СТИЛЯГА ИЗ МОСКВЫ. Юрий Саульский

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ


БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему СТИЛЯГА ИЗ МОСКВЫ. Юрий Саульский. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2014-10-19
Источник: http://library.by

Шестнадцатилетним мальчишкой в составе военного оркестра он участвовал в Параде Победы на Красной площади. Уже тогда у него случались первые приступы джазовых импровизаций. Вы знаете, что именно он делал аранжировки для эпохальной "Карнавальной ночи"? А сейчас вместе с Юрием Энтиным написал мюзикл "Крошка Цахес", в котором вроде бы должны сниматься Киркоров, Угольников и Маковецкий. Как одержимый, он может часами рассказывать экзотические легенды из истории джаза - про "истуканизированного жирафа" и про злачные кабаки Нового Орлеана.

Он утверждает, что в природе есть некий особый диагноз: джазовое чутье. И что у него этот диагноз проявился в очень обостренной форме.

- Джаз для меня прямо с детства был некой тайной. Хотя изначально у меня было классическое образование - Гнесинская школа и Московская консерватория. Мама с папой в четыре руки играли Бетховена, Чайковского.

Первые проблески сознания у меня связаны с музыкой. У нас стоял Бехштейн...

- Кто у вас стоял? - "Бехштейн" - это рояль, одна из самых знаменитых фирм. Когда я просыпался, я видел этот огромный инструмент, он мне казался живым, я его даже боялся. Но подходил, брал ноту и слушал долго-долго. Потом отец с матерью разошлись, а у отчима в доме были джазовые пластинки. Тогда я впервые услышал джаз. Он меня притягивал, властно манил - на чисто чувственном, первосигнальном, фрейдистском уровне. Даже какие-то эротические элементы я ощущал в этом.

- А сейчас ощущаете? - Да, но сказать, что я слушаю джаз и тут же возбуждаюсь, было бы слишком грубо.

Происходит какая-то сублимация. Недаром, когда джаз появился, он считался чем-то неприличным, хулиганским. В нем был этот превалирующий пульс, ритмическое начало. Само происхождение этой музыки связано с сексуальной сферой. Может быть, поначалу даже более прямолинейно.

- Вот я смотрю на вас - вы такой респектабельный, при бабочке, а ведь наверняка когда-то считались музыкальной шпаной, как герои фильма "Мы из джаза"? - Ну вы же помните эту формулировку: "Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь". Я никогда не афишировал ни в музыкальном училище, ни - особенно - в консерватории, что увлекаюсь джазом.

Это было запрещено, хотя сейчас об этом смешно говорить. Я играл на танцах, в ресторанах, в посольствах. Это было очень опасно, но денежно. А я ведь очень рано был женат, уже родился мой сын Игорь - надо было работать, жить на что-то. Я руководил кружками, ставил "Запорожца за Дунаем" в самодеятельности, играл на аккордеоне на танцверанде "Шестигранник" в Парке культуры. Это было злачное место, но и там были очень жесткие ограничения: можно танцевать падеспань, падекатр, падепатенер и вальсы. И только одно танго и один фокстрот за вечер. Естественно, в то время возможности купить палку для селфи не было, поэтому на танцах всегда дежурили фотографы. Времена были просто замечательные. Осталось много черно-белых фотографий.

- А на вас лично музыкальные репрессии сказывались? - А как же! Скажем, прознали в консерватории, что я играю. И на комсомольском собрании сказали "и этот джазист Саульский!". Это прозвучало почти как смертный приговор.

Еще была история с моим оркестром ЦДРИ. Там начинали Гаранян, Кристалинская, Зубов и многие-многие. Когда в 57-м году случился фестиваль молодежи и студентов, кэгэбэшники не знали, что делать! Иностранцы приехали! Девочки начали беременеть от негров! А тут еще - джаз. Меня вызвали в ЦК ВЛКСМ и сказали: "На фестивале будет джазовый конкурс. Вы должны создать оркестр, который бы на равных конкурировал с западными коллективами".

До фестиваля оставалось шесть месяцев. Я собрал ребят, и за эти шесть месяцев коллектив сделал чудеса.

