Ќќ–ћј“»¬Ќќ≈ ќЅў≈—“¬ќ »  –»ћ»ЌјЋ№Ќќ-“≈Ќ≈¬џ≈ —ќќЅў≈—“¬ј:  ”Ћ№“”–Ќќ≈ ¬«ј»ћќƒ≈…—“¬»≈

јктуальные публикации по белорусскому праву.

NEW ѕ–ј¬ќ Ѕ≈Ћј–”—»


ѕ–ј¬ќ Ѕ≈Ћј–”—»: новые материалы (2022)

ћеню дл€ авторов

ѕ–ј¬ќ Ѕ≈Ћј–”—»: экспорт материалов
—качать бесплатно! Ќаучна€ работа на тему Ќќ–ћј“»¬Ќќ≈ ќЅў≈—“¬ќ »  –»ћ»ЌјЋ№Ќќ-“≈Ќ≈¬џ≈ —ќќЅў≈—“¬ј:  ”Ћ№“”–Ќќ≈ ¬«ј»ћќƒ≈…—“¬»≈. јудитори€: ученые, педагоги, де€тели науки, работники образовани€, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

ѕолезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Ѕеларусь глазами птиц HIT.BY! «вЄздна€ жизнь KAHANNE.COM Ѕеларусь в »нстаграме


јвтор(ы):
ѕубликатор:

ќпубликовано в библиотеке: 2022-01-15

ѕон€ти€ "тенева€ экономика", "политическа€ коррупци€", как и близкие к ним определени€ "криминальный бизнес", "криминальное общество", "криминальное государство" и т.п., несут на себе неизгладимый отпечаток нормативно-правового дискурса, акцентирующего легитимные образцы поведени€, базовые ценности и принципы де€тельности. ¬ этом дискурсе сущностным признаком теневой экономики и политики становитс€ их выход за рамки правового пол€, а картина реальных отношений "теневиков" с официальным обществом приобретает характер жестких позиционных противосто€ний: власть легальна€ - власть нелегальна€, правоохранительна€ система - преступное сообщество, закон - "беспредел" и т.д.

¬полне очевидно, что в данном случае мы имеем дело с определенной модельной конструкцией, котора€: 1) присуща регул€тивной системе общества, по определению дуализирующей действительность; 2) базируетс€ на аксиологической традиции современной цивилизации с ее идеально-типическими образцами гражданского общества и гражданской идентичности, правового государства, либеральной демократии, корпоративной этики бизнеса, рациональной бюрократической организации как основы государственного управлени€ и государственно-служебных отношений в демократических странах.

 ак своего рода архетип современного гражданского сознани€ эта традици€ исключает возможность самой постановки вопроса о св€зи и, тем более, единстве официального и "теневого" сообществ, поскольку придает им непримиримо противоположные, качественно разные значени€ социального и асоциального, нормального и аномального(1).

¬ эту модель, однако, совершенно не укладываетс€ практика современных переходных обществ, в том числе и действительность постсоветской –оссии. ќтношени€ законного и незаконного бизнеса, легитимной и теневой власти, нормативного и преступного сообществ здесь представл€ют собой не столько жесткое антагонистическое

стр. 111


позиционирование их друг против друга, сколько непрерывное и разностороннее взаимовли€ние противоположных принципов общественной организации. ¬озникающее при этом взаимодействие можно и нужно рассматривать не просто как эпизодические неформально- партнерские отношени€ бизнеса и власти, легального и криминального миров, но как целостную (в смысле охвата всего социума) культурную ситуацию. —ущность ее состоит в перестановке, сн€тии и объединении противоположных нормативно-ценностных позиций (социальной и асоциальной, цивилизованной и варварской) и сопутствующих им смыслов. ≈сли эту ситуацию представить в модельном виде (учитыва€ сложный, нелинейный характер современных рыночных преобразований в периферийных обществах), то надо обратить внимание на следующие аспекты. ¬о-первых, масштабы распространени€ теневой экономики и коррупции, св€зь их с неолиберальными реформами в тех регионах мира, где эти реформы провод€тс€ вне органической св€зи с социокультурным базисом общества, его цивилизационными особенност€ми и культурно- историческим опытом развити€. ¬о-вторых, перестановка, перемена социальных ролей, обеспечивающа€ сближение и объединение легального и криминально-теневого сообществ; содержание и основна€ направленность данного процесса. ¬-третьих, вли€ние указанных изменений на систему отношений общества и государства. ¬-четвертых, место этих изменений в более общем процессе социальной трансформации переходных обществ.

