Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности (право Республики Беларусь)

Актуальные публикации по белорусскому праву.

NEW ПРАВО БЕЛАРУСИ


ПРАВО БЕЛАРУСИ: новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПРАВО БЕЛАРУСИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности (право Республики Беларусь). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2004-09-23

АВТОР: Лукашов Алексей

ИСТОЧНИК: журнал "ЮСТИЦИЯ БЕЛАРУСИ" [узнать больше о журнале]


Алексей ЛУКАШОВ,
кандидат юридических наук, доцент


В соответствии с доктриной уголовного права и нормами Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее - УК) освобождение от уголовной ответственности - это отказ государства от осуждения от имени Республики Беларусь лица, совершившего преступление, и применения к нему мер уголовной ответственности ввиду наличия оснований, предусмотренных уголовным законом. К числу таких оснований относятся: отпадение общественной опасности преступления, а также наличие иных, предусмотренных уголовным законом обстоятельств, в том числе связанных с созданием благоприятных условий для обеспечения выполнения государством функции противодействия преступности.

Среди других видов освобождения от уголовной ответственности освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием впервые предусмотрено в Общей части УК в ст. 88. Понятие "деятельное раскаяние" не определено в законе. Однако из содержания ст. 88 УК следует, что деятельное раскаяние - это активное поведение лица после совершения им преступления. Такое поведение характеризуется добровольным сообщением этим лицом о совершенном преступлении, оказанием помощи органам уголовного преследования в его раскрытии и совершением действий по предотвращению или возмещению (заглаживанию) вреда, причиненного этим преступлением.

В УК 1960 года этот вид освобождения от уголовной ответственности предусматривался в ряде статей либо примечаниям к ним в Особенной части УК. Сохраняя традиции белорусского советского уголовного законодательства, УК 1999 года в Особенной части формулирует основания и условия освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием лица, совершившего преступление, либо в связи с другими обстоятельствами. Соответствующие нормы об освобождении от уголовной ответственности содержатся в примечаниях к ч. 5 гл. 24, а также к 12 статьям Особенной части УК (см., например, примечания к стст. 235, 291, 295, 357 и др.). В сравнении с УК 1960 года число таких норм возросло почти вдвое. При этом нормы об освобождении от уголовной ответственности, имеющиеся в Особенной части, сопряжены с нормами Общей части, изложенными в уже упоминавшейся ст. 88 УК.

В части 1 ст. 88 УК говорится о том, что лицо может быть освобождено от уголовной ответственности при одновременном наличии следующих условий:

1) совершенное им преступление относится к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности;

2) это преступление совершено впервые;

3) после совершения этого преступления лицо:

3.1) добровольно явилось с повинной;

3.2) активно способствовало раскрытию преступления;

3.3) возместило причиненный ущерб или иным образом загладило нанесенный преступлением вред.

Часть 2 ст. 88 УК указывает на то, что лицо освобождается от уголовной ответственности также в случаях, специально предусмотренных статьей Особенной части УК, то есть в указанных выше примечаниях к этим статьям и, добавим, также к ее главам. При этом такое освобождение допускается только при одновременном наличии двух условий:

1) совершенное преступление относится к категории менее тяжкого, тяжкого или особо тяжкого;

2) должны иметься в совокупности все перечисленные ранее условия, за исключением первого, предусмотренные в ч. 1 ст. 88 УК.