На фестивале мы получили серебряную медаль. И в тот же самый день в "Советской культуре" вышла статья "Музыкальные стиляги". Критикесса та до сих пор жива-здорова, мы с ней в добрых отношениях, но тогда это был удар "по морде лица". Статья в "Советской культуре" была равносильна указу Президиума Верховного Совета. Оркестр разогнали, всю саксофонную группу принял к себе Олег Лундстрем. А музыканты у нас были первостатейные! - Я правильно поняла, что "стиляга" тоже было ругательным словом? - А как же! Это такой разнузданный тип с длинными волосами.

- А вы носили длинные волосы? - Как раз я-то был меньше всего похож на стилягу. Я никогда не был модным человеком.

И в нашем оркестре все были совершенно другие. Какие-то ребята, эдакие пижоны, ходили по Бродвею так мы называли улицу Горького. А мы к ним никакого отношения не имели. Джаз - серьезное искусство, интеллектуальное. Ведь человек импровизирующий должен обладать не только спонтанной фрейдистской фантазией: он должен быть музыкантом-профессионалом, личностью. Иначе ты на всю жизнь останешься способным мальчиком. А способный мальчик в определенном возрасте это уже оскорбительно.

- А почему ваши музыканты достались Лундстрему? Он тоже играл джаз - на него эти строгости не распространялись, что ли? - Да нет. На всех распространялись. Просто ему тогда повезло чуть-чуть больше. Сам Лундстрем как человек сдержанный, скандинавский, не хочет этого комплекса ущербности - вот мы бедные, такие-сякие, нас столько били. Я тоже не хочу слишком прибедняться. Я считаю, что всякий убежденный человек в результате пробивается, как трава через асфальт. Но тогда, после "Стиляг", я на два года стал персоной нон грата, меня никуда не принимали на работу.

- На что же вы жили? - Я ведь человек свободной профессии. Не было работы - я ударялся в сочинительство. А потом в 60-х годах организовали советский мюзик-холл. Я пришел туда наниматься. Начальник главка по вопросам музыки жутко сомневался, брать меня или нет. "У вас ведь такая репутация", - говорит. Сначала меня приняли только временно. Назначили главным дирижером. У меня ведь в джазе было три специальности - композитор, аранжировщик и дирижер.

- Почему же - "было"? - Они и сейчас остались. Но когда-то у меня случился большой перелом в жизни. В одночасье я перестал быть дирижером. В 68-м году ввели войска в Чехословакию - и тут же снова начали придавливать джаз. А у меня тогда уже был "ВИО-66". Я подумал: черт побери, ну что же я бьюсь, как рыба об лед? И задал себе вопрос: кто я - дирижирующий композитор или сочиняющий дирижер? Решил, что два серьезных дела делать невозможно, и ушел из оркестра. Напоследок сделал очень хорошую программу - чтоб не сказали, что я ушел, потому что не получается. Это уж у меня такой принцип: уходить надо на белом коне.

- Очень эстетичная работа у дирижеров. Будто паришь над залом, весь в черном, в каждой руке - по палочке, ты ими машешь...

Саульский радостно подхватывает: - Вот-вот. Дирижеры, знаете ли, делятся на три категории: дирижер для оркестра, дирижер для публики, а третий - и то, и другое. Но все равно каждый дирижер хоть чуть-чуть, но работает на зал.

Есть одна байка. В оркестре - новый литаврист. На репетиции дирижер ему показывает: "удар". А он делает так (далее следует характерный жест - обе ладони вперед) - мол, о'кей, я понял, вечером все будет. И вот - зал, свет, публика. В самый торжественный момент дирижер в полном экстазе делает патетический взмах литавристу. А тот, как и договорились, - "ладошки". На свою беду я рассказал это своим в оркестре "ВИО-66". И вот дирижирую я блюзом Вуди Германа - у меня там был особо эффектный жест. Идет ритм, барабаны, вокальная группа вступает. (Он заводится, сжимает кулаки, с упоением изображая барабан.) И тут четыре трубы и четыре тромбона - А-А-А! (страстно перевоплощается в тромбон) шварк-аккорд должны сделать. Я, весь в порыве, делаю им дирижерский выпад, а они протягивают мне восемь ладоней. И тишина. Сначала я был в гневе, но потом чувство юмора превозмогло, и я до конца хохотал. Даже дирижировать не мог.

