Огюст Бланки

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Огюст Бланки. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-10-28
Источник: Исторический журнал, № 1, Январь 1941, C. 54-66

Огюст Бланки, великий революционер, является одним из самых выдающихся представителей замечательных революционных традиций французского народа.

 

Этот страстный борец за коммунизм вызывал страх и ненависть у палачей трех революций и возбуждал в сердцах трудящихся жажду революционной борьбы. Трагедия его замечательной жизни заключалась в том, что боевая практика Бланки не сочеталась с передовой, революционной теорией, и это приводило Бланки ко многим ошибкам. Но самоотверженный и неутомимый революционер, он умом и сердцем был всегда с народом, отдавая все свои силы одной великой цели. Поэтому имя Огюста Бланки навеки украшает Пантеон революции.

I

12 плювиоза 13 года революции, иначе 1 февраля 1805 года, в супрефектуре Пюже-Тенье, в семье супрефекта Доминика Бланки появился восьмой ребенок, названный Луи-Огюстом.

Во Франции 1805 года еще действовал революционный календарь, но консульское правительство Бонапарта уже давно заявило, что революция окончена. "Буржуазное правительство... задушило французскую революцию и сохранило только те результаты революции, которые были выгодны крупной буржуазии" 1 .

Огюст рос в период разгула реакции Бурбонов. Двенадцатилетним мальчиком он попал в Париж, где старший брат, Адольф, поместил его в "Lycee Charlemagne". Братья жили в нужде, но Огюст продолжал образование. "Перед его успехами в лицее, - писал Адольф отцу, - бледнеют те, которые я когда-то имел в Ницце. На генеральном конкурсе всех лицеистов Парижа его имя произносится с восхищением" 2 . Юный Бланки страстно увлекался историей, латинскими авторами. Образы Сцеволы и Гракхов наполняли юношеское сердце жаждой борьбы.

Только что покинув лицейскую скамью, Огюст примкнул к одной из карбонарских вент 3 . Здесь он прошел школу заговора. Вскоре Бланки был замечен парижской полицией. В ее записях сказано, что юноша "придерживается неблагонадежного образа мыслей..." В 1827 году 22-летний Бланки получил первые раны в уличной борьбе.

1 И. Сталин "О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников", стр. 10. Партиздат. 1937.

2 Г. Жеффруа "Заключенный", стр. 23. Госиздат. 1925.

3 Ячейка заговорщической организации карбонариев.

стр. 54
2

В августе 1829 года король Карл X создал ультрареакционное министерство князя Полиньяка. Палаты потребовали его отставки. В ответ на это король распустил их. Но новые выборы, в июле 1830 года, принесли поражение правительственным кандидатам, и 26 июля Карл X, решаясь на крайнее средство, опубликовал 6 ордонансов, которыми разгонялась неугодная палата, ограничивалось избирательное право, вводилась диктатура цензуры и т. д.

Бланки встретил ордонансы короля словами: "До конца недели все разрешится ружейными залпами" 1 . Революционный инстинкт подсказывал ему близость взрыва. Стремясь организовать эту борьбу, Бланки на собрании редакции "Глобуса" (газета умеренной либеральной оппозиции) тщетно призывал к созданию комитета по подготовке восстания. В конце концов он решительно заявил: "Оружие решит дело, я иду взять ружье и надеть трехцветную кокарду" 2 .

Три дня длилась борьба на улицах Парижа. Бланки был все время на баррикадах. 29 июля над Тюильри появился трехцветный флат. Революция победила, но победивший народ был обманут. Правительство Лафайета и Лафитта привело к июльской монархии Луи-Филиппа, при которой иго финансовой буржуазии еще более ухудшило положение народных масс. В эти дни промышленник-министр Казимир Перье цинично заявил в палате "Нужно, чтобы рабочие знали, что для исцеления их недугов нет другого средства, кроме терпения и покорности" 3 .

Однако республиканское движение все ширилось. В 1830 году видный республиканский деятель Годфруа Кавеньяк соединил силы карбонариев в "Обществе друзей народа" ("Societe des amis du peuple"), членом которого стал и Огюст Бланки.

В январе 1831 года Бланки от имени организации студентов опубликовал в "Трибуне" 4 декларацию, в которой разоблачал обман июльских дней. Декларация вызвала бурные демонстрации студентов, в которых участвовал и сам Бланки.

Яркие революционные выступления создавали ему все большую популярность в "Обществе друзей народа". Гейне рассказывает о своем посещении собрания этого Общества: "Гражданин Бланки, сын бывшего члена Конвента, произнес длинную речь, полную сарказма, против буржуазии, этих лавочников, которые выбрали себе в короли Луи-Филиппа... Эта речь была полна огня, резкости и злобы" 5 .

В июле 1831 года Бланки арестовали вместе с республиканцем Распайлем 6 и обвинили в организации антиправительственного заговора. Основанием обвинения было перлюстрированное частное письмо Бланки, в котором он предлагал прекратить теоретические споры и отдать все силы делу организации восстания.

На "процессе 15-ти" в январе 1832 года Бланки произнес блестящую речь, в которой беспощадно критиковал общественный порядок Франции и требовал демократических прав. Свою речь он заключил пророчеством: "Вы конфисковали ружья, но пули вылетели. Они облетят весь мир, они бьют и будут бить, пока не добьются народного счастья" 7 .

Бланки был оправдан за недостаточностью улик, но за речь на суде его оштрафовали и заключили на год в тюрьму.

Незадолго перед заключением он сделал доклад в "Обществе друзей народа". "Граждане! - обратился Бланки к собравшимся. - Два принципа оспаривают друг друга во Франции: принцип легитимности

 

Огюст Бланки.

Из фондов Музея Маркса - Энгельса - Ленина .

1 Жеффруа. Цит. соч., стр. 34.

2 Там же.

3 "Новая история". Ч. 1-я, стр. 245. М. 1939.

4 Орган республиканской оппозиции.

5 Корреспонденция Гейне во "Всеобщую Аугсбургскую газету". См. Жеффруа. Цит. соч., стр. 42.

6 Распайль, Франсуа-Венсан (1794 - 1878), - по профессии химик, политический деятель, социалист-утопист.