Первое из указанных двух условий освобождения от уголовной ответственности, в соответствии с которым преступление должно относиться к категории менее тяжкого, тяжкого или особо тяжкого, - по сути, требование, которое предъявляется к законодателю. Предусматривая освобождение от уголовной ответственности в примечании к статье Особенной части УК или к ее главе, законодатель не вправе игнорировать это требование. Введение такого примечания допустимо только в случае, когда преступление относится к категории менее тяжкого, тяжкого или особо тяжкого. Это предписание нормы ч. 2 ст. 88 УК выдержано законодателем в полном объеме в ч. 5 примечаний к гл. 24, в примечаниях к стст. 235, 287, 289, 291, 328, 358, 431 УК. В них делается ссылка на преступления, относящиеся к категории менее тяжких, тяжких или особо тяжких. В примечаниях к стст. 295, 296, 297, 401 и 432 УК содержится общее указание относительно освобождения от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных этими статьями. Однако такое предписание не отвечает требованиям ч. 1 ст. 88 УК, ибо в ч. 1 ст. 295, чч. 1 и 2 стст. 296 и 297, ч. 1 стст. 401 и 432 УК говорится о преступлениях, не представляющих большой общественной опасности. Освобождение от уголовной ответственности при совершении этих преступлений должно осуществляться в соответствии с предписаниями нормы Общей части УК, а именно: ч. 1 ст. 88 УК. С учетом изложенного имеются основания для соответствующей корректировки примечаний к указанным статьям Особенной части УК.

Очевидно, что предписания ст. 88 УК как нормы Общей части подлежат реализации без каких-либо изъятий при формулировании примечаний к статьям Особенной части УК, содержащим положения об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Сказанное вытекает из предписаний ст. 29 Закона от 10 января 2000 г. "О нормативных правовых актах Республики Беларусь", в соответствии с которой Общая часть кодифицированного нормативного правового акта должна содержать "исходные нормативные положения, которые характеризуются высокой степенью обобщенности, стабильности и закладывают правовую основу использования (применения) норм Особенной части"1. С другой стороны, освобождение от уголовной ответственности вне зависимости от того, в Общей или Особенной части УК оно предусмотрено, должно иметь в основе некие общие подходы, позволяющие соблюсти принципы равенства и справедливости. Как представляется, законодателю не удалось должным образом соблюсти это правило. Так, в соответствии с примечаниями к статьям Особенной части УК лицо, совершившее менее тяжкое, тяжкое или особо тяжкое преступление, безусловно освобождается от уголовной ответственности, тогда как лицо, совершившее преступление, не представляющее большой общественной опасности, освобождается от уголовной ответственности по усмотрению органа, ведущего уголовный процесс. Такой вывод следует из предписания нормы, содержащейся в ч. 1 ст. 88 УК. В ней говорится о том, что лицо может быть освобождено от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием при наличии обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 88 УК.

Думается, что установление в законе разных условий освобождения от уголовной ответственности за преступления, не представляющие большой общественной опасности (менее льготные условия), и преступления, относящиеся к категории менее тяжких, тяжких и особо тяжких (более льготные условия), не в полной мере согласуется с принципом равенства граждан перед законом, закрепленным в ст. 22 Конституции республики и ч. 3 ст. 3 УК. Едва ли такое законодательное решение можно признать справедливым. Безусловное освобождение от уголовной ответственности за совершение менее тяжких, тяжких и особо тяжких преступлений при обстоятельствах, указанных в законе, не вызывает возражений. В интересах эффективного противодействия преступности, обеспечения других интересов, более значимых для защиты прав человека, общества и государства в сравнении с обязанностью привлечь виновного к уголовной ответственности, законодатель вправе предусмотреть для достижения этих целей его освобождение от уголовной ответственности. Однако передача законодателем на усмотрение суда решения вопроса об освобождении от уголовной ответственности за совершение преступлений, не представляющих большой общественной опасности, в связи с деятельным раскаянием вряд ли встретит поддержку.

