Более десяти населенных пунктов в Свислочском районе фашисты превратили в пепел

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


БЕЛАРУСЬ: новые материалы (2024)

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Более десяти населенных пунктов в Свислочском районе фашисты превратили в пепел. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь - аэрофотосъемка HIT.BY! Звёздная жизнь


Публикатор:
Опубликовано в библиотеке: 2023-09-23
Источник: https://svisgaz.by/news/culture/ne-sdadite-banditov-gotovtes-k-rasstrelu-bolee-desyati-naselennykh-punktov-v-svislochskom-rayone-fash.html

В Свислочском районе есть деревни-сестры Хатыни. Буквально в самом начале войны в июле 1941 года в ходе одной из самых крупных карательных операций на территории Гродненской области в районе Беловежской пущи фашисты превратили в пепел более десятка населенных пунктов.

«Порядок» в лесах наводили огнем…

С первых дней оккупации усадьба Беловежа стала резиденцией немецкой округи, где действовал карательный фашистский батальон. Первым и главным заданием его было выселение людей из деревень, которые находились в пуще, и ликвидация этих населенных пунктов. Беловежскую пущу планировалось сделать образцовой территорией охотничьего хозяйства фашистской Германии. Согласно распоряжению Геринга, было приказано навести «порядок» в пуще – не допустить развития здесь партизанского движения. В список для эвакуации попало более ста лесных деревень, которые размещались как в самой пуще, так и на ее окраинах.

В сборнике архивных документов и материалов «Без срока давности», которые предоставил для публикации Национальный архив Республики Беларусь, есть донесение «Из дневника боевых действий 322-го полицейского батальона с 21 июля по 5 августа 1941 г. о проведении карательной операции в Беловежской пуще». Там значится, что 24 июля 1941 года прошло совещание «по вопросу особой акции 322-го полицейского батальона в Беловежской пуще. Батальону в короткий срок предстоит эвакуировать населенные пункты, перечень которых будет всякий раз уточняться… После эвакуации большинство населенных пунктов будут сожжены». В этом документе находим и названия населенных пунктов, что находились на территории нынешнего Свислочского района.

28 июля 1941 года 160 семей – 945 человек – из деревень Тиховоля, Бровск, Язвины и Немержанка, расположенных в радиусе 20 километров от Беловежи, были вывезены в окрестности деревни Гриневичи, а 29 июля 100 семей (577 человек) из деревень Тушемля и Долгий Борок – в населенные пункты близ Порозово. Дома и все другие строения сжигались.

Докладная записка Брестского антифашистского комитета о преступлениях, совершенных немецкими оккупантами, составленная в феврале 1944 года, свидетельствует, что в Порозовском районе (он вошел в состав Свислочского в 1960 году) сожжено немцами целиком шесть деревень: Новоселки – 100 хозяйств, Терасполь – 60 хозяйств, Людвиново – 12 хозяйств, Тимлево – 12 хозяйств, Полонка – 20 хозяйств, Ялово – 10 хозяйств, а также хутор Ощеп – 4 хозяйства. Население выселено.

Даже трудно представить, что чувствовали люди, в одночасье потеряв свои жилища и средства к существованию, которые в сельской местности в основном давало именно личное подсобное хозяйство. Где искать крышу над головой, как кормить семьи? И удержаться за свое невозможно – фашисты не пощадят никого. Кто ослушается приказа об эвакуации, может лишиться жизни. Тех, кто отказывался уезжать или медленно собирался, расстреливали на месте.

Из воспоминаний братьев Ивана и Григория Киселевских, которые опубликованы как отклик в «Свислочской газете» на статью научного сотрудника районного историко-краеведческого музея Людмилы Жук «Сожженные войной».

