Памяти М.Н. Покровского. ЗА БОЕВУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ ИСТОРИЧЕСКОГО ФРОНТА

Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Биографии известных белорусов и не только.

NEW БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ


БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Памяти М.Н. Покровского. ЗА БОЕВУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ ИСТОРИЧЕСКОГО ФРОНТА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2013-12-03
Источник: Борьба классов, № 2-3, Март 1932, C. 8-16

1

Исторический фронт потерял своего виднейшего организатора и непосредственного руководителя - Михаила Николаевича Покровского. Эта утрата особенно тяжела теперь, в переживаемый момент, когда задача перестройки исторического фронта, намеченная в директивах партии и ее вождя т. Сталина, становится неотложной и боевой задачей, остро выдвинутой перед историками-большевиками всем ходом развертывания и роста революционной борьбы пролетариата в капиталистических странах и победоносным социалистическим наступлением в СССР.

Тяжесть утраты М. Н. Покровского так остра потому, что он, будучи виднейшим, мирового масштаба ученым, отдавшим весь свой громадный талант, свою поистине неистощимую инициативу и энергию на создание подлинно ленинской исторической науки в СССР, на широчайшую популяризацию и пропаганду идей марксизма-ленинизма в истории, был ученым-большевиком, преданнейшим делу рабочего класса борцом за марксистско-ленинскую теорию, непримиримым врагам буржуазной идеологии и буржуазных извращений в исторической науке.

Будучи основателем и руководителем Общества историков-марксистов, которое должно было организовать на платформе воинствующей партийности в науке распыленные научные кадры историков-марксистов. Михаил Николаевич Покровский до болезни осуществлял оперативное руководство историческим фронтом.

Осложнившаяся в последние полтора года болезнь Михаила Николаевича лишила Общество историков-марксистов его непосредственного руководства историческим фронтом, резкое отставание которого особенно ярко было вскрыто в свете письма т. Сталина.

Михаил Николаевич не мог уже принять активного участия в обсуждении и реализации указаний т. Сталина, но громадное значение этого письма и поставленные им задачи боевой партийности и непримиримой борьбы с искажениями ленинской теории он подчеркнул со всей присущей ему энергией в последней своей речи на десятилетнем юбилее ИКП.

Требуя поставить всю научную работу на службу революции, подчеркивая, что в основе научной деятельности должна лежать практика большевика-партийца, указывая на необходимость постоянного движения вперед в деле организации работы по-новому, развертывая при этом решительную большевистскую самокритику, Михаил Николаевич в этой своей предсмертной речи начертил основное направление задержавшейся перестройки исторического фронта. М. Н. Покровский, в котором так замечательно сочетались ученый и пропагандист, не раз заявлял, что для историка-большевика его историческая специальность является одним из видов партийной работы.

Критикуя в статье "Новые течения в исторической литературе" ("Историк-марксист, т. VII) тех историков, которые "сидят по своим углам, в высшей степени довольные, что Октябрьская революция обеспечила им свободу исследований и высказываний в их узкой специальности", Михаил Николаевич очень решительно заявлял, что в эпоху, когда совершается социалистическая, а не буржуазная революция, нет места для "смирного", "академического" "марксизма", что социалистическая революция обязывает пролетарских ученых к активному участию в борьбе за социализм на своем участке. М. Н. Покровский, представлявший новый тип большевика-ученого, сочетавшего в себе ученого и большевика, органически соединявшего крепкую большевистскую закалку и преданность делу пролетарской революции с огромной научной эрудицией, проводившего напряженную, исключительно высокого качества работу в области исторической науки, требовал тех же качеств и от руководимых им научных кадров. Преждевременный уход большевика-историка и борца за марксистско-ленинскую теорию является тяжелой потерей, усугубляющей тот прорыв, который за последний период, в связи с болезнью М. Н. Покровского, образовался на историческом фронте и который необходимо углубленной марксистско-ленинской работой над вопросами истории ликвидировать большевистскими темпами - теми темпами, которыми умел работать и за которые постоянно боролся Михаил Николаевич Покровский.

