ХОЗРАСЧЕТНЫЕ БРИГАДЫ В НАЧАЛЕ 1930-Х ГОДОВ

Актуальные публикации по вопросам экономики Беларуси.

NEW ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ

Все свежие публикации

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ХОЗРАСЧЕТНЫЕ БРИГАДЫ В НАЧАЛЕ 1930-Х ГОДОВ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2019-10-22

Ярлык для первой на Балтийском судостроительном заводе в Ленинграде хозрасчетной бригады А. Николаева ревнители "чистого энтузиазма" приготовили, казалось бы, самый беспроигрышный: "Буржуйчики!", "Подрядчики!". "Довольно сознательного отношения каждого рабочего к своему делу, а все остальное - одна видимость!"1 . Неизвестно, как бы все кончилось еще совсем недавно, но в начале 1931 г. бригада не дрогнула. Балтийцы, да и тысячи рабочих на других предприятиях страны уже многое знали о реальной цене псевдореволюционных фраз и безоглядных скачков.

Опыт этот приобретался непросто. В течение нескольких лет, в долгие месяцы "великого перелома" и позднее безраздельно господствовала вера в универсальную эффективность администрирования и штурмовых решений, необязательность использования экономических методов руководства, вера во всесилие энтузиазма, не подкрепленного хозяйственным расчетом. Отрезвление наступало медленно и непоследовательно. Теперь мы знаем, что для полного осознания непригодности административно-командной системы потребовалась целая эпоха. Произошло это осознание не автоматически, а в жесткой борьбе экономических методов и хозяйственного расчета с администрированием. Были в этой борьбе свои подъемы и спады. Когда командно-административной системе становилось совсем плохо, она "полузакрывала" глаза на инициативу, допускала существование рядом с испытанным приказом более гибких и сложных, учитывающих глубокие интересы работников форм организации труда. Чуть выправив положение, администраторы брали реванш и вновь закручивали гайки до срыва резьбы. А потом опять скрепя сердце приоткрывали ворота, в которые, спасая страну и, как это ни парадоксально, самое административную систему, вырывались никогда не угасавшая инициатива, поиски, экспериментирование, основанные на хозяйственном расчете. Постепенно накапливаясь, новые формы организации труда образовывали основу модели нового хозяйственного механизма. Одной из первых попыток на этом пути было движение хозрасчетных бригад в начале 30-х годов.

В 1930 г. промышленность СССР не выполнила плана, оказалась под угрозой срыва первая пятилетка в целом. В последние месяцы года была предпринята новая попытка методами штурма и натиска добиться перелома. На всех предприятиях эта задача решалась практически одинаково. На ленинградском заводе "Пневматика" слет рабочих-передовиков принял такую резолюцию: "Все члены завкома, парткома и комсо-

__

ХЛЕВНЮК Олег Витальевич - кандидат исторических наук, консультант журнала "Коммунист".

1 Бригада и станок на хозрасчете. Самара. 1931, с. 15.

стр. 124


мола должны пойти в цеха для ликвидации прорывов. Все инженеры и техники направляются из заводоуправления в цеха, в течение сентября никого не отпускать в отпуск. В "узкие места" должны быть выделены ответственные лица по наблюдению за качеством работы"; на московском Электрозаводе пленум парткома постановил: приступить "к созданию штурмовых бригад из лучших ударников для ликвидации слабых мест... Одобрить инициативу ИТР по созданию ими штурмового заслона от прорыва"2 . На ленинградском заводе "Красная заря" для комплектования ударных штурмовых бригад были созданы специальные призывные комиссии. Ударники принимали своеобразную присягу: "Мы обязуемся, если потребуется, работать больше 8 часов в любое время дня и ночи. Обязуемся первыми являться по вызову призывной комиссии с максимальными обязательствами на 3-й год пятилетки"3 .

Экстремальные условия труда выдерживали не все. Чтобы предотвратить растущую текучесть кадров, проводилась кампания их самозакрепления на предприятиях до конца пятилетки. Дисциплину укрепляли с помощью производственных судов, порой и прокуратуры. Зарплату нарушителям дисциплины выдавали в особой "черной" кассе. Однако чрезвычайные меры не уменьшали трудностей. И в этом нет ничего удивительного. Чрезвычайные меры были результатом нажимно-административных методов ведения хозяйства, когда проблемы организации труда, объективные противоречия экономического развития оказываются второстепенными, а потому и не изучаются, и не решаются. Специалисты отмечали, что в период штурмов в "условиях организационных неполадок рабочие тратят больше нервов и энергии на преодоление этих неполадок, чем на процесс работы". У людей росло раздражение, закрадывались сомнения в целесообразности происходившего: "Работаем, а толку не видно, работаем, точно быки, а все не спорится"4 .