ќстановлюсь подробнее на выделенных аспектах.

1. Ќесомненна растуща€ роль теневого или неформального сектора в глобальном масштабе (прежде всего с точки зрени€ создани€ новых рабочих мест), как и неравномерность этого процесса (особенно с точки зрени€ динамики неформального сектора в структуре ¬¬ѕ в разных регионах мира). ≈сли в общемировом масштабе удельный вес неформального сектора эксперты оценивают в 5-10% от ¬¬ѕ, то в странах јфрики он достигает 30%, а в –оссии, по некоторым оценкам, - 40% и более. ясно, что общество, в котором 1/3 и более ¬¬ѕ создаетс€ за рамками правового пол€. достигает такого порога своей трансформации, за которым легитимные методы и средства общественного воспроизводства уступают место нелегитимным, "теневым", отчасти - криминальным. ≈сли к этому добавить, что развитие "теневой" экономики в периферийных странах идет рука об руку с развитием преступных сообществ и ростом политической коррупции, то становитс€ очевидным, что "асоциальное" в данной ситуации выходит далеко за рамки, отводимые маргинальной периферии большого социума, криминальным нишам, зонам и пр.

—амо пон€тие "сектор неформальной экономической де€тельности" перестает адекватно отражать социальную реальность и услови€ ее трансформации, поскольку порождаемые им отношени€ станов€тс€ значимым фактором общественного развити€, оказывают вли€ние на социализацию значительной или большей части населени€, формируют этносоциальные балансы и противовесы, определ€ют культурную семантику и ценностные ориентации на стыке большой (нормативной) культуры и субкультур на периферии социума (включа€ криминальную среду).

¬ –оссии это наступление социальной периферии приобретает обвальные масштабы в св€зи с коммерциализацией бюджетных отношений и механизмов (включа€ внебюджетные фонды) - "прокруткой" бюджетных и внебюджетных средств в коммерческих банках, а также с использованием нецивилизованных форм денежного обращени€ - всевозможных денежных суррогатов, бартера, взаимозачетов, с общим кризисом цивилизованной (формально-рациональной) организации хоз€йственной жизни и финансов. –асхождение между официальными экономическими показател€ми и данными о реальном (теневом) движении экономических и финансовых потоков приобретает иррациональный характер: данные √оскомстата о валовом накоплении основного капитала несопоставимы с инвестиционными отчетами предпри€тий, банковские процентные ставки на пор€док превышают рентабельность, указываемую

стр. 112


предпри€ти€ми в официальных отчетах, котировки денежных суррогатов сразу же после выпуска резко понижаютс€ относительно номинала, что делает возможным скрытые финансовые комбинации, весома€ часть фонда заработной платы выплачиваетс€ в скрытой форме.

–азмах политической коррупции в р€де стран (прежде всего в африканских и постсоветских государствах) также выходит за рамки ее обычного понимани€ как отхода бюрократии от принципов публичного контрол€ и политической нейтральности, извлечени€ госслужащими незаконных доходов или прикрыти€ противозаконной де€тельности. ѕо словам ёри€ Ѕолдырева, логика функционировани€ власти в –оссии "заключаетс€ сегодн€ не в попытках созидани€, а исключительно в передаче "своим" тех или иных еще оставшихс€ "кусков" и в создании особых, льготных, исключительных условий оп€ть же дл€ "своих", при том, что остальные граждане вынуждены пребывать в услови€х, совершенно неприемлемых...  оррупци€ в средних и нижних этажах власти на прот€жении последних лет сознательно допускаетс€, если не стимулируетс€, что €вл€етс€, с одной стороны, - одним из скрытых механизмов реального управлени€, с другой - методом обеспечени€ собственной безопасности и несмен€емости во власти путем ослаблени€ общества, его разложени€ и растлени€ граждан"(2).

