МИНСКИЙ СОВЕТ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ В ОКТЯБРЬСКИЕ ДНИ 1917 ГОДА

Актуальные публикации по белорусскому праву.

NEW ПРАВО БЕЛАРУСИ


ПРАВО БЕЛАРУСИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПРАВО БЕЛАРУСИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему МИНСКИЙ СОВЕТ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ В ОКТЯБРЬСКИЕ ДНИ 1917 ГОДА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-10-02
Источник: Исторический журнал, № 11, Ноябрь 1942, C. 23-32

I

 

Минский совет рабочих и солдатских депутатов сыграл в истории Великой Октябрьской социалистической революции весьма значительную роль. Роль эта определялась прежде всего тем, что Минск в 1917 г. был центром западного фронта русской армии и самым крупным политическим центром на территории Белоруссии того времена. Западный же фронт, с его двумя миллионами солдат, со значительным процентом рабочих среди солдатской массы, территориально близкий к основным, революционным центрам страны (Петроград, Москва), бесспорно, являлся одним из важнейших участков борьбы за диктатуру Пролетариата.

 

Минский совет был создан под руководством партийной организации большевиков после первых же известий о победе февральской революции и образовании советов рабочих депутатов в Петрограде и Москве. Наличие в его составе крепкого большевистского ядра во главе с испытанными в революционных боях 1905 г. большевиками-ленинцами М. В. Фрунзе и А. Ф. Мясниковым объясняет, почему минский совет был одним из тех советов в России, которые первыми стали руководящими центрами борьбы за власть советов.

 

Вначале в совете преобладали мелкобуржуазные партии. Но, развернув огромную агитационную и организационную работу среди рабочих и солдатских масс, минские большевики добились уже во время майских перевыборов в совет значительного увеличения числа депутатов-большевиков и большинства в президиуме исполнительного комитета совета.

 

Минский совет вел усиленную борьбу с попытками штаба западного, фронта, находившегося в Минске, и вообще реакционного офицерства использовать действующую армию против революционных рабочих и крестьян, против нараставшей социалистической революции.

 

Под влиянием большевистской фракции минский совет вынес резолюцию протеста против затеянного Временным правительством наступления в июне. Резолюция эта нашла широкий отклик в солдатских массах на фронте, содействовала укреплению связи минского совета с массами и их большевизации. Совет также решительно выступил и против формирования штабом западного фронта "ударных батальонов", предназначавшихся, как это впоследствии показал корниловский мятеж, для контрреволюционных целей.

 

18 июня минский совет возглавил грандиозную демонстрацию, на которой большевистские лозунги несмотря на противодействие и агитацию соглашателей пользовались явным сочувствием широких масс.

 

Все эти выступления минского совета содействовали постепенному превращению его в руководящий центр революционной борьбы, объединявший вокруг себя широкие слои рабочих, солдат и крестьянскую бедноту не только Минска, но и других городов Белоруссии и всего западного фронта.

 

Контрреволюционные элементы в лице кадетов, командования фронтом, губернского комиссара Временного правительства повели бешеную кампанию против минского совета рабочих и солдатских депутатов.

 
стр. 23

 

"В Минске советы состоят преимущественно из социал-демократов-большевиков. Контакт с ними очень затруднителен, постановления неприемлемы", - телеграфировали минские губернские власти министру внутренних дел князю Львову. Они же вместе с меньшевиками и эсерами предлагали ходатайствовать перед ЦИК советов о перевыборах минского совета. После июльских дней минский совет, несмотря на то что контрреволюция в Минске подняла голову, что наглая клеветническая погромная агитация против совета усилилась, несмотря на попытки реакционной части офицерства и черносотенцев, разгромить минский совет, резко выступил против контрреволюционных действий Временного правительства и выразил протест против преследования большевистской партии.

 

Созванное правительством Керенского Московское государственное совещание также было резко осуждено минским советом как орган, имеющий целью мобилизацию сил контрреволюции.

 

К моменту корниловского контрреволюционного мятежа минский совет пользовался в массах уже большим авторитетом. Среда солдат западного фронта этот авторитет особенно укрепился благодаря решительным выступлениям минского совета против попыток главнокомандующего западным фронтом ген. Балуева свести на-нет роль солдатских выборных организаций.

 

В дни корниловского мятежа минский совет был в центре организации сил, боровшихся на западном фронте против мятежников. Временный революционный комитет западного фронта - новый революционный орган - взял в свои руки руководство всеми вооруженными силами западного фронта и этим обезоружил контрреволюционные штабные гнезда. В городе минским советом был создан "штаб революционных войск по борьбе с корниловщиной в минском районе", во главе которого стал М. В. Фрунзе.