II

Прошло два года со времени исторического выступления т. Сталина на конференции аграрников-марксистов, где т. Сталин указал на значительное отставание, на некоторый разрыв между практическими успехами социалистического строительства и успехами нацией теоретической работы.

"Надо признать, - говорил т. Сталин, - что за нашими практическими успехами не поспевает теоретическая мысль, что мы имеем некоторый разрыв между практическими успехами и развитием теоретической мысли. Между тем необходимо, чтобы теоретическая работа не только поспевала за практической, но и опережала ее, вооружая наших практиков в их борьбе за победу социализма".

Прошел год со времени решения Центрального комитета партии по докладу Комакадемии, обязывавшего научных работников переключить все свои силы "на разработку узловых проблем, связанных с текущими задачами партии и с классовой борьбой мирового пролетариата" (резолюция ЦК ВКП(б) от 15 марта 1931 г.).

И прошло около полугода со времени появления важнейшего теоретического и политического документа, каким явилось для всей нашей партии - и прежде всего для работников исторического фронта - письмо т. Сталина в редакцию журнала "Пролетарская революция".

Центральный комитет нашей партии давал не один раз указания и директивы, намечавшие основную линию перестройки и определявшие содержание и новые формы теоретической работы. Вместе с тем ЦК осуществлял ленинское руководство и практической работой по реализации этих общих директив на всех участках идеологического фронта.

По инициативе т. Сталина были вскрыты контрреволюционные корни рубинщины в политической экономии. Разоблачены меньшевиствующий идеализм (деборинщина) и механицизм в области философии и естествознания. Вскрыты серьезные политические ошибки в области теории права и государства. Разгромлены различные вредные антиленинские теории и "теорийки" в области литературы (переверзевщина, "Литфронт" и др.). Имеются известные достижения в этом направлении, и на историческом фронте. Партия сорвала "научную" маску с меньшевистской рязановщины. Разоблачены такие представители махровой контрреволюции, как "историки" Тарле, Платонов и др. Разоблачены шовинистические, национально-демократические и великодержавные исторические фальсификации ряда "историков" Украины, Белоруссии, Грузии, Туркменистана и других национальных республик. В последние два года под руководством ЦК партии была проведена значительная борьба на два фронта и прежде всего с правой - главной на данном этапе - опасностью и в области практической политики, и в области теории и истории (в области последней - с историческими установками Слепкова, Яроцкого, Теодоровича и др.).

Письмо т. Сталина поднимает всю работу историков-коммунистов на новую высоту; оно заострило внимание всей партии и основных кадров историков на разоблачении передового отряда контрреволюционной буржуазии - троцкизма я троцкистских я всяких иных фальсификаторов истории нашей партии, в частности на разоблачении школки троцкистских контрабандистов (Эльвов, Кия и др.), которые бесконтрольно протаскивали антипартийный хлам в четырехтомнике "История ВКП(б)" под редакцией т. Ярославского.

За последние годы на нашем коммунистическом научном фронте развернулась углубленная борьба с буржуазными и мелкобуржуазными влияниями и решительная самокритика в наших собственных рядах. В результате был вскрыт целый ряд вредных теорий и "теориек", ряд грубых политических, принципиальных и исторических ошибок.

Эта борьба на всех участках теоретического фронта составляет нераздельную часть развернутого по всему фронту социалистического наступления, ибо теоретические вопросы не могут быть оторваны от общего фронта классовой борьбы. Ленин постоянно подчеркивал, что наша теоретическая работа должна направляться на "конкретное изучение всех форм экономического антагонизма в России", чтобы "вскрыть этот антагонизм везде, где он прикрыт политической историей, особенностями правовых порядков, установившимися теоретическими предрассудками", чтобы облегчить тем самым пролетариату возможность как можно скорее и как можно легче покончить со всякой эксплоатацией.

Отступления от теории марксизма на практике всегда приводили к ренегатству и уходу от революции. "Все споры о текущей политике и практике всегда были спорами глубоко теоретическими, - подчеркивал т. Каганович. - Своей исходной точкой они имели всегда теоретические разногласия. В основе практических ошибок лежали извращения марксо-ленинской теории" (Каганович, речь на 10-летии ИКП).

