Полисный этап развития Древней Греции

Актуальные публикации по белорусскому праву.

NEW ПРАВО БЕЛАРУСИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПРАВО БЕЛАРУСИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Полисный этап развития Древней Греции. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2005-12-04

ПЛАН

Введение
1.Становление Афинского полиса
2.Становление демократической системы
3.Органы прямого народовластия
4.Суды в системе народовластия
5.Полис и демократия
6.Социально-правовой строй
7.Развитие законодательства
8.Закон и право
Заключение
Литература



Введение

Первые на территории Европы политические общества сложились в странах Средиземноморья во II-I тыс. до н.э. Они, в первую очередь цивилизации Древней Греции и Древнего Рима, положили начало всей государственной и правовой истории Европы, передав традиции своей политической и правовой культуры другим народам и временам, выросшим на почве особого античного мира.
Античное общество и античная государственность представляли новый, сравнительно с Древним Востоком, этап общей человеческой истории. Их новизна была связана с глубокими особенностями общественно-юридического быта и всего социально-культурного уклада европейских народов. Античное общество, по крайней мере в период своего расцвета, было обществом выраженной индивидуальной собственности и рабовладельческого уклада хозяйства. Основанные на этих особенностях исторического развития Европы черты политического быта и правовой культуры также были отмечены высокой степенью своеобразия юридических форм.
Античное общество и античные цивилизации сложились на берегах Средиземноморья, которое в первые века особенно стимулировало экономические усилия народов, их связи с другими землями. Подобно тому, как древневосточные общества были цивилизациями великих рек, античный мир был морской цивилизацией, с раннего времени связанной военно-торговыми отношениями. Значительно более развитыми здесь были денежное хозяйство и финансовые связи. Значительно большую роль в созидании государственности античного мира сыграли финансовые системы и военная политика.
Благодаря особенностям социальных отношений своего времени, античное государство составило особый тип государственности, более высокий, чем древневосточное. Это государство в главном было построено на принципах народовластия и гражданской свободы, соединенных с особым общинно-полисным политическим строем. Оставаясь государственностью избранных, античный полис предоставил истории пример более высокой степени вовлеченности граждан в политическую и правовую систему, чем это было на Древнем Востоке.
В античную эпоху условный центр мировой истории переместился в Европу. Она стала в экономическом, социальном и культурном отношении более развитой, чем остальной мир. Здесь стали вырабатываться политические и юридические формы, определяющие мировое развитие, в том числе и путем прямого культурного и политического влияния. Особое место принадлежит системе римского права. Оно стало основой для последующего становления и развития большинства систем мирового правового уклада, оказало воздействие на формирование первых правовых принципов международных взаимоотношений, вообще всего современного юридического мышления.



