Последнее табу. Нацистская военная юстиция и "военные преступления"

Актуальные публикации по белорусскому праву.

NEW ПРАВО БЕЛАРУСИ


ПРАВО БЕЛАРУСИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПРАВО БЕЛАРУСИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Последнее табу. Нацистская военная юстиция и "военные преступления". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-12-24
Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 2008, C. 172-175

Берлин. Ауфбау. 207. 507 с.

 

Das letzte Tabu. NS-Militarjustiz und "Kriegsverrat". Berlin. Aufbau. 2007. 507 s.

 

Прошло почти шесть с половиной десятилетий после падения "третьего рейха". Сменились поколения политиков и историков, но споры о характере режима, о его преступлениях не становится менее напряженными, о чем свидетельствует содержание рецензируемого коллективного труда, подводящего итоги исследованиям истории германской военно-юридической карательной системы 1933 - 1945 годов. Книга вышла под редакцией видных историков ФРГ В. Ветте и Д. Фогеля, среди авторов - ученый с мировым именем М. Мессершмидт, один из основоположников новых, объективных подходов к историографии второй мировой войны.

 

В1939 - 1945 гг. юридической машиной вермахта (не считая трибуналов СС и военно-полевых судов весны 1945 г.) было вынесено 22 тысячи смертных приговоров дезертировавшим немецким солдатам, при этом более 15 тыс. было казнено. Вплоть до 1991 г. ни один из таких приговоров не был отменен судебными инстанциями ФРГ. Оставшиеся в живых жертвы нацистского судебного произвола предпочитали молчать, поскольку они продолжали числиться "пособниками врага" и "нарушителями военной присяги". И это в условиях, когда офицеры и солдаты войск СС были полностью реабилитированы.

 

Если криминальный характер СС, СД, гестапо, системы концлагерей в ФРГ не подвергался сомнению (за исключением ультраправых или неонацистских организаций), то легенды о "незапятнанном" вермахте и его "справедливой" юстиции продержались достаточно долго.

 

Нестерпимо жестокая правда о преступлениях военнослужащих германской армии против мирного населения СССР и других стран Европы, о терроре военной юстиции против собственных солдат - все это вызывало аллергию и у историков, и у большинства немцев. Речь не шла о каких-либо цензурных запретах, но о длительном неприятии, отторжении немцами самой сути национальной вины и национальной ответственности.

 

В книге на широкой документальной основе неопровержимо доказана преступная сущность военной юстиции "третьего рейха". Не менее важно и то, что на страницах издания внимательно анализируются основные этапы истории движения в защиту чести и достоинства солдат и офицеров вермахта, осужденных нацистами за неисполнение преступных приказов высшего командования. Этот пласт германской истории практически неизвестен за пределами ФРГ. Авторы книги, прежде всего профессора Мессершмидт и Ветте, являются инициаторами и актив-

 
стр. 172

 

нейшими участниками названного движения, которое имеет не только юридическое, но и психологическое, моральное, политическое и научное измерения.

 

Несколько сот судей и прокуроров военных трибуналов, выносившие в годы войны смертные приговоры и сохранивших (как показала практика) прежнее мировоззрение, беспрепятственно продолжили деятельность в органах юстиции ФРГ. Об их привлечении к правовой ответственности не было и речи. Единственным исключением, как показано автором соответствующего раздела Г. Крамером, стал процесс, проведенный в 1951 г. окружным судом в Люнебурге (земля Нижняя Саксония) против прокурора М. Рёдера. По требованию этого отъявленного гитлеровца в 1942 - 1943 гг. было вынесено 48 смертных приговоров участникам антифашистской организации "Красная капелла". Иск против Рёдера был выдвинут оставшимися в живых участниками Сопротивления.

