И Берия ему: "Садись. Пока..." Павел Александрович СОЛОВЬЕВ

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ


БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему И Берия ему: "Садись. Пока..." Павел Александрович СОЛОВЬЕВ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-03
Источник: Российская газета, 07-04-97


Выдающемуся конструктору авиационных двигателей Павлу Александровичу СОЛОВЬЕВУ в эти дни

исполнилось бы 80 лет.

Так уж традиционно сложилось, что мы больше знаем создателей самолетов, чем моторостроителей, которые всегда оставались в тени. И это несмотря на то, что для разработки нового самолета требуется 3?4 года, а мотора ? 10?12 лет. "Если к хорошему двигателю привязать ворота, то и они полетят..." ? говорил Валерий Чкалов. Многие страны мира способны изготавливать самолеты, но только четыре из них в состоянии конструировать авиационные двигатели. Россия пока в их числе.

Судьба Павла Александровича Соловьева была неразрывно связана с историей нашей авиации. Он первым претворил в жизнь идею двухконтурного двигателя, и сейчас практически все авиационные моторы ? двухконтурные. Он применил эту идею для сверхзвуковых самолетов ? и они стали многорежимными. Именно ему принадлежит первенство в создании вертолетных силовых установок со свободной газовой турбиной. Во многом из-за уникальности двигателя Соловьева вот уже двадцать лет считается непревзойденным истребитель-перехватчик МиГ-31 ? главный щит наших воздушных рубежей...

Генеральный конструктор умер во время работы над книгой о своей жизни. За несколько месяцев до юбилея. Но книга под названием "12 глав из жизни Павла Соловьева" сейчас все-таки выходит в пермском издательстве. Предлагаем некоторые фрагменты из нее.

ПРЕДДИПЛОМНАЯ практика студентов Рыбинского авиационного института оказалась расширенной. Она включила в себя и курсовую работу, и летние каникулы ? всего больше полугода. Их, группу из семи студентов, направили в Воронеж на моторостроительный завод.

Директор внимательно обвел всех взглядом. Он как бы взвешивал ? справятся ли? Но, видимо, выхода другого не было, и он, махнув рукой, сказал:

? Вот какое дело, ребята. Наш завод получил задание сделать двигатель небольшой мощности для учебного самолета. А лишней конструкторской бригады нет ? у всех работы под завязку. Я и подумал: не поручить ли это дело вам? Консультанта мы вам, конечно, дадим, ну а бригадира выберете сами ? кому больше доверяете.

Такого подарка они не ждали. Обычно вся практика сводилась к "подай-принеси" или в лучшем случае ? "посчитай". А здесь ? такое доверие. Их воспринимали как равных!

Видя горящие глаза, директор понял, что попал в точку. Поручая эту работу студентам, он убивал сразу двух зайцев. Во-первых, задание принято к исполнению. В том, что эти "огольцы" за считанные месяцы нарисуют чертежей больше, чем любой конструктор за три года, директор не сомневался. Во-вторых, чем черт не шутит, вдруг у них что-нибудь и получится. Тогда этот мотор можно будет доработать и запустить в серию.

Расчет оказался точным. Ребята взялись за дело поистине с энергией Днепрогэса. Выборов бригадира практически не было ? все сразу сошлись на том, что им будет Соловьев. Они торчали на заводе с утра до ночи, одновременно принимая и тут же отвергая десятки различных решений. Не скованное никакими рамками их творчество представляло такой полет фантазии, что студенты просто купались в нем.

К концу практики двигатель был собран и запущен. Ребята относились к нему, как к живому, прислушиваясь к четкому тарахтению мотора. Это было их первое детище. Они очень гордились тем, что защитили свои дипломы не аккуратными, вылизанными чертежами, а своими, пусть грязными, вымазанными маслом, руками. Они ощущали себя причастными к тому большому делу, которому решили посвятить всю свою жизнь.

ВНАЧАЛЕ 50-х годов, когда шла война в Корее, где Север применял советское, а Юг ? американское оружие и технику, обнаружилась исключительная военная продуктивность новых американских вертолетов. Кремль решил срочно наладить производство аналогичных. Курировал создание отечественных винтокрылых машин Лаврентий Берия. И вот на совещании в сталинском кабинете Берия опрашивал авиаконструкторов: "Как относитесь к этой проблеме и беретесь ли сделать вертолеты к указанному сроку?"

При этом он подчеркнул, что помощь будет оказана неограниченная, но предлагаемый срок ? в один год ? окончательный и обсуждению не подлежит.