7 Н. Слепцова "Вечный узник", стр. 7. Изд. ЦК МОПР. 1931.

стр. 55


Письмо Огюста Бланки от 22 июня 1835 года.

Из фондов Музея Маркса - Энгельса - Ленина.

и принцип народовластия... Третьего знамени нет. Золотая середина - нелепость... Революция идет, и ничто не может ее остановить" 1 .

После заключения Бланки совместно с Барбесом, также членом "Общества друзей народа", возглавил тайное революционное "Общество семей". Бланки считал, что для свержения монархии нужна лишь маленькая армия революционеров в непроницаемой броне конспирации, повинующаяся без рассуждений, действующая без страха. Восстание надо подготовить путем заговора, начать его неожиданно, а народ поддержит.

В марте 1836 года Бланки выследили и приговорили к двум годам тюрьмы. По амнистии 1837 года, заключение было прервано, однако в Париж его не пустили. Под надзором полиции Бланки жил в местечке Жанси вместе с женой и сыном. Здесь, в тиши, он работал над планом тайной организации "Общества времен года" ("Societe des saisons"), которое должно было, по его замыслу, произвести социальный переворот.

Наконец Бланки снова в Париже. "Общество времен года" создано. К маю 1839 года в нем было свыше 1200 человек, главным образом рабочих.

Общество делилось на "недели", "месяцы" и четыре "времени года". "Неделя" - это семь человек во главе со своим начальником - "воскресеньем". Только Бланки, Барбесу и Бернару, руководителям общества ("года"), известны были все члены.

Выступление бланкистов было назначено на 12 мая 1839 года. Оно началось захватом оружейного магазина Лепажа. После распределения оружия часть заговорщиков потребовала раскрытия плана и создания общего руководства, но ничего не добилась. Недовольные ушли (их было немного), а оставшиеся - около 1200 человек - разбились на 3 группы и под руководством Бланки, Барбеса и Бернара направились к центру. Захватив ратушу, они выпустили указы об уничтожении монархии. "Да погибнет наконец эксплоатация, - сказано в воззвании к парижанам, - и да воцарится торжествующее равенство на обложках сверженной королевской власти и аристократии... Восстань, народ! И твои враги исчезнут, как пыль перед ураганом" 2 .

Но народ не восстал. Все случилось слишком неожиданно. Правительственные войска взяли баррикады заговорщиков, и восстание было быстро задушено.

В конце июня перед судом предстали первые 19 заговорщиков. 14 октября схватили и Бланки. Его приговорили к смерти, которая была заменена пожизненной каторгой.

В тюрьме св. Михаила, в башнях которой в годы реставрации сидел сын Бабефа, томился теперь Бланки вместе с Барбесом и Бернаром. Каменные мешки, в которых человек может лишь лежать или сидеть полусогнувшись, ножные кандалы, прикованные цепью к стене, - все здесь устроено для мучительного сокращения жизни.

Бланки сделал отчаянную попытку вырваться на свободу. В один из январских вечеров 1842 года, после длительной подготовки, семеро заключенных во главе с

1 "Историк-марксист". Т. XX, стр. 92 - 93. 1930.

2 "Affaires des 12 et 13 Mai 1839".

стр. 56
Бланки, подпилив решотки, убежали из камер. Их схватили у тюремной стены...

Здоровье Бланки резко ухудшалось. Его привезли в Турскую тюрьму и вскоре перевели в тюремную больницу. 9 декабря 1844 года к постели тяжело больного Бланки принесли помилование, но узник, еще сохранивший душевные силы, решительно отказался от лицемерной милости врага.

Заключенный выдержал все тяжкие лишения и долгую жестокую болезнь. Только через 20 месяцев, в октябре 1845 года, он ступил на пол. Двери тюрьмы раскрылись для "помилованного" лишь в феврале 1848 года, при первых ударах революции.

3

В эти дни Париж был покрыт баррикадами. Борьба за избирательную реформу кончилась боями за республику.

Временное правительство - буржуа Ламартин, Кремье, Мари и другие - провозгласило 24 февраля: "На этот раз великодушный народ не будет обманут"1 .

Но только под давлением народного ультиматума, переданного Распайлем, это правительство провозгласило, наконец, республику. Трехцветное знамя республики решено было украсить красной розеткой "в знак признательной памяти о заключительном акте революции..." 2 .

Негодующий Бланки писал по этому поводу в прокламации: "Красное знамя на баррикадах 1848 г. водрузил народ. Пусть не пытаются обесцветить это знамя. Оно красно лишь от благородной крови, пролитой народом... Победивший народ не опустит своего знамени" 3 .

Вечером 25 февраля Бланки, восторженно встреченный народом, выступил на собрании в Прадо. Он удерживал собравшихся от похода на ратушу. Не надо доверяться Национальной гвардии, говорил он, ибо она "состоит из напуганных лавочников, которые завтра будут разрушать то, что они сделали вчера..." 4 .

Сторонники Бланки организовали "Центральное республиканское общество", называемое также клубом Бланки. Здесь, рассказывает прудонист Менар, Бланки "...с пророческой мудростью разоблачал реакционное перерождение революции" 5 .

Буржуазное правительство демагогическими декретами, жалкими подачками пыталось обмануть народ, натравливая на революцию крестьянство. В таких условиях были назначены на 9 апреля выборы в Национальное собрание.

12 марта Бланки выступил с требованием отсрочить выборы: "Необходимо, чтоб свет проник в последнюю деревушку республики. Если выборы состоятся до того, как массы осознают свои интересы, победа реакции несомненна".

15 марта "Центральное республиканское общество" выпустило еще одну такую прокламацию. 17 марта под руководством Бланки состоялась двухсоттысячная демонстрация. Ламартин обещал отсрочить выборы на две недели.

4 мая Учредительное собрание "...напрямик провозгласило буржуазную республику" 6 .

Массы откликнулись стихийной демонстрацией 15 мая. "Против реакционной политики!", "В защиту Польши!" - таковы были лозунги народа. Во дворце палаты, куда ворвался народ, Распайль прочитал петицию в защиту Польши. Затем выступил Бланки. Сказав несколько слов о Польше, он подчеркнул, что нужно прежде всего обратить внимание на своих тиранов. Он напомнил апрельскую бойню в Руане и указал, что виновники ее до сих пор не привлечены к суду. Три месяца республики, но бедствия парижан продолжаются.