На наш взгляд, установление правила об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в зависимости от усмотрения суда не согласуется с целями уголовной ответственности, предусмотренными законом. Согласно ч. 3 ст. 44 УК "уголовная ответственность призвана способствовать восстановлению социальной справедливости". Правомерна в этой связи постановка следующих вопросов. Разве лицо, добровольно явившееся с повинной, активно способствовавшее раскрытию преступления, возместившее причиненный ущерб или иным образом загладившее нанесенный преступлением вред, не восстановило социальную справедливость? Разве такое деятельное раскаяние лица не свидетельствует о достижении целей уголовной ответственности, закрепленных в чч. 2 и 3 ст. 44 УК, еще до того, как она (уголовная ответственность) применена? Полагаем, что ответ на эти вопросы может быть только один. Он сводится к тому, что ситуация деятельного раскаяния в том виде, как она предусмотрена в настоящее время в ч. 1 ст. 88 и примечаниях к соответствующим статьям Особенной части УК, однозначно указывает на отсутствие оснований для уголовной ответственности. Поэтому суд, имея доказательства, свидетельствующие о деятельном раскаянии лица, впервые совершившего преступление, не представляющее большой общественной опасности, не может, как ныне предусмотрено в законе, а обязан освободить его от уголовной ответственности. Для приведения ч. 1 ст. 88 УК в соответствие со ст. 44 УК соответствующей корректировке следует подвергнуть как ч. 1 ст. 88 УК, так и ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее - УПК), определяющих процессуальные аспекты принятия такого судебного решения. Категория уголовной ответственности, впервые в законодательном порядке нашедшая отражение в УК 1999 года, является краеугольным камнем этого Кодекса2. Поэтому иные нормы УК и следующие им нормы УПК, не согласующиеся с предписаниями ст. 44 УК, должны быть изменены.

Заметим в этой связи, что подход, в соответствии с которым лицо, впервые совершившее преступление и деятельно раскаявшееся, подлежит безусловному освобождению от уголовной ответственности, нашел закрепление в новейшем уголовном законодательстве некоторых постсоветских государств. Так, например, правило о безусловном освобождении от уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести (преступление, не представляющее большой общественной опасности, если пользоваться белорусской классификацией преступлений) в связи с деятельным раскаянием зафиксировано как в Общей части УК Украины 2001 года (см. ст. 45), так и в статьях Особенной части УК (см., например, ч. 4 ст. 212)3.

Второе из указанных выше двух условий освобождения в соответствии с положениями норм Особенной части УК от уголовной ответственности за преступления, относящиеся к категории менее тяжких, тяжких или особо тяжких, состоит в том, что при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности также подлежат обязательному учету все перечисленные ранее условия, предусмотренные в ч. 1 ст. 88 УК. Другими словами, для освобождения от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным в примечаниях к статьям Особенной части УК и касающимся лишь отдельных, но не всех элементов, относящихся к деятельному раскаянию, наличия только этих элементов недостаточно. Согласно ч. 1 ст. 88 УК в таких случаях необходимо также наличие в совокупности указанных условий.

Например, для освобождения от уголовной ответственности за дачу взятки в соответствии с примечанием к ст. 431 УК недостаточно только добровольно сделанного взяткодателем заявления о даче взятки, о котором говорится в этом примечании. На это обстоятельство обратил внимание Конституционный Суд республики в Заключении от 28 ноября 2001 г. №З-132/2001 "О соответствии Конституции положений пунктов 20 и 21 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 10 апреля 1992 г. №1 "О судебной практике по делам о взяточничестве", указав, что освобождение от уголовной ответственности в случаях, специально предусмотренных статьей Особенной части УК, допускается только при наличии условий, указанных в ч. 1 ст. 88 УК, то есть при совершении преступления впервые, добровольной явке лица с повинной, активном способствовании раскрытию преступления, возмещении ущерба или иным образом заглаживании нанесенного преступлением вреда. В этой связи Конституционный Суд отметил, что поскольку при даче взятки не причиняется материальный ущерб, который следует возместить, и не наносится фактический вред, подлежащий заглаживанию, уголовный закон позволяет освободить лицо, давшее взятку, от уголовной ответственности лишь при его добровольном заявлении о содеянном, что предполагает и активное способствование этим лицом раскрытию преступления4.

Уголовно-процессуальное законодательство республики не предоставляет органам уголовного преследования права прекращения уголовного дела с освобождением от уголовной ответственности ввиду деятельного раскаяния лица, совершившего преступление (см. ст. 250 УПК). В соответствии с ч. 1 ст. 30 и ч. 2 ст. 303 УПК только суд вправе прекратить производство по уголовному делу и освободить лицо, совершившее преступление, от уголовной ответственности при установлении предусмотренных ст. 88 УК обстоятельств, свидетельствующих о деятельном раскаянии этого лица.