2. ѕри таких масштабах распространени€ теневой экономики и политической коррупции, они, в силу объективной логики движени€ и распределени€ ресурсов, формировани€ и реализации социальных интересов, приобретают социообразующие функции. ¬ той мере, в какой этот процесс набирает силу, создает свое экономическое и политическое пространство, свою систему норм и отношений, он неизбежно приводит к перестановке, перераспределению социальных позиций и ролей между официальным обществом и криминально-теневыми сообществами. ѕодобна€ трансформаци€ облегчаетс€ слабостью или отсутствием традиций самоорганизации большого социума. ’от€, с другой стороны, этот же процесс невозможен без общей или частичной перекодировки смыслов, норм и ценностей большого общества, культуры там, где они уже укоренились в ходе модернизаций в виде этатистских моделей социального устройства или периферийных вариантов гражданского общества.

ћожно наблюдать, как на противоположных полюсах периферийного развити€ большого общества - там, где это общество опираетс€ на сильную этатистскую традицию (–осси€), и там, где оно представлено скорее заимствованными или имитируемыми институтами современного общества (“ропическа€ јфрика), - развиваютс€ сходные механизмы сн€ти€ нормативного противосто€ни€ общественного, государственного и локального, узкогруппового, подрывающего нормативный пор€док.

¬ массовом воспри€тии неолиберальных реформ смыслы этих противосто€щих друг другу начал или пор€дков €вным образом переворачиваютс€. ќбщественное, государственное получает смысл "официальное" и ассоциируетс€ с "аппаратным", "бюрократическим", "чуждым интересам народа" (в постсоветской –оссии) или же с "постколониальным", "авторитарным", "диктаторским" (в “ропической јфрике). ”зкогрупповое и чисто своекорыстное и тут, и там сопр€гаетс€ с "демократическим", "отвечающим народным интересам", "коллективно важным". ¬ результате смыслы принципиально разных типов сообществ как бы раздваиваютс€, что делает возможным их взаимосоотнесение и взаимообращение: большое общество приравниваетс€ к сообществу (группе, сословию, касте, этносу) прав€щего класса, а узкогрупповое или локальное получает смысл "коллективно важного", "массового", "демократического". —оедин€ет соотнесенные таким образом противоположные позиции поклонение личности - герою, от которого ждут чудесных де€ний в обмен на преданность и поклонение (вожди и шейхи в африканской традиции, выдающиес€ политики и общественные лидеры в постсоветской –оссии).

стр. 113


ћедиаторы, в свою очередь, раздел€ютс€ на взаимосв€занные образы- эквиваленты: спасители и преступники, мученики и обманщики- проходимцы, борцы с криминалом и криминальные авторитеты и т.д. “аким образом, складываетс€ логическа€ модель, котора€ снимает противоречие между допустимым и недопустимым (например, между нормами и практикой функционировани€ государственной власти), между подлинными и мнимыми ценност€ми, самоценно-личным и самоценно-формальным. “ака€ смыслова€ трансформаци€ позиционного противосто€ни€ "социального" "асоциальному" по достижении определенного уровн€ приводит к семантическому сдвигу в культурном пространстве большого социума. Ѕезличные социальные роли и функции, присущие современному социуму, начинают оцениватьс€ в терминах личных (в основе своей - архетипических) взаимоотношений своего-другого/чужого, тогда как личный аспект этих ролей уходит в тень общества. ѕодобный сдвиг особенно ощутим, когда, по выражению ».√. яковенко, общество заболевает "зоной", тюрьмой(3). ‘еномен "зоны" с его смысловой амбивалентностью (страх и прит€жение) раскрывает глубокий подсознательный мотив этой перестройки: возрождение архаических по своей природе, синкретических - по внутренним взаимосв€з€м ментально-культурных моделей, объедин€ющих до нерасторжимого единства личность и социальную роль, индивида и группу ("€" и "мы"), группу и лидера, лидера и символы групповой идентичности.