Демонстранты оставались в помещении палаты несколько часов. При обсуждении списков нового правительства чаще всего слышались имена Кабе, Распайля, Бланки, Прудона. В пять часов "подвижная гвардия" правительства заставила народ покинуть зал дворца.

Буржуазия приступила к расправе. Были арестованы Барбес, Распайль, Альбер. 25 мая был схвачен и Бланки. "День 15 мая, как известно, привел лишь к устранению с общественной арены на все время борьбы Бланки и его единомышленников, т. е. истинных вождей пролетарской партии (революционных коммунистов)" 7 .

4

Десять месяцев Бланки провел в Венсенском тюремном замке, оторванный от движения в решительный период июньских боев. В марте 1849 года состоялся суд. Бланки приговорили к 10 годам тюремного заключения. В тюрьме Дуллана на Сомме Бланки писал воспоминания и антирелигиозные философские этюды. Отсюда на втором году заключения его перевели

1 "Murailles révolutionnaires". V. I, p. 23.

2 Ibidem, p. 85.

3 Ibidem, p. 672.

4 Lucas "Les clubs et Ies clubistes", p. 214.

5 "Революция 1848 года во Франции в воспоминаниях участников и современников", стр. 179. "Academia". 1934.

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VIII, стр. 22.

7 Там же, стр. 329.

стр. 57


Суд над участниками восстания 15 мая 1848 года.

Из фондов Музея Маркса - Энгельса - Ленина.

на "Прекрасный остров" (форт Фуке на островке у берегов Бретани).

В ночь на 6 апреля 1853 года Бланки и его сосед по камере, Казаван, бежали. С помощью веревок и железных крюков им удалось преодолеть тюремную стену. Но только одну ночь они пробыли на свободе: утром беглецов поймали и бросили в сырое подземелье замка. Вскоре Бланки перевели в Корсиканскую тюрьму, которую можно назвать климатической каторгой. В апреле 1859 года истек срок заключения, однако узник остался жив. Тогда Наполеон III решил сослать его в Кайенну 1 . Маркс пишет 22 апреля Энгельсу, что в Париже рабочие взбешены подлостью ссылки Бланки в Кайенну 2 . Но правительство, испугавшись, что эта ссылка вызовет слишком сильное негодование в народе, отказалось от своего первоначального решения, и измученного Бланки повезли в Африку. Его освободила только всеобщая амнистия в августе 1859 года.

5

Многое изменилось во Франции к возвращению Бланки. Огонь революции тлел теперь глубоко в недрах. Господствовала реакция. Бездарный Наполеон III тщетно стремился подражать своему великому дяде.

Сын Бланки предложил отцу угол и кусок хлеба под условием его решительного ухода от политической деятельности. Изможденный, больной Бланки отказался и порвал с сыном. Ничем нельзя было сломить дух великого революционера.

В Париже чувствовалась какая-то подавленность. Бомбы Орсини напугали Наполеона III, но еще более усилился страх умеренных республиканцев и других попутчиков революции перед полицейским кулаком. Для них политика стала игрой слишком рискованной. Остатки же старой революционной гвардии находились в подполье.

И Бланки при встрече с историком Мишле сказал, что ему жутко на свободе. Его зовут почетно, но чуть-чуть грустно: "Старик". Однако он попрежнему страстно борется за революцию, отдавая ей все свои силы.

В глубоком подполье Бланки писал листовки и брошюры. Но его предали, и в июне 1861 года он снова попал в тюрьму Сен-Пелажи, в этот раз на 4 года. Здесь он нашел новых сторонников: Прото, Жаклара, Лонге, Клемансо, Тридона... Бланки воодушевлен идеей создания более широкой организации.

В мае 1865 года в Париже вышел первый номер журнала "Кандид". Находясь в тюрьме, "Старик" был его вдохновителем, организатором и автором под псевдонимом "Сюзамель". С вольтеровским остроумием он клеймил иезуитов и клерикалов,

1 Кайенна - столица Французской Гвианы (в Южной Америке) - служила местом ссылки для политических заключенных. За свой вреднейший климат, вызывавший усиленную смертность среди сосланных, Кайенна получила название "сухой гильотины".

2 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXII, стр. 401.

стр. 58
которые "в продолжение 16-ти веков... продавали небо за благо земли" 1 .

Журнал прекратил свое существование на 8-м номере. Тридон и Вилльнев были арестованы за оскорбление культов и за статьи о социальной экономии. Другие сотрудники были подвергнуты штрафам. Срок заключения Бланки подходил к концу, но узнику снова грозила ссылка в Кайенну, и в конце августа 1865 года он, бежал заграницу, в Брюссель.

6

60-е годы ознаменовались под'емом рабочего движения и укреплением в пролетариате великого чувства международной классовой солидарности. В 1864 году Маркс и Энгельс основали Интернационал.

Бланки проявил к Интернационалу живейший интерес. Он предполагал участвовать в работе Женевского конгресса 1866 года, но в последний момент предложил парижским бланкистам не ехать в Женеву, так как не хотел иметь никакого дела с прудонистами.

Маркс и Энгельс стремились собрать под знаменем Интернационала широчайшие массы трудящихся. Они говорили о процессе отвоевания рабочего класса у мелкобуржуазных и буржуазных руководителей. Эти перспективы не были поняты Бланки, который с ошибочной, сектантской прямолинейностью заговорщика проводил по отношению к прудонистам и тредюнионистам чисто негативную политику. Поэтому мудрые слова Маркса: "Необходимо быть сильнее на деле и умереннее в форме" 2 - казались Бланки смертным грехом.

Кроме того Бланки не верил в силы "космополитического собрания". Хотя в 1848 году у него были попытки изменить практику узкого заговорщичества 30-х годов, но он и в этот момент недооценил силы, значения и необходимости широкой пролетарской партии. Он не понял важности экономической борьбы, которую иронически называл "практическим интересом". В итоге вся революционная практика Бланки противоречила указаниям Интернационала о создании массовых рабочих партий, тормозила Об'единение пролетариата.