 

Рёдера не оправдали, но и приговор казненных руководителей "Красной капеллы" Х. Шульце-Бойзена и А. Харнака, обвиненных еще нацистами, был повторен. Их действия вновь, как и в годы войны, были квалифицированы как "государственная измена и шпионаж" со стороны "предателей, стремившихся к большевизации Германии". По версии окружного суда в Люнебурге, нацистская расправа над участниками "Красной капеллы" якобы велась "корректно и непредвзято". В приговоре содержалась кощунственная фраза, что они были "приговорены к смерти на основе права". Что же касалось антифашистов, инициировавших процесс в Люнебурге, то им - в полном соответствии с духом "холодной войны" - было инкриминировано, что они действовали будто бы "по поручению правительства восточной зоны и даже властей СССР". Что касалось антифашистов, выступавших в качестве свидетелей обвинения, то им было выражено недоверие как лицам, руководствовавшимся только лишь "безмерной ненавистью против национал-социалистического государства" (с. 76 - 80).

 

Достаточно редкие попытки утверждения в ФРГ памяти о дезертирах вермахта как о людях, пытавшихся найти альтернативу криминальному режиму, исходили отнюдь не от представителей научного сообщества. В 1950-е гг. А. Андерш (роман "Вишни свободы") и Э. М. Ремарк (роман "Время жить и время умирать") стремились языком художественных образов рассказать о дезертирстве из рядов вермахта как отчаянной форме личного сопротивления агрессивной войне. Однако общественное сознание и историческая наука Западной Германии остались тогда равнодушными.

 

Но времена менялись. В феврале 1978 г. известный писатель-антифашист Р. Хоххут опубликовал неопровержимые факты из биографии премьер-министра земли Баден-Вюртемберг Г. Фильбингера (ХДС). Во время войны он являлся судьей трибунала военно-морских сил в оккупированной Норвегии. Матрос В. Грёгер, убежденный католик, в 1943 г. пытался дезертировать и бежать в нейтральную Швецию. Первоначально он был приговорен к 8 годам тюрьмы. Но по прямому настоянию Фильбингера вердикт был пересмотрен, и заменен смертной казнью. В присутствии Фильбингера (именно он, как старший по званию офицер, дал команду "пли"!) матрос был расстрелян. Это произошло 16 марта 1945 года. Мать казненного получила извещение о гибели сына в 1954 г., а подробности трагедии узнала из публикации Хоххута.

 

Фильбингер выдвинул против писателя судебный иск по обвинению в клевете, в агрессивной манере настаивая на правомочности своих действий. При этом он следующим образом выразил свое кредо: "То, что было законным тогда, остается в силе и сегодня"1. Эта формула, вокруг которой немедленно развернулись ожесточенные споры, стала водоразделом между сторонниками и противниками разоблачения преступного характера нацистской Фемиды. "Деяния Фильбингера - это бремя, которое мы вынуждены тащить на себе из сегодняшнего дня в завтрашний", - с полным основанием утверждал тогда еженедельник "Цайт"2.

 

Фильбингер был вынужден подать в отставку с поста премьера, что, впрочем, не помешало ему стать в дальнейшем почетным председателем земельной организации ХДС и быть удостоенным высших наград Федеративной Республики. Эта, казалось бы, позабытая история получила неожиданное продолжение в апреле 2007 года. Г. Оттингер, нынешний премьер-министр земли Баден-Вюртемберг, выступил с апологетической речью на похоронах Фильбингера, вызвав протесты в прессе. С публичным порицанием Оттингера посчитала нужным выступить канцлер А. Меркель3.

 

Чем вызваны столь различные по своему характеру реакции общественного мнения начала 1950-х и конца 1970-х гг. на аналогичные, по

 
стр. 173

 

существу, разоблачения преступлений нацистского "правосудия"? Дело, очевидно, в том, что здесь нашли предельно четкое выражение принципиально различные фазы эволюции общественного сознания ФРГ. Германское общество медленно и мучительно приходило к осознанию мучительной правды о криминальном характере как агрессивной войны, так и обслуживавшей ее нацистской машины правосудия.

 

Значительную научную ценность представляют впервые опубликованные в книге и снабженные обстоятельными комментариями документы из нескольких германских и чешских архивов - полные тексты смертных приговоров, вынесенных по политическим мотивам военнослужащим вермахта, отказавшимся от слепого послушания, оказывавших помощь евреям и военнопленным.