Законодательное решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием только судом, но не органом уголовного преследования, предусмотренное в УПК, основывается на норме ст. 26 Конституции республики. Согласно этой статьи "никто не может быть признан виновным в преступлении, если его вина не будет в предусмотренном законом порядке доказана и установлена вступившим в законную силу приговором суда". От уголовной ответственности освобождается лицо, совершившее преступление. Следовательно, его вина в совершении преступления должна быть установлена судом, суд обязан признать лицо виновным в его совершении. Лишь с этого момента лицо, признанное виновным в совершении преступления, подлежит освобождению от уголовной ответственности.

Такое конституционное установление согласуется с нормами международно-правовых актов, в том числе являющихся международными договорами Республики Беларусь. Так, в частности, в соответствии со ст. 11 Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. "каждый человек, обвиняемый в совершении преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена законным порядком путем гласного судебного разбирательства, при котором ему обеспечиваются все возможности для защиты". Согласно же ст. 14 Международного пакта о гражданских и политиче- ских правах от 16 декабря 1966 г. "каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока виновность его не будет доказана согласно закону"5. Указанные нормы являются общепризнанными принципами международного права, и в силу ст. 8 Конституции Республика Беларусь признает их приоритет и обеспечивает соответствие им своего национального законодательства.

Согласно ч. 1 ст. 44 УК "уголовная ответственность выражается в осуждении от имени Республики Беларусь по приговору суда лица, совершившего преступление, и применении на основе осуждения наказания либо иных мер уголовной ответственности в соответствии с настоящим Кодексом". Из этого указания закона следует, что в содержание уголовной ответственности включается в качестве обязательной ее составляющей осуждение от имени Республики Беларусь по обвинительному приговору суда лица, совершившего преступление. Без осуждения, то есть без вынесения обвинительного приговора уголовной ответственности нет и быть не может. На это обстоятельство обоснованно обращают внимание российские и украинские криминалисты, характеризующие соответствующие нормы УК России и Украины6. Об этом же говорит и норма ст. 26 Конституции, в которой признание лица виновным в совершении преступления увязывается с постановлением суда обвинительного приговора и вступлением этого приговора в законную силу.

Сопоставление этой конституционной нормы с нормой ч. 1 ст. 44 УК позволяет утверждать, что в Основном Законе государства решается только один, наиболее традиционный для уголовного закона вопрос о признании виновным лица, совершившего преступление, в связи с привлечением его к уголовной ответственности. Другой вопрос, а именно: о признании виновным лица, совершившего преступление, и об его освобождении от уголовной ответственности, в Конституции остался вне решения. Однако общий принцип признания лица виновным в совершении преступления только судом, а не каким-либо иным органом, в том числе органом уголовного преследования, в этой конституционной норме отражен. Вывод, который следует из сказанного, заключается в том, что решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности по конкретному уголовному делу относится к компетенции суда и только суда. Такой вопрос не может решаться в обвинительном приговоре суда, поскольку наличие такого приговора указывает на наступление уголовной ответственности (состоялось осуждение от имени государства лица, признанного виновным в совершении преступления). Не должен этот вопрос решаться и в оправдательном приговоре суда, ибо при освобождении от уголовной ответственности лицо признается виновным в совершении преступления. Следовательно, освобождение от уголовной ответственности должно производиться на основании самостоятельного, отдельного определения (постановления) суда, выносимого в совещательной комнате. Такая процедура предусмотрена в ч. 2 ст. 305 УПК. В настоящее время она применима только к ситуациям освобождения от уголовной ответственности, описанным в пп. 3-10 ч. 1 ст. 29, ст. 30 и ч. 7 ст. 293 УПК. Ее следует распространить на все случаи освобождения от уголовной ответственности, предусмотренные в уголовном законе.

