыл консерва-


24 Цит. по: Clessis C., Prevost B., Wajsman P. Op. cit., p. 191.

25 Ibid., p. 195.

26 Paris-Match, 4.IV.1986.

27 Nay. C. Op. cit, p. 36.

стр. 90


тором. Многие считали, что все пять лет своего пребывания в Матиньоне он сдерживал реформистские замыслы, исходящие из Елисейского дворца (резиденция президента). Де Голль же после укрепления государственной власти и национальной независимости Франции серьезно подумывал о переходе к завершающей составной части своей политики - "участию" или "ассоциации труда и капитала". Поэтому он и решил назначить на пост премьер-министра человека, настроенного более реформистски. Им стал бывший министр иностранных дел М. Кув де Мюрвиль. Так в июле 1968 г. Помпиду ока тлея просто частным лицом.

Ширак сразу решает покинуть занимаемую им должность. Но бывший премьер- министр не позволяет ему этого сделать, и тот остается на посту государственного секретаря по финансам. Кув де Мюрвиль отдавал себе отчет в том, какое влияние приобрел Помпиду в кабинете министров за те пять лет, что был премьером. Поэтому он весьма дипломатично решил никоим образом не допустить конфронтации со своим предшественником. Когда был официально объявлен состав нового кабинета, оказалось, что в нем всего пять новых лиц. В кабинете Кув де Мюрвиля Ширак работает почти год. Но все это время он проводит подле своего наставника. Помпиду поселился почти отшельником на улице Латур-Мобур. Его посещают немногие. Но Ширака среди них можно встретить постоянно. Он приходит почти ежедневно, чтобы рассказать патрону о том, что делается в правительственных кругах, и просто поболтать. Двух мужчин уже давно связывают не только деловые отношения, но и узы самой крепкой дружбы.

1969 год внес новью перемены в политическую историю Франции. Де Голль осознавал, что движение мая-июня 1968 г. свидетельствовало о недовольстве широких масс французов существующей государственной системой. Поэтому он решил начать воплощение в жизнь проектов социально-экономических реформ в духе "сотрудничества классов", выдвигаемых голлистами еще со времен РПФ. Первым шагом в осуществлении этого плана стал законопроект о новом районировании Франции и обновлении сената. Генерал вынес его на всеобщий референдум, но не был поддержан. 52% голосовавших высказались против законопроекта. В такой ситуации в мае 1969 г. 78-летний де Голль посчитал нужным сложить с себя полномочия президента.

Уже на июнь были назначены внеочередные президентские выборы. Голлистская партия единодушно выдвинула Помпиду на пост главы государства. Предвыборная кампания проводилась в спешном порядке. Ее финансовой стороной руководил Ширак. Ему опять была поручена важная и ответственная роль. 20 июня 1969 г. Помпиду стал президентом республики.

Ушел в историю период "голлизма у власти". Начиналась эпоха голлизма после де Голля. Помпиду определил дальнейший политический курс V Республики словами "преемственность и диалог". Под "преемственностью" подразумевалось продолжение основных направлений в экономике и политике, сложившихся при де Голле, а под "диалогом" их частичное изменение "под нажимом партнеров по коалиции и в результате эволюции голлистской партии"28 . Партнером по коалиции была вторая буржуазная партия страны "Национальная федерация независимых республиканцев", возглавляемая молодым и энергичным политиком В. Жискар д'Эстетюм.

Учитывая в "послемайский" период рост стремлений к переменам среди многих прослоек французов, а также антикапиталистические настроения трудящихся, Помпиду назначил на пост премьер-министра


28 Новиков Г. Н. Голлизм после де Голля. Идейная и социально- политическая эволюция 1969 - 1981 гг. М. 1984, с. 96.

стр. 91


одного из "баронов голлизма" - председателя Национального собрания, реформистски настроенного Ж. Шабан-Дельмаса. Тот провозгласил курс на создание "нового общества", в основу которого должна была лечь деголлевская идея "участия". Шабан-Дельмас хотел провести ряд реформ, которые могли бы предотвратить возможность повторения социального взрыва, подобного майско-июньским событиям 1968 года. Премьер-министр предложил пойти на уступки трудящимся в области заработной платы, пенсий, семейных пособий, дабы облегчить "интеграцию" рабочего класса в капиталистическую систему.

Ширак пока остается на посту государственного секретаря по финансам. Он занят главным образом составлением первичного варианта годового государственного бюджета. Министром экономики и финансов назначен Жискар д'Эстен. Летом 1969 г. произошла первая встреча будущего президента Франции с его будущим премьер-министром. Они быстро начали понимать друг друга, быстро сработались. Но длилось это недолго. Через полтора года в правительстве произошли передвижения, и Помпиду решил, что его 38-летнему питомцу пора уже себя попробовать в роли министра. Ширак назначается министром по связи с парламентом. И вот здесь начинаются трудности. Оказалось, что такую роль необходимо выполнять очень деликатно, что никак не вязалось с характером и темпераментом нового министра. Для этого нужно было прекрасно знать, что такое Национальное собрание, а Ширак не успел провести в Бурбонском дворце и нескольких сессий.

И друзья, и враги Ширака сошлись во мнении, что ему эта должность не подходила, т. к. в данном случае не нужно было "возглавлять административное ведомство, распоряжаться бюджетом, проводить закон или воплощать в жизнь проект, успокаивать или одаривать избирателей. Ничего подобного. Нужно было "просто" поддерживать хорошие взаимоотношения между правительством и парламентом, организовывать программу парламентских сессий с председателями Собрания и его комиссий... словом, "держать в руках" правительственное большинство.., а для этого нужно иметь целый ряд качеств: сговорчивость, определенный вкус к дискуссиям и переговорам... небольшим заговорам в кулуарах, завтракам, которые тянутся без конца"29 . Такими качествами Ширак не обладал. Он плохо справлялся с возложенной на него миссией и как-то заявил: "Занимая такой пост, только наживаешь себе врагов"30 . Так и получилось.

