публикация №1304184537, версия для печати

Фактические и юридические ошибки в уголовном праве


Дата публикации: 30 апреля 2011
Автор: Никитенко Ольга Геннадьевна
Публикатор: Никитенко Ольга Геннадьевна (номер депонирования: BY-1304184537)
Рубрика: ПРАВО БЕЛАРУСИ - УГОЛОВНОЕ
Источник: (c) http://library.by



Совершая преступление, виновный не всегда может точно представить себе дальнейший ход событий, причинную связь между деянием и последствием, а также ряд иных обстоятельств.
В то же время принцип индивидуальной ответственности за вину (субъективное вменение) требует оценки не только истинных, но и ошибочных представлений лица о характере совершаемого деяния, о его социальном значении. Возникает необходимость не только дать понятие ошибки, но и определить ее влияние на уголовную ответственность.
Уголовный кодекс Республики Беларусь 1999 года (далее - Уголовный кодекс Республики Беларусь) не содержит специальных норм, регламентирующих подобные ситуации. В то же время уголовное законодательство иных стран включают в себя понятие ошибки.
В частности, статья 122-3 Уголовного кодекса Франции 1992 года (далее - Уголовный кодекс Франции) гласит: «Не подлежит уголовной ответственности лицо, представившее доказательства того, что в силу ошибки относительно права, которой оно не могло избежать, оно полагало, что имеет законное основание совершить действие».
§ 16 Уголовного кодекса Федеральной Республики Германия 1971 года (далее - Уголовный кодекс Федеральной Республики Германия) гласит:
«(1) Кто при совершении деяния не знал об обстоятельстве, которое относится к предусмотренному законом составу преступления, исключает умысел относительно этого преступления.
(2) Кто при совершении преступления ошибочно воспринимает обстоятельства, которые могли бы осуществить состав преступления, предусмотренного более мягким законом, тот может наказываться за умышленно совершение деяния только по более мягкому закону».
Статья 14 Уголовного кодекса Болгарии 1968 года (далее - Уголовный кодекс Болгарии) формулирует данную норму так: «Незнание фактических обстоятельств, которые относятся к составу преступления, исключает умысел относительно этого преступления».
В уголовно-правовой литературе ошибка определяется неодинаково. Л. И. Коптяева, например, понимает ошибку как заблуждение лица относительно юридических и фактических признаков содеянного. П. С. Дагель, В. Ф. Кириченко, Б. С. Утенский, А. А. Пионтковский, М. У. Угрехелидзе под ошибкой понимают неверное, неправильное представление лица о фактических или юридических признаках или свойствах совершаемого деяния и его последствий. Ошибка понимается и как неверная оценка лицом своего поведения.
Теория уголовного права определяет ошибку следующим образом: ошибка – это неправильное представление, т. е. заблуждение лица о действительных юридических и фактических обстоятельствах совершаемого деяния. Следовательно, выделяют фактические и юридические ошибки.
Представляется, что данная тема особенно актуальна для нашей страны в условиях динамичного развития права и юридических наук. Кроме того, законодательное закрепление нормы об ошибке является настоятельной необходимостью, т. к. оно способствовало бы дальнейшему укреплению принципа законности, охране и защите прав и интересов граждан. Ведь сфера действия уголовного права единственная сфера общественных отношений, где возможно столь острое вторжение государства в личную жизнь человека, где любое действие, например, следователя, дознавателя или прокурора (независимо от того, правомерно оно или неправомерно) связано для него с тем, что принято называть моральным ущербом.
К сожалению, уголовное законодательство Республики Беларусь не содержит понятия ошибки, что не может не отразиться в следственно-судебной практике, которая вынуждена прибегать к теории уголовного права, вместо того, чтобы черпать необходимые сведения непосредственно из законодательства.
Таким образом, основной целью данной курсовой работы является дача дефиниции ошибки в уголовном праве, что будет достигнуто через проведение стройной системы классификации, анализирование и разъяснение значения ошибки в теории уголовного права для определения ответственности.