Чтобы как-то объяснить провалы, предотвратить окончательный срыв "великого перелома", в очередной раз были организованы широковещательные кампании по выявлению вредителей. "Как много говорится в нашей комнате о вредительстве в промышленности так называемой "промышленной партии"... Сгорел мотор сортировки. Отчего? Недосмотр, незнание или явное вредительство?" - такие записи сделал в конце 1930 г. молодой рабочий Мосбасса В. Молодцов5 . Чуть позже в ВЦСПС составили справку, характеризовавшую тематику выступлений делегатов 19 профсоюзных съездов основных отраслей промышленности. Оказалось, что лишь немногие из них касались вопросов хозрасчета, снижения себестоимости и улучшения качества, применения опыта специалистов и рабочих. Одновременно, отмечали составители справки, "характерным является факт, что не было ни одного съезда, на котором делегаты не говорили бы о вредительстве"6 .

Может быть, действительно не было иных проблем? Были. Из-за уравниловки в оплате, которая господствовала на предприятиях, падала производительность труда. Из-за отсутствия хозрасчета бесполезно тратились ресурсы: "Например, нужен один напильник, а выписывают дюжину". Цехи, заводские дворы обрастали залежами испорченного или неиспользованного сырья и материалов. "У станков в проходах кучи: скобы, болты, рессоры. Завалы были - не пройти". Процветала, как ее называли тогда, обезличка. Станки, инструменты не имели хозяина. Сегодня


2 Стиденкин С., Кобяков В. Ответ пролетариев города Ленина. М. -Л. 1931, с. 14; Исторический архив, 1957, N 3, с. 93.

3 Стиденкин С., Кобяков В. Ук. соч., с. 69.

4 Хозрасчет на предприятии. М. -Л. 1931, с. 67; Давыдов А. С. Записки рабкора. Н. Новгород. 1931, с. 3.

5 Молодцов В. Из дневника тридцатых годов. В кн.: Человек среди людей М. 1964, с. 170, 176.

6 Центральный государственный архив Октябрьской революции (ЦГАОР) СССР, ф. 5451, оп. 15, д. 81, л. 29.

стр. 125


пользовался ими один рабочий, завтра - другой. И нередко спешили они заранее, до смены прийти в цех, чтобы занять выгодное рабочее место "Станки брались с бою", "что захватил, то и твое"7 . Из-за обезлички рабочие хуже относились к оборудованию, а это приводило к частым поломкам и авариям.

Попытки решить эти и другие аналогичные проблемы путем выявления "злоумышленников", заменять людей, не изменяя всей системы организации труда, не только не помогли делу, но еще больше осложнили ситуацию. В обстановке подозрительности и жестких наказаний за ошибки хорошо чувствовали себя лишь никогда не ошибающиеся бездельники и демагоги. Усилилось стремление отсидеться в стороне, переложить ответственность на других или по крайней мере поделить ее. На заводе "Красный выборжец" - родине первого в стране договора о социалистическом соревновании - директор и секретарь парткома под ударами ретивых критиков устранились от руководства. Предприятием управлял специальный штаб. Начальников цехов заменили его особо уполномоченные. Инженерно-технические работники вообще не знали, кому подчиняться. Росла неразбериха. Положение на заводе резко ухудшилось.

Чем большую несостоятельность демонстрировали штурмовщина, администрирование, некомпетентность, тем сильнее становилась тяга к четкости и организованности. Летом 1930 г. в ударных бригадах Мариупольского завода им. Ильича возникла идея сменно-встречного планирования. Бригада, получив задание на смену, за 5 - 10 мин. до ее начала созывала собрание, вместе решали, что и как лучше сделать, взвешивали свои возможности и выдвигали встречный план, Производительность труда на этом предприятии выросла, и опыт мариупольцев стали использовать другие коллективы. Один из журналистов того времени называл такие мероприятия "обтачиванием цифр на станках". Интерес к цифре, к цене сделанного был результатом преодоления психологических стереотипов чрезвычайности. Постепенно, считали современники, формировался актив ударников, "знакомых с основами планирования и учета"8 .