Этот враждебно-классовый характер всяких попыток искажения теории Маркса и Ленина и опасность такого искажения для дела социалистической революции подчеркивал М. Н. Покровский, предостерегая историков от "порчи" теории в своем последнем выступлении на 10-летии ИКП:

"...Все попытки исказить ленинскую теорию, - говорил он, - фактически есть атака враждебных классов, атака буржуазией социалистической революции. Социалистическая революция без теории немыслима. И каждая порча теории Маркса и Ленина означает в то же самое время огромный ущерб, выбивание камня из фундамента социалистической революции, подрыв ее основ".

Разрыв между теорией и практикой представляет громадную опасность для дела пролетариата, особенно в период развертывающегося социалистического наступления в СССР, когда враждебные пролетариату классовые силы оказывают свое влияние на отдельные прослойки пролетариата, находя свое отражение также и в некоторых неустойчивых элементах коммунистической партии.

"Отражением сопротивления отживающих классов и являются все и всякие уклоны от ленинской линии, имеющиеся в рядах нашей партии" - указывал не раз т. Сталин. "Разве трудно понять, - говорил он, - что без непримиримой борьбы с буржуазными теориями на базе марксистско-ленинской теории невозможно добиться полной победы над классовыми врагами?"

Задачи марксистско-ленинского теоретического фронта тем серьезнее и ответственнее, что без решительной и неослабной борьбы на два фронта, которую партия заостряет в теории и на практике, невозможно было бы достигнуть решающих успехов на общем фронте развернутого социалистического наступления. Теория, неразрывно связанная с практикой, должна "помочь практике понять не только то, как и куда двигаются классы в настоящем, но и то, как и куда должны двинуться они в ближайшем будущем" (Сталин, "Вопросы ленинизма", стр. 20).

Исторические решения XVII партийной конференции, поставившей основной политической задачей... полное уничтожение причин, порождающих классовые различия и эксплоатацию", вместе с тем подчеркнули, что "в дальнейшем еще неизбежно обострение классовой борьбы в отдельные моменты и особенно в отдельных районах и на отдельных участках социалистической стройки". Задача ликвидации капиталистических элементов и классов вообще вместе с тем ставит перед рабочим классом я его партией требование беспощадного отпора сопротивлению гибнущих капиталистических элементов и преодоления буржуазных я мелкобуржуазных предрассудков путем настойчивой работы по социалистическому перевоспитанию масс. Теоретическая работа в связи с этими общими перспективами второй пятилетки не только не должна ослабляться, но должна неизмеримо усилиться, конкретизироваться, вырасти вширь и вглубь, непосредственно помогая делу укрепления пролетарской диктатуры, развертывая борьбу со всякого рода оппортунизмом, особенно с правым уклоном как главной опасностью на данном этапе, и с примиренчеством ко всеем видам оппортунизма.

Партия потребовала именно такого поворота от всех участков идеологического фронта, который обеспечил бы непосредственную помощь ленинской теории в деле выполнения революционной практикой грандиозных задач борьбы партии за построение бесклассового социалистического общества, за мировую пролетарскую революцию. Именно для выполнения этих исторической важности задач была поднята ига еще большую высоту и развернулась та разоблачительная работа по очистке главнейших участков нашего теоретического фронта, необходимость которой с такой остротой отметил в своих последних выступлениях т. Сталин. Типично мелкобуржуазными являются поэтому разговоры о том, что у нас-де нет никакой науки, что всюду - прорывы и тому подобное. Так реагировать на нашу большевистскую самокритику и на борьбу с буржуазными и мелкобуржуазными влияниями в области идеологии жмут только оппортунисты, являющиеся носителями этих влияний и рассуждениями о гибели "чистой" науки прикрывающие свой собственный оппортунизм, свое бегство от участия в развернувшейся борьбе за социализм.

III

Как же реализует этот политический поворот на теоретическом фронте его исторический участок, об'единять и представлять который должно Общество историков-марксистов?

Письмо т. Сталина, являющееся директивой для всех работников в области идеологии, особенно непосредственное и прямое отношение имело именно к историкам.