В 1972 г. вспыхнул финансовый скандал, связанный с именем молодого министра. Дело в том, что еще в 1969 г. Ширак купил за 210 тыс. франков (из них 150 тыс. он получил в наследство от отца) в департаменте Коррез небольшой ветхий замок Бити XVII в., принадлежавший некогда мушкетеру короля. Вскоре он сумел добиться регистрации своего замка в качестве исторического памятника. На этом основании министр был не только освобожден от уплаты налога с новой собственности, но и получил субсидии на сумму 60 тыс. франков для реставрации здания. Эти сведения просочились в прессу, и началось "дело о замке Ширака". Неизвестно, как далеко бы оно зашло, если бы не вмешался Помпиду. С его помощью скандал притушили. Но, как утверждают некоторые исследователи, президент сказал тогда: "Когда кто- нибудь хочет заниматься политикой, он не должен иметь замка, если только тот не принадлежит его семье по крайней мере со времен Людовика XV"31 .

В годы президентства Помпиду заметную политическую роль в его окружении стали играть П. Жюйе и М. Ф. Гаро. Оба были чиновниками по особым поручениям, но фактически являлись ближайшими советни-


29 Desiardins Th. Un inconnu nomme Chirac, p. 214.

30 Ibid.

31 См. Szafran M. Op. cit., p. 130.

стр. 92


ками президента. Они возглавляли одно из идейных направлений кабинета, без сомнения, консервативное. К другому, либеральному, относились директор канцелярии президента Э. Балладюр, а также секретарь канцелярии, впоследствии министр иностранных дел Франции, М. Жобер, которые также пользовались влиянием. Ширак предпочел примкнуть к первому лагерю. Или же его смогли "обратить в свою веру". Жюйе вообще слыл очень удачливым "охотником за головами". Он имел славу "создателя королей, которых с удовольствием выращивал". Увидев однажды Ширака, он сразу подумал: "Вот то, что надо"32 . Как бы то ни было, сближение молодого министра с Жюйе и Гаро было явным.

Эти два советника президента видели свою задачу в смещении "чересчур либерального" премьер-министра. Шабан-Дельмас писал в своих мемуарах: "Кабинет Помпиду представлял собой два блока. С одной стороны, Жобер и Балладюр, с другой - Жюйе и Гаро. Начиная с осени 1969 г. последние все время вставляли мне палки в колеса"33 . Жюйе прямо заявлял Шабан- Дельмасу, что его либерально-реформистский курс способствует "проникновению социализма во Францию"34 и, по существу, только на руку крепнущему союзу левых сил. Консервативная тенденция в окружении президента одержала верх. В июне 1972 г. Помпиду предложил премьеру выйти в отставку. Новый кабинет в начале следующего месяца сформировал деголлевец авторитарного склада Мессмер. Основной целью своей внутренней политики он считал консолидацию правых сил и их борьбу с левым лагерем. Переформирование правительства позволило Шираку получить новое назначение. Теперь он занял пост министра сельского хозяйства и тут же с удовольствием и неизменными напористостью и горячностью приступил к исполнению новых обязанностей.

Помпиду возлагал на молодого министра решение двух задач. Во-первых, содействовать развитию в стране семейных сельских хозяйств, во-вторых, попытаться поднять в глазах крестьян престиж правительства, который в последнее время стал явно падать35 . Эксперты вскоре пришли к выводу, что Ширак по-настоящему не разбирается в проблемах сельского хозяйства. Зато он сразу сумел завоевать симпатии крестьян, рьяно защищая их интересы. В самом начале 1974 г. на встрече министров сельского хозяйства стран "Общего рынка" в Брюсселе Ширак яро отстаивал поднятие цен на французское мясо. Дебаты продолжались до 3 часов утра. Остальные члены сообщества никак не хотели соглашаться. Тогда раздосадованный французский министр "хлопнул" дверью и покинул зал заседания36 . О времени пребывания на этом посту Ширак вспоминал с удовольствием: "Я был тогда просто счастлив. Президент и премьер-министр давали мне спокойно работать. У меня было приятное ощущение, что я полезен, что я продвигаю вперед какие-то дела, что я помогаю людям, к которым отношусь с уважением. Мне нравилось постигать профессию министра"37 .

В марте 1974 г. Помпиду назначил Ширака на более высокий пост - министра внутренних дел. Президент республики явно хотел продвинуть своего любимца все выше к верхушке пирамиды власти. Чем это было вызвано? Скорее всего, стремлением представить Ширака как своего преемника. Еще в середине 1973 г. здоровье Помпиду заметно ухудшилось. Он все реже и реже стал появляться в публичных местах, не всегда присутствовал на заседаниях совета министров. В правительстве ползли слухи, что президент серьезно болен. Это очень многих настора-


32 Ibid., p. 70.

33 Chaban-Delmas J. L'Ardeur. P. 1975, p. 370.

34 L'Express. 23.VI.1979.

35 Des jar dins Th. Un inconnu nomine Chirac, p. 202.

36 Madjar K. Op. cit, p. 89.

37 Цит. по: Szafran M. Op. cit., p. 138.

стр. 93


живало. Но официальных сообщений о состоянии здоровья Помпиду не было, Ширак упорно не хотел верить слухам. Он рьяно взялся за разработку реформы министерства внутренних дел. Но 2 апреля 1974 года, вечером, все программы французского телевидения были прерваны экстренным сообщением: президент республики скоропостижно скончался.

Для Ширака это была катастрофа. Он потерял любимого учителя и наставника, самого близкого друга. 4 апреля на заупокойной мессе в церкви Сен-Луи ан л'Иль Ширак, по словам очевидцев, "походил на раненого зверя"38 . Казались рухнувшими все надежды. Ведь эму не хватило, может Сыть, всею нескольких лет, чтобы наследовать Помпиду. Но пока Ширак не достиг еще той политической зрелости, когда можно было стать хотя бы достойным лидером голлистского движения. Ему недоставало авторитета и опытности. Многие считали его просто исполнителем при президенте. "В парламенте и в министерствах его называли перелетающим с места на место, без конкретного серьезного занятия. Где же он мог приземлиться, когда Помпиду не стало? У него за плечами не было тридцати лет голлизма, как у Жака Шабан-Дельмаса. И он не готовился в течение 12 лет к выдвижению своей кандидатуры в президенты республики, как Валери Жискар д'Эстен"39 .