Несмотря на указания Бланки три бланкиста - Гумбер, Прото и - Жантон - поехали в Женеву. На конгрессе заговорщическая тактика бланкистов была осуждена. Тогда правый прудонист Толен, один из лидеров парижской секции, выступил против бланкистов, назвав их "самыми обыкновенными политиканами" 3 . Издавна затаившие ненависть к страстному революционеру Бланки, прудонисты пытались исказить правильную критику конгресса, свести счеты с бланкистами. Им это не удалось, но бланкисты все же были исключены из состава конгресса. Бланки болезненно переживал эти события.

С этого времени вражда бланкистов и "гравильеров" 4 становится особенно непримиримой; она отдаляет Бланки от вступления в Интернационал. Однако ожесточенная борьба внутри Интернационала между марксистами и прудонистами не проходила мимо внимания Бланки. В письме от 25 сентября 1868 года Маркс сообщал Энгельсу, что "Бланки все время присутствовал на Брюссельском конгрессе" 5 . Как известно, на этом конгрессе были окончательно разбиты прудонисты. В следующем, 1869 году в Интернационале появились первые бланкисты.

Несмотря на то что их число в Ассоциации росло, а после Коммуны бланкисты Ранвье, Вайян, Арно, Курне, Констан Мартин вошли и в Генеральный совет Интернационала, несмотря на их союз с марксистами против бакунистов и федералистов на Гаагском конгрессе 1872 года, бланкисты в истории Интернационала все же не сыграли заметной роли. Таков был естественный результат теоретической слабости и тактических ошибок бланкистов и их вождя.

7

Теоретические взгляды Бланки начали формироваться в 20-х годах XIX века, когда французский рабочий класс был еще слаб. Против клерикализма и роялизма второй реставрации Бурбонов боролись отдельные группы мелкой буржуазии, интеллигенции, реже - пролетарии.

В этих условиях началась боевая жизнь Бланки. Он изучал "Трактат о государе" Макиавелли, познакомился с Буонаротти, который находился во власти идей Бабефа. Но о мировоззрении Бланки 20-х годов еще трудно говорить. Переломным пунктом для него была июльская революция 1830 года. Борьба на баррикадах и предательство либерального охвостья, господство "денежных мешков" и бесправие масс, роскошь буржуа и нищета народа: - все эти контрасты июльской монархии словно сорвали пелену с глаз Бланки. Его

1 См. Жеффруа. Цит. соч., стр. 160.

2 Карл Маркс. Избранные произведения. Т. II, стр. 481. Госполитиздат. 1940.

3 См. Зеваэс "Огюст Бланки",стр. 171. Госиздат. 1922.

4 Парижская секция Интернационала, в большинстве состоявшая из прудонистов.

5 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIV, стр. 104.

стр. 59
мировоззрение начинает складываться прежде всего под знаком критики буржуазного общества. Учителями Бланки были французские утопические социалисты, особенно Шарль Фурье.

Уже в начале 1832 года, на "процессе 15-ти", Бланки назвал государство машиной "для эксплоатации бедняка богатым" 1 . Спустя два года Бланки пишет, что "...рабство состоит не только в том, что человек является собственностью другого человека или прикреплен к земле; не свободен и тот, кто, будучи лишен орудий труда, остается во власти привилегированного владельца этих необходимых орудий. Это-то присвоение, а не та или иная политическая конституция, превращает массы в рабов... рабочий не раб, которым надо дорожить, как капиталом. Его смерть не потеря, - всегда существует конкуренция, чтобы заменить его; заработная плата, эта небольшая частица, хотя еле хватающая для поддержания жизни, способствует тем не менее быстрейшему размножению этого мяса для эксплоатации... Так как капиталы сами по себе бесплодны и приносят пользу только при посредстве рабочей силы, а с другой стороны, они составляют необходимое сырье, пущенное в дело социальными силами, большинство, не владеющее ими, приговорено к каторжным работам в пользу класса собственников" 2 .

Никто из великих предшественников Маркса не понимал так ясно, как Бланки, структуру буржуазного общества и не подошел столь близко к раскрытию тайны капиталистического производства. Его современники, гениальные социалисты-утописты, приходили к порочному выводу о возможности мирного сотрудничества классов. Бланки пошел дальше своих учителей: он отрицает все попытки "помирить Каина с Авелем", ибо "факты имеют свое красноречие; они указывают на борьбу, борьбу на смерть между прибылью и заработной платой" 3 .

Допуская участие пролетариата в потребительской кооперации, Бланки решительно отвергал подобное сотрудничество в кредитной и производственной кооперации, которая, по его словам, является для рабочих гибельной ловушкой. И если эта ловушка будет захлопнута, образуется меньшинство рабочего класса, занимающееся "только своими частными интересами и навсегда отделившееся от своих несчастных братьев" 4 .

Рабочие должны кооперироваться в "общества взаимопомощи для охраны прав труда и борьбы с капиталом". Здесь трудящиеся перестают быть пресмыкающимися, их борьба в профсоюзах "чревата гражданской войной".

Бланки отвергает экономические завоевания путем стачечной борьбы. Стачка, по его мнению, важна лишь как средство подготовки к политической борьбе и революции. Только после революционной победы наступит время социального переворота. А так как "невежество" рабочего класса, непреодолимое в условиях капиталистического общества, лишает его возможности полностью осознать свои классовые интересы, то решающую роль должно сыграть выступление ударной группы, пример которой увлечет за собой весь пролетариат. Таково обоснование бланкистской тактики.

Выступление бланкистского "Общества времен года" 12 мая 1839 года показало полную несостоятельность этой тактики. Начатое без всякого внешнего повода, в обстановке политической депрессии, восстание сразу же было подавлено.

В условиях полицейского террора монархии Луи-Филиппа революционная организация действительно могла существовать только в форме тайного общества. Но роковая ошибка Бланки заключалась в том, что эта организация призывала к немедленному боевому действию, что она не пошла в гущу пролетариата, чтобы сплотить и об'единить его, сделать своей опорой, а рассчитывала нанести первый революционный удар группой заговорщиков.