Перед ними в первую очередь была поставлена задача "по-большевистски, по-ленински подойти к истории вчерашнего дня и подойти так, чтобы историю этого вчерашнего дня увязать с генеральной линией партии, с теми грандиозными новыми задачами, которые стоят перед нами сегодня и которые будут еще стоять завтра" (Каганович, речь на 10-летии ИКП).

Письмо т. Сталина с чрезвычайной отчетливостью поставило перед историками-марксистами вопрос о партийной бдительности, о необходимости беспощадной борьбы с враждебными партии и рабочему классу теориями и уклонами, в первую очередь заостряя внимание партии на борьбе с "троцкистскими и всякими иными фальсификаторами истории нашей партии, систематически срывая с них маски". Письмо т. Сталина поставило при этом обязательным условием борьбы с троцкизмом - этим "передовым отрядом контрреволюционной буржуазии" - и с контрабандистами троцкизма требование покончить с гнилым либерализмом в отношении них, ибо "либерализм в отношении троцкизма... есть головотяпство, граничащее с преступлением, изменой рабочему классу".

Наконец письмо т. Сталина поставило наряду с критической и задачу положительной работы - в первую очередь по разработке ленинского наследства и обязательному глубокому изучению ленинской методологии.

Можно ли, оценивая хотя бы в, самых общих чертах положение на историческом фронте ко времени и после письма г. Сталина, признать это положение благополучным, не внушающим нам тревоги, обеспечивающий! поворот исторической науки липом к задачам социалистического строительства?

Наоборот, положение на историческом фронте достаточно тревожно и требует заостренного большевистского внимания на не м. Письмо т. Сталина, разумеется, нашло широчайший отклик в массах историков-коммунистов, как и во всей партии, мобилизовав весь ее актив. Оно было подвергнуто развернутому обсуждению фракцией Общества историков-марксистов и его филиалами.

Некоторые из них, особенно Ленинградское отделение и исторические коллективы ИКП, провели большую работу и в свете письма т. Сталина развернули решительную самокритику, усилив и укрепив массовую работу. В некоторых отделениях при обсуждении письма т. Сталина были однако и явные перегибы в сторону увлечения голым администрированием и даже просто "изгнания" из пределов города и общества тех, кто подлежал идейному разоблачению. На местах не везде правильно поняты задачи историков-марксистов. Кое-где встречались попытки огульного охаивания всех имеющихся исторических работ как представляющих троцкистскую контрабанду или троцкизм в чистом виде. В других случаях были попытки смазать троцкистскую контрабанду или уйти от личной ответственности за проявление гнилого либерализма, сваливая вину на общую линию". Были даже попытки прикрыться теорией "переоценки ценностей". Так например в Ленинграде была такая попытка со стороны Л. Флиднер, снимавшей с себя ответственность за редактированные ею до письма т. Сталина работы, потому что, как она заявила, "сейчас все ценности переоцениваются".

Положение в Обществе историков-марксистов в свете уроков письма т. Сталина признано неблагополучным и в самой резолюции, принятой фракцией ОИМ.

"В работе общества, - гласит резолюция, - не было достаточно большевистской бдительности, недостаточно мобилизовались историки-большевики в борьбе за партийность в истории. Общество пропустило троцкистскую контрабанду, запоздало с критикой целого ряда троцкистских и полутроцкистских ошибок, тем самым проявило гнилой либерализм. Политической ошибкой руководства Общества и редакции "Историка-марксиста" является предоставление трибуны троцкистским контрабандистам"...

Отставание исторического фронта, выразившееся в недостаточной мобилизации историков на разработку проблем, вытекающих из задач партии и Коминтерна, особенно резко обнаружилось именно в свете письма т. Сталина. Мартовское (1931 г.) решение ЦК ВКП(б) о перестройке теоретической работы, об изменении методов и темпов работы не было реализовано. Критическая и творческая положительная работа развертывалась недостаточно, а главное не была поднята на достаточно принципиальную высоту.