Сам Ширак в 1978 г. так писал о том, какой период в его жизни закончился со смертью Помпиду: "Как приятно было чувствовать, что тебе подсказывают дорогу, получать импульс к действию, следовать опыту и советам друга. Я имел такую возможность на протяжении десяти лет. Она меня обогатила, открыла меня самому себе. Я бы не был тем, кем я стал, если бы судьба так милостиво не уготовила мне этой встречи. Теперь закончилось для меня время того душевного спокойствия, которое приносит счастье служить. Или, вернее, служба приобрела уже суровый облик долга по отношению к делу, привлекательная сторона которого только в нем самом"40 . Привязанность Ширака к Помпиду была самой искренней. Он и по сей день сохраняет самые теплые отношения с его вдовой. Каждый год мадам Клод Ломпиду проводит один из летних месяцев в замке Бити, вместе с Шираком, его женой и дочерьми41 .

После смерти Помпиду вспыхнул острый внутрипартийный конфликт, который давно назревал и олицетворял борьбу либералов и консерваторов в голлистском движении. Жюйе, Гаро и Ширак очень хотели, чтобы официальным кандидатом голлистов в президенты и всех правых стал Мессмер. Но тот решительно отказался баллотироваться. Тогда свою кандидатуру выдвинул Шабан-Дельмас. Его поддержали Дебре, Фрей, Гишар и все руководство партии. Ширак и его сторонники решительно выступили против этого. От "независимых республиканцев" баллотировался Жискар д'Эстен. Его-то и решил поддержать молодой министр внутренних дел. Впоследствии он утверждал: располагая данными статистики опросов общественного мнения, он понимал, что голлистский кандидат не имеет шансов выиграть у единого представителя левых сил Ф. Миттерана42 .

Ширак был в числе тех 39 депутатов и 4 министров-голлистов, которые открыто выступили в поддержку Жискар д'Эстена, совместно подписав "призыв 43-х", направленный против Шабан-Дельмаса. В результате голлистский кандидат потерпел сокрушительное поражение. Он набрал в первом туре всего 15% голосов избирателей и не смог попасть во второй. Президентом республики стал Жискар д'Эстен, победив 19 мая 1974 г. Миттерана во втором туре выборов с минимальным преимуществом. Деголлевцы потеряли пост, который принадлежал им 16 лет. "Ба-


38 Ibid., p. 151.

39 Deligny H. Op. cit., p. 336.

40 Chirac J. La lueure de l'esperance. P. 1978, p. 236.

41 Desjardins Th. Jacques Chirac en personne.

42 Chirac J. Op. cit., p. 88.

стр. 94


роны" голлизма заклеймили Ширака как "предателя". Он же и другие "молодые волки" обвинили "баронов" в том, что они "завели голлизм в болото", лишив движение динамизма и массовой базы43 .

Вскоре после выборов стало известно, что новый президент предложил пост премьер-министра Шираку. Тот с удовольствием принял предложение и решил, что его назначение самым положительным образом скажется на голлистском движении, поможет ему оправиться от только что полученного тяжелого удара. У Ширака были, казалось бы, все основания радоваться своему продвижению по политической лестнице. Но исполнять обязанности премьер-министра в сложившейся ситуации оказалось делом очень непростым. Обстановка, возникшая в правящей коалиции после избрания президентом "независимого республиканца", была своеобразной и сложной.

Сразу после вступления на пост главы государства Жискар д'Эстен заявил, что он назначил премьером Ширака, потому что хотел видеть на этом месте человека, который поддержал его кандидатуру на выборах, принадлежал к ЮДР и имеет значительный опыт работы в правительстве44 . Неспроста была упомянута тут принадлежность Ширака к ЮДР, т. к. голлистская партия оставалась самой многочисленной по числу представителей в Национальном собрании (она располагала 183 мандатами, "независимые республиканцы" - всего 55). Президент явно рассчитывал с помощью Ширака подчинить себе голлистов.

Несмотря на большое влияние в парламенте, голлистская партия переживала явный кризис. Голлистское движение резко пошло на спад. ЮДР начала терять своих избирателей. Среди его сторонников царили упаднические настроения. "Рухнула династия, царствовавшая 16 лет. Все кончилось. Нет больше смелых соратников, высоко поднимающих Лотарингский крест (символ и эмблема голлизма. - М. А.), баронов, кичащихся своими титулами, и простых беспредельно преданных подданных. Настало время капитуляции и веревки на шее"45 . В такой оценке создавшегося положения краски, конечно, сгущены, и все же ситуация была действительно драматичной. Руководство ЮДР не знало: как поступить? Какую позицию занять по отношению к президенту - "независимому республиканцу" и к "изменившему делу голлизма" премьер-министру?

Зато Ширак твердо знал, что ему необходимо в первую очередь. Он решил: для того, чтобы играть самостоятельную роль при президенте, ему нужно прежде всего подчинить себе голлистское движение, встать во главе партии. Он быстро сумел добиться (не без помощи Жюйе и Гаро), чтобы А. Сангинетти, генеральный секретарь ЮДР, отказался от своей должности. 14 декабря 1974 г. на заседании ЦК ЮДР он публично заявил о своем решении. Еще не успели смолкнуть возгласы удивления и недоумения, как Ширак поднялся и заявил: "Значит, нужно избрать нового генерального секретаря. Я кандидат". Тогда, после небольшого оцепенения, зал взорвался. Шабан-Дельмас кричал: "Это же балаганный фарс!". Другой член ЦК, Р. -А. Вивьен, спрашивал: "Сегодня что, 18 брюмера или 1 апреля?" А Ширак совершенно невозмутимо повторял: "Я кандидат". И был избран 57 голосами против 2746 . Известный французский политолог М. Дюверже назвал этот акт "полуковбойским эпизодом"47 . И тем не менее премьер-министру удалось стать лидером голлистской партии.