1. Становление Афинского полиса

Аттическая область была захвачена группой ионических племен в ходе общего дорийского завоевания, которые, ассимилировав древнюю эгейскую цивилизацию, установили более соседские отношения с подчиненными народами. Осевшие в прибрежной Аттике ионийцы делились на 4 племени: Гелеонты, Аргадеи, Айгикореи и Гоплеты, - каждое со своими культом и некоторыми особенностями в той роли, какую они играли в общем ионическом союзе племен (их и называли "блестящими", "земледельцами", "козопасами" и "вооруженными" соответственно). Сложившееся в XI-X вв. до н.э. первоначальное объединение племен носило характер общинной конфедерации, в которую вливались сначала три, потом четыре, пять и т.д. племен. Поселения-центры четырех племен постепенно слились воедино вокруг древнего города Кекропии, ставшего затем Афинами по утвердившемуся культу богини. Единство нового полиса обеспечивалось в основном единой военной организацией племен.
В социальном отношении каждое племя состояло из больших кланов, которые, в свою очередь, разделялись на 50-90 больших семей-родов. Семьи в произвольном порядке группировались во фратрии - особые религиозные объединения со своими культовыми праздниками и церемониями. Фратрии складывались в филы, которые после синойкизма стали чисто территориальными подразделениями общей территории полиса, причем не только город, но и вся Аттика соответственно делилась на 4 филы. Потомки покоренных дионических племен (фэты) состояли вне этой организации, но признавались почти равноправными; они могли свободно заниматься земледелием, торговлей и ремеслами, у них были свои самоуправляющиеся объединения - фиасы и оргеоны (фратрии).
Управление племенами осуществлялось царями-басилеями, власть которых у ионийцев не была наследственной, и советом пританов в числе четырех (видимо, глав племен). Пританам принадлежала высшая судебная власть в полисе и право объявлять военную мобилизацию. Особую роль играли главы семейств и кланов: они были вправе взимать свою долю податей, начальствовать в своем клане, даже приглашать царя на свое собрание. В опоре на такие родоплеменные привилегии, элита стала формироваться в столь важный для Древних Афин социальный слой земельной аристократии. В начале VIII в. до н.э. новому социальному членению общества был даже придан уголовно-правовой статус, восходящий к прежним особенностям племен: первый класс назывался эвпатридами (обладателями больших земельных наделов с большим урожаем), второй - всадниками, третий - зевгитами (разночинцами).
Во второй половине VIII в. до н.э. давление на крестьянство со стороны аристократии начало возрастать, ранее свободные земледельцы попадают под кабалу разного вида к знати. Появляется категория земледельцев-пелатов и шестидольников (отдающих 5/6 урожая), затем зависимые крестьяне превращаются в рабов, если не выплачивают долг; наконец, к исходу VII в. до н.э. растет число продаваемых за Аттику рабов. Рабовладельческий уклад начинает размывать прежде социально однородное ионийское общество. Знать превращается в социально господствующий слой, и это вызывает ускоренную эволюцию надобщинной администрации прежней эпохи в раннюю государственную структуру, подчиненную интересам это знати.
Примерно с середины VIII в. до н.э. под давлением эвпатридов потеряла свое прежнее значение власть басилевса: его сделали выборным и полномочия его свели к религиозной сфере. В 752 году до н.э. вместо царя был избран эвпатридами особый правитель - притан сроком на 10 лет, затем появилась должность архонта; с начала VII в. до н.э. архонтов стали избирать на год, и их стало девять (с 682 года до н.э.). Функции постоянного властного органа стал обретать прежний совет родовой знати - ареопаг (заседавший на холме святилища бога войны Ареса).
К середине VII в. до н.э. аристократическое правление в Афинах приобрело вид организации раннегосударственного типа, где доминировала роль выборных должностных лиц, соподчинявших свои полномочия с советами знати.
Первым по значению был архонт-эпоним (называвшийся так потому, что его имя стояло во главе списка молодых людей, внесенных в гражданский реестр в год его службы). Он устанавливал правила жизни полиса, считался "стражем семьи", контролировал соблюдение отцами семейств своих прав и обязанностей, выступал как "защитник слабых"; в связи с этим ему принадлежали значительные судебные полномочия. На второе место был отодвинут басилевс-архонт: он выполнял религиозные жреческие обязанности на празднествах, был также председателем особого суда из глав 4 фил (пританий) по делам об убийствах, о неповиновении главам полиса. Третьим архонтом был полемарх - военачальник, ответственный за безопасность полиса (вместе с главным советом); для этого он наделялся полицейской властью и правом карать незначительные проступки граждан и, особенно, неграждан города. Остальные архонты (6 фесмофетов) выполняли в основном судебные функции. Главные магистраты были подконтрольны Совету ареопага в части определения вообще возможности исполнять ту или другую функцию. Наиболее существенным признаком ранней государственной организации было, как видно, сочетание судебных и управленческих полномочий должностных лиц.
Рядом с ареопагом стоял Совет - булэ. В него пожизненно входили отбывшие их должности архонты, иногда - другие представители знати. Совет осуществлял общий надзор за жизнью города, за соблюдением установленного строя; он был и судебным органом в тяжких преступлениях, в частности, имел право присуждать к изгнанию.
Военная организация опиралась на систему навкрарий, особых группировок населения. Каждая из 4 фил делилась на 12 навкрарий (всего 48) во главе с одним из эвпатридов. Коллегию всех 48 навкрарий возглавляли 4 притана (по одному от филы), они и были высшим военным руководством ополчения полиса. Каждая навкрария должна была выстроить и оснастить военный корабль для флота (с экипажем), выделить двух всадников и солдат пехоты; для этого внутри навкрарии вводилось собственное налогообложение на военные нужды.
Во второй половине VII в. до н.э. в Афинах, как и в других греческих полисах, социально-политические противоречия знати и земледельческого населения, стремление воссоздать прежний романтизированный социальный уклад привели к учреждению тирании. С правлением тиранов, особенно наиболее известного Драконта (около 621 года до н.э.), связывается появление в полисе писаного законодательства, направленного на стабилизацию общественного уклада. Однако экономическое развитие Афинского полиса, расширение связей с другими городами Эллады, Малой Азии, внутренне развитие торговли и ремесла настолько укрепили новые слои населения, что прежний, основанный всецело на господстве родовой аристократии и землевладельческой знати, раннегосударственный строй не мог не вызвать мощной волны недовольства и очередной смуты.