¬полне пон€тно, что дл€ реактуализации синкрезиса массового сознани€ необходимы и неустойчивое социальное положение в обществе индивида и группы, и обща€ дестабилизаци€ ценностно-смысловой сферы общественной жизни, и развитие неформальной среды межличностного развити€. ќднако только возрождение социокультурного синкрезиса придает сращиванию формальных и неформальных отношений целостный и прогрессирующий характер.

ѕо своей направленности (замещение рациональных представлений о собственной идентичности архетипическими модел€ми миропонимани€) этот процесс диаметрально противоположен модернизационным тенденци€м формировани€ деперсонализированных отношений рыночной экономики, гражданского общества, правового государства, ориентированных больше на абстрактного, чем на реального человека. ¬озрождение синкрезиса неизбежно в услови€х форсированного вт€гивани€ периферийных обществ в глобальную систему экономических и финансовых потоков, доминировани€ транснационального капитала, замещени€ регулирующих функций государства анонимной властью международных финансовых структур и организаций.

3. –еактуализаци€ культурного синкрезиса деструктивна по своему воздействию на отношени€ большого социума и современного (завершенного) государства. ¬озрождаетс€ докапиталистический тип отношений государства и общества, при котором политическа€ власть - это атрибут земельной собственности, сословно-кастовых привилегий, этнического положени€ членов общества. ћесто отношений и норм гражданского общества занимает тип вырожденных, архаизированных св€зей, основанных на сращивании власти и собственности, индивида и группы. ”словие и результат такого сращивани€ - приватизаци€ государства олигархическими группами политиков, высшими группами бюрократии и бизнес-элиты.

ƒанный вывод подтверждает отмеченный в российской научной литературе сбой во всей системе отношений государства с приватизированными и полуприватизированными предпри€ти€ми(4). Ёти отношени€ не укладываютс€ ни в цивилизованную корпоративистскую, ни в плюралистическую модели взаимодействи€ групп интересов и государства, поскольку не имеют ни твердой правовой базы (единых правил игры дл€ всех), ни систем институтов, обеспечивающих такое взаимодействие.

–еальные отношени€ формируютс€ либо по модели патронажно- клиентельных св€зей, устанавливаемых как на межличностном, так и на групповом и статусном уровн€х(5), либо в рамках клановых структур, возникающих в тех случа€х, когда

стр. 114


интересы взаимной выгоды и выручки €вл€ютс€ не просто общими дл€ членов данной группы, но побуждают их к замкнутости и закрытости этих отношений.  орпоративизм же ограничиваетс€ взаимодействием государственной и финансовой олигархии на основе согласовани€ групповых интересов. —одержанием олигархического корпоративизма, как определ€ет этот тип отношений —.ѕ. ѕерегудов(6), становитс€ не компромисс между групповыми и общегосударственными интересами, а преимущественное извлечение обеими сторонами максимальной политической ренты (основанной на предоставлении исключительных прав на добычу и реализацию природных и иных ресурсов, введении льготных тарифов, квот, лицензий, установлении верхних и нижних порогов цен, финансировании дорогосто€щих проектов и в целом на системе государственного фаворитизма)(7).

¬полне правомерен поэтому вывод ».√. яковенко о том, что, "вопреки либеральным иллюзи€м", постсоветское общество "перерождаетс€ в криминально-бюрократическую олигархию латиноамериканского типа"(8). Ќо если добавить к сказанному, что в постсоветском пространстве патронажно-клиентельные св€зи активно используютс€ этнократическими режимами (складывающимис€ и в р€де национальных республик –оссийской ‘едерации и монополизирующими политические и экономические ресурсы территорий), то возникает определенна€ параллель с африканскими системами политических кланов(9).