- И неужели вам не жаль было целый кусок жизни перечеркнуть? - Это был сознательный акт. И очень мучительный. Я потом во сне долго еще видел, как я дирижирую. Это же психофизика, рефлекс. Как хороший пловец скучает по воде. И он не разучится плавать даже после долгого перерыва. Я недавно встал за пульт в Оренбурге - у меня такое было чувство радости от дирижирования! Но я не жалею, что отказался: с того момента у меня начался песенный период.

- Это тогда вы "Черного кота" написали? - Нет, чуть раньше. Сначала его спела Людмила Шорникова - ее никто не знает. А прославилась Тамара Миансарова, она его и сейчас иногда поет. Потом он уже жил своей жизнью - кто его только не пел! Опять-таки - вроде бы шуточная песня, но и она показалась власть предержащим подозрительной. Это был один из первых советских твистов, популярность была бешеная. Но по радио и телевидению ругали. И чем больше ругали, тем больше людям нравилось. Они не понимали, что делали мне раскрутку.

Так что я имею прямое отношение к попсе, потому что "Черный кот" - это, конечно же, поп-музыка.

- У вас наверняка есть какая-нибудь песня с историей.

- У каждой песни - своя история. Вы, например, знаете замечательную историю Гимна Советского Союза? Только-только Сергей Михалков написал слова гимна. Едет он в лифте, с ним вместе компания молодых поэтов по-моему, Окуджава, Наровчатов. И, поздравляя его с успехом, они высказали свои критические замечания насчет текста. Он их слушал-слушал - и выдал: "Н-н-ничего. З-з-заиграет - встанете".

А как-то мы с Леонидом Осиповичем Утесовым написали песню. Его стихи, моя музыка. Помните? "На висках моих седина" (он поет дребезжащим голосом "под Утесова")... Я пришел на первую репетицию, слушаю, как он поет. И говорю: "Леонид Осипович, там вот эти нотки чуть неверные". А он мне: "Юр-рочка! Когда Мусоргский написал "Бориса Годунова" и отнес его Шаляпину, он услышал, что Шаляпин кое-что изменил в нотах.

Так вот - Мусоргский не возражал".

- Вот вы говорили про свой оркестр "ВИО-66". Получается, что вы - прародитель исторического явления под названием "ВИА"? - Нет никакого отношения к ВИА. У нас был биг-бэнд, джазовый оркестр с вокальной группой. Там был Леша Козлов, Игорь Бриль. Валя Толкунова пела в вокальной джазовой группе.

- Неужели Толкунова когда-то пела джаз? - Да. Она даже была моей женой.

- Наверное, вы были ее "крестным отцом" на эстраде? - Ну, конечно же, я ей помогал. Она была тогда совсем юной. Но и природный дар ей тоже помогал. Мы потом с ней расстались, но все равно сохранили хорошие отношения, остались друзьями.

Я вообще всегда стараюсь расставаться полюбовно.

Нас прерывает телефонный звонок. Быстренько закруглив разговор, Юрий Сергеевич поясняет: - Дочка. У меня ж двойня родилась в семьдесят пятом году - сын и дочь. Они не близнецы, совершенно не похожи друг на друга. Сын ростом сто восемьдесят пять сантиметров, а она - малютка. Он учится на режиссерском, а она - на продюсерском факультете ГИТИСа.

- Это от третьего брака дети? - Нет, это уже от четвертого. ("Ой", - хихикаю я.) Да, у меня много браков было.

Но вел я себя очень прилично, как джентльмен. Когда чувствовал, что что-то не получается, собирал маленький чемоданчик и оставлял бывшей жене квартиру. И так было несколько раз. Я считаю, что мужчина всегда должен так поступать, независимо от того, кто виноват. В моей жизни всякое бывало - и я был виноват, и не я. Но я всегда поступал только так, как умею. И заново начинал все с нуля.

- Нынче это редкость! - Вот такой я старомодный мамонт.

- Теперь понятно, почему вы только сейчас дождались этой квартиры в Доме композиторов.

- Нет. На очереди-то я стоял давно, но вот жилплощадь освободилась совсем недавно. Да и секретарем Союза композиторов СССР я был лишь с 87-го года. Пригласить меня на такую должность могли только в тот момент - когда началась перестройка, не раньше. Потому что джазист - человек беспартийный.