2. Становление демократической системы

Принципы будущей демократической организации были заложены во второй половине VI в. до н.э. и в целом не менялись до периода политического упадка Афин в конце IV в. до н.э. Однако общая система институтов власти и управления выработалась не единовременно, а стала итогом по меньшей мере двух этапов политических реформ.
Первый этап (508-462 гг. до н.э.) связан с реализацией политики, направленной на окончательное низвержение аристократического господства и традиций родового строя. Начало ему положили реформы Клисфена, в 509 году до н.э. ставшего лидером земледельческого и ремесленного населения в политической борьбе.
В Афинах была создана новая территориальная организация, положенная в основу государственного строя. Все полноправное население (вне прежних фил и фратрий) было расписано на 100 демов (условных слобод). Каждый гражданин должен был приписан к такому дему; собственно с занесения в список и начиналось право гражданства. Дем обладал самоуправлением: на собрании избирали демарха, а также кандидатов в Совет полиса и в архонты. Демы были объединены в 10 фил (новых); каждая фила имела свой храм и своих выборных лидеров, пользовалась правами самоуправления (собрание филы, исполнительная комиссия, представители в общеполисном управлении). Помимо этого, вся Аттика была поделена на 3 тритии: Город, Берег, Внутренняя земля. Филы и демы были приписаны к тритиям произвольно, иногда даже из разных концов полиса. Тритии не имели существенного значения и влияли только на организацию пританов. Старые роды оказались разобщены на разные филы и демы, и сплочению знати и зависимости от них торгово-ремесленного населения был положен конец.
Произошло упрочение выборной власти. Совет полиса (булэ) был увеличен до 500 членов, по 50 от каждой новой филы; установлен и возраст для избрания в него. Булэ стал не только общеполитическим, но и исполнительным органом: он делился на 10 секций, каждая из который занималась срочными решениями в положенную ей десятую часть выборного года. В 501 году до н.э. булэ впервые принес присягу в том, что будет придерживаться в своей деятельности законов. Роль булэ несколько ограничивалась народным собранием, которое отныне должно собираться раз в десятую часть года для избрания магистратов, решения вопроса обороны, лишения прав гражданства. Однако все вопросы выносились на собрание лишь с одобрения Совета полиса. К этому же времени относится появлении коллегии 10 стратегов (по одному от филы), которым вручалась военная и исполнительная власть, ранее принадлежавшая архонтам.
Сформировался новый политический статус гражданина. Права афинского гражданина стали неразрывны с особыми правилами на получение земли: в 506 году до н.э. упрочена была система клерухий (первая клерухия устроена в 570-560 гг. до н.э.), когда по решению народного собрания семьям выделяли землю в новозавоеванных областях, главным образом в Малой Азии. Граждане получили право изгнать любого из своего числа, чья деятельность будет оценена опасной для блага полиса: в 506 году до н.э. введена практика остракизма, особого голосования об изгнании того, чья деятельность вызывала осуждение большинства. С 501 года до н.э. утвердился новый порядок обязательной военной службы граждан безотносительно к их имущественному цензу.
Второй этап (462-412 гг. до н.э.) знаменовался дальнейшим продвижением народовластия (после попыток олигархии в 496 году до н.э. в связи с нашествием персов взять власть в свои руки), созданием правовых начал деятельности новых институтов на основе разграничения полномочий; конкретные преобразования были главным образом плодом реформ лидеров афинского демоса Перикла и Эфиальта, видных ораторов и военачальников.
Произошла демократизация органов власти и управления. Последний оплот аристократии, практически сокрушен был ареопаг как орган власти; ему сохранены были только управление и суд по религиозным делам. С 457 года до н.э. должности архонтов были открыты впредь и для низшего цензового слоя – зевгитов. Чтобы предоставить реальную возможность небогатым гражданам участвовать в деятельности властных и судебных институтов, была установлена плата за исполнение гражданских обязанностей (членам гелиэи – по 3, членам Совета – по 5 оболов, архонтам – по 4 обола в день, пританам – по 1 драхме в день).
Народовластие конструировалось в правовом отношении. Между органами непосредственной и выборной демократии произошло перераспределение полномочий, причем общее собрание граждан стало рассматриваться как более важный политический институт. Собрание-экклезия закрепило за собой главным образом законодательные полномочия, булэ и магистраты – исполнительные. И собрание, и булэ, и должностные лица практически не имели теперь судебной власти, она осуществлялась специальными институтами. Незыблемость сложившегося строя стала предметом охраны закона: каждый впредь получал право возбудить иск о незаконной деятельности против того, кто желал как-то переменить конституцию Афин.
3. Органы прямого народовластия