Вспомним ленинское указание: "Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во-первых. Восстание должно опираться на революционный под'ем народа. Это во-вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории наростающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах слабых половинчатых нерешительных друзей революции. Это в-третьих. Вот этими тремя условиями постановки вопроса о восстании и отличается марксизм от бланкизма" 5 .

Во время революции 1848 года Бланки пришел к выводу, что ее успех невозможен без "восставшего пригорода". После революции он говорил и о необходимости диктатуры революционного Парижа. События 1848 года рассеяли иллюзии всеобщего избирательного права, которое стало

1 См. М. Доманже Бланки", стр. 49. Л. 1925.

2 Там же, стр. 51, 52.

3 Там же, стр. 55.

4 Там же, стр. 60.

5 Ленин. Т. XXI, стр. 195.

стр. 60


Воззвание Огюста Бланки к парижанам. 15 сентября 1848 года.

Из фондов Музея Маркса - Энгельса - Ленина.

после февраля орудием реакции. Победившему классу нужна диктатура, Не следует, однако, ставить знак равенства между этим выводом Бланки и марксистским учением о диктатуре пролетариата. Маркс и Энгельс научно установили неизбежность диктатуры передового класса, Бланки же, "социалист только по чувству", признает диктатуру некоторого революционного меньшинства, "не всего... пролетариата, а небольшого числа лиц, которые произвели переворот..." 1 .

Диктатура, считает Бланки, решит главнейшие задачи революции, и прежде всего она порвет с либеральной буржуазией, разоружит буржуазию, вооружит народ. Беспощадная борьба должна быть об'явлена церкви. Ее имущество необходимо национализировать, а служителей культа - изгнать из страны. "Пусть революционное правительство раздавит религию" 2 , - говорил Бланки.

Революция уничтожит также буржуазную прессу, клерикальную школу, упразднит судейское сословие, установив для гражданских дел третейский суд, а для уголовных преступлений - суд присяжных.

С осторожностью предполагал Бланки действовать в экономической области. Он не говорит об экспроприации буржуазии. Государство пролетариата может заключать договоры с отдельными капиталистами, смещать одних, подвергать беспощадному надзору других. С'езд рабочих должен об'явить о создании производственных ассоциаций.

Нужно сказать, что экономические мероприятия Бланки отличаются особой неясностью.

Большая осмотрительность необходима, как он считал, в отношении крестьянства, ибо "невежество и недоверие гораздо сильнее в хижине, нежели в мастерской... кроме того, здесь не существует могущественных побуждений - необходимости и выгоды, которые тянули бы крестьянина к ассоциации" 3 . Надо воздействовать на крестьянское сознание, предоставить свободу выбора между ассоциацией и самостоятельным ведением хозяйства, не применять, как предлагал Бабеф, принудительного ассоциирования.

Таковы, по мнению Бланки, первоочередные действия революционной диктатуры. Она должна действовать десятки лет, пока общество будет двигаться к коммунизму.

Интересны мысли Бланки о коммунизме. Бланки высмеивает Кабе, "кустаря новатора", пытавшегося искусственно создать коммунизм. Критикует он и фаланстеры Фурье: "Это одно из наших самых смешных самомнений: нас - варваров, нас - невежд представлять себя законодателями будущих поколении" 4 . Еще в 30-х годах Бланки пишет статью об ассоциациях будущего, в которой устанавливает принципы социалистического общества, не касаясь отдельных его черт. Ведь

1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 225.

2 См. Доманже. Цит. соч., стр. 75.

3 Там же, стр. 80.

4 Там же, стр. 86.

стр. 61
"коммунизм может быть лишь общей равнодействующей длинного ряда явлений и фактов, а не яйцом, которое снесла и высидела где-нибудь в углу человеческого рода двуногая птица без перьев и крыльев" 1 . Гораздо важнее то, что коммунизм является "последним пределом ассоциации". Он неизбежен, ибо каждый шаг человечества, даже раздел земли, приближает общество к коммунизму. Коммунизм есть историческая закономерность.

Только при коммунистическом строе возможен расцвет личности, ибо "коммунизм есть охрана индивидуальности, индивидуализм - ее гибель". Отвечая клеветникам, Бланки доказывает, что первобытный коммунизм несравним с коммунизмом будущего.

Но ошибочна была мысль Бланки о том, что после революционного переворота коммунизм будет построен лишь благодаря распространению просвещения: "Коммунизм... идет нога в ногу с просвещением, его другом и руководителем; он никогда не опережает его и никогда от него не отстает... Он воцарится во всей своей силе в тот день, когда, благодаря широко разлившемуся по всему миру свету знания, ни один человек не сумеет обмануть другого" 2 . Бланки недооценивает роли экономических факторов в общественном развитии, не видит классовой борьбы после победы революции. Он увлечен взглядами французских просветителей XVIII века, идеалистически об'яснявших общественный прогресс.

Энгельс очень метко называет Бланки "революционером прошлого поколения". Корни его мировоззрения восходят к просветительской философии, бабувизму и утопическому социализму. Но Бланки пошел дальше своих учителей. Он признал всемирноисторическую роль пролетариата, указал на тесную связь между борьбой рабочего класса и коммунизмом, установил взаимозависимость политической борьбы и освобождения трудящихся. Бланки в этой части пошел дальше Бабефа, у которого он заимствовал тактику революционной борьбы.

Он отвергает теорию естественного права, выдвинутую просветителями, и признает вместо нее историческую обусловленность совершающегося. Но отрицательное влияние французского просветительства сказывалось у Бланки в том, что он идеалистически представлял себе построение коммунизма.

Утопический социализм помог ему критически оценить буржуазное общество.

Однако до конца своей жизни Бланки не дошел до марксистского понимания классовой борьбы. Ленин в своем "Плане чтения о Коммуне" подчеркивает, что еще в ноябре 1880 года (т. е. за год до смерти) Бланки в своей работе "Ni Dieu ni maitre" "порицает теорию классовой борьбы" 3 .

Мировоззрение великого революционера складывалось эклектически, не представляло собой стройной теории, базирующейся на научных достижениях современности. В этом главная слабость Бланки, и поэтому он известен нам прежде всего как политический революционер, "Социалист он только по чувству, из сочувствия к страданиям народа, но у него нет ни социалистической теории, ни определенных практических предложений социального переустройства" 4 .