Практика деятельности органов уголовного преследования республики свидетельствует о повсеместном нарушении ими запрета на прекращение производства по уголовному делу в стадии предварительного расследования и освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием. Они продолжают руководствоваться в своей деятельности недействующей с 1 января 2001 г. нормой п. 3 ч. 1 ст. 208 УПК 1960 года (в ред. Законов от 17 мая и 31 декабря 1997 г.), предоставлявшей им право на прекращение уголовных дел и освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, предусмотренным в статьях Особенной части УК 1960 года.

Прекращая производство по уголовному делу и освобождая от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием, органы уголовного преследования также повсеместно нарушают недвусмысленное указание уголовного закона о необходимости наличия при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не только добровольного сообщения виновным о совершенном им преступлении, но и иных условий, предусмотренных в ч. 1 ст. 88 УК. Так, например, изучение уголовных дел о незаконном обороте наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров (ст. 328 УК), проведенное во второй половине 2001 года Прокуратурой республики, показало, что в большинстве случаев решение о прекращении производства по уголовному делу этой категории принималось только и исключительно в связи с добровольной сдачей виновным органу власти наркотических средств, психотропных веществ или прекурсоров. Между тем в соответствии со ст. 88 и примечанием к ст. 328 УК наряду с добровольной сдачей обязательными условиями для освобождения лица от уголовной ответственности за данное преступление служат также активное способствование раскрытию или пресечению преступления, связанного с незаконным оборотом этих средств, веществ, изобличению лиц, их совершивших, обнаружению имущества, добытого преступным путем. Более года прошло со дня введения в действие новых УК и УПК. Более года игнорирование органами уголовного преследования предписаний уголовного и уголовно-процессуального законов, регламентирующих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности, и применение ими недействующих норм УК и УПК 1960 года требуют принятия незамедлительных мер, направленных на неукоснительное соблюдение в правоприменительной деятельности принципа законности, закрепленного в ст. 3 УК и ст. 8 УПК.

Изложенное выше относительно применения ст. 88 УК при решении вопроса об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием не распространяется, однако, на случаи освобождения от уголовной ответственности, не связанные с деятельным раскаянием, а имеющие место в силу иных обстоятельств, указанных в законе. Так, например, в примечании к ст. 431 УК предусматривается освобождение от уголовной ответственности как в связи с добровольным заявлением лица о даче взятки, являющимся деятельным раскаянием, так и в связи с тем, что в отношении его имело место вымогательство взятки, что не имеет отношения к деятельному раскаянию. В подобной ситуации предписания ст. 88 УК не имеют значения при решении вопроса об освобождении лица от уголовной ответственности.

Точно так же ст. 88 УК не применима к случаям освобождения от уголовной ответственности, предусмотренным в ч. 4 примечаний к гл. 37 (воинские преступления). Военнослужащие, проходящие службу в Вооруженных Силах Республики Беларусь, других войсках и воинских формированиях Республики Беларусь, а также военнообязанные во время прохождения сборов могут быть освобождены от уголовной ответственности лишь за преступления, предусмотренные гл. 37 УК, не представляющие большой общественной опасности (ч. 1 ст. 438, ч. 1 ст. 439, стст. 442 и 444, ч. 1 ст. 445, ч. 1 ст. 450, ч. 1 ст. 451, ст. 452, ч. 1 ст. 453, ст. 454, ч. 1 ст. 455, ч. 1 ст. 458, стст. 460 и 462 и ч. 1 ст. 464), и только при наличии смягчающих обстоятельств (см. ст. 63 УК). Конечно, среди таких обстоятельств, смягчающих ответственность, могут значиться и обстоятельства, указывающие на деятельное раскаяние, но такие обстоятельства отнюдь не исчерпывают объем понятия смягчающих обстоятельств.

Наконец, следует сказать о неприменении предписаний ст. 88 УК и к случаям освобождения от уголовной ответственности военнослужащих и военнообязанных в силу примечания к ст. 445 УК. Такое освобождение может иметь место при условии совершения ими впервые деяний, предусмотренных чч. 1-3 ст. 445 и ч. 1 ст. 446 УК, относящихся как к категории преступлений, не представляющих большой общественной опасности, так и менее тяжких преступлений. Вторым условием освобождения их от уголовной ответственности является стечение тяжелых обстоятельств (личных, семейных и иных), которое в силу п. 6 ч. 1 ст. 63 УК относится к числу обстоятельств, смягчающих ответственность.