ФАКТИЧЕСКАЯ ОШИБКА (ERROR FACTI)

Понятие фактической ошибки. Виды фактических ошибок

Фактическая ошибка – это неправильное представление, заблуждение лица относительно фактических обстоятельств содеянного, его объективных признаков.
В уголовном праве выделяют следующие виды фактических ошибок:
1. Ошибка относительно объекта посягательства.
Данная ошибка заключается в неправильном представлении лица о том объекте, на который оно посягает.
Например, лицо полагает, что посягает на жизнь работника милиции (статья 362 Уголовного кодекса Республики Беларусь), в то время как оно причинило смерть другому гражданину. Следовательно, содеянное квалифицируется как покушение на преступление (статья 14 Уголовного кодекса Республики Беларусь).
Существуют следующие подвиды данной фактической ошибки:
• Ошибка, которая проявилась в посягательстве на однородный объект.
Например, лицо намеревалось похитить государственное имущество, а совершило кражу частного. При квалификации данное обстоятельство не будет иметь значения, т. к. и государственная, и частная собственность охраняются законом одинаково.
• Ошибка, при которой лицо причинило вред не тому объекту, в отношении которого намеревалось совершить посягательство.
При подобной ошибки содеянное квалифицируется с учетом умысла.
• Ошибка, проявившаяся в том, что при посягательстве на один объект, виновный причинил вред нескольким.
Например, гражданин П. решил отравить гражданина Д., подсыпав ему яд в пищу. В результате погибает и гражданин Д., и гражданин В., которого угостил гражданин Д.
• Ошибка, при которой лицо намеревалось причинить вред нескольким объектам, но по причинам от него независящим, причинил вред только одному.
Например, лицо имело намерение путем поджога уничтожить имущество и документы государственного учреждения. Но в огне погибли только документы .
2. Ошибка в предмете посягательства.
Данная ошибка заключается в заблуждении лица относительно характеристик предметов в рамках общественных отношений, на которые лицо посягало.
К данному виду фактической ошибки относят посягательство на отсутствующий предмет и заблуждение относительно качества предмета (посягательство на «негодный» предмет/объект, т. е. фактически отсутствующий).
Например, гражданка К. похитила пропуск, полагая, что это кошелек с деньгами.
Выделяют ошибку в размере предмета, которая может быть двоякой:
а) количественные характеристики предмета оказались большими, чем предполагал виновный;
б) эти характеристики оказались меньшими, чем предполагал виновный. Данная ошибка чаще всего встречается при хищениях.
Например, по делу С. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР указала, что содеянное С. является покушением на хищение в особо крупном размере в соответствии с направленностью умысла.
3. Ошибка в личности потерпевшего.
Данная ошибка заключается в том, что виновный, заблуждаясь, причиняет вред другому лицу, принимая его за выбранную жертву.
Например, преступник стреляет с целью убийства в спящего человека (потерпевшего), который уже является мертвым (в действительности потерпевший отсутствует). Можно отметить, квалификация содеянного в данной ситуации сходна с квалификацией при посягательстве на отсутствующий предмет (ошибка в предмете посягательства.)
4. Ошибка в средствах совершения преступления.
Имеет место, если лицо использует иные, не запланированные средства.
Выделяют следующие виды данной ошибки:
а) Лицо ошибочно использует иное средство, но не менее пригодное для совершения преступления.
Например, желая обезобразить лицо гражданки А., гражданин Р. вместо серной использовал соляную кислоту.
б) Для совершения преступления используется средство, сила которого ошибочно занижена.
Например, лицо выстрелило в похитителя яблок, полагая, что ружье заряжено солью, в то время как оно было заряжено картечью.
в) Виновный уверен, что использует средство, пригодное для совершения преступления, которое не вызвало желаемого общественно опасного результата.
Например, лицо с целью отравления подсыпает в пищу яд, который оказался безвредным порошком.
5. Ошибка в причинной связи.
Данная ошибка означает неправильное представление лица о причинной связи между содеянным и последствиями, т. е. виновный неверно оценивает промежуточные звенья процесса, связывающего деяние с ожидаемым последствием. Это вовсе не означает, что виновный должен сознавать все детали и особенности развития причинной связи.
Выделяют следующие виды данной ошибки:
а) Лицо сознает общественно опасный характер своего деяния и предвидит преступные последствия, но ошибается относительно течения причинной связи и тех факторов, которые должны привести к наступлению результата.
Например, преступник наносит два удара молотком по голове потерпевшему (что вызвало смерть) и, не догадываясь об этом, вешает труп.
При втором варианте последствия не наступают вообще или фактический результат менее тяжкий, чем предвидимый.
Например, лицо выстрелило в грудь потерпевшему, но пуля не пробила бронежилета, и тяжкие последствия не наступили.
б) Ошибка в развитии причинной связи.
Данная ошибка является существенной, когда результат, предвидимый лицом, не совпадает с последствиями, которые фактически наступили. Например, фактические последствия оказались более тяжкими, чем предвиделось. Эта ошибка исключает умысел.