 

Благодаря принятым минским советом мерам западный фронт был оторван от Могилева, а в Оршу, через которую лежал кратчайший путь из Могилева на Петроград и Москву, был послан из Минска вооруженный отряд, усиленный подкреплениями из Витебска и Смоленска.

 

В сентябре были проведены перевыборы минского совета, прошедшие под знаком превращения совета в штаб вооруженного восстания. Выборы демонстрировали сдвиги, происшедшие в массах. Большевики вместе с группой беспартийных, поддерживавших их, составили около 70% нового совета.

 

Минский совет стал большевистским. Авторитет переизбранного совета был настолько велик, что когда комендант города поставил караул у дверей типографии, где печаталась закрытая властями большевистская газета "Молот", то достаточно было требования совета, чтобы делегатам 289-го пехотного полка был снят этот караул, а солдаты 37-со пехотного полка по предложению совета выставили свой караул для охраны имущества типографии.

 

22 октября минский совет вынес решение, в котором открыто говорилось о восстании.

 

25 октября в полдень в Минске получена была радиограмма Петроградского военно-революционного комитета, о свержении правительства Керенского и захвате власти пролетариатом. В тот же день минский совет рабочих и солдатских депутатов взял власть в свои руки. Из тюрем были немедленно освобождены политические заключенные, в том числе значительное количество революционных солдат. - Из последних была сформирована особая воинская единица - 1-й имени минского совета революционный полк. Полк вооружился винтовками и пулеметами, захваченными из оружейного склада и артиллерийской мастерской, и в полной боевой готовности выстроился на Петроградской, 6, где помещались Минский комитет РСДРП(б) и минский совет. Солдаты тотчас же взяли под охрану минский совет и по приказу совета стали нести караул в правительственных учреждениях. На телефон, телеграф, железную дорогу были назначены в качестве комиссаров большевики областного комитета РСДРП(б) и минского совета, которые повели решительную борьбу с попытками саботажа со стороны служащих этих учреждений. К вечеру 25 октября почти во всех правительственных учреждениях были уже комиссары-большевики.

 

В своем приказе N 1 исполнительный комитет минского совета сообщая: "Власть в Петрограде перешла в руки советов рабочих, солдатских и крестьянских

 
стр. 24

 

депутатов. Весь петроградский гарнизон, Балтийский флот и другие воинские части признали новую власть. Поступают отовсюду донесения, что армия и воинские части на всех фронтах признают новую власть, сохраняя полное спокойствие.

 

В Минске власть перешла в руки совета, рабочих и солдатских депутатов, который обратился ко всем революционным организациям и политическим партиям с предложением немедленно приступить к организации временной революционной власти на местах. Объявляя о происшедшем, минский совет рабочих и солдатских депутатов доводит до сведения всех граждан, что им приняты самые решительные меры в охране революционного порядка и установлению железной дисциплины повсюду"1 .

 

Для руководства борьбой за создание органов советской власти в других местах Белоруссии и на западном фронте при минском совете 26 октября был создан во главе с А. Ф. Мясниковым военно-революционный комитет Западной области и фронта. В его состав вошли исключительно большевики. Бюро областного комитета советов рабочих и солдатских депутатов одобрило создание военно-революционного комитета и выделило в его состав двух представителей, обязав все советы прислать со своей стороны по одному представителю. Исполнительный комитет советов рабочих и солдатских депутатов Западной области обратился к населению с призывом "поддержать все шаги Всероссийского съезда советов и революционного комитета, направленные на создание власти, опирающейся на советы"2 .

 

Деятельность военно-революционного комитета, который сосредоточил в своих руках всю полноту власти по области, определялась следующими задачами: поддержкой новой революционной власти, власти советов в центре, укреплением ее в Минске и по всей Белоруссии, оказанием всемерной поддержки восставшему пролетариату в столицах и недопущением отправки войск на помощь свергнутой власти помещиков и капиталистов.

 

Большим препятствием к закреплению власти в Минске и распространению ее на фронте был штаб фронта. Для контроля над деятельностью штаба минский совет выделил своих комиссаров. Главнокомандующий фронтом ген. Балуев и комиссар Жданов формально не возражали против контроля, хотя и не заявили о признании ими власти советов в центре и в Минске. Находившаяся при штабе 2-я Кавказская казачья дивизия через своих представителей заявила даже о поддержке совета. На деле же штаб игнорировал минский совет и с первого же дня Октябрьской революции стал принимать меры к укреплению своего положения для борьбы с революцией. Эта активность возросла с момента получения штабом сведений о том, что Керенский собирает под Петроградом, вооруженные силы для борьбы против советской власти и что создав контрреволюционный центральный комитет спасения родины и революции. От Керенского и центрального комитета спасения в штаб была прислана телеграмма с просьбой о присылке на помощь воинских частей. В этой телеграмме, отправленной всем фронтам, говорилось: "Временный совет российской республике. Всероссийский комитет спасения страны и революции, Центральный исполнительный комитет советов крестьянских, солдатских и рабочих депутатов призывают действующую армию немедленно прислать войско, хотя бы по одному пехотному полку от ближайших армий и возможно срочно, самыми действующими средствами, не останавливаясь ни перед чем. Курьерскими поездами доставьте в Лугу в Гатчину. Вся тяжесть и ответственность за промедление падет на тех, кто затягивает. N 174. Керенский, Авксентьев, Гоц, Войтинский, Семенов"3 .