Важнейшим и отличительным принципом афинской демократии в целом была организация органов власти на основе прямого народоправства, в котором участвовали безусловно все граждане. Главные полномочия были сосредоточены в органах непосредственной демократии – народном собрании и Совете-булэ.
Совет полиса – булэ играл основную роль в Афинском государстве. Его составляли 500 граждан, выделяемых на год по 50 от каждой филы. Поскольку деятельность булэ была постоянной, а плата за работу в нем небольшой, кандидатов не хватало. Для них были введены гражданские привилегии: освобождение от военной службы и судебный иммунитет. По окончании срока деятельности булэвты давали отчет народному собранию о своей персональной работе (но сам совет не был ответствен перед народным собранием).
В полномочия булэ прежде всего входила вся собственно правительственная деятельность: сношения с должностными лицами, послами, выдача приказов военачальникам, постановления об арестах, выдвижение обвинений против стратегов и магистратов; совет был как бы «стражем республики». Реально булэ был осью и законодательной, и исполнительной власти Афин. Он готовил декреты и другие законодательные акты, предлагаемые или поступившие для народного собрания (и без совета собрание не могло даже обсуждать новый закон), контролировал полномочия и деятельность магистратов, представлял Афинское государство в международных союзах. В исключительных случаях булэ мог брать всю полноту власти в государстве в свои руки.
Булэ осуществлял контроль за финансами государства, в том числе контролировал исчисление гражданского ценза. В булэ устанавливался список кандидатов для назначения в магистраты. Тем самым ему принадлежало решающее слово и в вопросе организации исполнительной власти. Наконец, булэ мог выносить и отдельные судебные постановления в случае нарушений установленного строя (до 501 года до н.э. с наказанием в виде смертной казни, а после – только штрафов).
Для лучшей организации своей работы булэ подразделялся на части – коллегии пританов по 50 членов совета (обязательно с пропорциональным представительством от фил). Пританы осуществляли полномочия совета в назначенную им десятую часть года, сменяя друг друга по жребию. Помимо этого, булэ образовал постоянные комиссии для контроля за деятельностью должностных лиц и реализации важнейших государственных дел: комиссию по контролю за доходами в собрании, комиссию арсеналов, по религиозным церемониям, по контролю за актами должностных лиц, комиссию по контролю государственных счетов.
Булэ был важнейшим устоем всеобщей афинской демократии: как только в тот или другой исторический момент стремления к олигархии или узурпации брали верх, полномочия и роль совета сразу же сокращались.
Народное собрание – экклесия было институтом важных государственно-политических решений. По традиции и по закону, в собрании могли принимать участие все полноправные граждане полиса, приписанные к дему (в V-IV вв. до н.э. таких насчитывалось 40-50 тыс.), старше 20 лет (после отбытия обязательной воинской службы). Реально, однако, для собрания установились две численные квоты: 1) большая – в 6 тыс. граждан, когда принимались наиболее ответственные решения; 2) малая – в 1/10 от цензового списка, когда принимались обычные решения собрания. В основном в экклезии участвовал афинский демос -–ремесленники и торговцы, в меньшей степени – земледельцы Аттики.
Собрание было если не постоянным, то регулярно действующим институтом власти: созывали его 10 раз в год (в начале V в. до н.э.), а с конца V в. до н.э. – не менее 40 раз. Не все собрания считались равнозначными, в том числе не любые решения можно было принимать на любом из собраний. Первые десять собраний года были главными, где решались вопросы организации власти и законодательства на будущий срок; например, только в 6-ом собрании можно ставить на решение вопрос об остракизме в отношении гражданина. Специальные собрания посвящались религиозным, административным, международным делам. Извещение о «повестке дня» должно было быть обнародовано не менее чем за 4 дня до созыва. По усмотрению булэ или магистратов могли быть и чрезвычайные собрания для решения военных дел. После реформ Перикла за участие в собраниях гражданам также полагалось вознаграждение (выгодное, естественно, только для малоимущей и бездельной части граждан). Созывались собрания на рыночной площади – агоре, позднее – на Фниксе (особом холме).
Собрание обладало обширными политическими, но не неограниченными полномочиями. Только в экклезии принимались решения о войне и мире, союзах, назначении представителей и послов, объявлении мобилизации и о числе призываемых ежегодно на воинскую службу. Здесь принимались финансовые законы, таможенные правила, осуществлялся общий финансовый контроль. Экклезия утверждала должностных лиц полиса, а 10 раз в году заслушивала из отчеты о своей деятельности, выражая доверие или недоверие им.
Номинально экклезия обладала высшей законодательной властью, но реально эти полномочия были существенно ограничены. Во-первых, по процедуре: проекты законов представлялись в собрание только из булэ, и даже если гражданин вносил произвольное предположение о законе (формально такое право было), проект следовало вначале обсудить в совете. Во-вторых, по содержанию: законы считались постоянными, и, для того чтобы отменить или изменить прежний закон, требовалась целая совокупность религиозных и политических обрядов (adeia). Собрание не обладало судебными полномочиями, оно могло только подвергнуть моральному осуждению. Правда, с 403 года до н.э. вошла в практику особая процедура – ейсангелия, когда обвиненный в покушении на безопасность государства мог быть тут же и осужден при любом количестве присутствующих граждан.
Присутствие квалифицированного большинства в 6 тыс. граждан требовалось для решения трех вопросов: об остракизме, санкции на перемену законов и о передаче прав полиса новому магистрату. Собрание не связывало себя единым решением: могли быть и повторные голосования по тому же вопросу, отмена предыдущего голосования. Подача голосов осуществлялась поднятием рук, и только в особо важных случаях – баллотированием камешками (при остракизме – черепками-остраками).
Председательствовали на собрании пританы, они же и созывали его. В IV в. до н.э. председательствовать стали члены совета, не находящиеся в данный момент при исполнении обязанностей пританов. Несколько смягчились требования к принятию новых законов: обвинение в незаконности должно быть обосновано в судебном порядке, для предварительного решения вопроса о почине закона организовывалась коллегия номофетов (из членов гелиэи).