При помощи административно-приказных методов нельзя было улучшить качество продукции. А настоятельная потребность в этом становилась все острее. Ставка на энтузиазм, как отмечал в начале 1931 г. председатель Госплана СССР В. В. Куйбышев, была совершенно недостаточна при решении проблемы качества: "Мы должны так поставить систему заработной платы, чтобы она стимулировала выпуск продукции хорошего качества, делала бы для рабочего абсолютно невыгодным производить брак, производить плохую продукцию"9 . Вывод основывался на знании проблемы, ибо примеров безрезультатности штурмового улучшения качества было к тому времени более чем достаточно.

В те дни после бурного собрания, посвященного вопросам качества, в штамповочном цехе ленинградского завода "Электроприбор" был вывешен плакат: "Война. Объявлена война. Мобилизуются все мужчины и женщины. Война браку, война рабочим, делающим брак!". Война так война! И для ее ведения был создан специальный штаб. Потом организовали бригады качества, чтобы "методами общественности, основанными на максимальном развитии самокритики, одновременно с методами административного и экономического воздействия, добиться ликвидации брака и плохого качества продукции". В стенной печати постоянно появлялись карикатуры на бракоделов. Не бездействовали общественные суды.


7 Первая Всесоюзная конференция работников социалистической промышленности. Стеногр. отч. М. 1931, с. 67; Хозрасчет на заводе им. Буденного. М. - Л. 1931, с. 38; Румер А. Энтузиасты хозрасчета. М. 1933, с. 21.

8 Коммунистическая революция, 1930, N 24, с. 52; Цейтлин В., Кудрявдев Е. Промфинплан снизу. М. 1930, с. 41.

9 Куйбышев В. В. Избранные произведения. М. 1958, с. 253.

стр. 126


Незначительные результаты подобных мер рабочие пытались компенсировать их количеством. В цехе был организован "черный стол". Обыкновенный стол накрыли черным сатином, установили маленький гробик, поместили в него фотографию с надписью: "Здесь покоится прогульщица гражданка Золотина, давшая брак". "Когда это читала сама Золотина, то нервная зыбь бегала по ее лицу, губы дрожали, часто мигали глаза, видно было, что не сдержится, заплачет"10 , - вспоминал очевидец. На следующий день Золотина потребовала отрегулировать свой станок. Но окрашенная в столь мрачные тона критика не всегда давала должный эффект. Попробовали организовать "красный стол" с материалами о передовом опыте улучшения качества. Но и это не помогло. И тут на "Электроприборе" узнали о создании первой хозрасчетной бригады.

На Невском машиностроительном заводе им. Ленина в Ленинграде, где возникла хозрасчетная бригада, последние месяцы 1930 г., как и везде, выдались трудными. "Сгорали дни и словно вперегонки грались друг за другом. 24 часов в сутки было мало"11 . Однако из прорыва удалось выйти. Но вот в начале 1931 г. - новый удар. План января выполнили чуть больше, чем наполовину. Количество бракованных изделий росло Заводу грозила городская "черная доска". Ценой большого напряжения (даже обеденный перерыв сократили до получаса) февральский план выполнили на 60%. Провалы заставили задуматься. В бригаде формовщиков, которую возглавлял П. Ц. Капков, "начали тщательно проверять, как идет работа, сколько материалов и на что расходуется, и тут столкнулись с возмутительными фактами". Как и повсюду в цехе, ответственности за использование инструментов и материалов в бригаде никто не нес. По словам самого Капкова, обращались с ними "варварски": "Брали из кладовой столько, сколько могла унести наша силушка"12 . Многое просто ломали.

Бригада Капкова решила внедрить систему ответственности за использование материалов, определить лимиты расхода и выдвинуть встречный план по качеству. Так возникла первая хозрасчетная бригада, возникла как бы на пересечении ряда инициатив, продолжив лучшие традиции ударных бригад, встречного планирования, борьбы за качество. Услышав о бригаде Капкова, на Невский машиностроительный завод приехал бригадир Николаев. К тому времени назрела потребность в изменении организации труда и на Балтийском судостроительном заводу. "Придешь, бывало, утром на работу и часто бродишь по цеху в поиска? материала. Нам писали простой. А знаете ли вы, как влияет простри на рабочую массу. Он отбивает всю охоту к работе, понижает производительность труда", - рассказывал он. Система учета материалов в бригаде Капкова понравилась Николаеву, но он предложил учитывать их стоимость не в натуральном выражении: "Весь материал, необходимы! для работы, бригада будет покупать у цеха, а продукцию, которую бригада выпустит, продавать цеху за известную цену... Чуть ухудшится работа... бригада почувствует это: не хватит денег"13 .