Президент республики надеялся, что с помощью Ширака он сможет "Жискардизировать" ЮДР, но тот предпочел ее "ширакизировать". Тем


43 L'Aurore, 10.VI.1974.

44 Madjar R. Op. cit., p. 103.

45 Nay C. Op. cit., p. 35.

46 Ibid., p. 167.

47 Le Monde, 17.XII.1974.

стр. 95


не менее это не помогло ему утвердиться на своем посту. Очень быстро между Жискар д'Эстеном и Шираком возникли серьезные разногласия по важным политическим вопросам. Премьер-министр считал слишком "либеральной" социально-экономическую политику президента. Он полагал, что она напоминает курс на "новое общество" Шабан-Дельмаса. Ширак расценивал также как недопустимую тактику "национального примирения" Жискар д'Эстена, направленную на смягчение отношений с левыми силами. Президент не раз заявлял о своей приверженности к центристской стратегии и объявил, что отныне "Франция будет управляться из центра"48 . Он стремился таким образом, сомкнувшись с центристами, изменить соотношение сил в правящей коалиции. И против этого тоже выступал Ширак.

Жискар д'Эстен лишил Ширака некоторых привилегий, традиционно принадлежавших премьер-министрам Франции, например, права финансового арбитража. "В отличие от своих предшественников он не мог вмешиваться в споры между министерствами относительно распределения между ними бюджетных средств. Потеря этой важной прерогативы фактически сводила на нет влияние главы правительства на министров"49 . Ключевые посты (министра экономики и финансов, министра внутренних дел и т. п.) занимали в кабинете "независимые республиканцы". И действовали они, как правило, в обход премьер-министра, обращаясь прямо к главе государства50 . Именно он, а не премьер-министр, как это было раньше, намечал программу правительственных реформ. Некоторые французские исследователи отмечали, что Жискар д'Эстен вел себя как настоящий суверен. За столом его обслуживали только первым. "Если вместе с ним не обедали его жена, премьер-министр или кто-либо из зарубежных иерархов, место за столом напротив него неизменно оставалось пустым... На официальных церемониях он просил Ширака всегда держаться в трех шагах позади него"51 .

Все эти обстоятельства привели вскоре к развязке. Ширак все время чувствовал себя как бы со "связанными руками". А если на самом деле они и были развязаны, то лишь для того, чтобы "дирижировать оркестром по партитуре, составленной главой государства"52 . В результате Ширак не смог стать "Ришелье при Людовике XIII"53 и после двух лет исполнения обязанностей премьер-министра в июле 1976 г. подал в отставку. (Случай доселе небывалый в истории V Республики.) Президент принял ее и лишь попросил подождать месяц с официальным объявлением. Ширак согласился и улетел в Японию. Сначала он был принят там официальными лицами, а затем отправился в небольшое путешествие по стране, посещая музеи, монастыри, священные рощи, с интересом наблюдая за соревнованиями по старинным воинским видам спорта.

В Париж Ширак вернулся в августе и сразу же опубликовал короткое коммюнике: "Я только что вручил президенту прошение о моей отставке, ранее предупредив его о своем намерении. Я не располагал средствами, которые считал необходимыми для эффективного осуществления своих функций, и поэтому решил положить им конец"54 . Новым премьер-министром был назначен Р. Барр. Ему, теперь уже бывший, премьер сказал: "Я покидаю свой пост без особой горечи в душе, и моя печаль смягчается тем, что теперь его займете Вы, человек, которого я уважаю и люблю. От всего сердца желаю Вам преуспеть во благо нашей стра-


48 Bothorel J. Le pharaon: Histoire de septennat giscardien: 19 mai 1974 - 22 mars 1978. P. 1983, p. 171.

49 Чернега В. Н. Политическая борьба во Франции и эволюция голлистской партии в 60 - 70-е годы. М. 1984, с. 98.

50 Там же, с. 97 - 98.

51 Nay C. Op. cit., p. 143.

52 Madjar R. Op. cit., p. 106.

53 Duhamel A. Op. cit., p. 26.

54 Madjar R. Op. cit., p. 108.

стр. 96


ны"55 . Пройдет много лет, и Ширак отметит, что он был слишком молод, когда в первый раз стал хозяином Матиньонского дворца, и что на таком ответственном посту можно достичь успехов лишь в зрелом возрасте56 .

Руководство ЮРД одобрило решение своего лидера. Отныне две главные партии буржуазного лагеря превратились, по существу, в соперничавшие между собой группировки. После ухода со своего поста Ширак решает отдохнуть и уезжает в свой замок Бити. Правда, отдых был недолгим. В начале осени бывший премьер-министр уже в Париже: полон новых идей и планов. Конечно, он будет продолжать борьбу за власть. Первым долгом он решает "возродить" голлизм, чтобы опираться на сильную партию, играющую самостоятельную роль в партийно-политической системе Франции. Так в октябре 1976 г. рождается идея преобразования ЮДР в "Объединение в поддержку республики" (ОПР). "Ширак задумал стать... "вождем" голлизма, восстановленного в его первозданных традициях. Отсюда заимствование идеи, духа и названия Объединение в поддержку республики у Объединения французского народа"57 .

Когда-то де Голль написал в "Военных мемуарах": "Все когда-нибудь начинается снова. И после того, когда меня самого уже не будет, рано или поздно, все, что сделал я, станет началом нового порыва"58 . И как бы отвечая основателю движения, Ширак говорит: "ОПР не имеет другой цели, как вернуться к истокам и вызвать новый порыв"59 . Провозглашение нового голлистского объединения состоялось на чрезвычайном съезде в Париже 5 декабря 1976 года. Собралось более 60 тыс. голлистов. Они восторженно приветствовали нового лидера, "славного адмирала неоголлистского флота"60 . Один из участников съезда так описал появление Ширака: "Внезапно начался страшный шум: вот он! Аплодисменты стали громче и тут же превратились в бурный шквал. Вокруг меня все поднялись, чтобы его увидеть, молодые и старые встали на свои стулья. Они кричали что есть мочи, скандировали его имя, всецело охваченные энтузиазмом, граничащим с психозом"61 . Речь Ширака прерывалась овациями 97 раз. Съезд, как некогда, закончился пением "Марсельезы".

Глава объединения некоторое время спустя напишет о создании ОПР: "Так случилось, что я создал и что я возглавляю Объединение в поддержку республики, т. е. движение, которое черпает свое вдохновение в голлизме и применяет его к современным условиям. Другие, и я говорю об этом открыто, могли бы лучше, чем я выполнить эту миссию в силу того, что они вершили большие дела еще при генерале де Голле. Но они этого сделать не пожелали или же не сумели. Я не спрашивал себя, достоин я или нет принять это огромное наследие. Нужно было, чтобы кто-нибудь это сделал, и теперь мне остается только одно: стать действительно достойным его, даже если придется изменить свою натуру и свои склонности"62 .