 

В марте 1944 г. имперский военный суд заочно принял решение - смертный приговор - по делу генерала В. фон Зайдлица, сдавшегося в плен под Сталинградом и ставшего президентом действовавшего в СССР антифашистского Союза немецких офицеров. Позднее последовали аналогичные вердикты (также заочно) соратникам Зайдлица генералам М. Латтману, А. фон Даниэльсу, О. Корфесу. Высшее командование вермахта, как явствует из опубликованных в книге материалов, стремилось тем самым показать каждому офицеру и солдату вермахта, что "переход на сторону противника чреват угрозой его жизни и жизни его семьи" (с. 268). После репатриации из советского плена Зайдлиц потребовал от западногерманского государства полной юридической и политической реабилитации. И если первой он добился почти сразу, то вторая была предоставлена бывшему генералу спустя значительное время и с немаловажными оговорками, сопровождавшимися недвусмысленными обвинениями в сотрудничестве с советскими властями (с. 109)4.

 

Призванные в армию по тотальной мобилизации коммунисты М. Фриз, В. Юрр, А. Фирек были казнены за то, что вели антинацистскую пропаганду, готовились к переходу линии фронта. Рядовой С. Хампель, ставший свидетелем массового расстрела евреев в Белоруссии, был повешен за попытку передачи Международному Красному Кресту данных о Холокосте. Аналогичная судьба ждала бывшего австрийского гражданина А. Фалаха, который был убежден, что "Германия навязала войну миролюбивому русскому народу". В сентябре 1944 г. ефрейтор И. Швец, направленный вместе с однополчанами на усмирение национального восстания в Словакии, покинул воинскую часть и перешел в отряд словацких и советских партизан.

 

В начале 1944 г. в производстве имперского военного суда находилось необычное дело. Были вынесены смертные приговоры 11 военнослужащим (ефрейторам, фельдфебелям, унтер-офицерам) полка самоходной артиллерии, дислоцировавшегося на Украине. В подразделении был нелегально избран "солдатский совет" ("Soldatenrat"), переименованный затем (под воздействием антифашистской листовки) в "комитет Свободной Германии". Высокопоставленные нацистские юристы усмотрели в этом не только угрозу "пособничества смертельному врагу - Советской России", но и предельно опасную попытку пробудить "мрачные воспоминания о событиях 1918 года" (с. 93 - 116).

 

Существовала ли в условиях тоталитарной диктатуры возможность морального и политического выбора? Современный немецкий историк М. Йейсман с полным правом констатирует: "Вермахт был структурно вовлечен в преступную войну, не каждый солдат был преступником, но каждый действовал в рамках преступной войны - преступной по своим целям и средствам и способной превратить любого солдата в преступника"5. Тем большее значение приобретают впервые публикуемые Ветте и его соавторами многочисленные документы, свидетельствующие о "сопротивлении простых людей", о том, что в океане варварства все же существовали островки добра и милосердия.

 

Только в наши дни в ФРГ пришло время изучения не только акций канонизированных героев Сопротивления, но - изолированных друг от друга и остававшихся неизвестными поступков рядовых подданных "третьего рейха", нашедших в себе мужество противостоять режиму.

 

Бывшие дезертиры из рядов вермахта потребовали своей реабилитации и восстановления гражданских прав только в начале 1980-х гг., в рамках антимилитаристского движения против т.н. двойного решения НАТО, против установки ядерных ракет среднего радиуса действия на территории Западной Германии. Поиск действенных антивоенных традиций принял нестандартные формы инициатив-требований установить памятники "Неизвестному дезертиру" в Касселе, Бремене и других городах. Разумеется, это вызвало ожесточенный отпор со стороны военных, муниципальных и федеральных властей.

 
стр. 174

 

Отзвуки указанного противостояния Ложно услышать в ФРГ и сегодня.

 

В борьбу за реабилитацию жертв трибуналов вермахта включились известные ученые, среди которых ведущую роль играли Мессершмидт и Ветте6. П. Штайнбах, научный руководитель Мемориального центра "Германское Сопротивление" (Берлин), включил в постоянную музейную экспозицию обстоятельные материалы о солдатах и офицерах вермахта, ставших жертвами гитлеровского "правосудия". Этот поступок вызвал ожесточенное противодействие, в том числе командования бундесвера7, но аргументы Штайнбаха постепенно были признаны общественным мнением ФРГ.