 

Ген. Корнилов, находившийся в Быхове, по получении вестей о победоносной пролетарской революции, со своей стороны послал в Ставку письмо, в котором предлагал для укрепления положения Ставки провести следующие мероприятия; 1) немедленный перевод в Могилев одного из чешских полков и польского уланского полка; 2) занятие Орши, Смоленска, Жлобина и Гомеля частями польского корпуса, усилив дивизию последнего артиллерией за счет казачьих батарей фронта; 3) сосредоточение по линии Орша - Могилев - Жлобин всех частей чехословацкого корпуса, корниловского полка под предлогом перевозки их в Петроград и Москву и одной - двух казачьих дивизий из числа наиболее крепких; 4) сосредоточение в том же районе всех английских и бельгийских броневых машин с заменой прислуги их

 
стр. 25

 

исключительно офицерами; 5) сосредоточение в Могилеве и в одном из ближайших к нему пунктов под надежной охраной запаса винтовок, патронов, пулеметов, автоматических ружей и ручных гранат для раздачи офицерам-волонтерам, которые обязательно будут собираться в указанном районе; 6) установление прочной связи и точного соглашения с атаманами донского, терского и кубанского войск и с комитетами польских и чехословацких войск.

 

Так шла мобилизация контрреволюционных сил на фронте.

 

Переход власти в Минске к совету рабочих и солдатских депутатов привел; в неистовство и мелкобуржуазные партии - меньшевиков, эсеров, белорусских националистов и бундовцев. На заседании исполнительного комитета минского совета 26 октября фракция меньшевиков, поддержанная всем социал-соглашательским блоком в совете, огласила декларацию протеста против захвата власти советом. Меньшевики требовали создания власти, возглавляемой городской думой. Меньшевики на своем фракционном собрании постановили выйти из состава исполнительного комитета и совета, если последний не изменит своей линии. Аналогичное решение приняли на своем собрании и бундовцы.

 

Белорусские националисты еще накануне завоевания власти пролетариатом призывали к созданию вооруженной силы для "защиты" Белоруссии от пролетарской революции в центре и борьбы против установления власти советов в Минске и Белоруссии.

 

Минский комитет спасения, формально возглавлявшийся правыми эсерами, а фактически генералом Балуевым и комиссаром Ждановым, оформлял блок, объединявший в борьбе с пролетарской революцией генералитет, штабное офицерство и минские организации мелкобуржуазных партий.

 

II

 

27 октября фронтовой комитет стянул в Минск с ближайших мест отдельные привилегированные, верные контрреволюционному штабу реакционные части войск - георгиевский батальон ударников, часть "дикой дивизии" и стоявшую под городом 2-ю Кавказскую кавалерийскую дивизию, комитет которой принял решение о всемерной помощи штабу в подавлении революции.

 

Когда главные улицы Минска были заняты кавалеристами, а на быв. Соборной площади появились артиллерия и пулеметы, комитет спасения в ультимативной форме предложил минскому совету передать ему власть, угрожая в противном случае вооруженной расправой.

 

Соотношение вооруженных сил в это время в Минске было явно невыгодным для совета. 20 тыс. контрреволюционных войск минский совет мог противопоставить два неполных полка гарнизона, 1-й имени минского совета революционный полк, отряд железнодорожников-красногвардейцев, зенитные орудия вокруг города и отдельную часть тяжелой артиллерии.

 

Но это соотношение сил в Минске никак не отражало действительного их соотношения на фронте и в Белоруссии в целом. Фронт шел за большевиками. На экстренном заседании военно-революционного комитета было признано, что начать вооруженную борьбу с контрреволюционными войсками при настоящем соотношении сил нецелесообразно, что нужно начать переговоры с комитетом спасения для того, чтобы выиграть время и вызвать с фронта войска и бронепоезд. Вести переговоры с комитетом спасения совещание поручило председателю минского совета рабочих и солдатских депутатов тов. Ландеру. Тем временем на фронт для вызова в Минск революционных войск была направлена группа большевиков Минска.