По-разному могла сложиться судьба почина. Неудачи 1930 г. заставили несколько скорректировать хозяйственную политику. I Всесоюзная конференция работников социалистической промышленности в январе - феврале 1931 г. подчеркнула необходимость считать деньги по каждой приходной и расходной статье14 . Началось проведение реформы заработ-


10 Котляр Н. Борьба за качество. Л. 1931, с. 10, 14, 24.

11 Войтов А., Кельнер Е., Минаков А. Штурмовые дни. Л. 1931, с. 40.

12 Социалистическое соревнование в СССР, 1918 - 1964 гг. Документы и материалы профсоюзов. М. 1965, с. 94.

13 Николаев А. Бригада на хозрасчете. М. 1931, с. 5, 10; Войтов А., Кольнер Е., Минаков А. Ук. соч., с. 73.

14 Первая Всесоюзная конференция работников социалистической промышленности, с. 70, 166.

стр. 127


ной платы. В это же время был поставлен вопрос об улучшении условий работы специалистов. В определенной мере активизировалась социальная политика: наметилось улучшение системы снабжения. Июньский (1931 г.) Пленум ЦК ВКП(б) рассмотрел вопрос о развитии городского хозяйства.

Конечно, все это не изменило общей линии на формирование командно- административной системы, однако об определенном осознании ее противоречивости, необходимости более широкого использования экономических методов хозяйствования все же свидетельствовало. Администрирование на ряде участков отступило. И одним из таких участков поначалу было движение хозрасчетных бригад.

Постепенно движение приобретало сторонников, обогащалось опытом. В каждом коллективе находили что-то свое. Поле для экспериментирования оставалось на время свободным от частоколов инструкций и предписаний. Объединяло первые бригады лишь стремление рабочих к самостоятельности, к самоуправлению. Они и создавали коллективы, и оформляли необходимую документацию, и налаживали учет. С администрацией они заключали договор, в котором брали определенные обязательства, но одновременно предъявляли требования к руководителям цеха: обеспечить нормальное снабжение, своевременный ремонт, внедрение рационализаторских предложений. Некоторые инициаторы движения пошли дальше. Они предложили включить в договор пункт о неустойке (штрафе) за нарушения обязательства. Платит тот, кто виноват в срыве работы: либо бригада, либо руководители цеха. Были предложения и о наделении бригад оборотными фондами.

Практика внедрения неустоек нашла сторонников и получила некоторое распространение. И хотя ничего, кроме пользы, это не принесло, целесообразность расширения самостоятельности бригад вызвала споры. Споры, однако, изначально обреченные, ибо противники самостоятельности бригад приводили бесспорные по тем временам аргументы: может разрушиться "централизованная единая система планирования", усилится "децентрализация управления"15 . 11 сентября 1931 г. ВСНХ и ВЦСПС приняли постановление о хозрасчетных бригадах, в котором взыскание неустоек, наделение бригад оборотными фондами было осуждено. Одновременно оно определило единообразные принципы создания бригад. Важнейшим среди них был принцип добровольности. Администрация могла утверждать лишь те бригады, которые были организованы с согласия рабочих. Для того, чтобы избежать уравниловки, в бригадах предусматривалось применение индивидуальной сдельной оплаты. За экономию сырья, материалов, инструментов бригада получала премию. Право распределять ее предоставлялось самому коллективу с учетом квалификации, количества и качества труда каждого. Отдельные рабочие коллективы могли быть лишены премии за прогулы или брак. При переводе на хозрасчет администрация цеха обязана была довести до бригады наряд-задание, в котором фиксировались планы для бригады, нормы расхода материалов и т. д. На основании такого наряда бригада заключала с администрацией договор. В нем коллектив бригады выдвигал встречный план, а администрация обязывалась своевременно обеспечивать всем необходимым его выполнение.

Работа хозрасчетных бригад способствовала повышению эффективности производства. Современники отмечали однозначно: у рабочих формировалось особое, "хозрасчетное" отношение к труду. "Я раньше не понимал, что такое хозрасчетное движение, а теперь являюсь хозрасчетчиком, возглавляю хозрасчетную бригаду, и я понял, что работать в хозрасчетной бригаде - это значит работать так, как строишь свой собственный дом"; "разве интересовала кого-нибудь раньше тряпка, разве учитыва-


15 Организационные вопросы хозрасчета в промышленности. Л. 1933, с. 120, 124.

