КРЕСТЬЯНИН - ГЛАВНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ! (ЯРОШУК А. И.)

Актуальные публикации по вопросам экономики Беларуси.

NEW ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ


ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему КРЕСТЬЯНИН - ГЛАВНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ! (ЯРОШУК А. И.). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2005-09-16

ЯРОШУК А. И.
КРЕСТЬЯНИН - ГЛАВНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ!
С давних, к сожалению, времен последовательно и неуклонно формировалось отношение к селу как к чему-то второсортному. Этот комплекс неполноценности выражался и в пренебрежении, которое вкладывалось в слова "деревня", "колхозник" и т.д. "Выйти в люди" в традиционном понимании тех времен означало, прежде всего, перебраться в город. А тех, кто оставался на селе, относили к неудачникам.

Что посеяли, то и пожали. Постепенно село безлюдело, мельчало, все больше там стало появляться людей случайных - некрепких работников, любителей выпить, кочевавших, словно перекати-поле, из колхоза в колхоз и оставивших после себя печать деградации и опустения. Правда, в те времена удавалось ценой вливаний и затрат, с которыми никто не считался, удерживать на плаву экономику и социальную сферу села, тем самым создавая видимость его относительного благополучия.

Но ситуация резко изменилась в начале 90-х годов, с первых шагов становления рыночной экономики. В новых условиях у города, прежде всего у промышленности, отпала необходимость сохранять даже видимость партнерских, паритетных отношений с селом. Предприятия принялись энергично накручивать цены на свою продукцию. При этом цены на основные виды сельскохозяйственной продукции государство сочло необходимым жестко контролировать. В итоге хотя государство регулирует цены и в промышленности, теперь для покупки промышленных изделий надо продать сельхозпродукции в 4,4 раза больше, чем в 1990 г. Цена на трактор МТЗ-82 выросла в 3 млн. раз, в то время как на зерно - только в 423 тыс., свиней - в 262 тыс. раз и т.д. Эксплуатация крестьянства выросла многократно по отношению к работникам промышленности.

У многих хозяйств не осталось ни сил, ни средств, ни материальной базы для наращивания производства продукции. Не следует возмущаться теперь, почему заставляют командиров промышленности закупать зерно. Если ситуация не изменится, придется не только зерно закупать, но самим пахать и сеять (многим, кстати, уже приходится). Словом, проблемы села касаются всех, и города - не в меньшей мере. Иначе случится так, что перегруженное проблемами сельское хозяйство потянет на дно всю экономику страны.

Но присоединением колхозов и совхозов к промышленным предприятиям, шефской помощью село не спасти, тем более, что и промышленные предприятия сейчас в долгах как в шелках. Сутью любой государственной программы по выводу села из кризиса является частная собственность на землю и право свободно распоряжаться результатами своего труда.

Вспоминаю эпизод с выставки сельскохозяйственных животных в Варшаве. Врезались в память не они, хотя демонстрировались экземпляры лучших пород животных страны, знающей толк в подобных делах. Поразили хозяева этих животных. Сколько внутреннего достоинства, красоты, гордости за свое ремесло угадывалось буквально в каждом их слове, жесте, движении! Их приветствовали тысячи людей, собравшихся теплым августовским днем на Варшавском ипподроме. Понятно, что и все руководство страны находилось здесь же. Это было волнующее чествование польского крестьянина, признание его особой миссии в судьбе страны.

Я побывал на множестве подобных выставок в родной нашей Беларуси, где было все: прекрасные животные, высокое начальство, люди. Был фон, была массовка. Но, выражаясь театральным языком, не было главного героя. Те, кого приставили к животным, на эту роль явно не тянули. И не могли потянуть. По одной причине: они демонстрировали не СВОЕ.

Крестьянский труд - один из самых тяжелых. Не встретил нигде, будь то США, Швеция, Германия, Англия, Франция и т.д., ни одного фермера, в облике которого не угадывалось занятие тяжелым физическим трудом. Да и руки лучше любого вещественного доказательства выдавали, кто перед вами. Но тот же внешний облик указывал: это не второсортный человек. Это - Хозяин, взявший ответственность за собственную судьбу.