– Когда нас выселяли, по одной подводе дали на хозяйство. Собирай имущество – и чтобы в считанные часы вас не было. Жора еще в колыбели был, его с матерью на машину посадили, а девятилетнему Ивану и сестре сказали идти к отцу. Но на подводу не сядешь, там имущество. Приходится пешком идти. Отец набрался смелости и посадил детей на машину. Немец-охранник выругался, но снимать не стал. Только стали отъезжать – а уже хутора горят. Вороний Бор, Конюхово, Тиховоля, родная Тушемля… Все было сожжено. Люди плакали, боялись, что расстреляют. Отвезли под Порозово, сбросили в поле, где убрали рожь, и уехали. Когда солнце стало заходить, женщины пошли просить у людей, чтобы кто принял маленьких детей. Одна учительница сказала, что заберет. В школу отвели, на пол положили. Только на следующий день семью разыскал отец. Приютила родня. Семья там большая, а тут еще взрослые с детьми. А куда деваться? Отец нашел квартиру в Гаркавщине. Там и жили до освобождения…

Расправлялись с коммунистами, партизанскими помощниками и всеми, кто не подчинился

Как свидетельствуют документы, 2 августа 1941 года в район Беловежской пущи прибыл новый карательный батальон, который в тот же день начинает и энергично проводит специальную акцию против мирного населения. В первую очередь фашисты ставят целью схватить и покарать коммунистов и членов советских органов, а также подозреваемых в организации сопротивления. Но особо не разбираются, расправляются при малейшем, даже ничем не обоснованном подозрении. Как явствует из документов, только за один день батальон застрелил 72 человека.

28 июня 1941 года в Доброволе были арестованы 15 активистов, над ними сутки издевались, а затем расстреляли на местном кладбище. Об этом свидетельствуют предоставленные редакции прокуратурой Гродненской области материалы, полученные в ходе расследования уголовного дела по фактам совершения нацистскими преступниками, их соучастниками, преступными формированиями в ходе Великой Отечественной войны и в послевоенный период на территории БССР и других государств геноцида советских граждан.

Есть свидетельства о расстреле сестер Аксиньи и Ольга Боуфал. Они приютили двух советских солдат, которые выходили из окружения. Немцы, узнав об этом, приехали в Пацуи и захватили всех находившихся в доме. После допроса в Свислочи они расстреляли красноармейцев за то, что не сдались в плен, а Аксинью и Ольгу за то, что они их приютили и не донесли.

12 июля 1941 года фашисты ворвались в деревню Хоневичи, заходили в дома и выводили людей. Часть из них посадили в машину и отвезли в район Подороска, где была вырыта яма, на краю которой и расстреляли. Среди расстрелянных активные члены колхоза и его председатель Ф.П. Фунт. Так погибли 22 человека.

Еще один трагический день в истории района – 2 ноября 1942 года. Это было в Свислочи. Едва только стало рассветать, немцы выгнали евреев (в основном это были дети, женщины, старики) на улицу, приказали построиться в колонну и погнали в сторону урочища Вишевник. Людям приказали раздеться до белья. Затем взрослых ставили по 10–15 человек в ряд на краю ямы и расстреливали из винтовок, детей убивали прикладами. Экзекуция началась около двух часов дня и продолжалась до позднего вечера. Кого не успели уничтожить в первый день, загнали на ночь в подвал и продолжили кровавую расправу утром следующего дня. Это место стало последним пристанищем для 1536 человек.

Устанавливая жесткий «новый порядок», фашисты в первую очередь подвергали физическому уничтожению евреев, советских и партийных работников, а также тех, кто их укрывал. В то же время, стремясь любой ценой обеспечить свободу маневра в своем тылу, пытались если не уничтожить, то хотя бы блокировать основные партизанские формирования. Существовал приказ главного командования гитлеровской армии: под предлогом борьбы с народными мстителями «осуществить полную эвакуацию всего трудоспособного населения» из районов, охваченных партизанским движением, в партизанских зонах полностью сжигать населенные пункты, а их жителей уничтожать или вывозить на каторжные работы в Германию.