4. Суды в системе народовластия

Афинская демократия воплощалась не только в собственно политическом народовластии. На основе прямого волеизъявления народа-демоса строилась и судебная система государства.
Важнейшим институтом судебной организации было особое судебное собрание – гелиэйя (нередко её неправильно называют судом присяжных). Гелиэйя не была в прямом смысле судебным органом, это была форма привлечения афинских граждан к участию в суде и в судебном контроле за органами власти и управления (в этом смысле реформы Солона, при котором якобы сформировался институт гелиэйи). Гелиэйю составляли 6 тыс. граждан (т.е. квалифицированное политическое большинство), выдвигаемых ежегодно от демов и назначаемых жребием. Единственным условием был повышенный возрастной ценз в 30 лет. Далее корпус гелиэйи разделялся на 10 коллегий (по 500 судей и 100 запасных) с учетом строгого представительства фил. Заседали коллегии регулярно, причем позднее сложилась некоторая специализация коллегий по отдельным отраслям судебного контроля.
Гелиэйя была и собственно судебной инстанцией, где решались уголовные и, в меньшей степени, гражданские дела по частным искам, и органом конституционного надзора за деятельностью народного собрания и должностных лиц. В ней проходила процедура докимасии должностных лиц в предварительном порядке, могли заслушиваться отчеты должностных лиц, если вставал в общей форме вопрос о преследовании их за злоупотребления. Гелиэйя была второй инстанцией, где рассматривались жалобы на решения других судов (кроме религиозных вопросов), особенно политические обвинения. И самое важное, здесь проходила процедура проверки законопроектов на их соответствие традиции и прежнему законодательству по иску граждан либо в порядке деятельности коллегии номофетов. Гелиэйя была вправе осуждать, в случае преступлений, и на изгнание и на смертную казнь. Особенностью полномочий этого учреждения было то, что они носили по сути верховный характер: решение гелиэйи не могло быть ни обжаловано, ни приостановлено (даже священным вмешательством); она не была подконтрольна никаким другим институтам народовластия.
Традиционным судебным органом оставался ареопаг. Ему были подсудны в основном религиозные дела, а также преступления, связанные с нарушениями священных устоев государства (в частности, дела о предумышленных убийствах, посягательствах на семейные и родовые отношения, неповиновения должностным лицам). Помимо суда, ареопаг сохранил и некоторые управленческие функции в отношении общенародных священных имуществ, организации культов, в сношениях религиозного характера с другими греческими государствами.
Количественно основная масса судебных дел, а также все судебные дела, возникавшие с участием неполноправных граждан или неграждан Афин, находилась в компетенции специальных судебных установлений: а) коллегии 51 эфета, образованной Драконтом в 521 году до н.э. для рассмотрения главным образом дел уголовных и связанных с причинением ущерба личности; б) коллегии одиннадцати, созданной для нарушителей общественного порядка, захваченных полицией (ночных воров, грабителей, профессиональных преступников); и в) коллегии диэтетов, где слушались дела по имущественным спорам, выходившим за пределы компетенции самоуправления демов и фил.
Все судебные органы (кроме ареопага) были регулярно обновляемыми и находились под постоянным контролем низового самоуправления как по своему составу, так и по процедуре разбора дел – преимущественно публичной.


5. Полис и демократия

Само слово демократия (demokrateia – правление демоса) было неизвестно в период расцвета тех принципов и учреждений, которые связываются с ним. Демократией стал обозначать определенный тип государственного устройства только Аристотель в IV в. до н.э. и делал он это далеко не с благожелательным отношением к такому устройству (политию, смешение разных типов организации власти считал он более устойчивой). Главной ценностью политических установлений периода афинской демократии был полис, полисная организация, особая совокупность институтов.
Полис – это, с точки зрения государственной организации, не территория, а сообщество людей, причисленных к нему; поэтому вовсе не нарушало идей народовластия, что далеко не все жители Аттики участвовали в государственной деятельности (в V в. до н.э. примерно 2/5 жителей были гражданами, 1/5 – метойками, 2/5 – рабами). Полис – верховная ценность и власть, единственный суверен; если интерес города меняется, он может разорвать договор, снять с себя обязательства – право подчинено авторитаризму города.
Внутри города – хозяин его демос; все органы управления, все должностные лица только получают полномочия от демоса и контролируются законом. Периодическая смена должностных лиц считалась едва не главным оплотом народовластия и свободы его граждан: «Свободен город, народ у власти, выборных сменяет он каждый год, богатству преимуществ здесь не дают: права у бедных те же» (Еврипид. Просительницы. 405-409).
Основными принципами свободного государственного устройства считались исономия (равенство перед законом) и исегориа (равенство в праве голоса). Собственно этими двумя началами и ограничивалось понимание демократии в античной Греции. Равенство в политических правах должно опираться на особый статус гражданина, который может как-то противостоять всему сообществу. В Афинах до известной степени гарантиями такого статуса были признанная священной неприкосновенность жилища (каждый суверенен в своем доме, и никто из должностных лиц не вправе входить туда, устанавливать домашние порядки) и право эфесии – сопротивления противостоящим его интересам решения магистратов. Граждане имели безусловное право участия в основных институтах власти и контроля за должностными лицами, причем построены они были так, что на жизни одного поколения практически каждый полноправный гражданин (если не было уж исключительных обстоятельств) непременно хоть раз участвовал в совете, в гелиэйе, в деятельности магистратов.
Демократическое государственное устройство полиса не было гарантией от стремления к империализму, политической гегемонии над другими государствами. В 446-433 гг. до н.э. оформился Афинский морской союз, куда вошли почти все государства Греции (кроме Спарты). В союзе сохранили автономию только три прежних полиса, для остальных государств афинская экклезия стала органом политической власти. Финансовое ограбление соседей сопровождало демократию и даже укрепляло её власть.
Афинская демократия могла существовать также только при политике примитивного социализма. Публичный сектор экономики играл важную роль в доходах полиса, регулярные хлебные, денежные, земельные раздачи считались обязательной частью деятельности государства; более того, демос начинал только в этом видеть смысл и оправдание полиса.