Самая большая беда, которую принесла коллективизация нашему крестьянину, в том, что его отучили принимать решения, брать ответственность. Как минимум два поколения крестьян сформировались в таких условиях. Обратный путь будет очень непростым и займет немало времени. Но начинать никогда не поздно: ни отдельному человеку, ни обществу, ни государству. Не стоит перекладывать на плечи своих потомков то, что требует решения уже сегодня.

Не раз доводилось слышать о том, что наибольших успехов в аграрном развитии добились страны, - где отсутствует частная собственность на землю, - Голландия, Израиль, Китай. Однако при этом нелишне вспомнить особенности каждой из них. К примеру, Голландия - уникальная страна, треть земельных угодий которой отвоевана у моря. Для этого осуществлялась специальная государственная программа, и расходовались огромные средства, которые частнику просто не под силу. Освоенные таким образом земли государство отдало в аренду крестьянам, а старопахотные земли как были, так и остались там в частной собственности.

Так же некорректно сравнение израильских киббуцев и наших колхозов. Киббуц - это, скорее, образ жизни, вытекающий из менталитета израильтян. Образом жизни белорусский колхоз, востребованный менталитетом наших крестьян, можно назвать лишь при очень большом воображении.

И уж тем более не к месту пример Китая! Огромной, перенаселенной, нищей, измученной "большими скачками" и "культурными революциями", архаично развивавшейся до знаменитых реформ Дэн Сяопина стране достаточно было отойти от коммун, отдать землю крестьянам в пользование, чтобы получить бурный рост сельскохозяйственного производства.

И самое главное, что обусловило впечатляющие результаты этих стран в аграрной сфере: во всех трех государствах крестьяне обладают экономической свободой; Имеют исключительно полное право производить то, что полагают выгодным, распоряжаться результатами своего труда так, как считают необходимым.

В очередной раз история подвела нас к моменту, когда необходимо принимать судьбоносные решения. Сегодня единицы из числа людей, причастных к сельскому хозяйству (и это, как правило, неисправимые конъюнктурщики), источником проблем последних лет на селе считают климат. Подавляющее большинство аграриев на всех уровнях мыслит уже по-иному, что говорит о жизненной необходимости перемен.

Дело теперь за малым: открыть дверь тому, что уже давно настойчиво стучится. Нужны ответственные решения, законы, по которым живут крестьяне практически повсеместно в мире. Природу человека изменить невозможно. Поэтому политика, законы должны приспосабливаться к нему, его естественным ценностям и запросам. Иначе любые попытки построить эффективную экономику, обеспечить достойное место крестьянину в обществе обречены на неудачу.

Удавка на шее
Итак, какие меры следовало бы осуществить для выхода из сложившейся ситуации?

Первое: отпустить цены. Проблему эту надо было решать даже не вчера, а позавчера. Разумеется, следует отдавать себе отчет, сколь непроста проблема. Ведь выбирать необходимо не между плохим и хорошим решением, а между плохим и очень плохим. Но выбирать все равно придется, ибо альтернатива - полное разорение сельскохозяйственного производителя. Надо иметь в виду, что на плаву многие хозяйства держит исключительно потенциал, созданный еще в советские времена. Но он все больше истощается. На нем можно протянуть, по моим расчетам, не более 3-5 лет.

Ценовая политика в отношении села напоминает веревку на шее. С каждым днем она перекрывает кислород все больше и больше. И если раньше удавка хоть на какое-то время ослабевала (позволяли производителям хоть часть продукции реализовывать по свободным ценам), то теперь во имя выполнения так называемого госзаказа (разновидность продразверстки в новых исторических условиях) за бесценок вывозят с колхозных ферм молоко и мясо. Тем самым превращая результаты труда крестьян в сплошные убытки, а сам труд делая бессмысленным. Погоня за дешевыми продуктами, с другой стороны, приводит к убыточности и перерабатывающую отрасль, последствия чего еще не раз напомнят о себе.