 

Минская организация большевиков считала своей главной задачей на том этапе - не допустить отправки контрреволюционных войск в Петроград и Москву, где решались судьбы революции. Во имя этой задачи военно-революционный комитет добился соглашения с комитетом спасения на следующих условиях: 1) комитет спасения не признает власти Петроградского военно-революционного комитета и не исполняет его распоряжений; 2) комитет спасения признает, что вопрос решается не в Минске и на западном фронте, а в Петрограде и Москве; 3) комитет спасения не посылает на Петроград и Москву воинские части и не пропускает их через

 
стр. 26

 

Минск; 4) комитет спасения примет освобождение политических заключенных из тюрем, произведенное минским советом, но считает необходимым их разоружить; 5) минский совет посылает в комитет спасения двух представителей, которые остаются в нем до тех пор, пока комитет строго выполняет взятые на себя обязательства о непосылке войск на подавление восстания; 6) до окончательной организации власти в центре и на местах комитету спасения принадлежит временно вся власть в районе западного фронта.

 

В результате достигнутого соглашения между минским советом и комитетом спасения большевикам удалось оттянуть вооруженное столкновение в Минске. Пунктом соглашения, по которому комитет спасения обязался не посылать воинских частей в Петроград и Москву, минские большевики оказали существенную помощь делу укрепления советской власти в центре. Соглашение ни в какой мере не ограничивало деятельности минского совета. Правда, комитет спасения требовал от совета разоружения революционного полка, сформированного из политических заключенных, но последнее советом не было выполнено.

 

28 октября на заседании исполнительного комитета это соглашение было подтверждено. После заключения договора с улиц была убрана артиллерия, кавалерийские и казачьи части были уведены.

 

Используя соглашение, минский совет продолжал готовить силы для окончательного утверждения своей власти и ликвидации очагов контрреволюции в Минске и на фронте.

 

Депутаты минского совета разъехались по фронту, чтобы непосредственно среди солдатской массы, на дивизионных, корпусных и армейских съездах разрешить вопрос о власти. В различных воинских частях принимались резолюции, призывавшие массы к вооруженному восстанию, к переизбранию соглашательских комитетов. Солдаты требовали, чтобы комитет спасения подчинился военно-революционному комитету.

 

Совет учитывал, что комитет спасения попытается нарушить пункт, обязывающий его не посылать войска на Петроград и Москву. Открытая контрреволюционная позиция Жданова, который в комитете спасения настаивал на немедленном разгроме минской большевистской организации и минского совета, давала основания для такого рода опасений. Поэтому, организуя силы на фронте для отправки их в Минск, большевики принимали меры к охране железнодорожных узлов.

 

Еще за две недели до Октябрьской революции они перебросили часть своих партийных сил в Оршу, через которую лежал кратчайший путь с югозападного и западного фронтов в центр. Накануне революции оршанский совет перешел к, большевикам. 24 октября большевики выставили негласный контроль на вокзале"4 . Железнодорожный узел охранялся революционными войсками.

 

Ставка и штаб франта также учитывали значение железнодорожных узлов и, в свою очередь, принимали меры к их укреплению. Еще до соглашения, состоявшегося между минским советом и комитетом спасения, начальник штаба верховного главнокомандующего ген. Духонин 26 октября по прямому проводу говорил комиссару фронта Жданову: "Сохранение железнодорожных узлов по условиям настоящего момента является крайне необходимым. Прошу обратить ваше особое внимание на Витебск, Вязьму, Смоленск и Жлобин, где существующая охрана считается недостаточной"5 .

 

Переговоры между штабом западного фронта с одной стороны и московским комитетом общественной безопасности - с другой раскрывают контрреволюционную деятельность минского комитета спасения.

 

Московский комитет общественной безопасности, руководимый правым эсером Рудневым, просил Жданова прислать в Москву войска для борьбы против революции. Ген. Балуев направил в Москву кавалерийскую часть и спрашивал, нуждается ли Москва в дальнейшей помощи фронта, в частности в артиллерии. Руднев ответил, что артиллерия ему необходима, информировал Балуева о ходе контрреволюционного мятежа в Москве и настоятельно просил присылать "только надежное подкрепление"6 . Он рекомендовал направлять эшелоны "во избежание агитации" непосредственно в комитет общественной безопасности, где для встречи войск комитетом выделены специальные уполномоченные.

 
стр. 27

 

Для характеристики связи минского комитета спасения с контрреволюцией в центре весьма интересны переговоры Руднева с комиссаром Минского военного округа Галиным. "Галин: Держимся твердой позиции, но мало войск. Послали в Калугу просьбу выслать броневик. Хотим просить Ставку из эшелонов, двигающихся на Москву, уступить нам две-три сотни кавалерии... Рославль в руках большевиков... Орша и Вязьма также в руках большевиков. В Орше задержан эшелон в 800 человек с 22 пулеметами. Присоединился к большевикам. Таким образом, со всех сторон Смоленску угрожает. Организуем дружины. Какие новости у вас?"7 . "Руднев: в Минске продолжает господствовать соглашение фронтового комитета с совдепом... Пожалуйста, не трогайте войск в эшелонах, назначенных в Москву. Там положение тяжелое. Я вызвал вас, чтобы спросить, не можете ли вы помочь Москве с ближайших гарнизонов. Теперь вижу, что это невозможно. Пусть окружной комитет обратится за помощью к минскому комитету спасения революции, который распоряжается войсками фронта"8 .