Все прекрасно понимали, что даже проект сделать за год невозможно, а для того чтобы сдать вертолет в серию, вообще понадобится 3?4 года. Но... Первым Берия поднял Яковлева:

? Ну, товарищ Яковлев, как вы относытэсь к этой проблэме?

? С энтузиазмом, Лаврентий Палыч! ? щелкнул каблуками Яковлев.

? Садысь, молодэц!

Следующим спросили Миля. Он стал интеллигентно объяснять:

? Видите ли, Лаврентий Павлович, если заложить параметры, которые будут концептуально требовать...

? Вы что здэсь лэкцию читать вздумали? Скажи, бэрешься сдэлать вертолет или нэ бэрешься? Если нэт, то мы найдем другую кандыдатуру, ? оборвал его Берия.

? Берусь, Лаврентий Павлович. Сделаем!

? Садысь.

Наконец дошла очередь и до Соловьева.

? Ну, молодой конструктор, бэрешься?

? Да, беремся. Только вот насчет сроков, мы просили бы вас разрешить поступить так: день в день по готовности самого вертолета. Мы не задержим ни на минуту никого из наших заказчиков.

Берия повернулся к Яковлеву:

? Что он мэлет?

? Лаврентий Павлович, этой фирме можно доверять. Она никогда не подводила, ? ответил Яковлев.

? Ну ладно, садысь пока...

ВСВОЕМ КБ Соловьев создал необыкновенно творческую атмосферу. Ученик Швецова, он сохранил в коллективе все лучшие традиции прошлого. Их фирменным "знаком" было точное соблюдение обязательств, инициативность и умение спокойно доводить до совершенства предложенные новые двигатели. Как правило, опережающие свое время.

Однажды Соловьев, зайдя на испытательный стенд, увидел парня, который на работающем двигателе крутил какие-то гайки. Все было ревущее, огнедышащее, трясущееся, а парень с идиотским упорством продолжал там что-то ковырять.

? Кто это там такой дикой? ? с удивлением воскликнул Соловьев.

? Да это Миша Кузменко, "примус" починяет, ? ответили ему.

? Точно, дикой! ? заключил Соловьев и пошел прочь со стенда. ? Ошпарится, пусть не плачет.

Ему ничего не стоило запретить это ухарство, но он прекрасно знал: стоит ему переступить порог ? и парень снова залезет в двигатель. Ибо все они тут были из одной "породы" людей, для которых грести под себя работу было нормой жизни. Они не мыслили другого способа существования и поэтому взваливали на себя столько, сколько могли нести. Находились, конечно, те, кто не ценил подобного рвения и сторонился этих "сумасшедших". Но они так в стороне и оставались, а дело делали другие...

ОСОВМЕСТНОЙ работе с ведущими самолетостроительными КБ Соловьев всегда вспоминал охотно и с большим теплом. С Андреем Николаевичем Туполевым пермяков связывали давние отношения: Туполев и Швецов, мэтры российской авиации, поддерживали друг друга в самые сложные моменты. Познакомившись с Соловьевым еще в военную пору, Андрей Николаевич признал его конструкторский талант, человеческое обаяние и порядочность. Он первым поверил в предложенный Соловьевым двухконтурный газотурбинный двигатель Д-20П и поставил его на свой пассажирский реактивный самолет Ту-124.

В начале 60-х Андрей Николаевич задумал принципиально новую машину с двигателями на хвостовой части фюзеляжа и обратился, конечно, в КБ Соловьева: "Дайте мне двигатель компактный, но мощный". Требования, являющиеся, как правило, взаимоисключающими. И в пермском ОКБ создается Д-30. Он был установлен на Ту-134, который эксплуатируется до сих пор. Этот двигатель, а по признанию специалистов, Д-30 в числе самых надежных в мире, Павел Соловьев в конце жизни назвал своим лучшим и любимым произведением.

Сергей Владимирович Ильюшин ? еще один замечательный авиаконструктор, с кем судьба свела Соловьева. Рождаются такие совместные их "детища", как транспортный самолет Ил-76, дальнемагистральный лайнер Ил-62М. Павел Соловьев, вспоминая о сотрудничестве с ильюшинцами, отмечал: "Ведь как мы работали? Не было никакой бумажной волокиты, многочисленных договоров. Встречались, обсуждали технические характеристики ? и вперед. Ильюшин всегда молча меня выслушивал, а потом: "Ты мне точку, точку дай!" Определял ему точные показатели, и все. И с Генрихом Васильевичем Новожиловым так же. Во время беседы каждый из нас просто записывал сроки, конкретные мероприятия другой стороны в свой блокнот, и расходились. Никаких подписей, печатей". Все на доверии, что, конечно, возможно только при высокой репутации КБ.