4. — точки зрени€ закономерностей трансформации переходных обществ деструктивные процессы расширени€ сферы теневой экономики и политической коррупции, сращивани€ бизнеса, политической власти и криминального сообщества представл€ют собой многозначное €вление, которое вр€д ли может быть сведено к вариантам восточного бюрократического, номенклатурного и тому подобного капитализма. ‘еномен социальной деструкции должен св€зыватьс€ с принципом нелинейности социальной эволюции, возможного сочетани€ в ней самых разнообразных траекторий и хронотопов социального движени€, а также с фрагментацией общественного и мирового развити€.

Ќалицо воспроизводство архаических (архетипических) моделей сознани€ и культуры в модернизированной социальной среде. –еактуализаци€ этих моделей как особо важна€ часть социокультурного кризиса в переходных обществах одновременно означает трансформацию культурного синкрезиса в современной глобально-информационной среде, под вли€нием политических и информационных технологий. (ћожно говорить о трансформации архаики в развивающуюс€ неоархаику, €рким про€влением которой становитс€ современна€ политическа€ мифологи€, сознательное манипулирование образами и смыслами политического бессознательного.)

Ѕесспорно, сращивание теневой экономики, государства и криминалитета заключает в себе инволюционную тенденцию, котора€ св€зана с эрозией структур гражданского общества, подрывом институтов централизованного государства, ослаблением роли современного права. ¬ рамках этой тенденции разворачиваетс€ процесс самоорганизации возрождающихс€ архаизированных общественных структур. ≈го направлени€ и результаты также могут быть определены различно. ѕо мнению ».√. яковенко, "чисто паразитарна€, государственна€ стихи€ преступности советской эпохи перешла некий рубеж и трансформировалась в криминальную форму социальности. ¬арварска€ стихи€ преступного мира породила уродливое, криминальное, но государство... —амоустранение государства ведет к закреплению функций социального регулировани€ в руках мафии. Ётот процесс легитимирует организованную преступность в глазах населени€, расшир€ет ее социальную базу и сдвигает общество в русло тупикового развити€...  лассическа€ банда стремитс€ зан€ть место структурообразующего элемента в социальной системе общества. ¬ этой перспективе лишь принадлежность к преступной группировке будет задавать статус индивида и давать ему хот€ бы некоторые гарантии сносного существовани€"(10).

стр. 115


ј.». Ќеклесса отмечает возникновение на планете тенденций деструктивного развити€, формирование на их основе контура "масштабного метарегионального (а потенциально и глобального) инволюционного сообщества(11). Ёти тенденции опираютс€ на глубокие деформации социальной организации в странах √лубокого ёга (таких как јфганистан, —омали, –уанда, Ћибери€, —ьерра-Ћеоне), устанавливающих "свои собственные алгоритмы неоархаичной и квазихоз€йственной де€тельности", на "сеть островов транзитной государственности, а также транстерриториальных криминальных консорциумов...", на €влени€ деградации в р€де регионов индустриального общества(12). ≈сли ».√. яковенко обнаруживает в логике развити€ новых архаизированных сообществ "движение к интеграции в общество", то ј.». Ќеклесса относит это развитие скорее к "параллельному миру антиистории".

¬озможна, впрочем, ина€ трактовка "деструктивного развити€" как "развити€ наоборот", св€занного с отталкиванием от императивно задаваемых критериев развити€ по принципу инверсионных отношений, задаваемых комплексом превосходства воспринимающей культуры над обществом, инициирующим перемены(13).

ѕринципиально важно также то, что архаическа€ или неоархаическа€ основа современного культурного синкрезиса заключает в себе основани€ дл€ становлени€ новых социокультурных механизмов поддержани€ и трансформации групповой идентичности. јрхаизаци€ пространственно- временных представлений об окружающем мире при этом может сочетатьс€ с формированием позитивной региональной идентичности, обоснованием существовани€ определенной политической системы или режима(14).

“аким образом, сложный контекст взаимоотношений "социального и асоциального" в современных услови€х приобретает собственную историческую и культурную динамику (одновременно цивилизационную и антицивилизационную, эволюционную и инволюционную). ќна взаимосв€зана с глобальными рыночными преобразовани€ми, но самосто€тельна по своим культурно-ментальным истокам и механизмам.