 

Минский комитет спасения сам не считал свое положение прочным, и это не позволяло ему сколотить более или менее крупные силы для отправки в Петроград и Москву.

 

Ген. Духонин заявлял Керенскому о том, что "посылка войск с фронта на Гатчину и Москву не увенчалась успехом", так как комитет спасения допустил только пропуск войск, идущих с югозападного фронта, но не пропускает войск с западного фронта. Договор, существовавший между минским комитетом спасения и минским советом, в значительной мере суживал возможности посылки войск с западного фронта, хотя комитет спасения стремился всячески этот договор нарушить.

 

Организация эшелонов с западного фронта, как и с северного, встретила решительное противодействие со стороны самих воинских частей. Лишь отдельные небольшие части штабу и комитету спасения удалось отправить и пропустить через Минск, но и те были задержаны революционными частями в Орше.

 

О больших затруднениях в организации воинских частей для посылки в Лугу и Гатчино в распоряжение центрального комитета спасения свидетельствуют переговоры Ставки с Лугой. Ген. Духонин сообщал Керенскому о невозможности послать подкрепления с фронта в силу договора, существующего между минским советом и комитетом спасения.

 

Посылка войск затруднялась еще и тем, заявлял Духонин, что "в тылу фронта, почти во всех городах и железнодорожных узлах, большевистское движение взяло верх". Духонин отмечает активную роль местных гарнизонов и населения в укреплении новой революционной власти.

 

III

 

Появление в частях фронта приказов Петроградского военно-революционного комитета и декретов советской власти о земле и мире, распространяемых по Белоруссии и фронту большевиками областного комитета и минского совета, ускоряло переход армии на сторону революции. Старые, соглашательские дивизионные и корпусные комитеты распускались, во всех армиях шла подготовка к армейским съездам.

 

Меры, принимавшиеся командующими армиями к недопущению на фронт приказов и революционных воззваний Петроградского военно-революционного комитета и бюллетеней минского совета, не имели никаких успехов. "Несмотря на все принимаемые меры, - заявлял командующий 10-й армией в штаб фронта, - приказы и воззвания большевиков проникают в войска в значительном количестве... и производят на солдатскую массу огромное впечатление. В 3-м корпусе, до сего времени наиболее спокойном, сейчас полный развал. Об отправлении ударного батальона 73-й дивизии в Москву командующий корпусом не решается даже объявить, не говоря уже о какой-либо возможности к действительной его отправке. В 38-м корпусе - резко выраженное большевистское настроение"9 .

 

Во 2-й армии большевики интенсивно готовили к отправке в Минск подкрепления минскому совету. Сюда еще перед Октябрьской революцией был направлен представитель областного комитета большевиков для подготовки армии к выступлению в решающие дни. Чрезвычайное совещание ответственных партийных работников 2-й армии постановило немедленно переизбрать все комитеты, перевести в г. Несвиж

 
стр. 28

 

для захвата штаба армии революционный 32-й Сибирский полк. Штаб 2-й армии держал при себе Уральскую казачью дивизию, отдельные части которой являлись еще надежной опорой армейского командования и могли быть использованы этим командованием в борьбе с революцией.

 

Военно-революционный комитет 3-й армии потребовал, чтобы немедленно были остановлены все эшелоны, двигавшиеся на Петроград. Он сделал запрос командованию фронта, фронтовому комитету и комитету спасения о том, где будут останавливаться эти эшелоны. Делегаты 2-й, 3-й и 10-й армий заверили Петроградский военно-революционный комитет в полной поддержке советской власти и одобрили полностью решения II съезда советов.

 

Оживленная деятельность большевиков наблюдалась на железнодорожных узлах. Кроме упоминавшегося эшелона в 800 солдат с 22 пулеметами в Орше были задержаны до 10 эшелонов войск, следовавших с югозападного фронта, и ударные эшелоны 156-й пехотной дивизии. В Орше присоединился к большевикам 623-й полк, задержаны ударные части, ехавшие арестовывать оршанский военно-революционный комитет и освобождать оршанский железнодорожный узел для пропуска войск на Петроград и Москву. Эти ударные части перешли на сторону большевиков. Комиссар минского комитета спасения Макаревич, ехавший с этими частями, был арестован. Эшелоны, прибывшие в Оршу, загонялись рабочими в тупики, далеко от города, куда к ним приходили агитаторы-большевики. В результате большевистской агитации солдаты отказывались следовать дальше и требовали вернуть их назад.