 

С 1990 г. в ФРГ активно действует Объединение жертв нацистской юстиции, главой которого является Л. Бауман, дезертировавший из вермахта в 1942 г., приговоренный к расстрелу и чудом выживший после штрафбата - "команды смертников". Синод Германской евангелической церкви принял в 1996 г. принципиально важную резолюцию: "Вторая мировая война была агрессивной, истребительной, криминальной войной, развязанной нацистской Германией. Церковь, которая в свое время не осознала этого, сегодня должна придти к такому пониманию. Заслуживает уважения тот, кто отказывался участвовать в преступлениях" (с. 61).

 

Первым позитивным актом правовых институтов ФРГ по делам бывших дезертиров стало принятое в сентябре 1991 г. рамочное решение Федерального социального суда о признании за ними и членами их семей права на юридическую и имущественную реабилитацию. Начиная с 1993 г. представленные в Бундестаге фракции Социал-демократической партии, Партии зеленых и Партии демократического социализма неоднократно пытались добиться принятия закона о полной реабилитации дезертиров вермахта. Однако каждая такая инициатива блокировалась депутатами Христианско-демократического и Христианско-социального союза. Только в мае 2002 г., после смены парламентского большинства, левым партиям удалось добиться принятия закона о реабилитации жертв юстиции "третьего рейха" (с. 60 - 63)8. Однако данный правовой акт не коснулся значительной части солдат и офицеров вермахта, приговоренных военно-полевыми судами. Поэтому, убежден Ветте, полная реабилитация жертв нацистских военных трибуналов пока является "нерешенной задачей" (с. 63).

 

Значительный прогресс в деле реконструкции исторической правды о палачах и жертвах нацистской военно-юридической машины был достигнут в пограничной зоне между историческим знанием и общественным сознанием. В ходе дискуссий ставились (и неизменно поднимались на новый уровень) "проклятые вопросы": о национальной вине и национальной ответственности немцев. Дебаты выходили далеко за стены академического и университетского цехов, прямо воздействуя на направленность и характер исторических исследований.

 

Рецензируемый коллективный труд немецких исследователей вносит серьезный вклад в изучение нацистского карательного механизма и германского Сопротивления. К этим темам, уверены авторы книги, не будет утрачен общественный интерес, как в Германии, так и за ее пределами.

 

 

Примечания

1. Подробнее см.: Filbinger - eine deutsche Karriere. Springe. 2006.

2. Die Zeit, 12.V.1978.

3. Der Tagesspiegel, 15.IV.2007.

4. Судьба Зайдлица оказалась вдвойне трагичной: в июле 1950 г. военный трибунал Московского военного округа приговорил его к 25 годам тюрьмы. Ложный характер обвинения ("за отсутствием состава преступления") был признан Главной военной прокуратурой Российской Федерации только в апреле 1996 года.

5. Frankfurter Allgemeine Zeitung, 29.XI.2001.

6. Die anderen Soldaten. Wehrkraftzersetzung, Gehorsamsverweigerung und Fahnenflucht im Zweten Weltkrieg. Frankfurt a.M. 1995; Deserteure der Wehrmacht. Feiglinge - Opfer-Hoffnungstrflger? Essen. 1995; MESSERSCHMIDT M. Was damals Recht war... NS-Militflr- und Strafjustiz im Vernichtungskrieg. Essen. 1996; EJUSD. Die Wehrmachtsjustiz 1933 - 1945. Paderborn. 2005.

7. STEINBACH P. Vermдchtnis oder Verfдlschung. Erfahrungen mit Ausstellungen zum deutschen Widerstand - Der 20. Juli. Das "andere Deutschland" in der Vergangenheitspolitik. Berlin. 1998.

8. Подробнее см.: WETTE W. Deserteure der Wehrmacht rehabilitiert. Ein exemplarischer Meinungswandel in Deutschland (1980 - 2002) - Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft. 2004.


Новые статьи на library.by:
ПРАВО БЕЛАРУСИ:
Комментируем публикацию: Последнее табу. Нацистская военная юстиция и "военные преступления"

© А. И. БОРОЗНЯК () Источник: Вопросы истории, № 6, Июнь 2008, C. 172-175

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО БЕЛАРУСИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.