Прошедшие до письма т. Сталина дискуссии по вопросам истории Запада и Востока хотя и вскрыли ряд оппортунистических установок, но все же не поставили актуальнейших проблем международного рабочего движения и особенно вопроса о роли большевизма на международной арене. Дискуссия не только не оценила, но и не обнаружила троцкистской контрабанды Слуцких и Волосевичей, не заострила вопроса о партийности в исторической науке, не поставила перед историками-марксистами задача борьбы с гнилым либерализмом. В дискуссии не был поставлен вопрос о том, что "прусская революция была (и остается) узловым пунктом мировой революции" и "коренные вопросы русской революции являлись вместе с тем (и являются теперь) коренными вопросами мировой революция)" (Сталин).

И только на фракции Общества историков-марксистов, обсуждавшей письмо т. Сталина, эти вопросы были подняты уже на известную высоту, были разоблачены троцкистские клеветнические "теории" Альтер а, Миронова, Бернштейна и др. я вскрыты политические и принципиальные ошибки целого ряда историков в вопросах о роли большевизма на международной арене, о позиция Каутского и роли II интернационала до войны, об отношении к Розе Люксембург и т. п. В частности решительный отпор был дан т. Радеку, выступившему с теорией ....... "ручейков", из слияния которых будто бы возник Коминтерн, и теорией ....... коим будто бы является люксембургианство для социал-демократических рабочих, идущих в коммунистическую партию. Но и здесь фракция не развернула разоблачения школки троцкистских контрабандистов в четырехтомнике "История ВКП(б)" под редакцией т. Ярославского и не обстреляла меньшевистских и синдикалистских позиций "исторических" мемуаров Шляпникова.

Грубейшие политические ошибки "Истории ВКП(б)" под редакцией т. Ярославского, на которые обратил внимание т. Сталин в своем письме, не ....... и полностью выявлены на заседаниях фракции. Ошибки ....... авторов (Эльвов, Кин, Минц, Баевский, Пионтковский, ......., Вакс и др.) не были вскрыты во всей конкретности и .......

Письмо т. Сталина обязывало прежде всего к большевистским действиям, к решительной самокритике и самопроверке, к усилению контроля над работами историков-марксистов. Но общество не подвергло своевременно критической проверке выходящую историческую литературу (Лукин, Ванаг, Горин, Пионтковский, Фридлянд и др.). После же письма т. Сталина оно не руководило развернувшейся самопроверкой, начатой партийными коллективами Исторического и Историко-партийного институтов красной профессуры.

Исторические журналы, в частности "Историк-марксист", который должен стать руководящим и мобилизующим на перестройку органом общества, не проявили себя органами воинствующего большевизма на историческом фронте. Старый состав редакции "Историка-марксиста" задержал выход журнала на ряд месяцев, не использовал журнала как орудие борьбы за большевистскую партийность в исторической науке " тем самым ослабил темпы перестройки, не выполнив обязательств, возложенных на него партией.

И после письма т. Сталина, несмотря на рост активности в рядах историков-коммунистов, руководство общества не сумело возглавить этой активности и не обеспечило до сих пор необходимой перестройки его для организации и мобилизации творческих сил историков-марксистов. Общество не возглавило творческой работы масс над созданием "Истории гражданской войны" и "Истории фабрик и заводов".

Значительно ослаблена практическая деятельность общества. Чрезвычайно незначительна литературная продукция, уменьшилось количество докладов, ослабела работа ячеек содействия. Общество не работает достаточно большевистскими темпами, не выполняет тех творческих задач, к каким обязывает историков требуемый партией поворот к текущим задачам партии и Коминтерна.

Созываемый в мае всесоюзный пленум Общества историков-марксистов должен мобилизовать все силы историков-марксистов, наметить программу деятельности общества и обновить и освежить руководство, подобравши из крупных исторических коллективов наиболее крепкие большевистские кадры партийно испытанных историков, способных обеспечить необходимую боевую перестройку исторического фронта.

IV

На какой основе должна быть проведена большевистская перестройка рядов историков-марксистов?

Прежде всего - на основе дальнейшей решительной борьбы за ленинский этап развития нашей исторической науки. В этом - центральная задача предстоящего в мае пленума общества, который должен не только провести дальнейшую критическую, разоблачительную работу, но и на ее основе развернуть творческую положительную деятельность.