 

Из разговора помощника комиссара фронта Моисеенко со Ставкой известно об отказе Приморского полка выйти из Витебска на Петроград. То же самое происходило и в других местах.

 

Деятельность рабочих и солдат на узловых железнодорожных станциях имела особенно важное значение. Достаточно указать на следующее сообщение Руднева из Москвы в управление Минского военного округа, чтобы иметь представление о значении работы по задержке в пути эшелонов войск, мобилизованных контрреволюцией с югозападного фронта: "В Москву двигаются 16 эшелонов преданных правительству войск"10 - или: "Торопите эшелоны, которые идут из Варны. Они еще не дошли до Жлобина. Я думаю, что эти войска водворят порядок в Москве"11 .

 

Минский совет неустанно распространял воззвания и декреты II съезда советов, отказывая комитету спасения в опубликовании его приказов. Минский совет рассылал по фронту радиограммы о посылке революционных войск на помощь восставшему пролетариату. Большевики минского совета не только не разоружили 1-й имени минского совета революционный полк и не возвратили взятые ими из артиллерийской мастерской винтовки и пулеметы, но вели большую работу по собиранию новых вооруженных сил для борьбы с фронтовыми комитетами штаба фронта.

 

Меньшевики, эсеры и бундовцы, видя, что минский совет проводит самостоятельную, идущую вразрез в требованиями комитета спасения политику, что большевики ни в своих бюллетенях, распространяемых на франте и в области, ни в своем органе не заявляют о признании ими власти комитета спасения и не печатают приказов комитета, с удвоенной яростью накинулись на большевиков.

 

Отвечая эсерам и всем врагам советской власти, окопавшимся в комитете спасения, А. Ф. Мясников писал: "Рабочие и солдаты восстали против ига узурпаторов, изменников, палачей, они прогнали Керенского и Кишкина. Они создали власть советов, мы за нее, мы поддерживаем ее. Мы за восстание. Вместе с рабочими и солдатами и советы и минский совет. Вместе с ними и вся армия и все солдаты. Все низы. Понимаете? Мы получаем от них много резолюций с выражением поддержки нового революционного порядка". "Вы за господ Керенских, мучителей солдат. С вами штабы и подлые комиссары низложенного правительства: с вами все враги рабоче-крестьянского правительства... С вашего лица уже снята маска. Но вы надели новые маски: создали комитет спасения революции, где вы продаете революцию. Но скоро и эта новая маска будет снята с вашего безобразного лица. На фронте совершается революция. На фронте солдаты совершают чистку ваших авгиевых конюшен. Создаются новые, революционные комитеты. Всюду происходят армейские съезды. Через несколько дней вы не узнаете фронта и тогда будут сочтены и ваши дни. Революционный фронт возьмет и вашу контрреволюционную позицию, которую вы создали

 
стр. 29

 

в Минске. Это вопрос ближайших дней, знайте это, господа в черных масках... Вся революционная армия за восстание, за власть советов"12 .

 

На помощь минскому совету двигались с фронта подкрепления. Целые корпуса и дивизии высказывались за поддержку минского совета, против контрреволюционных сил. С фронта был послан в Минск на помощь совету бронированный поезд, находившийся в распоряжении гренадерского корпуса. Офицеры этого поезда, отказавшиеся подчиниться приказу идти да помощь минскому совету, были солдатами арестованы.

 

IV

 

Комитет спасения предъявил минскому совету ультиматум, в котором потребовал опубликовать в органах организаций, подчиненных комитету спасения заданного фронта, что на основании приказа N 1 комитета спасения распоряжения правительства Народных комиссаров и Революционного комитета в Петрограде во всем районе западного фронта не подлежат исполнению.

 

Наряду с этим ультиматумом комитет спасения начал принимать меры к задержке подкреплений, посылаемых с фронта минскому совету.

 

Комитет спасения решил взорвать железнодорожный путь в пункте, где должен был пройти бронепоезд. Намерение комитета поддержала, администрация минского железнодорожного узла, занимавшая резко враждебную позицию по отношению к советской власти. Железнодорожная администрация на всех станциях создавала препятствия шедшему в Минск блиндированному поезду. Организация катастрофы была поручена председателю комитета спасения Колотухину и штабному поручику Завадскому, которые выехали на место. Но гнусная затея окончилась неудачей. Контрреволюционеры взорвали два главных пути и мостик на 712-и версте в то время, когда это место бронепоездом уже было пройдено.