Второе, что необходимо сделать, - кардинально поменять практику государственной поддержки отрасли. Прямая финансовая или иная помощь хозяйствам на проведение важнейших сельскохозяйственных кампаний, призванная компенсировать потери сельхозпроизводителей, понесенные в результате низких закупочных цен, поставленной цели не достигает. А негативные последствия этого проявляются все более отчетливо. Значительное количество колхозов и совхозов, исчисляемое теперь уже сотнями, собственными силами практически не в состоянии провести посевные или уборочные работы. Иные не могут (а немало таких, которые попросту и не желают) утруждать себя поиском источников средств существования. Они прочно сели, образно выражаясь, на иглу бюджетных вливании, действуя по принципу: "вам надо - вы и сейте (убирайте)". Иждивенчество, естественный атрибут советских времен, получило продолжение теперь уже в условиях суверенной Беларуси.

Так надо ли и дальше подкармливать это уродливое явление? Не проще ли, справедливее, а значит, и эффективнее ту же самую по объемам помощь передать производителям через цены? Думается, ответ здесь однозначно утвердительный.

К сожалению, в силу экономического кризиса наша страна не в состоянии позволить себе значительную поддержку села. Согласно данным доктора экономических наук, директора НИИ экономики и информатики АПК В. Русакова, величина ее (100-110 долларов на 1 га сельхозугодий) больше, чем в Австралии или Турции, но значительно меньше, чем, скажем, в сходной по климату Финляндии или Японии. Тем более ответственно и бережливо следует подходить к вложению вовсе не лишних ресурсов в эту жизненно важную отрасль.

В-третьих, серьезной корректировке подлежит аграрная политика как таковая в отношении того, кто является ее объектом. Сегодня она, и с этим спорить вряд ли возможно занимается исключительно общественным производством. То есть колхозами и совхозами. Почему - думаю, понятно. С одной стороны, ее главные базовые принципы без существенных изменений заимствованы из времен партийного руководства экономикой. С другой - она выражает суть приоритетов в этой самой экономике, где признается если не единственной, то абсолютно доминирующей общественная форма собственности. Иная форма, частная, представленная фермерством и, особенно, личными подсобными, дачными участками, считается не заслуживающей большого внимания. Между тем в этой сфере производится более 80 процентов овощей и картофеля, свыше трети молока и мяса. Кто всерьез анализирует, по каким технологиям и с какими затратами ведется это производство? Чем провинились и за какие грехи обойдены вниманием специалистов, скажем, каждые четыре из пяти гектаров полей картофеля, нашей национальной культуры, славы и гордости (увы, больше в прошлом)? Только потому, что на частном подворье не покомандуешь и не поконтролируешь? Однако именно руководство головой, а не голосовыми связками является сутью аграрной политики в развитых странах. Что и обеспечивает высокий уровень их развития.

Накормить народ?
И, наконец, о главном - о необходимости реформ на селе. Начни мы этот процесс в начале 90-х, убежден, имели бы сегодня более привлекательную и перспективную картину состояния отрасли.

Но это только казалось. Смятение чувств, обида и досада возникали всякий раз, стоило увидеть уровень развития сельского хозяйства, о котором наши аграрники могли позволить себе только мечтать. И столь ощутимая разница, при всех условностях, в конечном итоге сводилась к одному: мотивация к труду. То есть к проблеме собственности.

"Велика собственность или мала, она возвышает человека в его глазах", - к этим словам Ш. Мишле добавить нечего.

Но собственность и колхоз в его нынешнем виде - понятия взаимоисключающие. Хотя изначально одно вытекало из другого. Однако нынче колхоз превратился в изгоя, которому даже не нашлось места в пределах правового поля. По новому Гражданскому кодексу он - никто: не числится ни среди субъектов государственной собственности, не является и частным предприятием. Их перерегистрация продлена до 2003 г. К этому времени сама жизнь заставит принимать кардинальные решения.