Ленинский этап в науке ставит перед историками-марксистами задачу проведения партийности при разработке каждой научной исторической проблемы. Лучший образец реализации этого принципа покарал нам т. Сталин в своем письме. Основные принципы марксистско-ленинского анализа, метод т. Сталина и его требование "проверять революционные партии, течения, лидеров не по их декларациям и резолюциям, а по их делам", должны быть положены в основу всей дальнейшей работы историков-большевиков.

Этот же метод настойчиво подчеркивал т. Каганович в своей речи на 10-леттаи ИКП: "К истории кашей партии часто подходят формально, более или менее добросовестно излагают хронологию, вырывают отдельные факты, описывают более или менее верно отдельные события, но связи между этими фактами и событиями не вскрывают. Нужно диалектическое изучение истории партии, нужно понимание закономерностей развития, нужно дальше заострение внимания на главных и основных вопросах, на решающих этапах нашей революции".

Письмо т. Сталина, поднимающее на новую идейную высоту изучение истории вообще и прежде всего вопросы мировой истории большевизма, обязывает нас реализовать ленинский принцип партийности в исторической науке, проводить подлинно большевистскими темпами борьбу за марксистско-ленинскую методологию.

Необходимо не только не ослаблять борьбы с правыми оппортунистами на историческом фронте, но и усилить эту борьбу, помня, что правая опасность остается главной на данном этапе и что поставленные XVII партконференцией исторические задачи не могут быть разрешены без развернутой идеологической борьбы с "левацкими" перегибами и извращениями, с буржуазными и мелкобуржуазными влияниями на массы. Вместе с тем необходимо помнить, что "ворота истории нашей партии" попрежнему будут искать случая использовать контрреволюционный троцкизм и всяческие контрабандисты и фальсификаторы. Историки-большевики должны быть значительно более бдительными, чем до сих пор. Расчистку исторического фронта от всякого антипартийного хлама и мусора надо продолжать с неустанной энергией. Надо решительно положить конец таким историческим фальсификациям, как Шляпникова, работы которого не получили своевременного отпора со стороны историков-марксистов.

К чему сводились утверждения Шляпникова в его четырехтомных "мемуарах", посвященных истории 1917 года?

Являясь прямой ревизией программных и тактических положений большевизма, эти меньшевистские и синдикалистские утверждения Шляпникова сводятся: "к отрицанию лозунга советской власти, к попытке приписать партии замену этого лозунга анархо-синдикалистским лозунгом передачи власти фабрично-заводским комитетам, отрицанию гегемонии пролетариата, отрицанию установки партии в феврале-марте 1917 г. на перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, к отрицанию установки партии на превращение войны империалистической в войну гражданскую на весь период с февраля 1917 г. по конец 1917 г.; к нежеланию признать свои ошибки на второй день после Октябрьской революции по вопросу о создании однородно-социалистического правительства на основе блока с меньшевиками и эсерами и т. д. и т. п.".

В кардинальном вопросе о движущих силах революции 1917 х. Шляпников дает откровенно меньшевистскую установку, отвергая гегемонию пролетариата в революции. Отрицая организующую и руководящую роль партии в революции и исходя из анархо-синдикалистской концепции, он пишет: "Нам приходилось опровергать я бороться с некоторыми заблуждениями и иллюзиями товарищей относительно преувеличения сил пролетариата в надвигающейся борьбе".

Отрицая ленинскую постановку вопроса о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую, Шляпников исходит во всех своих утверждениях из антипартийных, продиктованных многолетней борьбой пропив партии и ее руководства, позиций, вытекающих из меньшевистского понимания им характера и движущих сил нашей революции.

Об этом говорит он сам под давлением партийной критики в своем заявлении ЦК ("Правда" N 68):

"Эти основные политические ошибки привели к тому, что в своих воспоминаниях я допустил неправильное освещение роли пролетариата и нашей партии, дал неправильную и по сути дела меньшевистскую оценку позиции нашей партии, ее руководства в феврале-марте 1917 года по вопросу о мире, временном правительстве и превращению войны империалистической в войну гражданскую".

"Вся сумма этих ошибок" ведет к отрицанию правильности ряда программных и тактических положений ВКП(б) и попытке их пересмотра в духе меньшевистско-троцкистской установки".