6. Ошибка в квалифицирующих признаках преступления .
Данная ошибка заключается в том, что лицо заблуждается относительно отсутствия квалифицирующего обстоятельства, полагая, что оно совершает преступление без квалифицирующих обстоятельств, и фактически имеющиеся признаки не охватываются сознанием виновного.
Например, гражданин А. склоняет гражданина Р. к употреблению наркотиков, не зная о том, что гражданин Р. является несовершеннолетним.
Данная разновидность фактической ошибки может проявиться в неверном представлении лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, тогда как фактически они отсутствуют.
Например, лицо считало, что совершает убийство беременной женщины, в то время как женщина не была беременной.
В соответствии с частью 2 пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда № 9 данное деяние квалифицируется по части 1 статьи 14 и пункту 3 части 2 статьи 139 Уголовного Кодекса республики Беларусь.
7. Отклонение от действия.
Например, гражданин Г. с целью защиты стреляет в нападающего гражданина З. из ружья, но ранит гражданку Е., внезапно появившуюся из-за угла дома.
Раздел 1.2. Влияние фактических ошибок на форму вины и уголовную ответственность
С учетом влияния на уголовную ответственность выделяют два вида фактических ошибок:
• фактические ошибки, имеющие юридическое значение;
• фактические ошибки, не имеющие юридическое значение.
К фактическим ошибкам, имеющим юридическое значение, относятся ошибки, касающиеся конститутивных признаков состава преступления. Подобные ошибки влияют на решение вопроса о привлечении к уголовной ответственности или об освобождении от нее, а также на квалификацию содеянного.
Не имеют юридического значения ошибки относительно обстоятельств, не являющихся признаками состава преступления. Такие ошибки не освобождают от ответственности и не изменяют квалификацию содеянного.
Имеющие юридическое значение ошибки могут быть:
• извинительные (добросовестное заблуждение);
лицо не осознавало своего заблуждения и по обстоятельствам дела не должно было или не могло осознавать его (случай, статья 26 Уголовного кодекса Республики Беларусь).
• неизвинительные;
лицо не осознавало своего заблуждения, но обстоятельствам дела должно было или могло осознавать его (небрежность).
Можно отметить, что Н. С. Таганцев возражал против данной квалификации ошибок, обосновывая это тем, что в случае неизвинительной ошибки устраняется умысел, а если ошибка извинительна – то вменение.
В отношении фактических ошибок действует следующее правило: лицо несет уголовную ответственность только при наличии вины.
Влияние ошибки на квалификацию деяния зависит от того, в наличии или отсутствии признаков состава ошибалось лицо, т. е.
а) считало, что существуют признаки, которых нет в действительности (содеянное квалифицируется в соответствии с направленностью и содержанием умысла);
б) лицо считало, что не существует признаков, которые были в наличии (данное положение не затрагивает наказуемость неосторожного преступления, если ошибка была неизвинительной).
Выделяют основные правила квалификации ошибок:
1. Ошибочное предположение об отсутствии признаков состава умышленного преступления исключает ответственность за умышленное преступление.
2. При ошибочном предположении о наличии признаков состава умышленного преступления ответственность наступает за покушение на умышленное преступление в соответствии с направленностью умысла.
3. При ошибочном предположении о наличии квалифицирующих признаков состава преступления ответственность наступает за покушение на преступление с квалифицирующим составом.
4. При ошибочном предположении об отсутствии квалифицирующих признаков состава преступления, вменяемых при умышленном к ним отношении, ответственность за преступление с квалифицированным составом исключается.
5. При ошибочном предположении о наличии привилегированных признаков состава преступления ответственность наступает за преступление с привилегированным составом.
6. Ошибка в отношении признаков состава преступления, вменяемых в вину при неосторожном к ним отношении, исключает ответственность только в том случае, когда ошибка была извинительной.
В зависимости от вида фактической ошибка ответственность за преступное деяние будет следующая:
1. Ошибка относительно объекта посягательства.
Ответственность определяется в соответствии с направленностью умысла. В целом, данная ошибка не меняет форму вины, а определяет ее содержание.
2. Ошибка в предмете посягательства.
Содеянное квалифицируется как покушение на совершение преступления.
Например, если лицо желало завладеть меньшим количеством имущества (определенный умысел), а изъяло больше намеченного и обнаружило это после окончания преступления, то ответственность наступает за умышленное преступление в границах того размера, который охватывался умыслом виновного. Если лицо желало похитить больше, но по причинам от него не зависящим, завладело меньшим количеством, ответственность наступает за покушение на причинение большего вреда с учетом направленности умысла.
3. Ошибка в личности потерпевшего.
Данная ошибка не влияет на форму вины и на квалификацию содеянного, если потерпевший не является обязательным признаком конкретного вида преступления.