стр. 128


лось расходование керосина, мазута, наждачной бумаги? Все это было раньше "казенное", чужое, есть - расходуем, не хватит - цех еще подбавит. А теперь не то. Хозяин заговорил в каждом ударнике"16 - такие высказывания участников движения были типичными. Чувство хозяина, хозяйский глаз, хозяйское отношение к делу... Конечно, в подобных оценках заключались немалая доля преувеличений, определенное забегание вперед, налет пропагандистских штампов. Однако основания для оптимистических оценок хозрасчетных бригад, особенно при сравнении их с предшествующими формами организации труда, конечно, были.

Долгое время чувство хозяина пытались формировать на "политическом уровне", при помощи пропагандистского воздействия. Рабочим объясняли: раз пришел на предприятие - уже хозяин, потому что предприятие это социалистическое. Однако в жизни такие призывы и лозунги мирно уживались с фактическим отстранением рабочих от реального решения даже самых насущных проблем. Сознательность и энтузиазм хозрасчетников подкреплялись материальной заинтересованностью в более эффективном труде, реальной возможностью решать производственные вопросы. Если обычно в вопросах самоуправления рабочие и имели совещательный голос, то в хозрасчетных бригадах, по крайней мере в первые дни, они составляли встречные планы; на собраниях бригады сами решали, что и как сделать; кто должен делать, чтобы добиться большего эффекта совместного труда; на чем сэкономить.

Самый процесс принятия решений, работы необычайно увлекал. "Живая заинтересованность каждого ударника в ходе выполнения промфинплана проявляется на каждом шагу в цехе, столовой, клубе, раздевальне и даже под струей заводского душа, где слышим разговоры, споры и обмен мнениями по вопросам выполнения плана, встречных планов и т. д.", "обсуждение сменно- встречных планов проходит не только у агрегата, но и в бараках и общежитиях рабочих", - рассказывали очевидцы. Самые непосредственные интересы рабочих затрагивало заключение договора бригады с администрацией - каким будет задание, какой оплата, а поэтому "каждый сидит и час и другой, кепку теребит, обдумывает; у планировщика каждую мелочь проверит, прикинет и так и этак... А вначале - так бывало часов до двенадцати ночи не расходились"17 .

Многие из хозрасчетников, помимо своих непосредственных обязанностей, выполняли еще и своеобразные самоуправленческие поручения. Для этого в бригаде утверждались особые "должности". Набор их в зависимости от размеров бригады, ее потребностей и уровня развития менялся. Но в общем, кроме бригадира, парторга, профорга, коллективы выделяли помощников бригадира, экономистов, которые следили за учетом расхода материалов, рационализаторов, плановиков, контролеров по качеству продукции, председателей бригадных товарищеских судов, редакторов бригадных газет. Таким образом, нередко большинство членов бригады имели свои "портфели". На ленинградском заводе "Севкабель", например, актив хозрасчетных бригад составляли более 1,5 тыс. человек - около 50% рабочих предприятия. Бригадир хозрасчетной бригады московского Автозавода Б. Трдат так рассказывал о критериях назначения на бригадные "должности"): кладовщиком, обязанным вести учет и брать материалы, выделили "бригадного остряка Рогачева", обязанности плановика поручили Зудину, "так как он выделяется изо всей бригады своей активностью"18 .


16 Девятый Всесоюзный: съезд профессиональных союзов. Стеногр. отч. М. 1933, с. 230; Бригада и станок на хозрасчете, с. 13.

17 Натансон А. М., Беляев М. Г. Хозрасчет в бригаде и сменно- встречное планирование. М. - Л. 1931, с. 35; История индустриализации Урала, 1928 - 1932. Сб. док. Свердловск. 1967, с. 506; Хозрасчет на заводе им. Буденного, с. 39.

18 Литвинов А. Завод сплошного хозрасчета. М. - Л. 1932, с. 110; Трдат Б. Дневник бригадира сталинской хозрасчетной. М. 1932, с. 6, 9.