- Как вам удалось остаться беспартийным? - Был смешной случай - как я пытался вступить в партию. В это время я работал в оркестре Эдди Рознера. На общем собрании Москонцерта мне стали задавать вопросы - как же, мол, ваш джаз? Но я ответил что-то убедительное, и меня приняли в кандидаты. И сразу же я перешел работать в ЦДРИ. Обо мне забыли и в райком партии для утверждения не пригласили. Проходит 10 месяцев, и вдруг меня вызывают в райком и говорят: "Товарищ Саульский, ну как же это? Вас приняла первичная организация, а вы не приходите". Я робко отвечаю, что ждал вызова. Начался скандал, вызвали руководство первичной организации, а к тому времени уже появилась злополучная статья. И это самое руководство быстренько нашлось. Мол, как же мы можем его утверждать, если он оказался таким злостным стилягой. На этом моя партийная карьера закончилась.

- До недавних пор вы работали музыкальным продюсером канала ОРТ, а сейчас перестали. Признайтесь: тяжко вам там приходилось? - Я и сейчас там работаю, но уже как музыкальный консультант. Тяжко или нет? Везде работать непросто. Но, знаете, есть корректность. Пока человек работает в фирме, он должен соблюдать определенную этику по отношению к этой фирме.

- А что входит в круг ваших обязанностей? - В прошлом году мы готовили конкурс "Евровидение", я был председателем жюри, отобрали тогда Аллу Борисовну с "Примадонной". А в этом году у меня другой крупный проект - конкурс на новые музыкальные позывные ОРТ. Мы прослушали много предложений, сейчас вроде бы остановились на одном варианте, скоро будем его записывать с симфоническим оркестром.

- Мне про вас рассказали, что вы - мастер розыгрышей...

- Разве я мастер по сравнению с Никитой Богословским или Сигизмундом Кацем? Их выходки уже стали классикой. Вот, например, как-то они вдвоем поехали на гастроли. Обычно в первом отделении свою музыку играл Кац, а во втором - Богословский. И вот Богословский говорит Кацу: "Слушай, мне надо сегодня пораньше уехать, давай поменяемся. Я буду первое отделение работать, а ты - второе". Выходит он первым, кланяется и говорит: "Здравствуйте. Я - Сигизмунд Кац. Родился в 1912 году в городе Винница, закончил консерваторию.

Вот мои песни". И целиком и полностью выдал программу друга Каца. И уехал. Подъезжает Кац. Выходит на сцену и говорит: "Здравствуйте. Я - Сигизмунд Кац, родился в 1912 году в городе Винница..." Публика была в бешенстве.

- Юрий Сергеевич, вам не обидно, что милый вашему сердцу джаз давно не в моде? - Отчего же?! Просто у него сложилась своя устойчивая аудитория. Конечно, когда появилась рок- и поп-музыка, джаз как более элитарное искусство отошел немножко в сторону. Эта музыка требует внутренней интеллигентности и более взрослого слушателя. Почему, например, в респектабельном обществе, когда собираются бизнесмены высокого ранга, - там чаще всего играют джаз? Это знак какой-то более высокой цивилизации.

И вообще, джаз - это не только музыка. Это образ мыслей и образ жизни. Почему его так боялись? Потому что он во все вносил элемент свободного мышления. На интуитивном уровне все наши партийные бонзы это поняли. Кстати, у Косыгина была самая лучшая в стране коллекция джаза, он был весьма компетентный человек. Но это только ему лично было можно. А остальным - нет. По-моему, это худший вид ханжества и фарисейства.

Я уже начинаю прощаться, и тут он спохватывается. Он, оказывается, чуть не забыл самое главное: "Постойте, я ведь еще и рок-музыку, настоящий британский рок, люблю. Мой сын, Игорь Саульский, - он вообще начинал наш рок. Еще в десятом классе играл вместе с Макаревичем, потом у Градского, у Леши Козлова в "Арсенале". И сам я работаю в разных жанрах - у меня и киномузыка, и песни, и балеты. Так что, ради Бога, не подумайте, что я какой-то там замшелый джазмен!"


Новые статьи на library.by:
БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ:
Комментируем публикацию: СТИЛЯГА ИЗ МОСКВЫ. Юрий Саульский

() Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.