6. Социально-правовой строй

В социальном отношении греческая демократия основывалась на глубинном неравенстве населения, и полисный строй не только допускал, но и прямо предполагал наличие сословных разграничений между отдельными слоями жителей.
Право в разной мере обязывало своими требованиями сословия, становясь для одних правом-привилегией, для других – формой закрепления социальной униженности.
Афинское общество периода расцвета демократии распадалось на минимум четыре категории населения, различавшиеся по своей правоспособности и правовым возможностям в имущественной и бытовой сфере.
Наиболее полной правоспособностью обладали афинские граждане (аналогичная категория гражданства была и во всех других полисах Эллады). По закону 451 года до н.э. гражданином мог считаться афинянин, рожденный от состоявших в законном браке родителей, каждый из которых был афинским гражданином. По наступлении совершеннолетия (в 18 лет для юношей) производилась запись нового гражданина во фратрию и в филу (согласно демовым спискам и по желанию; некоторые особо почетные фратрии и филы были закрытыми, то есть только для собственных детей). После этого наступала возможность пользоваться предусмотренными законами правами. Юноши в течение двух лет (с 18 до 20) обязаны были пройти военную службу. Только после службы граждане имели право присутствовать в народно собрании. Гражданские списки велись органами самоуправления – демотами; общий контроль осуществлял булэ. За каждым оставалось право оспорить неправильную, с его точки зрения, запись о гражданстве. При Солоне вошло в практику предоставление гражданства путем натурализации (обживания) выходцам из других греческих полисов, но достаточно быстро это прекратилось. Афинский полис стал замкнутым, гражданство в нем – врожденной привилегией.
Права гражданства проявлялись прежде всего в политической сфере, то есть в возможности участвовать в деятельности органов власти, управления и суда. В коммерческом обороте, в сделках оно почти не давало преимуществ. Гражданин имел право на место в общественном театре, на религиозных церемониях, право на выдачи в особых случаях из общественных фондов. Помимо воинского, афинские граждане несли натуральные и денежные (налоговые) обязательства перед полисом.
В рамках полисной организации афинские граждане были практически равными. Имущественные цензы, установленные Солоном для исторических категорий свободного населения, имели значение для записи в тот или иной род воинской службы и для доступа в число магистратов. Самая низшая имущественная категория – феты – находилась вместе с тем в политически приниженном положении: они не могли назначаться в должностные лица (хотя с V в. до н.э. их число составляло от 2/3 до ½ всего населения полиса). Даже после демократических реформ сохранилось привилегированное положение родовой аристократии: патриархальная власть в отношении членов фратрий, только они могли совершать жертвоприношения.
Вхождение афинянина в число граждан было обставлено особой правовой процедурой – епитимией. За совершенные против полиса преступления, религиозные или семейные проступки граждане могли подвергнуться и пожизненной атимии – лишению прав гражданства без изгнания. Наиболее часто атимия была следствием проявленной в бою трусости, лжесвидетельства, растраты общественных средств, подкупа в отношении должностных лиц. Атимия выражалась в лишении прав доступа на рынок, в святилище, конечно же, в органы власти. Кроме полной, могла быть и частичная атимия – лишение части прав (например, вчинять иски).
Категорией свободного, но неполноправного населения были метойки (метэки). Обычно это были натурализовавшиеся выходцы из других полисов, их потомки. Метойки также вписывались в демовые списки, это служило основанием для государственного их налогообложения. Однако прав самоуправления они в полной мере не получали (по-видимому, их интересы выражали покровителя из числа родовой знати). В отличие от полноправных граждан метойки не имели прав на получение земель из общественных фондов, не приписывались к клерухиям (что давало право на землю в новоприобретенных областях или завоеванных). Они не могли вступать в полноценный, с точки зрения закона, брак даже с афинянами. В филы и фратрии они не записывались, не принимали участия в полисных праздниках и театральных представлениях, не могли участвовать в спортивных состязаниях (Олимпиадах). Очень редко они призывались свидетелями в суды. Сами метойки были подсудны не обычным судам, а должностному лицу – архонту-полемарху. Хотя метойки и обладали правом на полную охрану законом их личности и имущества, преступления в отношении их расценивались как менее важные: так, за убийство метойка полагалась не смертная казнь, а каторжные работы.
Особую категорию населения Афин составляли иностранцы, те, кто жили постоянно в полисе, но не были приписаны к демам. Они имели все права в коммерческом обороте, пользовались защитой властей и права, но не несли никаких гражданских обязанностей (кроме уплаты торговых сборов и налогов) и тем более не имели политических прав. Иностранцы могли получать индивидуальные привилегии (за оказанные услуги полису, из уважения к богатству или известности): право владеть землей, но в меньшем, чем афиняне, размере, доступом в театр и т.п.
Значительная часть населения полиса была на положении рабов. Рабами становились: (1) по рождению, (2) по приговору суда в отношении неблагодарного метойка или вольноотпущенника, (3) захваченные в плен. Рабы могли принадлежать как полису, так и частным лицам (к IV в. до н.э. большинство афинских граждан обладало 3-4 рабами). Использовались рабы, как правило, в домашнем хозяйстве или как специалисты (в земледельческом или ремесленном производстве их практически не было); раб в Афинах был достаточно дорог – цена доходила до размеров годовой платы ремесленника. Хозяин не имел права распоряжаться жизнью или смертью раба, перепродажа в чужие руки также не была совершенно свободной. Раба можно было наказывать, однако ни в коем случае не злоупотребляя этим; в ограниченной степени раб сохранял право даже на защиту своей личной чести. В суде раб мог представать только по требованию гелиэйи при рассмотрении обвинений в политических преступлениях, показания в этих случаях брались обязательно под пыткой. Публичные (государственные) рабы были главным образом заняты на общественных ремесленных работах (эргатаи), на полицейской службе (тохотаи), в качестве помощников писцов и администраторов в разных конторах (гипетаи).