Например, по делу С., осужденного за изнасилование несовершеннолетней, Пленум Верховного Суда СССР признал квалификацию данного преступления неверной и указал, что виновный не должен был и не мог знать, что потерпевшая была несовершеннолетней: С. было известно, что потерпевшая была замужем и прервала беременность, тем более, что манера поведения и стиль одежды не свидетельствовали о ней, как о несовершеннолетней.
4. Ошибка в средствах совершения преступления.
Как правило, данная ошибка не имеет значения (например, не существенно, чем был убит потерпевший: кинжалом или кухонным ножом).
Например, если же лицо ошибочно использует поваренную соль вместо яда, то в данном случае лицо будет отвечать за неоконченную преступную деятельность (приготовление или покушение на убийство); если лицо в силу своего невежества выбирает в качестве средства совершения преступления наговоры, заговоры, гадания и т. п., что по сути является обнаружением умысла, то содеянное нельзя отнести к уголовно-противоправным действиям. В уголовном праве подобные деяния принято называть покушением с ничтожными средствами.
Если обратиться к видам данной фактической ошибки, то ответственность будет различна в каждом конкретном случае:
а) Не влияет на квалификацию преступления, если лицо ошибочно использует иное средство, но не менее пригодное для совершения преступления
б) Исключается ответственность за умышленное причинение более тяжкого вреда, если для совершения преступления использовалось средство, сила которого ошибочно была занижена
в) Уголовная ответственность наступает за покушение на преступление с учетом направленности умысла в случае, если виновный уверен, что использует средство, пригодное для совершения преступления, а оно не вызвало желаемого общественно опасного результата.
5. Ошибка в причинной связи.
Для признания лица действующим умышленно достаточно установить, что оно охватывало своим сознанием общие закономерности развития причинной связи, что преступное последствие может наступить в результате его действий. Если лицо ошибается в результате своих действий, но не в их свойствах, а только в развитии причинной связи, такая ошибка не меняет формы вины, не исключает уголовной ответственности.
Если лицо правильно осознало характер своих действий, предвидело наступление общественно опасных последствий, то ошибка не влияет на квалификацию преступления как умышленного (общий умысел).
В пределах данной ошибки возможно наступление ответственности за неосторожное причинение вреда.
6. Ошибка в квалифицирующих признаках преступления.
В данном случае содеянное квалифицируется как оконченное преступление без квалифицирующих признаков, т. к. у лица нет психического отношения к квалифицирующим признакам.
При ошибочном представлении лица о наличии квалифицирующих обстоятельств, которых на самом деле нет, они не предусмотрены законом, содеянное будет квалифицировано как простой вид данного преступления .
7. Отклонение от действия.
Данная ошибка исключает ответственность за умышленное причинение вреда.
Данная ошибка квалифицируется по совокупности преступлений: покушение и причинение вреда по неосторожности.
Раздел 1.3. Ошибка в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния.
(Статья 37 Уголовного Кодекса Республики Беларусь1999 года)
Статья 37. (Ошибка в наличии обстоятельств, исключающих преступность деяния) Уголовного Кодекса Республики Беларусь гласит:
1. Если лицо вследствие заблуждения считало, что находится в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости либо осуществляет задержание лица, совершившего преступление, но по обстоятельствам дела не должно было или не могло сознавать отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, его действия оцениваются соответственно по правилам статей 34, 35 и 36 настоящего Кодекса.
2. Если в сложившейся обстановке лицо должно было и могло предвидеть отсутствие обстоятельств, исключающих преступность деяния, оно подлежит ответственности за причинение вреда по неосторожности.
Понятие ошибки в оценке обстоятельств необходимой обороны не ограничивается заблуждением относительно существования общественно опасного посягательства. Данная ошибка имеет две разновидности:
а) Ошибка в отношении личности посягающего
Например, может иметь место при задержании лица, совершившего мнимое преступление.
Можно отметить, что С. Хромов выделяет следующие ошибки при задержании:
• Ошибка в виновности задерживаемого лица;
• Ошибка относительно совершенного деяния;
• Ошибка относительно свойств личности совершившего преступление;
• Ошибка в необходимости причинения вреда задерживаемому;
• Ошибка в оценке опасности посягательства.
б) Ошибка в оценке степени опасности совершенного задержанным преступления и необходимости причинения ему вреда.
Действия, совершаемые в состоянии мнимой обороны , при задержании мнимого преступника или для устранения мнимой опасности приравниваются к совершенным в состоянии необходимой обороны, но только при добросовестном заблуждении лица.
Если лицо при добросовестном заблуждении в отношении существования обстоятельств, исключающих преступность деяния, умышленно нарушает условия правомерного причинения вреда, то причиненный вред квалифицируется как превышение пределов необходимой обороны.
При недобросовестном заблуждении лица в отношении обстоятельств, исключающих преступность деяния, причиненный вред квалифицируется как неосторожное преступление.