стр. 129


Особо скажем о бригадирах. В октябре 1931 г. на конференции хозрасчетных бригад Ленинграда произошел такой случай. После окончания прений председательствующий обратился к делегатам: "Товарищи, здесь упорно добивается слова тов. Макаров с Балтийского завода. Я думаю, что мы дадим ему возможность высказаться". Трудно, конечно, за скупыми строчками архивной стенограммы увидеть человека, а тем более представить себе его характер. Но вот это - "упорно добивается слова", пожалуй, и есть свидетельство энергичности и инициативности. Выступление Макарова подтверждает первое впечатление. Старый член партии, бригадир хозрасчетной бригады, он доказывал: бригадир сам может справиться с управлением бригадой. Дайте ему право самостоятельно начислять зарплату рабочим, и это будет лучшим способом преодоления уравниловки. Выяснилось, что в своей бригаде Макаров так и поступал19 . В настойчивом стремлении к самостоятельности Макаров не был одинок. На многих предприятиях бригады шокировали администрацию такими заявлениями: "Я - директор своего участка, пожалуйста, не лезьте; раз мне дали промфинплан, известные задания, то я отвечаю за работу. Вы хотите знать и то и другое, пожалуйста, не мешайте моим людям"; "Я - директор этого участка - я отвечаю"20 . Причем высказывания эти, напечатанные в серьезном журнале, видимо, еще несколько скорректированы. Вполне возможно, что в действительности бригадиры высказывали свои претензии, мягко говоря, более энергично, не злоупотребляя не слишком уместным в условиях производственной текучки обращением "пожалуйста". Подобная позиция бригадиров во многом определялась ростом их роли на производстве. Раньше бригадиром был, как правило, рабочий самой высокой в данной бригаде квалификации. Выполнял он сравнительно несложные функции посредника между бригадой и администрацией. В хозрасчетных бригадах бригадир становился и организатором трудового процесса, и лидером коллектива.

Опираясь на достаточно большие возможности самоуправления, бригады сравнительно легко освобождались от нарушителей дисциплины, бездельников. Более рационально они могли организовать труд, распределить свои силы. Одновременно и администрация, связанная обязательствами по договору, внимательнее относилась к нуждам бригады, тем более что хозрасчетники бывали очень настойчивы в своих претензиях к руководителям производства. Все это позволяло улучшить работу бригад, придать ей необходимую четкость и рациональность: "Бригада не бегает, не суетится, не хватается каждый за ту или иную операцию,., мешая друг другу, а каждый точно знает,., что ему делать, никто не делает лишних, ненужных движений - все распределено, взвешено. Каждый отвечает за свою операцию, а вместе с тем следит за товарищем, подгоняя его своим ритмом работы"21 .

Факт существования бригад сам по себе нередко оказывал стимулирующее воздействие на труд коллектива. Хозрасчетные бригады были тем "будоражащим звеном", которое заставляло искать новое, изменять привычную, но уже не соответствующую новым условиям организацию труда. "Ниточка за ниточкой, узелок за узелком распутывается сложный и часто запутанный клубок заводских дел под давлением интересов бригады, требующей ответа на поставленные ею вопросы"22 , - отмечали в то время исследователи движения хозрасчетных бригад. Но прежде всего работа в бригаде оказывала воздействие на самих ее членов: "На этом хозрасчете, можно сказать, образование получаем. Зацепившись за хозрасчетные вопросы, многим интересоваться стали".


19 ЦГАОР СССР, ф. 5451, он. 15, д. 255, лл. 55 - 57.

20 Партработник, 1931, N 11, с. 28.

21 Павлинский С. Хозрасчет на "Красном профинтерне". М. - Смоленск. 1932, с. 18.

22 Рыбаков И. И., Фарафонтьев Б. В. Хозрасчет в действии. Л. 1931, с 18.

стр. 130


Круг этого "многого" был достаточно широк. Хозрасчетникам были нужны новые знания, навыки, причем не только профессиональные, но и организаторские. Потребность в таких знаниях была столь острой, что на многих предприятиях стали организовываться курсы для бригадиров. На них изучались вопросы планирования, учета. Учеба нередко активно стимулировалась. На заводе "Севкабель", например, бригадиры, посещавшие трехмесячные курсы, получали дополнительно 15% к денежной надбавке за руководство бригадой, а после окончания курсов - 30%23 .

Условия труда, практика выдвижения встречных планов способствовали распространению в хозрасчетных бригадах рационализаторской работы. Постепенно это привело к возникновению новой формы самоуправления хозрасчетников. А началось это с приезда в 1932 г. на завод "Севкабель" инженера из США. От него на заводе узнали, что на аналогичных американских предприятиях производительность труда выше. Бригада Пятышева разобралась в причинах этого и решила ввести ряд технических усовершенствований. На помощь пришли инженеры, и каждый показатель встречного плана получил инженерно-техническое обеспечение. Так был разработан первый техпромфинплан.