Влияние Маркса и Энгельса на Бланки, осуществлявшееся через Лафарга, бланкиста Вайяна и с помощью личной связи, привело к тому, что Бланки стал союзником Маркса и Энгельса в борьбе с прудонизмом. Под влиянием Маркса и Энгельса Бланки пытался расширить свою организацию. В 1850 году был заключен формальный договор коммунистов с бланкистами. Влияние Маркса и Энгельса наложило отпечаток и на мировоззрение Бланки: отсюда его глубокая вера в победу коммунизма, непримиримость в борьбе с врагами пролетариата.

Однако марксизма Бланки не понял. Отрицая науку политической экономии, рассматривая ее как апологию буржуазного строя, умаляя значение экономической борьбы рабочего класса, оторванный от опыта пролетарского движения тюремным заключением, Бланки в своих теоретических высказываниях не пошел дальше отдельных блестящих мыслей. В этом отношении замечательна характеристика, данная Бланки товарищем Сталиным: "История знает пролетарских вождей, вождей бурного времени, вождей-практиков, самоотверженных и смелых, но слабых в теории. Массы не скоро забывают имена таких вождей. Таковы, например, Лассаль в Германии, Бланки во Франции. Но движение в целом, - продолжает товарищ Сталин, - не может жить одними лишь воспоминаниями: ему нужны ясная цель (программа), твердая линия (тактика)... Чтобы удержаться на посту вождя пролетарской революции и пролетарской партии, необходимо сочетать в себе теоретическую мощь с практически-организационным опытом пролетарского движения" 5 .

Таким вождем Бланки стать не мог.

1 "Социалистическая критика". Т. I, стр. 199 (цит. по Зеваэсу, стр. 108).

2 Там же, стр. 183 (Зеваэс, стр. 114).

3 Ленин. Т. XXX, стр. 111.

4 К. Маркс: и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 225.

6 И. Сталин "О Ленине", стр. 9. Огиз. 1940.

стр. 62
Ошибочные взгляды Бланки были перенесены на русскую почву народником Петром Ткачевым, который в 1873 году бежал заграницу, где сблизился с бланкистами.

Однако он был не учеником, а скорее эпигоном Бланки. Ткачев утверждал, что русский народ можно в любое время поднять на революционный протест и революционер всегда вправе призывать народ к восстанию. "Ждать! Учиться, перевоспитываться! Да имеем ли мы право ждать?.. Знания - необходимое условие мирного прогресса, но они совсем не необходимое условие революции"1 И. Ткачев призывал всех совершать революцию "как кто может и умеет..."

После завершения социальной революции "мужичок заживет под звуки песен веселой жизнью... не медными грошами, а золотыми червонцами будет наполнен его карман... Он будет есть и пить сколько влезет, а работать он будет ровно столько, сколько ему захочется", - писал Ткачев в своей программной брошюре 1874 года "Задачи революционной пропаганды в России".

Энгельс высмеял безграмотную концепцию Ткачева, сказав, что "он сам выдает себе свидетельство в незрелости" 2 . Ткачев воспринял заговорщический метод Бланки, но считал, что опираться следует на мелкобуржуазную интеллигенцию. Не обладая революционным инстинктом Бланки, Ткачев ухудшил революционную тактику бланкизма, ибо Бланки не раз повторял, что "терпение необходимо всегда; не создают движения, а только направляют его".

8

Маркс и Энгельс ценили в лице Бланки прежде всего "человека дела". Энгельс подчеркивал, что не всякому даны "революционный инстинкт Бланки, его быстрая решительность..." 3 . Критикуя доктринерский социализм, Маркс отмечает, что если этот социализм становится оружием мелкой буржуазии, то "...пролетариат все более группируется вокруг революционного социализма, вокруг коммунизма, который сама буржуазия окрестила именем Бланки" 4 .

Маркс считает Бланки и его соратников революционными коммунистами, истинными вождями пролетарской партии в революции 1848 года. Именно поэтому Маркс и Энгельс заключают в апреле 1850 года договор коммунистов с бланкистами о совместной борьбе за установление диктатуры пролетариата. Личному сближению вождей пролетариата с Бланки мешали годы его тюремного заключения.

В письме от 22 января 1852 года Энгельс говорит, описывая напряженную обстановку во Франции: "Если б хоть, наконец, слетел господин де-Морни 6 , который все еще пытается разыгрывать добродетельного героя, и если б наш благородный друг конфисковал имущество Орлеанов! Нельзя лучше подготовлять почву для правительства Бланки, чем это делает этот осел" 7 .

Маркс и Энгельс глубоко интересовались судьбой своего друга. В 1861 году Маркс помогал Денонвилю напечатать памфлет, разоблачающий гнусный процесс против Бланки. Маркс писал Энгельсу 9 июня 1861 года: "Сам Бланки очень тепло благодарил, через Денонвиля, и меня, и parti proletaire allemаnd (in partubus) 8 за наше участие. Я очень доволен, что мы вновь завязали прямые сношения с решительно революционной партией во Франции" 9 .

Лафарг, бланкист в начале своей политической деятельности, был в довольно близких личных отношениях с Бланки. В то же время Лафарг поддерживал переписку с Марксом. 1 марта 1869 года Маркс сообщал Энгельсу: "Насчет моей книги против Прудона 10 Лафарг пишет: "У Бланки есть один экземпляр, и он дает его читать всем своим друзьям. Тридон также читал его и очень радовался тому, как Мавр расправился с Прудоном. Бланки питает к вам величайшее уважение..." 11 .

С Бланки Маркса и Энгельса сближали великая революционная страстность и самоотверженность в борьбе за дело пролетариата. Они одинаково ненавидели буржуазный строй и глубоко верили в победу коммунизма, в то, что пролетариат завоюет счастье для всего человечества.

1 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XV, стр. 244.

2 Там же.

3 Там же, стр. 226.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. VIII, стр. 81.

5 См. там же, стр. 329.

6 Председатель Законодательного корпуса. - Н. П.