Но натуру изменить сложно. На посту председателя ОПР Ширак оставался жестким, непреклонным, прямолинейным. Авторитарность его характера проявлялась постоянно. Все основные решения он принимал только совместно со своими ближайшими советниками Жюйе и Гаро. В его окружении в конце 70-х годов появляются также Ш. Паска и И. Гена. Другие руководители ОПР о принятии важных постановлений собственной партии узнавали иногда только через средства массовой информации. Балладюр как-то сказал о Шираке, что он "никогда не оста-


55 Цит. по: Desjardins Th. Un inconnu nomme Chirac, p. 335.

56 Le Monde, 10.IV.1988.

57 Новиков Г. Н. Ук. соч., с. 144.

58 Gaulle Ch. de. Memoires de Guerre. Vol. III. Le Salut. P. 1959, p. 371.

59 Chirac J. Op. cit., p. 18.

60 Duhamel A. Op. cit., p. 26.

61 Vivian P. Reflexions d'un franjais sur le mystere Chirac. P. 1978, p. 13.

62 Chirac J. Op. cit., p. 14.

стр. 97


навливается на своем пути"63 . И был совершенно прав. Уже в марте 1977 г. лидер голлистов ввязался в "битву за Париж".

Избрание мэра столицы стало главным событием муниципальных выборов. Левые силы выставили единого кандидата Ж. Сарра. "Независимые республиканцы" с согласия и при поддержке президента республики выдвинули кандидатуру М. д'Орнано. Тогда в качестве претендента на первую мэрию страны предложил себя и Ширак. Борьба за "пост мэра Парижа сразу превратилась в открытое состязание двух политических направлений в правящем блоке - реформистского жискаровского и более консервативного - шираковского"64 . В результате, выйдя на второе место после кандидата левых Сарра в первом туре выборов, председатель ОПР победил во втором. С 1977 г. он - бессменный мэр столицы. Голлисты могли праздновать победу.

В следующем году вышли две книги Ширака - "Отблеск надежды" и "Речь для Франции в час выбора"65 . Именно в этих произведениях (к ним можно прибавить и написанное ранее небольшое "Предисловие" Ширака к книге, посвященной ЮДР) он высказал свои внутриполитические, социально- экономические и внешнеполитические взгляды. По его мнению, "на базе Конституции 1958 г. создан, бесспорно, лучший государственный строй из всех, которые существовали во Франции на протяжении веков"66 . Первостепенную задачу своей партии Ширак видит в защите и упрочении V Республики, основанной де Голлем: "Мы не допустим... никаких компромиссов, никаких отступлений, никаких реформ, которые могли бы поставить под вопрос наши основные конституционные принципы: преобладание президента республики; разделение властей; прямой контроль суверенного народа, осуществляемый посредством референдумов и выборов"67 .

Ширак полагает, что экономическая политика должна основываться на "разумном" сочетании принципов конкуренции и регулирующего воздействия государства. Оно так или иначе должно вмешиваться в экономическую жизнь, чтобы корректировать "неравновесия" в производственном аппарате и иметь возможность вести определенную социальную политику68 . Внешняя политика Франции, заявляет Ширак, должна прежде всего основываться на ее полной независимости69 . Он выступает за европейскую интеграцию, но, как и де Голль, ратует за "Европу отечеств". Лидер нынешней голлистской партии отвергает ярко выраженный "антиамериканизм" де Голля, заявляя, что Франция должна стремиться к "сбалансированному сотрудничеству" с США. Но тут же добавляет, что в союзе двух стран исключено какое бы то ни было подчинение. Ширак одобряет сотрудничество Франции с Советским Союзом и рассматривает его как союзника. Большое значение он придает связям с государствами Тропической Африки и арабскими странами Ближнего Востока. Фундаментом внешней политики своей страны Ширак называет ее высокую обороноспособность70 .

1978 - 1980 гг. прошли для Ширака и его партии под знаком борьбы за утверждение самостоятельности в правительственной коалиции. На этом пути их ждали серьезные испытания. В ходе подготовки к парламентским выборам 1978 г. важнейшей целью голлистов была победа над левыми силами. В то же время они рассчитывали утвердить свое преобладающее положение в коалиции правых партий. Ширак все чаще поз-


63 Цит. по: Szafran M. Op. cit., p. 291.

64 Новиков Г. Н. Ук. соч., с. 149.

65 Chirac J. La lueur de l'esperance. P. 1978; ejusd. Discours pour la France a l'heure de choix. P. 1978.

66 Unions des democrates pour la V-e Republique (UDR): L'Enjeu. P. 1975, p. 8.

67 Ibid.

68 Chirac J. La lueur de l'esperance, pp. 235 - 236.

69 Chirac J. Discours pour la France, p. 11.

70 Chirac J. La lueur de l'esperance, pp. 224 - 225.

стр. 98


волял себе критику в адрес правительства, в основном он порицал его социально-экономическую политику. Перед выборами партия президента республики (с 1977 г. она стала называться Республиканской) объединилась с Социал-демократическим центром, Республиканской партией радикалов и радикал-социалистов и Движением социал-демократов в избирательный картель Союз за французскую демократию (СФД). Жискар д'Эстен и его сторонники рассчитывали таким образом создать в Национальном собрании фракцию, по крайней мере равноценную голлистской. Но им это не удалось.

На выборах в феврале 1978 г. ОПР получила 155 мандатов, тогда как СФД - только 119. Такая расстановка сил в Национальном собрании явилась для Ширака отправным пунктом для еще более жесткой критики своего партнера по коалиции. Теперь "мишенью для его стрел" стала уже внешняя политика президента. Причиной именно такой направленности явилась подготовка к намеченным на лето 1979 г. выборам в Европейский парламент. Жискар д'Эстен ратовал за расширение западноевропейской интеграции. Ширак же заявил, что такая позиция противоречит национальным интересам Франции, заставляет ее приспосабливать свою политику к интересам других стран Европы. Он утверждал, что Франция должна завоевать особое место среди членов "Общего рынка" и иметь возможность в любой момент занять в сообществе независимую позицию по любому вопросу. Но президент республики не считал нужным добиваться особых прерогатив для своей страны.