Практика разработки таких планов получила широкое распространение, свидетельствуя о том, что у хозрасчетных бригад оставалось немало резервов для роста. Однако в это время уже наметилось и становилось все более очевидным ослабление и постепенное свертывание движения. Колебания 1931 г., на волне которых закрепились на время хозрасчетные бригады, вовсе не восстановили хозрасчетный механизм в его правах. И поэтому современники понимали, что хозрасчетные бригады, если хозрасчет осуществлять не на словах, а на деле, в общем-то "инородное тело" в существовавшем тогда хозяйственном механизме. "Мне кажется, вся загвоздка в том, что мы начали строить и ударные бригады и хозрасчетные бригады, но аппарат еще не перестроили по принципу хозрасчета, не перестроили его так, как перестроен наш труд"; "у нас хозрасчетная система проводится не как система, а как отдельное звено"24 , - говорили участники I Всесоюзного совещания хозрасчетных бригад в марте 1932 г. о причинах трудностей в развитии движения.

Эта "невписанность" бригад в складывавшуюся административно командную систему - понятие не абстрактное. Она проявлялась каждодневно, в конкретных делах и производственных ситуациях. Взять хотя бы планирование как основной метод управления народным хозяйством, в конечном счете и бригадами. "Как можно говорить о планировании внутри хозрасчетных бригад, если каждый день хозрасчетный цех дает новые задания, в то же время хозрасчетный цех, получая задания от заводоуправления, должен выполнять чуть ли не каждодневные задания, идущие от Текстильмаша"25 , - рассказывал на совещании хозрасчетных бригад представитель одного из московских заводов. Действительно, руководители предприятий были фактически лишены оперативной самостоятельности, стабильных планов, права маневра при расходовании фондов заработной платы. Бригады же претендовали на все это, более того, не могли работать иначе. Вот и получалось, что чем дальше, тем больше администрация цеха и бригады оказывались как бы в различных системах координат, руководствовались разными интересами.

Постоянно нарушались обязательства о своевременном снабжении бригад сырьем и материалами. Во многих случаях отсутствовал учет, несвоевременно доводились планы и подводились итоги работы. Все это подрывало основу бригадного хозрасчета: "Когда рабочий не стал знать,


23 Хозрасчет на заводе им. Буденного, с. 39; Социалистическое соревнование в СССР, 1918 - 1964 гг., с. 104.

24 ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 16, д. 539, лл. 63 - 64.

25 Там же, л. 198.

стр. 131


сколько он сработал, то он уже охлаждается и относится хуже к делу"26 . Все реже получали бригады премии, а если и получали, то в большинстве случаев делила их администрация, но не коллектив. Выборность бригадиров была охарактеризована как "уродливый демократизм, ослабляющий борьбу за труддисциплину", как "нарушение принципа единоначалия"27 , и бригадиров стали назначать, причем не прижилась даже компромиссная практика консультаций с коллективом при их назначении. Ущемлялась относительная самостоятельность бригадиров. "Мастер через мою голову вмешивается непосредственно в каждую мелочь и не дает возможности бригадиру стать подлинным хозяйственником в своей бригаде"28 , - рассказывал один из них.

На состоянии дел в хозрасчетных бригадах сказывались не только ограничение их прав "сверху", но и неподготовленность части рабочих к коллективной работе, к самоуправлению. Первоначально движение возникло и приобрело неформальное распространение в крупных промышленных центрах, на старых предприятиях, обладающих квалифицированными и инициативными коллективами. В ходе форсированной индустриализации ряды рабочего класса значительно выросли, причем миллионы новых рабочих не обладали необходимыми знаниями, навыками политической культуры, нередко нуждались в жесткой повседневной опеке. Социальная база бригадного самоуправления, таким образом, резко сужалась, Однако движение за создание хозрасчетных бригад, несмотря на усложнившиеся условия их работы, приобретало все более широкий размах. Если в марте 1931 г. было 10 таких бригад, то уже к концу 1932 г. в хозрасчетных бригадах числилось 40% рабочих крупной промышленности29 . Но эти цифры отражали не силу, а скорее слабость движения.