Будем откровенны: реформирование сельскохозяйственного производства - сложнейший и полный драматизма процесс, к тому же с нескорым практическим результатом. Речь идет о коренной ломке не только производственных отношений, но и судеб сотен тысяч людей, сложившегося за десятилетия сельского уклада жизни. Да и насколько удачно он будет проведен - еще вопрос. Благо и наглядные, как многим представляется, уроки антиреформирования продемонстрированы у наших ближайших соседей, особенно в России. В силу данных обстоятельств, этот процесс у нас откладывается год от года. За редким исключением, каждый очередной из тех руководителей, кого судьба и высокое начальство ставили во главе агропромышленного комплекса, так и не решался ни на практические шаги, ни даже на то, чтобы открыто поставить этот судьбоносный для села вопрос.

К сожалению, сталинский лозунг "Кадры решают все!" опять возводится в абсолют. К тому же всегда в памяти в качестве аргумента найдется несколько примеров удачно проведенной замены председателя колхоза или директора совхоза.

Тогда логично задаться вопросом. Если так просто решается проблема, почему до сих пор абсолютное большинство хозяйств и село в целом находятся в тяжелейшем состоянии? Почему один колхоз таким образом поднять удается, а два других рядом в это же время "лежат"?

С моей точки зрения, все сводить только к субъективным причинам - кадровым - заведомо себя обманывать. Проблемы и шире и глубже, кроются в самой системе функционирования сельского хозяйства. Даже в советские времена доведенная до совершенства система подбора кадров не могла обеспечить требуемое число сверхпрочных и исключительно талантливых руководителей. При этом и нагрузки были не те. Второй же вариант - распределить ответственность - вполне реален. Но он возможен лишь в том случае, если эта группа людей или конкретный человек будут собственниками хозяйства.

Мне часто приходится вести споры относительно реформ на селе. Возражения оппонентов, скажу прямо, не лишены оснований. Здесь и уже упоминавшийся не совсем удачный российский опыт реформ (как будто нет других, более удачных примеров - бывшей ГДР, Польши, Литвы), и неприятие сельским населением каких-либо перемен.

Все это так. Тогда остается развести руками, ничего не делать и ждать, когда все само собой образуется. По мне, честнее и объективнее пробовать и рисковать. В конце концов, решившись на это, другие (россияне, украинцы) самый драматичный этап миновали. Пусть в муках и тяготах, но у них появляется на земле истинный хозяин, собственник. И это чрезвычайно важно не только само по себе. Но и как предпосылка привлечения инвестиций в агропромышленный комплекс, что и наблюдаем, к слову, уже сегодня в России. Реально ли представить этот процесс в Беларуси? Найдется ли инвестор, который рискнет вкладывать капитал в колхоз, неизвестно кому принадлежащий? Риторический вопрос.

Конкретные реформы нужны и потому, что сегодня практически не найти ни одного думающего руководителя, специалиста, наконец, рядового механизатора, доярки, которые признавали бы сложившуюся ситуацию как нормальную. Низкая заработная плата, которая и на социальное пособие не тянет, отсутствие мотивации к труду, всякой перспективы для себя и детей порождают, с одной стороны, полную апатию и безразличие. С другой, - приводят к массовому пьянству и алкоголизму, масштабы которого переросли всякие пределы, как среди мужчин, так и среди женщин. Все это называется одним словом, - деградация. Такова цена потребительского отношения к селу.

И последнее. Об устоявшейся фразеологии типа "накормить народ", в которой как в капле воды отражена суть аграрной политики. По-моему, более унизительного и оскорбительного выражения для уважающей себя нации придумать трудно. Кормить надо малолетних детей и немощных стариков. Нужно заботиться не о кормлении народа, а о выработке аграрной политики, которая создавала бы предпосылки для эффективного, рентабельного ведения сельскохозяйственного производства, развития и процветания отрасли, достойной жизни крестьянства.

Новые статьи на library.by:
ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ:
Комментируем публикацию: КРЕСТЬЯНИН - ГЛАВНЫЙ ЧЕЛОВЕК НА ЗЕМЛЕ! (ЯРОШУК А. И.)

()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ЭКОНОМИКА БЕЛАРУСИ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.