В ноябре 1978 г. Ширак, будучи в Коррезе, попал в автомобильную аварию и сильно повредил левую ногу (она была сломана в нескольких местах). Его перевезли в Париж, в госпиталь Кошен. Но даже находясь на лечении, он не бездействовал. Подогреваемый своими ближайшими советниками, все теми же Жюйе и Гаро, Ширак снова выступил с осуждением политики правительства. В больнице он написал призыв "К французам", или, как его вскоре окрестили, "Призыв из Кошена", в котором решительно осудил внешнеполитический курс Жискар д'Эстена, назвав его Республиканскую партию "партией заграницы". Такое резкое осуждение правительственной политики вызвало недовольство даже в рядах голлистов. В руководстве ОПР было немало людей либерального толка. Они совсем не желали того, чтобы их партия вступила в открытый конфликт с главой государства. В ЦК ОПР стала совершенно явной оппозиция председателю, который, по ее мнению, вел себя авторитарно, не считаясь с другими членами в руководстве партии. В результате из состава ЦК ОПР в марте 1979 г. демонстративно вышел И. Гена, заявивший, что его не устраивает стиль Ширака. Вскоре после этого конфликта председатель партии принял важное решение о прекращении своего многолетнего сотрудничества с Жюйе и Гаро, поняв, что под влиянием их советов он допустил ряд серьезных политических просчетов и ошибок.

В такой обстановке состоялись выборы в Европарламент в июне 1979 года. На них голлисты потерпели крупную неудачу. Они смогли собрать всего 16% голосов (СФД получил 27,5%)71. Что было делать дальше? Может быть, впервые за годы своей политической карьеры Ширак почувствовал себя одиноким. Он решает отдохнуть и уезжает, как всегда, в Коррез, где проводит три месяца, и лишь в конце сентября возвращается в Париж. Через полтора года предстояли президентские выборы, и Шираку нужно было "потушить пожар" в собственной партии, который он сам "разжег".

Председатель ОПР и его сторонники в ЦК взяли курс на то, чтобы "на предстоящих президентских выборах 1981 г. выступить как самостоятельная политическая сила, не только противостоящая левым, но и под-


71 Le Monde. 12.VI.1979.

стр. 99


черкивающая свою альтернативность политике жискаровцев"72 . Однако провести этот курс в жизнь Шираку не удалось, потому что он так и не смог добиться единства в партийных рядах. Многие голлисты были разочарованы деятельностью создателя ОПР. Против него открыто выступил крупнейший идеолог голлизма, первый премьер-министр V Республики Дебре. Он заявил, что стратегия и тактика Ширака губят шансы расширить влияние голлизма в стране и сообщил о намерении выставить на предстоящих выборах свою кандидатуру. Вскоре о своем выдвижении объявила также Гаро. В столь сложной ситуации Шираку все же удалось добиться того, что съезд ОПР именно его выдвинул официальным кандидатом в президенты. Для него это были первые президентские выборы.

Лидер голлистов понимал, что почти не имеет шансов победить своих грозных соперников Жискар д'Эстена и Миттерана. Но он твердо решил баллотироваться на пост президента республики, чтобы подтвердить тем самым существование ОПР как самостоятельной политической силы и не дать голлистскому объединению в ближайшем будущем просто плыть по течению73 . Первый тур выборов состоялся 26 апреля 1981 года. Ни для кого не явилось неожиданностью, что вперед вышли Жискар д'Эстен и Миттеран (соответственно 28,3% и 25,8% голосов). Ширак сумел собрать 18%, Дебре - 1,6%, Гаро - 1,3% голосов74 .

Учитывая, что при переизбрании Жискар д'Эстена "голлизму реально угрожала опасность постепенного растворения в жискаровском большинстве", руководство ОПР отказалось официально поддержать его во втором туре выборов75 . ЦК ОПР предоставил каждому голлисту право самому "сделать выбор сообразно со своей совестью и руководствуясь интересами Франции"76 . В результате 10 мая президентом республики был избран социалист Миттеран77 . На последовавших сразу за президентскими досрочных парламентских выборах Социалистическая партия, получив 285 мандатов, добилась значительного перевеса над правыми. Впервые в истории V Республики она образовала левое большинство в Национальном собрании и левое правительство.

Потерпев поражение, Жискар д'Эстен объяснил это предательством своего бывшего премьер-министра, а тот незамедлительно заявил, что во всем виновны он сам и его политика78 . Оба политика на этот раз проиграли. Жискар д'Эстена это подкосило. Он постепенно начал отходить от активной политической деятельности. Ширак же, напротив, вновь энергично берется за дело. Сдаваться - не в его характере. Для начала ему было необходимо сколотить себе новую "команду", новый "мозговой трест". Не в его стиле работать в одиночку: "Я нуждаюсь в своем собственном окружении, я хочу, чтобы вокруг меня всегда были верные друзья, я хочу человеческого общения и контактов, я хочу находиться в своем избирательном округе и видеть вокруг себя людей, которым я доверяю, которых понимаю и люблю"79 .

Ширак разыскал Балладюра, бывшего директора канцелярии Помпиду, который после смерти патрона ушел работать в промышленную фирму. Крепли его деловые связи с соратниками по ОПР Паска и Ж. Моно. В круг его ближайших сотрудников стали входить также А. Жюппе, Ф. Сеген, Ж. Тубон и др. Многие отмечали, что несколько изменился характер и самого Ширака. Он стал более сдержанным, осмотрительным,


72 Новиков Г. Н. Ук. соч., с. 186.

73 Szafran M. Op. cit., p. 278.

74 L'Election presidentielle 26 avril - 10 mai. - Supplement aux "Dossiers et documents du "Monde". P. 1981, p. 98.

75 Новиков Г. Н. Ук. соч., с. 189.

76 Le Monde, 2.V.1981.

77 L'Election presidentielle 26 avril - 10 mai, p. 138.

78 Cm. Le Monde, 14.V.1981.

79 Цит. по: Duhamel A. Op. cit., p. 33.

стр. 100


терпеливым. Если еще в конце 70-х годов даже симпатизировавшие ему авторы писали о нем как о человеке, "слишком тяготеющем к тактике гусарских налетов, предпочитающем преодолевать все препятствия с ходу, без подготовки"80 , то теперь сказать такое было уже нельзя.