 

В ночь на 2 ноября ген. Балуев доносил в Ставку, что бронепоезд, арестовав офицеров, подошел к Минску, что в городе создалась угроза захвата власти большевиками, так как надежных войск у Ставки нет. Он был прав: с приходом подкреплений минскому совету были сочтены последние минуты комитета спасения. Минский совет мог теперь вооруженной силой заставить штаб и мелкобуржуазные контрреволюционные партии подчиниться своей власти. Большая часть солдат перешла на сторону революции. На стороне комитета оставались почти исключительно офицеры. Минский совет решил порвать все свои отношения с комитетом спасения и отозвать из комитета своих представителей. Совет принял следующее решение: "Стоя на страже интересов революции, интересов громадного большинства народа и всей трудящейся демократии, совет рабочих и солдатских депутатов считает дальнейшее участие свое в комитете спасения бесполезным, а для дела революции - вредным"13 .

 

В связи с тем что фронтовой комитет стал центром, объединявшим все враждебные советской власти элементы, и организовал посылку эшелонов на подавление пролетарской революции, фракция большевиков фронтового комитета обратилась к фронту с предложением избрать новый революционный фронтовой комитет, для чего созвать фронтовой съезд. "Мы открыто заявляем, - говорилось в обращении, - что в эти ответственные дни русской революции фронтовой комитет предал минский совет и военно-революционный комитет, он предал советы, пролетарскую революцию. Он временно спас контрреволюционное гнездо фронта - штаб, спас агентов Керенского, его комиссаров"14 .

 

Минский совет обратился с воззванием "К рабочим, солдатам и крестьянству и всему населению западного фронта", в котором подробно говорилось о контрреволюционной деятельности комитета спасения, предательстве меньшевиков, эсеров и бундовцев, действовавших совместно с ген. Балуевым и комиссаром Ждановым в организации посылки эшелонов в Москву и Петроград. Совет решительно отверг предъявленный ему накануне комитетом спасения ультиматум о признании власти последнего.

 

Под руководством областного комитета партии большевиков минский совет приступил к организации военно-революционного комитета Минска и западного фронта. Ядро военно-революционного комитета Минска и западного фронта образовали пре-

 
стр. 30

 

зидиум минского совета рабочих и солдатских депутатов, бюро областного комитета, советов Западной области, большевистская фракция фронтового комитета, представители от железнодорожных рабочих, служащих Минского района и воинских частей минского гарнизона. Исполнительный комитет совета в своем обращении ко всем советам предложил сконструировать полный состав военно-революционного комитета, "который стоял бы стойко и непоколебимо за народную власть, за интересы рабочих, трудящегося крестьянства и армии". Поэтому представителей в военно-революционный комитет нужно избирать таких, которые стоят за новую власть и поддерживают правительство народных комиссаров.

 

В тот же день, 2 ноября, вечером, состоялось торжественное заседание минского совета. Помещение городского театра едва вместило представителей от фабрик, заводов, от местного гарнизона и всех массовых рабочих и солдатских организаций. Появление в президиуме председателя областного комитета большевиков тов. Мясникова рабочие и солдаты встретили громом аплодисментов. Под звуки "Интернационала" торжественно была провозглашена советская власть в Минске.

 

V

 

Комитет спасения распался, но остался штаб фронта, вдохновлявший все контрреволюционные элементы. Необходимо было и штаб подчинить власти совета. Ген. Балуев 5 ноября сообщил частям фронта: "В Минске комитет спасения революции распался. Комиссар Жданов сложил полномочия. Верх взял совет рабочих и солдатских депутатов, образовав военно-революционный комитет, который взялся держать все в порядке... я заявил ему, что до установления новой власти и водворения порядка ни в какую политическую борьбу не вступаю и никаких шагов к выступлениям не буду делать"15 . Заявляя об этом, ген. Балуев предложил командному составу в политическом отношении держаться принятой им тактики и принять меры, "чтобы удержать войска на фронте и без вызова революционного комитета не допускать самочинных перевозок и передвижений их, пользуясь для этого влиянием образовавшихся в армиях военно-революционных комитетов"16 .

 

Заявление ген. Балуева являлось, конечно, маневром классового врага. Удовлетвориться таким заявлением, разумеется, нельзя было. Военно-революционный комитет арестовал комиссара Жданова и председателя комитета спасения Колотухина и принял ряд мер к очищению штаба от контрреволюционных элементов. Вскоре подтвердилось, что ген. Балуев и на этот раз не думал подчиниться власти минского совета и продолжал проводить свою контрреволюционную деятельность.

 

Из отчета военно-революционного комитета, на заседании минского совета 13 ноября видно, что ген. Балуев издавал приказы об отправке казачьих частей в Оршу с намерением отрезать фронт от тыла. Следовательно, работа штаба против советской власти продолжалась. На поставленный военно-революционным комитетом вопрос: с какой целью отправлялись в Оршу войска? - ген. Балуев сослался на якобы имевшееся на то распоряжение Минского военного округа.