7 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXI, стр. 321 - 322 (подчеркнуто мною. - Н. П.).

8 Немецкую пролетарскую партию (зарубежную).

9 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIII, стр. 25 - 26.

10 Речь идет о "Нищете философии". - Н. П.

11 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XXIV, стр. 165 - 166.

стр. 63
Но все же пропасть лежала между Марксом, Энгельсом и Бланки. У Бланки не было научной теории, он придерживался неверных методов борьбы. Бланкизм уже не мог быть оправдан в 60-х годах, когда его заговорщичество перерастало в сектантство, путчизм. Критикуя за это бланкизм, Маркс и Энгельс, однако, очень ценили, любили мужественного Бланки-борца.

9

В 60-х годах, в условиях нараставшего кризиса Второй империи, Бланки организовал в Париже три ударных группы под руководством рабочих Жантона, Дюваля и медика Жаклара. Число заговорщиков достигало в 1868 году 800 человек. Под именем Бадуэля Бланки тайно появился в Париже, где подготовлялось восстание. В специальной инструкции он распределил людей, разработал технику восстания, вплоть до подробностей строительства баррикад и организации взрывных мероприятий.

К инструкции приложены воззвания: "Солдаты! Парижский народ берется за оружие. Пойдете ли вы против него? Освобождая Францию, он освобождает прежде всего вас... Солдаты! Руку! Да здравствует свобода! Да здравствует мировая республика!"; "Парижане!.. Голод раздирает чрево народа. Бонапарт обещал славу и благоденствие. Благоденствие! Да, он один пожрал 400 миллионов..." 1 . 12 января 1870 года на похоронах Виктора Нуара, в решающий момент, бланкисты воздержались от выступления.

Начало франко-прусской войны застало Бланки в Брюсселе. Он поспешил в Париж. Народные массы Франции болезненно переживали первые военные поражения.

14 августа, днем, бланкисты направились в казарму пожарной команды на бульваре Вилетт, чтобы поднять солдат, но военная тревога помешала Бланки говорить. Между ним и солдатами встал офицер, призывая солдат к порядку. После некоторого колебания солдаты остались в казарме. В кругу своих соратников Бланки признался: "Мы оказались бессильными вызвать народное восстание". Бланкистская тактика потерпела еще одно поражение.

Бланки казалось, что в осажденном Париже повторяются славные дни революционной защиты отечества в конце XVIII века. 7 сентября он выпустил первый номер газеты "Отечество в опасности", где предлагал всем соединить свои силы и отдать их в распоряжение временного правительства под условием сохранения республики и целостности Франции.

Это был именно тот момент, о котором Маркс писал во втором воззвании Генерального совета Интернационала от 9 сентября: "Французские рабочие должны исполнить свой долг граждан, но они не должны позволить себя увлечь национальными традициями 1792 года..." 2 .

"Старик" был избран командиром 169-го батальона и проводил целые дни на укреплениях.

Воодушевленный патриотической идеей, Бланки ошибся, призвав к поддержке буржуазного правительства. Но уже в середине сентября он замечает корни измены: "Положение невыносимо, и катастрофа неизбежна. Как жить среди этого мучительного противоречия: под властью правительства национальной обороны, которое не хочет защищаться?" 3 . В конце сентября Бланки заявил, что "пруссаков культивируют, как средство против "демагогии", а 6 октября в статье "Подготовка измены" он неустрашимо разоблачил тайные переговоры Фавра с Бисмарком.

"Правительство национальной измены" начало поход против Бланки. Закрыт был клуб "Отечество в опасности"; чтобы лишить Бланки командования, Трошю распустил всех офицеров 169-го батальона.

31 октября стихийно выступили парижские массы. По улицам столицы маршировали батальоны Национальной гвардии, требуя отставки правительства и создания Коммуны; "...правительство, захваченное в ратуше, торжественно обещало Бланки, Флурансу и другим представителям рабочих передать захваченную им власть в руки свободно избранной Парижской коммуны" 4 . Наспех было создано пестрое по составу временное правительство, где рядом с Бланки значились имена Гюго, Распайля, Луи Блана, Феликса Пиа... Правительство просуществовало несколько часов. Коммуна не была, учреждена лишь потому, что "Бланки, Флуране и другие тогдашние лидеры движения поверили людям слова, давшим честное слово отказаться от власти..." 5 .

После этого Бланки, преследуемый как участник движения 31 октября, скрылся, но парижане читали "Отечество в опасности", где он продолжал разоблачать правительство. 8 декабря 1870 года в 89-м номере газеты было напечатано: "Отечество в опасности" не может больше выходить.

1 См. "Историк-марксист". Т. Ш, стр. 37 - 38. 1927.

2 К. Маркс "Гражданская война во Франции", стр. 40. Госполитиздат. 1939.

3 См. Жеффруа. Цит. соч., стр. 192.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс "Парижская коммуна", стр. 29 - 30. Огиз. 1938.

5 Там же, стр. 70.

стр. 64
Мы откровенно скажем почему: у редакции нет средств..."

Бланки написал свое "Последнее слово" ("Un dernier mot"), в котором неопровержимо обличил предательство правительства.

В Бордо, куда он уехал из оккупированного Парижа, пришла весть об осуждении Бланки на смертную казнь за участие в событиях 31 октября. Банда Фавра мстила за "Последнее слово". 17 марта 1871 года палачи потащили больного старика с постели в тюремную больницу. "Наконец-то нам попался самый от'явленный разбойник", - заявил Тьер.

10

Народное восстание 18 марта вспыхнуло стихийно. Только в разгар восстания, когда победа была ясна, центральный комитет Национальной гвардии, состоявший в своем большинстве из бланкистов, возглавил борьбу.

И сразу же после победы центральный комитет допустил роковую ошибку: "...надо было немедленно пойти на Версаль - Версаль не имел тогда средств к обороне - и раз навсегда покончить с заговорами Тьера и его помещичьей палаты" 1 . Но центральный комитет воздерживался от немедленного развертывания гражданской войны.

28 марта была провозглашена Коммуна, в которой большинство составляли бланкисты: Флуранс, Ранвье, Тридон, Вайян и др., сыгравшие в ее истории выдающуюся роль.