После прихода к власти левого правительства на какое-то время Ширак ослабил свою политическую активность. Много времени он начал отдавать работе в парижской мэрии: занимался благоустройством города, выражал беспокойство тем, что он чересчур густо населен и недостаточно озеленен81 . Но как только новый кабинет начал проводить в жизнь намеченную систему реформ, лидер ОПР тут же сменил "светский костюм" на "военную форму" и начал "гарцевать во главе оппозиционного войска"82 . Голлисты и глава их партии начали подвергать "ожесточенной критике практически все реформы, предпринятые правящим левым блоком (особенно законы о национализации, о налогообложении крупных состояний и наследств), предрекая, что правительственный курс ведет к "экономической катастрофе"83 . Ширак неустанно называл политику левого кабинета "отжившей", "доктринерской", "безответственной"84 . За короткое время он стал признанным лидером оппозиции.

Политика руководства страны начала вызывать разочарование в широких массах, связывавших с приходом к власти левых сил большие надежды на улучшение своего положения. В результате правые партии начали отвоевывать свои позиции. Первым свидетельством тому стали муниципальные выборы 1983 г. - ОПР и СФД провели своих мэров в 440 городах из 519 с населением свыше 9 тыс. человек85 . Большого успеха добился сам Ширак. Он вновь был избран мэром Парижа.

После муниципальных выборов Ширак активно включается в борьбу за власть. Следующим ее этапом стали парламентские выборы 1986 года. Еще задолго до них голлисты во главе со своим лидером разработали принципиально новую тактику. Рассчитывая добиться перевеса над левыми партиями в Национальном собрании, они сочли возможным сотрудничество с президентом-социалистом. Еще в конце 1983 г. Балладюр, ставший ближайшим помощником Ширака, заявил: "Нельзя исключать возможности сосуществования настоящего главы государства с будущим новым большинством. Весь политический Париж понимает, что мы находимся в преддверии нового крупного события... никакими усилиями будущее большинство не сможет прогнать президента республики, и если он сам не уйдет в отставку, то нужно будет управлять вместе с ним, на определенных условиях"86 .

Чего хотели добиться Ширак и его окружение? Скорее всего, они стремились опять оказаться хозяевами Матиньонского дворца, который стал бы трамплином для их лидера к высшей цели стремлений любого французского политика - посту президента республики. На парламентских выборах в марте 1986 г. правые партии действительно получили большинство, хотя и незначительное. ОПР и СФД располагали теперь 291 мандатом из 577 87 . И президент республики предложил сформировать новый кабинет Шираку. Таким образом сложилась беспрецедентная для V Республики ситуация. Во главе государства стоит левый президент, а правительство правое.

Ширак принял смелое решение, поставив своей целью "штурм" Елисейского дворца не из оппозиции, а с поста премьер-министра. Но ведь


80 Vivian P. Op. cit., p. 150.

81 Szafran M. Op. cit., p. 291.

82 Duhamel A. Op. cit, p. 27.

83 Чернега В. Н. Буржуазные партии в политической системе Франции. М. 1987, с. 269 - 270.

84 См. Desjardins Th. Un inconnu nomme Chirac, pp. 435 - 436.

85 Le Monde, 18.III.1983.

86 Ibid., 16.IX.1983.

87 Ibid., 18.III.1986.

стр. 101


прийти к власти и оппозиции порой бывает легче, чем просто сохранить ее. К тому же по французской конституции президент республики обладает огромными полномочиями, выполняет функцию арбитра, гаранта национального единства. У премьер-министра куда менее завидная роль. Он проводит конкретную политику, несет ответственность за нее и в случае недовольства ею становится первой мишенью для нападок. И все-таки Ширак взялся за исполнение такой роли, рассчитывая за два года доказать французам, что предложенный им курс является наилучшим для страны.

На ключевые посты в своем кабинете он назначил ближайших соратников: пост министра экономики и финансов получил Балладюр, министром внутренних дел стал Паска. В состав кабинета были включены представители Республиканской партии, и прежде всего ее генеральный секретарь Ф. Леотар (министр культуры). Вошли в него также некоторые сторонники Барра из Центра социальных демократов, небольшой партии, входящей в СФД. Таким образом, в правительстве были представлены все основные правые политические направления (кроме крайне правого Национального фронта, возглавляемого Ж. М. Ле Пеном). Ведущей силой в нем стала ОПР. Ширак и его сторонники очень энергично взялись за проведение реформ.

Главной в политике правительства стала ее социально-экономическая программа. Прежде всего речь шла о денационализации. Специальный закон определил условия и порядок денационализации в пятилетний срок 65 крупнейших промышленных кампаний, банков и страховых обществ. Вторым элементом явилось сокращение налогов. Был отменен налог на крупные состояния, введенный социалистами. Государство взяло на себя 1/4 расходов предпринимателей по выплате профессионального налога. Одновременно были проведены мероприятия в пользу определенных категорий трудящихся: около 2 млн. неимущих семей теперь полностью освобождены от уплаты налогов. Еще одной составляющей частью социально-экономической политики правительства стала дерегламентация. Она заключалась в заметном сокращении контроля над валютно-финансовыми операциями, ценами, практикой увольнений и деятельностью банков.

Политика правительства Ширака была направлена также на борьбу с преступностью и терроризмом, решение "проблемы иммигрантов", реформу высшего образования. Однако попытка проведения последней вызвала взрыв негодования студентов по всей стране. Кабинету пришлось уступить и отменить законопроект.

Внешняя политика правительства в ключевых вопросах базировалась на идеях, высказанных Шираком в его книгах еще в конце 70-х годов. В мае 1987 г. премьер-министр вместе с министром иностранных дел Ж. Б. Ремоном посетил с официальным визитом СССР. На переговорах с Председателем Совета Министров СССР Н. И. Рыжковым и министром иностранных дел Э. А. Шеварднадзе Ширак заявил, что основные принципы внешней политики его страны, определенные де Голлем и одобренные всеми французами, не изменились. Он сказал, что Франция выступает поборником мира на всех континентах и особенно в Европе. Ширак отметил приверженность своей страны к союзу с США, особо подчеркнул, что он приветствует договоренность между СССР и США, основанную па принципе почти полной ликвидации их ядерных сил средней дальности88 .