Кстати, многие двухконтурные реактивные двигатели родились не вследствие какого-то казенного заказа, а по собственной инициативе соловьевского КБ. И, как правило, все они были лучше существующих, экономичнее, надежнее.

СОЛОВЬЕВ ходил по приемной Устинова и жадно курил. В совещании объявили перерыв. Какое оно было по счету? Соловьев давно сбился, да и не это было главным. Ему никак не удавалось убедить этих "тугодумов лобастых" в том, что им действительно удастся создать двухконтурный форсажный двигатель для сверхзвуковой авиации. Им просто никто не верил. Основания на то, конечно, были. До сих пор считалось, что двухконтурные двигатели могут применяться только на пассажирских дозвуковых самолетах.

В результате они получили заключение ЦИАМа, в котором черным по белому было написано: "При сегодняшнем уровне развития авиационного моторостроения создание такого двигателя является сложнейшей научно-технической задачей и по этой причине невозможно".

Дмитрий Федорович Устинов курировал по линии ЦК всю оборонную промышленность и уже не первый раз собирал у себя командующих, министров, генеральных конструкторов, директоров ЦАГИ и ЦИАМа, чтобы наконец решить этот вопрос. Но каждый раз он по тем или иным причинам откладывался.

Устинову давно хотелось послать к чертовой матери всех скептиков и дать добро на постройку двигателя. Но он прекрасно понимал, что начнется потом в случае неудачи... Сразу посчитают стоимость экспериментов, а двигатель будет создаваться с большим трудом: это уже сейчас ясно ? многие параметры находятся за гранью возможностей. Тут же все в один голос завопят ? мы, мол, предупреждали. "Хоть бы еще кто-нибудь его поддержал, ? думал Устинов, ? тогда можно было бы сказать, что мнения разделились, но решение было принято в пользу прогресса".

Эта дискуссия грозила затянуться и опять ничем не кончиться, как вдруг словно выгнулись стены ? это загрохотал мощный бас командующего ПВО Павла Федоровича Батицкого:

? Вы о чем тут все думаете? Времена достаточно грозные, может быть, еще воевать придется. А чем я, по-вашему, должен воевать? Перехватчик с его моторами позволит мне сбивать крылатые ракеты не у наших берегов, а у Северного полюса, где даже ядерные заряды нам не смогут навредить. Не знаю как вы, а я ему верю! ? рявкнул напоследок Батицкий и так грохнул по длинному столу кулачищем, что запрыгали авторучки.

? Полегче, маршал! А то вы мне здесь всю мебель разнесете, ? успокоил его Устинов, сверкнув из-под очков насмешливыми глазами. Он был рад этому эмоциональному всплеску. Теперь уже четко определилось соотношение сил. Дементьев ? за. Главком ВВС Кутахов тоже возражать не будет. А в компании с Батицким они теперь любому скептику хребет сломают.

То совещание стало по сути определяющим в истории создания самолета МиГ-31.

И сегодня более сорока процентов наших самолетов летают на двигателях пермского КБ. На двигателях Соловьева.

В 1989 году П.А. Соловьев ушел с поста генерального конструктора ? два инфаркта заставляли подумать о здоровье. Его последний двигатель ПС-90А победил в конкурсе и был единственным в стране, соответствующим международным требованиям ИКАО. Этот двигатель был безопаснее английского RB-211 фирмы "Роллс-Ройс" и американского RW-2037 фирмы "Пратт энд Уитни", так как мог увеличивать тягу на взлетных режимах, что было очень важно для самолетов Ту-204. Но оставалось главное ? осуществить доводку, важный, ответственный этап повышения ресурса. Увы: бюджетное финансирование стало сокращаться и в конце концов практически иссякло. В 1996-м из бюджета не было выделено ни копейки...

Лучше бы он не открывал газеты в тот день. Словно сговорившись, пресса пестрела "глубокомысленными" рассуждениями о бесперспективности российского авиапрома, недостатках отечественных моторов, необходимости ориентироваться на Запад. "Откуда такое огульное охаивание всего и вся?! Почему никто не поинтересуется моим мнением?" ? единственное, что смог сказать он. Конструктор, посвятивший небу России свою судьбу, не пережил некомпетентного беспредела. Инсульт. Через неделю его не стало...


Новые статьи на library.by:
БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ:
Комментируем публикацию: И Берия ему: "Садись. Пока..." Павел Александрович СОЛОВЬЕВ

© Любовь КАЛИНИНА, Валерий КИСЕЛЕВ () Источник: Российская газета, 07-04-97

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.