ѕ–»ћ≈„јЌ»я

1 ѕри этом про€влени€ асоциального имеют отчетливо выраженную коннотацию со значением "варвар", "варварское", которое, как пишет ».√. яковенко, "рождаетс€ в лоне цивилизации дл€ обозначени€ качественно иного, противопоставленного цивилизации человеческого быти€...", "превратилось в устойчивый образ, сконцентрировавший в себе специфический набор остро негативных черт, св€занных с неадаптированностью в современном обществе, агрессивным отношением к государству, жестокостью. презрением к человеческой жизни, культурным ценност€м и т.д." (».√. яковенко. ÷ивилизаци€ и варварство в истории –оссии. —тать€ 1. ¬арварство: социологическа€ модель. - ќбщественные науки и современность. 1995, ? 4, с. 66).

2 »з выступлени€ ё. Ѕолдырева на заседании "круглого стола" "Ѕорьба с коррупцией в –оссии", организованного —оветом по внешней и оборонной политике в рамках программы "—тратеги€ дл€ –оссии" 14.10.1999 г. - Ќезависима€ газета. 15.10.1999.

3 ».√. яковенко. ÷ивилизаци€ и варварство в истории –оссии. —тать€ 4. √осударственна€ власть и "блатной мир". - ќбщественные науки и современность. 1996, ? 4, с. 90.

4 —.ѕ. ѕерегудов. Ќовый российский корпоративизм: олигархический или демократический? - ѕолити€. 1998, ?2, с. 109.

5 ћ.Ќ. јфанасьев.  лиентелизм и российска€ государственность. ћ., 1997.

6 —.ѕ. ѕерегудов. ”каз. соч., с. 110-111.

7 ѕолитическа€ рента в рыночной и переходной экономике. ћ., 1995, с. 5-7.

8 ».√. яковенко. ÷ивилизаци€ и варварство в истории –оссии. —тать€ 4..., с. 92.

9 —овременна€ јфрика. »тоги и перспективы развити€. Ёволюци€ политических структур. ћ., 1990. с. 62-68.

10 ».√. яковенко. ÷ивилизаци€ и варварство в истории –оссии. —тать€ 4..., с. 93 - 94.

стр. 116


11 √лобальное сообщество. Ќова€ система координат (подходы к проблеме). —ѕб., "јлетей€", 2000, с. 51-53.

12 “ам же.

13 ≈.ѕ. “ерин. »нверси€ как реактивный тип общественного развити€. - ѕроблема социокультурных инверсий. —борник научных трудов. —аратов, 1997, с. 57-65.

14 ¬.ƒ. Ќечаев. –егиональный миф в политической культуре современной –оссии. ћ., 1999, с. 136-137; “.¬. ≈вгеньева. ћиф в политической культуре современной –оссии. - Ќова€ –осси€: социальные и политические мифы. ћатериалы –оссийской межвузовской научной конференции, 26-27 но€бр€ 1999 г. ћ., 1999, с. 6-8.


Ќовые статьи на library.by:
ѕ–ј¬ќ Ѕ≈Ћј–”—»:
 омментируем публикацию: Ќќ–ћј“»¬Ќќ≈ ќЅў≈—“¬ќ »  –»ћ»ЌјЋ№Ќќ-“≈Ќ≈¬џ≈ —ќќЅў≈—“¬ј:  ”Ћ№“”–Ќќ≈ ¬«ј»ћќƒ≈…—“¬»≈

© ».¬. —Ћ≈ƒ«≈¬— »… ()

»скать похожие?

LIBRARY.BY+ЋибмонстряндексGoogle

—качать мультимедию?

подн€тьс€ наверх ↑

ƒјЋ≈≈ выбор читателей

«агрузка...
подн€тьс€ наверх ↑

ќЅ–ј“Ќќ ¬ –”Ѕ–» ”

ѕ–ј¬ќ Ѕ≈Ћј–”—» Ќј LIBRARY.BY


”важаемый читатель! ѕодписывайтесь на LIBRARY.BY на ётубе, в VK, в FB, ќдноклассниках и »нстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикаци€х и важнейших событи€х дн€.