15 мая Ширак был принят в Кремле Генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачевым. Основная часть их беседы была посвящена советско-французским отношениям. Премьер-министр напомнил, что президент де Голль открыл новый этап в истории отношений между СССР и


88 Известия, 15.V.1987.

стр. 102


Францией, установил особый диалог между двумя странами89 . Ширак высказался за расширение отношений между двумя странами в экономической сфере. Он отметил положительный опыт советско-французского сотрудничества в ряде важных областей науки и техники, таких, как космос, атомная энергия, медицина. Ширак и Н. И. Рыжков подчеркнули важность традиционно существующих между СССР и Францией связей в области культуры как действенного фактора улучшения взаимопонимания и сближения между народами двух стран90 . Во время посещения Президиума АН СССР премьер-министр высказался за расширение контактов между академиями наук СССР и Франции.

Завершая свой визит в СССР, Ширак заявил, что он находится под глубоким впечатлением от широты действий советского руководства, связанных с модернизацией страны. Он сказал, что французы с вниманием следят за процессом перестройки в СССР и желают ей успеха91 .

За два года своей деятельности правительство Ширака три раза ставило перед Национальным собранием вопрос о доверии. Голосами депутатов правых партий оно было получено. Но по мере приближения к президентским выборам 1988 г. силы, составлявшие правительственную коалицию, размежевались.

Уже в конце 1987 г. стало ясно, что правое парламентское большинство будет представлено на предстоящих выборах двумя главными кандидатами - Шираком и Барром. Бывший премьер-министр Франции, формально "беспартийный" Барр в феврале 1988 г. официально объявил о выдвижении своей кандидатуры. Его практически единодушно поддержал Союз за французскую демократию. Еще в январе заявил о своем намерении баллотироваться Ширак, тут же получивший безоговорочную поддержку своей партии. Их самым серьезным противником был президент республики Миттеран, который в конце марта официально объявил о своем намерении остаться в Елисейском дворце еще на одно семилетие. Уже в начале 1988 г. стало ясно, что именно эти три кандидата поведут борьбу за пост президента. Об этом свидетельствовали опросы общественного мнения. Наибольшей популярностью среди французов в канун выборов пользовался Миттеран: 39% опрошенных заявили, что отдадут ему свои голоса, 23% предпочитали Ширака и 15% - Барра92 .

Ширак и его команда активнейшим образом включились в битву за высший государственный пост. В ход были пущены все методы: реклама, поездки по стране, радио и телевидение. Приближенные премьер-министра без конца твердили о его достоинствах. Паска дал ему следующую характеристику: "Мне бы хотелось, чтобы все французы знали его таким, каким знаем его мы. - пылким, открытым, располагающим к себе. Его солидная административная подготовка и практика министра, депутата и мэра Парижа сделали из него совершенного французского политического деятеля, способного решить проблемы страны... Однажды, я верю, идеи голлизма вновь будут вдохновлять все государственные дела. И настанет этот час благодаря ему"93 . Голлисты без устали подчеркивали, что их кандидат самый энергичный, молодой и симпатичный94 .

Ширак во время предвыборной кампании часто повторял слова, ставшие его девизом: "Всегда, когда есть желание, найдется и путь к его осуществлению"95 . Статьями о нем и интервью с ним в первые месяцы 1988 г. буквально пестрела буржуазная пресса. Журналисты писали о его


89 Там же.

90 Там же, 16.V.1987.

91 Там же, 17.V.1987.

92 L'Express, 8.IV.I988.

93 Pasqua Ch. L'Ardeur nouvclle. P. 1085, p. 27.

94 См. L'Express, 22.I.1988.

95 Ibid.. 4.III.1988.

стр. 103


привычках, хобби, любимой еде. Премьер-министр позволил фоторепортерам отснять несколько кадров в его квартире, находящейся в здании парижской мэрии. Он показал им свою поэтическую библиотеку, коллекцию предметов китайского искусства, рассказал, что его любимое блюдо - голова теленка в соусе, любимая марка машины - "Рено", любимая картина - "Танец" А. Матисса, находящаяся в коллекции Эрмитажа в Ленинграде96 . В центральных буржуазных газетах то и дело печатался портрет премьер-министра и надпись рядом с ним: "Кто такой Ширак? Возвращенная безопасность. Сокращенные налоги. Укрощенная безработица. Защищенное социальное обеспечение. Упроченная семья. Уменьшенная инфляция. Сильное и свободное предпринимательство. Уважаемая Франция"97 .

Однако эта реклама не помогла лидеру ОПР добиться желанного поста. 24 апреля в первом туре выборов наибольшее число голосов (34,1%) получил Миттеран, Ширак набрал 19,9%, Барр - 16,5%98 . Хотя Ширак и прошел во второй тур, но решающей победы над Миттераном одержать не сумел. 8 мая 54% голосовавших французов отдали предпочтение кандидату социалистов. Ширак собрал лишь 46% голосов99 . Через два дня он вручил президенту республики заявление об отставке. Миттеран, как и в 1981 г. после своего избрания президентом республики, распустил Национальное собрание и назначил новые выборы. В результате социалисты получили 276 мандатов, но не смогли занять абсолютное большинство мест. 27 мандатов теперь у ФКП. Правые партии также не смогли сохранить свои позиции. Они завоевали 272 места100 . Президент республики поручил сформировать новый кабинет социалисту Мишелю Рокару.

Итак, для лидера крупнейшей французской буржуазной партии Объединение в поддержку республики, бывшего премьер-министра Франции, закончился еще один важный этап политической карьеры. Сегодня он, как и семь лет назад, опять становится одним из лидеров правой оппозиции левому правительству. Как именно сложится его дальнейшая политическая судьба? Сможет ли он вернуть себе власть? Станет ли когда-нибудь президентом республики? Ответы на эти вопросы даст только время.


96 Paris-Match, 15.IV.1988.

97 Le Monde, 9.II.1988.

98 Ibid, 26.IV.1988.

99 Ibid, 10.V.1988.

100 Ibid, 14.VI.1988.

 


Опубликовано 31 июля 2019 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© М. Ц. АРЗАКАНЯН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.