 

Одновременно Балуев распространял телеграммы провокационного характера. 12 ноября военно-революционный комитет сместил ген. Балуева, отказавшегося вести переговоры о перемирии и мире.

 

Военно-революционный комитет западного фронта приступил к организации советской власти для всей Белоруссии, созвав для этого областной съезд советов рабочих и солдатских депутатов. Одновременно большевики военно-революционного комитета повели решительную борьбу против правооппортунистических, предательских выступлений Зиновьева и Каменева. Большевистская фракция военно-революционного комитета Минска и западного фронта заклеймила позором предательство Зиновьева, Каменева и других лиц, вышедших из ЦК партии большевиков и Совета народных комиссаров в связи с отказом Центрального Комитета партии включить в состав советского правительства представителей мелкобуржуазных партий.

 

Большая работа проводилась военно-революционным комитетом по созданию советского аппарата. Были приняты меры к повсеместной ликвидации старых органов буржуазии - помещичьего самоуправления - и организации городских, уездных и волостных советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов как единствен-

 
стр. 31

 

ных органов диктатуры пролетариата, объединяющих в своих руках руководство всей экономической и политической деятельностью советской власти на местах.

 

Минский совет приступил к ликвидации таких контрреволюционных учреждений, как городская дума, комитеты городского земского союза и т. д., ставших на путь неприкрытого саботажа. Саботаж городской думы принимал острые формы. Дума отказалась работать по благоустройству города, снабжать население продовольствием, освещать улицы и т. д.

 

К середине ноября по всей Белоруссии советы уже взяли власть. Пал и последний оплот контрреволюции - Ставка, - и здесь власть перешла в руки могилевского совета рабочих и солдатских депутатов.

 

19 ноября открылся областной съезд советов рабочих и солдатских депутатов для выборов органов власти Белоруссии и фронта. На нем были представлены советы: минский, гомельский, борисовский, бобруйский, оршанский, речицкий, мозырский, рогачевский, слуцкий, жлобинский, осиповичский, замирский, несвижский, ветковский, лунинецкий, борейский, локшицкий, ганцевичский, дорогобужский и синявский.

 

Одновременно происходили и съезды крестьян Минской и Виленской губерний и II фронтовой съезд. Все три съезда целиком одобрили принятые II съездом советов рабочих и солдатских депутатов декреты о мире, земле, рабочем контроле.

 

Был избран Областной исполнительный комитет Западной области (Облискомзап), туда вошло 35 человек от областного съезда советов. Такое же количество представителей в Облискомзап выделили III губернский съезд крестьян Виленской и Минской губерний и II фронтовой съезд.

 

Руководство всей работой по организации советской власти в Белоруссии с этого момента переходит к Областному исполнительному комитету советов и Совету народных комиссаров Западной области, который и стал осуществлять всю политику советской власти на территории Белоруссии.

 

*

 

Великая Октябрьская социалистическая революция дала возможность белорусскому народу построить свое советское государство, развить хозяйство, национальную культуру.

 

В наши дни белорусский народ вместе с другими народами Советского Союза ведет борьбу не на жизнь, а на смерть с немецко-фашистскими империалистами, которые стремятся завоевать нашу великую родину. Белорусский народ был одним из первых народов нашей страны, на который обрушились фашистские людоеды. На борьбу за свое существование вместе с другими народами нашей страны поднялись все сыны и дочери белорусского народа. И нет сомнения, что вместе со всем советским народом белорусский народ изгонит фашистских захватчиков и, залечив тяжелые раны, нанесенные ему войной, вновь восстановит ту жизнь, которая им завоевана была четверть века назад.

 

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

1 "Буревестник" N 17.

 

2 "Звезда" от 27 октября 1917 года.

 

3 "Голос 10-й армии" N 93.

 

4 Архив Истпарта при ЦК КП(б)Б, д. N 184, л. 149.

 

5 Там же.

 

6 Там же, лл. 46 - 47.

 

7 Там же.

 

8 Там же.

 

9 Там же, д. N 169, л. 33.

 

10 Там же, д. N 53, лл. 33 - 88.

 

11 Там же.

 

12 "Звезда" от 1 ноября, 1917 года.

 

13 Там же от 3 ноября 1917 года.

 

14 Там же.

 

15 Там же от 7 ноября.

 

16 Там же.


Новые статьи на library.by:
ПРАВО БЕЛАРУСИ:
Комментируем публикацию: МИНСКИЙ СОВЕТ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ В ОКТЯБРЬСКИЕ ДНИ 1917 ГОДА

© М. БОГДАНОВ () Источник: Исторический журнал, № 11, Ноябрь 1942, C. 23-32

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО БЕЛАРУСИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.