7. Развитие законодательства

Афинское право сложилось в значительной степени на основании традиций, правовых обычаев и только потом уже законодательства. Законы далеко не охватывали все области имущественных и межличностных отношений. Поэтому специально предусматривалось, что «вопросы, относительно которых нет законов, следует разрешать по соображениям наибольшей справедливости».
Сведений о древнейших афинских законах не сохранилось. Знаменитый судебный оратор IV в. до н.э. Демосфен в одной из речей упомянул о законах легендарного правителя Тесея, которые якобы были выбиты на камне. Однако если какие-то изустные постановления в архаический и даже еще додорийский период и существовали, они касались только религиозных вопросов: празднеств, обрядов и т.п.
Первым историческим законодателем Афин был тиран Драконт. Законы Драконта (около 621 года до н.э.) были посвящены главным образом новой организации суда, наказаниям за разные нарушения священного и общественного уклада; в социально-правовом смысле они стремились сдержать распространение имущественного неравенства – и в этом отношении вполне походили на законы первых древневосточных правителей. Законы эти отменили любые привилегии, в том числе родовой знати, в сфере уголовного наказания. Практически за любое преступление, за любую в частности кражу, даже кражу овощей с огорода, Драконт предписал казнить смертью. Предусматривалось наказание за убийство раба. «Когда Драконта спросили, почему он за большую часть преступлений назначил смертную казнь, он, как говорят, отвечал, что мелкие преступления, по его мнению, заслуживают этого наказания, а для крупных он не нашел большего» (Плутарх. Солон. 6). Только за посягательства на неприкосновенность личности мог быть назначен штраф. Преступление было нанесением обиды не только самому потерпевшему, но и всему его роду – поэтому жалобы в суд могли подавать как потерпевшие, так и их родственники. Законы предусматривали возможность примирения преступника с родными убитого или с тем, кому был причинен ущерб; из этой возможности появляется компенсация, устанавливаемая по соглашению сторон (или в скоте, или в деньгах), - весьма своеобразный институт догосударственного афинского права.
По преданию, законы Драконта (за исключением тех, что были посвящены наказаниям за убийства и тяжкие преступления) были отменены Солоном в начале VI в. до н.э., которые сам, в свою очередь, составил новое обширное законодательство, посвященное уже очень многим вопросам жизни афинского общества.
Законы Солона (после 594 года до н.э.), по-видимому, были записью не только обычного права и религиозных постановлений, но и перенесением в Афины некоторых законов других греческих полисов и даже Египта. Законы были выбиты на деревянных досках (числом не менее 16-ти) и выставлены в пританее. По указанию законодателя, следовать им афиняне должны были не менее ста лет (к IV в. до н.э. по крайней мере уважительное отношение к этим законам еще сохранялось).
Предметом особого внимания Солонова законодательства было охранение семьи, и в связи с этим существенно выправилось положение женщин в полисе. Запрещалось продавать из семьи дочерей и сестер, если только они не совершали нарушений против морали и семейных устоев. Брак должен служить продолжению рода, деторождению, а не удовлетворению корыстных или иных недостойных стремлений. Поэтому вводились возрастные ограничения, особенно в тех случаях, когда женщины, воспользовавшись условным браком, стремились выйти из-под власти своих сыновей. Запрещалось приносить мужу большое приданое (кроме личных вещей). Чтобы не заключались мнимые и фиктивные браки с дочерьми богатых родов только ради обогащения (по наследству), вводилось требование, обязывающее мужа «богатой сироты» к сожительству с нею. Причем если формальный супруг отказывался это делать или был не способен к сожительству, то и женщине разрешалось взять официального сожителя из числа родственников супруга.
Сохранение общественной морали и спокойствия было, пожалуй, вторым по важности предметом законов Солона. Запрещалось дурно говорить об умершем, равно как и порочить живого – впредь это рассматривалось как оскорбление личной чести и наказывалось штрафами (в пользу как семьи потерпевшего, так и казны). Вводились ограничения на излишние роскошества и вообще проявления всякой нарочитости, нескромности (например, излишние причитания женщин на похоронах – обычай, видимо, перешедший из Египта и крито-микенской культуры). Прелюбодеяние в семье рассматривалось как преступление: мужу дозволялось убить застигнутого любовника жены. Однако как общественный институт гетеризм не преследовался, запрещалось только профессиональное сводничество. Тяжелый штраф полагался за изнасилование женщины, которое рассматривалось также как покушение не на личность, а на общественную мораль.
Законы содержали постановления, регулировавшие имущественные отношения в рамках соседского права. Были установлены взаимные обязательства сажать деревья на определенном расстоянии, чтобы они не мешали друг другу. При копании ям, канав следовало отступать от соседнего владения на достаточное расстояние. Пчельники одного хозяина от других должны были быть удалены не менее чем на 300 футов. Чтобы предотвратить взаимные обманы и споры граждан, законом устанавливались предельные цены на жертвенных животных (также сходно с древневосточными законами). Урегулировался порядок претензий в случае нападения домашних животных на человека.
Солон впервые ввел в афинское право возможность завещания на свое имущество, «сделал имущество действительной собственностью владельца». Однако это право было и существенно ограничено требованиями не быть под влиянием болезни, в удрученном состоянии или под воздействием женщин. Здесь, в частности, выразилась та особенность древнего правового мировоззрения, согласно которой нет особой разницы между убеждением, вредным по последствиям, и нарочитым обманом или принуждением: главное – реальный вред для человека и семьи.