ЮРИДИЧСЕКАЯ ОШИБКА (ERROR JURIS)

Понятие юридической ошибки

Юридическая ошибка – это заблуждение лица по поводу наказуемости или ненаказуемости его действия или бездействия и юридических последствий.
Выделяют следующие юридические ошибки:
1. Ошибка в преступности деяния.
• Мнимое преступление
Лицо считает, что совершаемое им действие или бездействие преступно, в то время как уголовный закон не считает их таковыми.
Например, гражданин хранит у себя дома кортик, считая, что совершает преступление.
• Лицо не считает свои действия преступными
Здесь действует принцип «Незнание закона не освобождает от ответственности», т.е. презюмируется знание закона.
Например, кредитор с целью возврата долга забирает корову у соседа-должника и продает ее. При этом кредитор считает, что действует в рамках закона, хотя и наносит имущественный ущерб должнику. Для констатации умышленной вины достаточно наличия у лица сознания общественной опасности своего действия (статья 383 Уголовного кодекса Республики Беларусь).
В судебной практике США примером данной ошибки является Дело Ламберта.
Б. был признан виновным в том, что, прибыв в Лос-Анджелес, не зарегистрировался в течение 5 дней как лицо, совершившее ранее фелонию (подлог). В результате данного судебного разбирательства Верховный Суд США постановил: ненаказуемо только бездействие, но в случае малозначительности преступления; однако данное решение не применимо к лицу, должному уяснить неправомерность своего поведения.
• Лицо не осознает общественной опасности деяния, но знает о его уголовной противоправности.
Например, крестьянка выращивает масличный мак, зная, что ее родственница была осуждена за такое же деяние, но считает, что выращивание мака для домашней выпечки не причинит вреда обществу. Осознание противоправности является достаточным для признания умышленной вины и привлечения к уголовной ответственности, в данном случае по статье 329 Уголовного кодекса Республики Беларусь.
Уголовная противоправность является индикатором общественной опасности.
• Лицо не осознает ни общественной опасности деяния, ни его противоправности.
Данная ситуация весьма редка. Возникает, если законодатель включает в круг противоправных деяний то деяние, которое ранее не каралось и считалось общественно полезным. Например, посев и выращивание масличного мака. Эта ошибка может быть извинительной, если лицо не осознавало противоправности совершаемого деяния по уважительным причинам (например, нарушены правила обнародования нормативного правового акта, предусматривающего ответственность за данное деяние; зарубежная командировка; незнание языка). Но ответственность наступит, если лицо могло и должно было осознавать противоправность и наказуемость своего деяния. При названных условиях исключается умысел, но, если это будет предусмотрено законом, возможно ответственность за неосторожное преступление (правовая неосторожность).
2. Ошибка в квалификации.
Проявляется в различных заблуждениях лица относительно правовой оценки, совершенного преступления.
Лицо считает, что нарушило несколько норм Уголовного Кодекса Республики Беларусь, а на самом деле - только одну; лицо считает, что ответственность за деяние предусмотрено определенной нормой Уголовного Кодекса Республики Беларусь, а оно предусмотрено другой.
Например, по делу Ч. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР признала наличие кражи, а не грабежа на том основании, что Ч. был убежден в том, что изымает имущество незаметно для продавца и покупателей.
3. Ошибка в наказуемости.
Лицо ошибается относительно вида и размера грозящего наказания либо неверно представляет себе возможность применения иных мер уголовной ответственности.
Раздел 2.2. Отличие фактической ошибки от юридической
Некоторые авторы считают синонимичным понятие «ошибка в противоправности деяния» понятию «юридическая ошибка». Это объясняется тем, что юридическая ошибка затрагивает неверное представление лица о квалификации, виде и размере наказания, предусмотренных за конкретное деяние. Юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об ответственности и виновности правонарушителя.
Фактическая ошибка непосредственно связана с объективной стороной совершаемого деяния. Т. О., понятие «фактической ошибки» в теории уголовного права характеризует обязательные элементы состава преступления: объект преступления и признаки объективной стороны состава преступления. В случае фактической ошибки лицо должно нести уголовную ответственность при наличии вины.
Фактическая и юридическая ошибки возможны только в пределах умышленного преступления.
Раздел 2.3. Влияние юридических ошибок на форму вины уголовную ответственность
Общее правило, затрагивающее юридическую ошибку, сводится к тому, что уголовная ответственность правонарушителя, допускающего ошибки относительно юридических свойств и правовых последствий совершаемого деяния зависит не от субъективной его оценки, а от оценки законодателя, закрепленной в конкретных нормах права.
Юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности.
В зависимости от вида юридической ошибки ответственность за преступное деяние будет следующая:
1. Ошибка в преступности деяния:
а) мнимое преступление не подлежит наказанию;
б) если лицо не осознает общественной опасности деяния, то ответственность наступает на общих основаниях;
В данном случае, мы имеем право говорить о том, что действует принцип Ignorantia juris (legis) neminem . Подобного мнения придерживаются английские и американские практики.
в) если лицо не считает свои действия преступными, то ответственность наступает на общих основаниях;
г) если лицо не осознает ни общественной опасности деяния, ни его противоправности, то ответственность не наступает в случае, если незнание закона можно вменить в вину (правовая неосторожность).
2. Для ответственности ошибка в квалификации значения не имеет.
В соответствии с английской судебной практикой данный вид юридической ошибки может являться защитой от предъявления обвинения только в случае отсутствия психического состояния, требуемого для соответствующего преступления.
3. Ошибка в мере ответственности не влияет на ответственность.
Например, судебной системе Великобритании известен следующий прецедент - дело Шорта, смысл которого заключается в том, что основанием оправдания при изнасиловании или попытке изнасилования не может быть согласие потерпевшего (потерпевшей).