Массовость достигалась благодаря действию одной из самых печальных закономерностей командно-административной системы: приказного внедрения передового опыта, насаждения новых починов, причем без учета реальных условий и специфики того или иного коллектива. Все должно было быть одинаковым. В тяжелых условиях довоенных пятилеток очень трудно и болезненно осознавалась та истина, что одинаковость - сомнительный признак силы и сплочения. Всякие попытки уклонения грозили неприятностями, причем нередко с квалификацией политического свойства. "Сопротивление хозрасчету, - разъяснялось, например, в одной из брошюр того времени, - партия, комсомол и вся общественность будут рассматривать как оппортунизм на практике"30 . Быть "оппортунистами на практике" никто не хотел.

Движение приобретало все более бюрократический характер. На Всесоюзном совещании хозрасчетных бригад один из выступавших31 привел такой факт: на одном из ленинградских предприятий предстояло заключить договор администрации цеха с хозрасчетной бригадой. Рабочие вписали в договор пункт: "Мастера Петрова расстрелять тухлой картошкой". Мастер Петров подписал договор не читая. Пример этот выступающий привел не для оживления официальной обстановки серьезного собрания, а для того, чтобы показать тревожную для перспектив бригадного хозрасчета формализацию движения. "Петровы" подписывали документы не глядя, а рабочие достаточно пассивно "вовлекались" в бригады. "В бригаде Пилипенкина, - сообщалось в одной из докладных записок, - хозрасчетный договор по заявлению бригадира и членов бригады оформ-


26 Там же, оп. 15, д. 250, л. 70.

27 Большевик, 1931, N 12, с. 19.

28 ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 16, д. 539, л. 60.

29 Индустриализация СССР, 1929 - 1932 гг. Док. и м-лы. М. 1970, с. 577; История социалистической экономики СССР. Т. 3. М. 1977, с. 142.

30 Котляр Н., Серебряков Л. Комсомольская хозрасчетная. М. - Л. 1932, с. 24.

31 ЦГАОР СССР, ф. 5451, оп. 16, д. 539, лл. 56 - 57.

стр. 132


леи следующим порядком: пришли тт. в бригаду и предложили заключить хозрасчетный договор. Мы поверили, что нас не обманут, и подписали, а что и как, мы не знаем". Великое дело вера! Но вот бригады на ней построить не удалось, и все чаще возникала ситуация, которую рабочие завода "Серн и Молот" обозначили так: "У нас есть договора, но нет бригад"32 .

Административное насаждение хозрасчетных бригад нанесло окончательный удар движению. Созданные из случайных людей, не спаянных в коллектив, они все чаще становились прикрытием уравниловки и коллективной безответственности. "Хозрасчетная бригада не оправдывает того своего хозяйственно-политического значения, как основного первичного звена производственной жизни предприятия, сосредоточивающая у себя все первичные основы производственно-хозяйственного управления"33 , - так неуклюже, но достаточно внятно охарактеризовали обследователи положение бригад на московской обувной фабрике "Буревестник" в конце 1933 года. Не оправдывали своего назначения и многие другие бригады, а это не замедлило сказаться на экономических результатах их деятельности. По сведениям на 1 января 1934 г., экономию давали чуть больше 40% бригад34 . Причем в это время их количество стало резко уменьшаться. В последующие годы основная ставка была сделана на испытанное средство организации и стимулирования труда - индивидуальную сдельщину. Именно ее распространение, ориентация на достижения отдельных "рабочих-маяков" стали одним из краеугольных камней стахановского движения. К этому времени данные о хозрасчетных бригадах из источников исчезают, что, по-видимому, отражало реальные процессы.

Хозрасчетным бригадам в годы довоенных пятилеток закрепиться не удалось. Эти бригады появились в неподходящее время - в годы развернутого формирования административно-командной системы в народном хозяйстве СССР. Они предъявили уже тогда "несвоевременные" претензии на самостоятельность, а потом не сумели устоять перед натиском администрирования, но оставили интересный опыт новых форм организации труда и веру в то, что даже в самых трудных условиях инициатива и самоуправление - реальная альтернатива насильственному администрированию.


32 Там же, д. 549, лл. 31, 127; д. 539, л. 31.

33 Там же, оп. 18, д. 235, л. 121.

34 Индустриализации СССР, 1933 - 1937 гг. Док. и м-лы. М. 1971, с. 535.

 


Комментируем публикацию: ХОЗРАСЧЕТНЫЕ БРИГАДЫ В НАЧАЛЕ 1930-Х ГОДОВ


© О. В. ХЛЕВНЮК • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.