Таким образом, можно констатировать, что новый УК республики лишь отчасти решил в Общей части вопросы освобождения от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным в примечаниях к статьям Особенной части УК, забыв при этом упомянуть о примечаниях к главам Особенной части УК. Выделив в качестве отдельной гл. 12 "Освобождение от уголовной ответственности и наказания", законодатель должен был оговорить в ней общие требования, которые предъявляются ко всем случаям освобождения от уголовной ответственности в силу примечаний к статьям и главам Особенной части УК. Этот вопрос решен в ч. 2 ст. 88 УК только применительно к ситуациям, связанным с деятельным раскаянием. Думается, что указанный пробел мог бы быть устранен посредством введения в УК ст. 881, которую следует назвать "Освобождение от уголовной ответственности в связи с обстоятельствами, предусмотренными статьями Особенной части настоящего Кодекса". С учетом предмета правового регулирования в эту статью в качестве ее первой части следовало бы переместить ч. 2 ст. 88 УК.

Освобождение от уголовной ответственности всегда связано с признанием совершенного лицом деяния преступлением, а самого его - виновным в совершении этого преступления. Ввиду этого представляется необходимым дополнить ст. 82 УК (общие положения об освобождении от уголовной ответственности и наказания) частью второй следующего содержания: "Освобождение от уголовной ответственности и наказания в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, осуществляется исключительно судом. Порядок освобождения от уголовной ответственности и наказания устанавливается уголовно-процессуальным законодательством". Предлагаемое решение вытекает из приведенных выше международных и конституционной норм, имеет аналоги в современном уголовном законодательстве некоторых постсоветских государств (см., например, ч. 2 ст. 44 УК Украины 2001 года). Введение указанной нормы в ст. 88 УК ликвидирует имеющийся в настоящее время в законодательстве республики пробел, поскольку в нем не оговорено, кто уполномочен на принятие решения об освобождении от уголовной ответственности в случае вымогательства взятки (см. примечание к ст. 431 УК) и некоторых других случаях, не связанных с деятельным раскаянием. Появление такой нормы в ст. 88 УК обяжет законодателя предусмотреть всеобъемлющие процедуры освобождения от уголовной ответственности и наказания для всех предусмотренных в УК обстоятельств освобождения от уголовной ответственности и наказания, а не только для отдельных из них, как это имеет место в настоящее время.


--------------------------------------------------------------------------------

1 Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2000. № 7, 2 /136.

2 Барков А. Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 года. Обзорная статья // Уголовный кодекс Республики Беларусь / Предисловие проф. Б.В. Волженкина. СПб., 2001. С. 41.

3 См.: Голос Украины. 2001. 19 июня. № 107 (2607).

4 Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2001. № 114, 6/308.

5 Права человека: Сб. междунар.-правовых док. / Сост. Щербов В.В. Минск, 1999. С. 2, 17.

6 См., например: Никулин С.И. Освобождение от уголовной ответственности // Российское уголовное право. Общая часть: Учеб. М., 2000. С. 363; Филимонов В. Д. Освобождение от уголовной ответственности и наказания // Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н.Ф.Кузнецовой. М., 1998. С. 163; Баулiн Ю.В. Кримiнальна вiдповiдальнiсть та i пiдстави // Кримiнальне право Украiни: Загальна частина: Пiдручник / За ред. М. И. Бажанова, В.В. Сташиса, В.Я. Тацiя. Киiв; Харкiв, 2001. С. 27.

© Юстиция Беларуси, №4 2002


Новые статьи на library.by:
ПРАВО БЕЛАРУСИ:
Комментируем публикацию: Деятельное раскаяние как основание освобождения от уголовной ответственности (право Республики Беларусь)

()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРАВО БЕЛАРУСИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.