Шляпниковская меньшевистская и синдикалистская методология не получила должного отпора, она послужила источником для троцкистско-меньшевистских утверждений школки троцкистских контрабандистов - Кина, Эльвова и др., до письма т. Сталина остававшихся не разоблаченными.

Необходимо, борясь с подобными фальсификаторами, требовать от историков-марксистов самого глубокого использования ленинского идейного наследства и на его основе - оценки исторических событий, идеологических течений, роли вождей и отдельных личностей, анализируя прежде всего их деля, а не резолюции.

Реализация поворота требует четкого переключения всех сил историков-марксистов на положительную работу в области ряда важнейших исторических проблем.

Какие проблемы необходимо разрабатывать в первую очередь для осуществления поворота, для боевой перестройки исторического фронта.

Такими проблемами на ближайший период должны стать:

1. Разработка проблем, связанных с историческими решениями XVII партконференции, раскрывающих историю борьбы за построение социалистического общества, историю 10 лет нэпа в связи с решением исторического вопроса "кто кого" в пользу социализма в городе и в деревне и наконец историю нашей первой пятилетки.

2. Разработка истории Октябрьской революции, особенно нужная сейчас, в "вязи с приближающейся 15-летней годовщиной Октября и необходимостью мобилизовать массы вокруг лозунгов Октябрьской революции на дальнейшее строительство социализма.

3. Разработка истории большевизма и его роли на международной арене, а также истории Коминтерна.

4. Создание истории гражданской войны.

5. Создание историю фабрик и заводов.

Две последние задачи были заострены в специальных решениях Центрального комитета нашей партии, придающего этим работам громадное политическое, воспитательное значение.

История гражданской войны и история фабрик и заводов должна мобилизовать гораздо большие кадры историков, чем это делается сейчас. Передача исторического опыта революции молодым пополнениям партии и комсомола и новым отрядам пролетариата - громадной политической важности задача, стоящая перед историками. Призыв рабочих к написанию этой истории при помощи квалифицированных большевистских сил историков должен содействовать быстрейшей перестройке наших рядов, поднятию подлинно большевистских темпов и выявлению творческой активности тех молодых историков, которые до сих пор не находили приложения своим силам или находили это приложение в совершенно недостаточной степени.

----------

Работы пленума Общества историков-марксистов будут проходить уже без участия М. Н. Покровского. Талантливый ученый-большевик, отдавший многие годы своей жизни делу служения рабочему классу, большевистской партии, уже не будет больше осуществлять непосредственное руководство развертывающейся (борьбой за большевистскую партийность в исторической науке.

Мы должны больше, чем когда-либо, проявить большевистскую бдительность на идеологическом фронте, сплачивая все аилы, историков-коммунистов для борьбы за дело, за которое борется мировой большевизм, за которое боролся ученый-большевик - Михаил Николаевич Покровский.

За большевистскую перестройку наших рядов, за большевистские темпы в развертывании творческой работы историков-марксистов, за развертывание большевистской самокритики, - под такими лозунгами должна пройти подготовка к предстоящему пленуму Общества историков-марксистов, который должен мобилизовать всех историков-марксистов на то, чтобы "поднять вопросы истории большевизма на должную высоту, поставить дело изучения истории нашей партии на научные большевистские рельсы и заострить внимание против троцкистских и иных фальсификаторов истории нашей партии, систем этически срывая с них маски".

За боевую, под руководством нашего ЦК во главе с т. Сталиным, перестройку исторического фронта!

----------

"Всякая непоследовательность и пи слабость в разоблачении тех, кто проявляет себя как реформист или "центровик", означает прямое увеличение опасности свержения власти пролетариата буржуазией, которая использует завтра для контрреволюции то, что кажется близоруким людям лишь "теоретическим" разногласием сегодня".

(Ленин, т. XXV, стр. 317)

Новые статьи на library.by:
БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ:
Комментируем публикацию: Памяти М.Н. Покровского. ЗА БОЕВУЮ ПЕРЕСТРОЙКУ ИСТОРИЧЕСКОГО ФРОНТА

() Источник: Борьба классов, № 2-3, Март 1932, C. 8-16

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БИОГРАФИИ ЗНАМЕНИТЫХ ЛЮДЕЙ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.