В данной стаье нами рассмотрены наиболее часто встречающиеся в следственно-судебной практике вопросы, связанные с ошибкой лица при совершении им общественно опасного деяния, предпринята попытка нетрадиционного подхода к анализу вопросов об ошибке в уголовном праве. Видится, что такой подход даст возможность углубить наши теоретические представления о предмете исследования, содействует интересам следственно судебной практики, укреплению законности при рассмотрении уголовных дел.
В одной статье невозможно проанализировать все многообразие мнений и показать их уголовно-правовое значение. Вопросы ошибки, вины, в целом, все проблемы субъективного вменения, требуют пристального внимания, как со стороны теоретиков, так и практиков, поскольку данные вопросы существеннейшим образом затрагивают интересы личности и предопределяют реализацию принципа справедливости.
Из всего вышесказанного представляется необходимым и обоснованным включить в Уголовный Кодекс Республики Беларусь статьи, определяющие признаки фактической и юридической ошибок: «Под ошибкой понимается неправильное представление лица о действительных юридических и фактических обстоятельствах совершаемого деяния.
Юридическая ошибка – это заблуждение лица по поводу наказуемости или ненаказуемости его деяния и юридических последствий. Юридическая ошибка не влияет на решение вопроса об уголовной ответственности.
Фактическая ошибка – это неправильное представление лица относительно фактических обстоятельств содеянного. Лицо может быть привлечено к ответственности только в случае, если данная ошибка связана с конститутивными признаками совершенного деяния».

Опубликовано 30 апреля 2011 года


Главное изображение:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): уголовное право, ошибки в уголовном праве, фактические и юридические ошибки



Полная версия публикации №1304184537 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY ПРАВО БЕЛАРУСИ Фактические и юридические ошибки в уголовном праве

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network