Бланкисты преобладали в военной комиссии, исполнительной, в комиссии по общей безопасности. Но они относились пренебрежительно к экономической работе Коммуны, целиком передоверив прудонистам комиссию труда и обмена, финансовую... "Отсюда становится понятным, почему Коммуна в экономической области упустила кое-что такое, что, по нашим нынешним представлениям, сделать ей было необходимо" 2 .

Лишенные передовой революционной теории, бланкисты совершили серьезные политические ошибки, допустили многие тактические промахи. Они полагали, что Коммуна должна повторить якобинские методы 1793 года. Поэтому бланкисты действовали вместе с неоякобинцами. Они представляли себе диктатуру пролетариата отнюдь не ввиде строжайшей централизации власти в руках революционного правительства, а в форме об'единения всех провинциальных Коммун, вместе с Парижской, в одну свободную национальную федерацию.

Бланкисты, несмотря на специальные указания Маркса, не организовали связи с провинциями, часто доверяя это дело ненадежным лицам; они отказались послать комиссара в Лимож, ответив тамошним рабочим, что "в настоящий момент это невозможно, после видно будет..." Между тем в Лиможе происходили братания рабочих с солдатами, и на время рабочие даже захватили город.

По всей Франции: в Марселе и Тулузе, в Сент-Этьенне и Нарбонне - поднялись трудящиеся. Делегация Парижа была послана только в Марсель.

Первая пролетарская диктатура создавалась чутьем пролетариата. "Революционный инстинкт рабочего класса прорывается вопреки ошибочным теориям" 3 . Бланкистская теория в Коммуне потерпела крах, но незабываемая заслуга бланкистов была в том, что в великие дни Коммуны они во многом преодолели свои ошибочные взгляды, возглавили творчество масс, а при защите диктатуры пролетариата показали чудеса героизма и самоотверженности. В этом бланкисты-коммунары были достойными учениками Бланки.

Бланки хотели избрать почетным председателем Коммуны, но Тридон посоветовал позаботиться прежде всего о спасении заключенного. До середины мая тянулись переговоры Коммуны с Версалем. Коммунары предлагали обменять Бланки на парижского архиепископа, главного викария и сенатора Бонжана, обещали, наконец, заплатить за его свободу выдачей всех 74 заложников. Но Тьер отказался. "Он знал, что в лице Бланки он дает Коммуне голову..." 4 , и открыто говорил, что освобождение его было бы действием, равносильным посылке Коммуне армейского корпуса.

В ноябре 1871 года Бланки был осужден версальским судом. На долгие годы его бросили в Клервосскую тюрьму. Здоровье его ухудшалось все более. "Вот уже пять ночей, - записывает узник в июле 1877 года, - я не могу сомкнуть глаз. Дыхание затруднено... "Petite Presse" уже об'явила о моей смерти, а затем - о воскрешении. Эта двойная ложь напечатана в сегодняшнем номере".

* * *

Конец 70-х годов ознаменовался во Франции оживлением рабочего движения. В 1876 году в Париже собрался I конгресс рабочих организаций. В эти же годы Лафарг и Гэд начали развертывать социалистическую

1 К. Маркс и Ф. Энгельс "Парижская коммуна", стр. 32. Огиз. 1938.

2 Там же, стр. 122.

3 . Ленин. Соч. Т. XXX, стр. 111.

4 К. Маркс и Ф. Энгельс "Парижская коммуна", стр. 60. 1938.

стр. 65

Бланки Обложка журнала Огюста "Ни бога, ни властелина!"

Из фондов Музея Маркса - Энгельса - Ленина.

пропаганду. Впервые после Коммуны снова поднимался французский народ, и прежде всего он потребовал освобождения борца за революцию Бланки.

В марте 1878 года марсельцы выставили его кандидатуру на парламентских выборах. Ее поддержали рабочие и студенты Парижа. 14 июля Бланки был избран почетным председателем на банкете в честь взятия Бастилии.

Из Ниццы, Парижа, Тулузы, Марселя летели протесты, требующие его освобождения. Республиканцы Рошфор и Валле писали воззвания. Выступил и Гарибальди в защиту "героического страдальца за человеческую свободу". 20 апреля 1879 года Бланки избрали членом парламента, и 10 июня перед ним открылась тюремная дверь. На свободу вышел 74-летний революционер, у которого тюрьма отняла 37 лет, большую часть сознательной жизни.

В Ницце, Тулоне, Лионе - всюду ему оказывали восторженные встречи. И эта народная любовь, подобно чудодейственному эликсиру, наполняла Бланки новыми силами. Он выступал на собраниях, издавал журнал "Ни бога, ни властелина!", работал над книгой "Порабощенная армия"...

Но силы "Старика" были уже подорваны. 1 января 1881 года Бланки умер...

Его хоронила вся передовая Франция. В 100-тысячной процессии за гробом шли представители более 30 городов. На деньги пролетариев скульптор Далу в бронзе надгробного памятника запечатлел облик Бланки: умирающий герой лежит в саване и костенеющей рукой страдальчески сжимает перо. Автор "Интернационала" коммунар Эжен Потье написал эпитафию:

"Борясь против класса, лишенного
совести,
За народ, хлеба лишенный,
Он при жизни имел четыре стены,
Мертвый - четыре сосновых доски".
* * *

Ленин и Сталин, разоблачая теоретическую незрелость бланкизма и вред заговорщической тактики, призывали большевистскую партию организовывать массы, руководить ими, учиться у них. Обобщая опыт вооруженных восстаний прошлого, в том числе и опыт бланкизма, великие вожди пролетариата обогатили марксизм учением о вооруженном восстании, как высшей форме классовой борьбы и как искусстве.

Рабочий класс Франции и всего мира любит революционера и пламенного борца Бланки и критически использует опыт бланкизма. Большевистская партия научила массы не только героизму и самоотверженности в борьбе, незабываемые примеры которых были показаны Бланки, но и искусству побеждать и обеспечила всемирноисторические победы делу, которому Бланки отдал свою жизнь, - делу коммунизма.

 


Комментируем публикацию: Огюст Бланки


© Н. Певзнер • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 1, Январь 1941, C. 54-66

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.