8. Закон и право

Особенности содержания афинских законов, их сосредоточенность на своего рода общинно-полисных ценностях имели своим основанием особое, неполитическое общее понимание Закона и Права. Закон служит не государственной власти, а выражает нравственно-обязательный порядок – в этом его содержание, в этом и предназначение.
Право могло быть двух родов, согласно общегреческому представлению. Как широкое понятие – Themis – это воплощение воли богов; оно именно присутствует в природе, пронизывает собою угодный богам общественный порядок. Такому понятию должны соответствовать между собою отношения между народами, между разными слоями населения в полисе, отношения между властвующими и подвластными, отношения в роде и семье. Как более конкретное понятие – Dike – это и собственно юридическая норма, и вместе с тем моральное предписание о добродетели. Чисто юридического представления о законах, о праве в Древних Афинах не существовало: право и законы одновременно обозначали и справедливость с точки зрения религиозной и полисной морали.
Юридическое предписание, закон – только приложение требований всемирного порядка. Выражены эти предписания могут быть в нескольких видах. Первый – ретра – взаимное обещание, например, законодателя и народа, двух родов по отношению друг к другу, двух народов; этот закон имеет фундаментальное значение и не может быть ни отменен, ни переменен. Второй – themos – глобальное правило, установление какого-то определенного свойства (о браке, государстве, о значении какого-то лица); такой смысл имели большинство конкретных предписаний, установленных Драконтом или Солоном. Третий – псефисма – индивидуальное решение, клятва, законодательный акт, принятый органами полисного народовластия. Главная задача этого вида – регламентация деятельности магистратов, чтобы они не нарушали прав граждан. Однако преклонения перед законами, безусловного предпочтения их другим формам права в греческом правосознании не было: закон – только один из путей к наилучшему порядку и не всегда самый совершенный: «И только вследствие того обстоятельства, что решение одних вопросов может быть подведено под законы, а других не может, приходится недоумевать и исследовать, что предпочтительнее: господство ли наилучшего закона или господство наилучшего мужа, - так как вопросы, обычно требующие обсуждения, не могут быть заранее решены законом». (Аристотель. Политика. III.XI.8).


Заключение

Выступать в народном собрании и вносить проекты новых законов формально мог каждый участник. Законопроекты предварительно вывешивались для всеобщего обозрения и поступали на обсуждение народного собрания после их рассмотрения в булэ, который по каждому законопроекту давал заключение. Голосование по законопроекту производилось поднятием руки. Кроме того, председатель народного собрания мог не ставить на голосование те предложения, которые, с его точки зрения, являлись незаконными.
Важным средством, использовавшимся в целях обеспечения стабильности законодательства, было право любого участника собрания, сославшись на незаконность предложенного законопроекта, потребовать снятия его с обсуждения или голосования под угрозой привлечения автора к суду.
Принятый народным собранием законопроект становится законом только в том случае, если он не отвергается затем гелиэей.

Таким образом, законодательный процесс Древних Афинах имел следующие стадии:
1) внесение законопроекта в народное собрание в порядке законодательной инициативы, которой обладал каждый полноправный гражданин;
2) предварительное рассмотрение законопроекта в совете булэ и дача по нему заключения для народного собрания;
3) принятие законопроекта народным собранием;
4) принятый законопроект мог быть отвергнут гелиэей.



Литература:

1. История государства и права зарубежных стран. Часть 1. Учебник для вузов. 2-е изд. Под ред. проф. Крашенинниковой Н.А. и проф. Жидкова О.А. – М, 1999. – 624 с.
2. Всеобщая история государства и права: Учебник в 2 т. Издание второе. Под ред. Омельченко О.А.. Т.1 – М, 1999. – 528 с.
3. Всеобщая история государства и права: Учебник / Под ред. проф. К.И. Батыра. – М, 1999. – 456 с.
4. История Древней Греции: Учеб./ Под ред. В.И. Кузищина. – 2-ое изд. – М, 1996.- 399с.
5. Историки античности. В 2 т./Сост. М.Томашевская. Т.1. Древняя Греция. М, 1989
6. История древнего мира. Под ред. И.М. Дьяконова, В.Д. Нероновой, И.С. Свеницкой. 3-е изд. М, 1989. Т.1-3.
7. Лурье С.Я. История Греции. Под ред. Э.Д. Фролова, Спб, 1993
8. История политических и правовых учений. Древний мир. Под ред. В.С. Нерсесянца. М, 1985.

Комментируем публикацию: Полисный этап развития Древней Греции


Публикатор (): Ярослав

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО БЕЛАРУСИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.