Не сдадите «бандитов», готовьтесь к расстрелу

Документально засвидетельствованы и зверства, которые осуществил на свислочской земле карательный отряд из фашистов и их прислужников – полицаев, замучив в карьере возле деревни Гаркавщина жителей деревень Незбодичи и Качки в июне 1942 года. В феврале–мае 1945 года в Свислочском районе работала комиссия по расследованию и установлению злодеяний немецко-фашистских захватчиков и учету причиненного ими ущерба. Представленные ею материалы свидетельствуют, что «летом 1942 года жесточайшим пыткам подвергались мирные граждане в деревне Незбодичи: им связывали руки, били прикладами, ломали руки, травили собаками. После чего 40 человек были расстреляны».

 

Подробно описал те события в протоколе опроса в качестве свидетеля житель Незбодичей плотник Иван Турок (1945 год):

– Жил на хуторе возле Незбодичей. В то июльское утро 1942 года проснулся от лая собаки. Жена посмотрела в окно и сказала, что это немцы кого-то повели. Потом пришли и в наш дом, обыскали, а мне велели одеваться. На улице уже ожидал конвой с 12 арестованными. Всех подвели к пулемету, скомандовали «руки вверх» и посадили на землю. Когда арест был закончен, людей подняли и погнали в сторону деревни. На краю Незбодичей увидели двух расстрелянных сельчан. Всех арестованных сельчан и жителей хуторов построили в одну колонну. Немцы подозвали солтыса и приказали назвать «бандитов». Когда тот сказал, что у нас таких нет, то стали бить его нагайкой. Солтыс не выдержал, пошел вдоль строя и стал указывать на тех, кто работал в советских органах. После того как их посадили в машину, немецкий офицер приказал выдать еще 20 «бандитов», а не то всех расстреляют. Толпа молчала. Тогда офицер стал считать и вызывать каждого десятого. Потом передумал, сказал, что если через неделю не сдадут «бандитов», то будут все расстреляны. Машины с людьми уехали. Через некоторое время услышали ружейно-пулеметную стрельбу со стороны деревни Арковщина. Были расстреляны около 40 ни в чем не повинных граждан.

Из опроса Марии Нехайчук (1945 год):

– В июле 1942 года в Незбодичи приехали фашисты и полицаи, деревню окружили. Хватали абсолютно всех мужчин, которые были дома. В числе активистов, которых фашисты увезли в сторону Арковщины, был муж Марии. Он был депутатом сельского Совета. В это же число попали трое ее дядей с сыновьями, у одного было трое детей. Самого расстрела Мария не видела. Но после того как стрельба прекратилась, немцы велели сельчанам взять лопаты и идти хоронить расстрелянных. На месте расстрела увидели десятки трупов. Мария прибежала раньше всех, хотя ее и пытались удержать односельчане, потому что немцы еще не уехали. Она не помнит, что делала: как будто помутнение какое-то, слезы и туман застилали глаза. Попыталась найти мужа, но мертвых тел было много, все было в крови. Жители деревни начали хоронить убитых. Немцы не разрешили хоронить по отдельности и глубоко закапывать. Всех, кто пытался поставить крест на месте расстрела или хотя бы букетик туда принести, грозили расстрелять на месте. А сами немцы и полицаи после расправы над людьми устроили в здании бывшей школы бал с выпивкой.

 

Знак памяти от земляков

Массовое сопротивление врагу на территории Свислоччины, как и на всей оккупированной территории Беларуси, началось уже с первых дней оккупации. В пущанских лесах появились партизанские группы. Свою задачу народные мстители видели не только в борьбе с захватчиками, но и в недопущении истребления пущи, которое фашисты начали с первых дней. Вековые дубы, высоченные ели, красавицы березы валили под корень – германской промышленности нужна была авиационная древесина. Местное население как могло помогало народным мстителям, в первую очередь продуктами питания и одеждой. В деревне Свентица находилась партизанская пекарня, которая регулярно обеспечивала их хлебом. Люди рисковали своей жизнью и родных (за связь с партизанами грозил расстрел без суда и следствия), но не хотели мириться с ненавистным врагом.

В память Татьяны Гуляй из агрогородка Великое Село врезались рассказы матери о жизни в военное время, а некоторые эпизоды она, хоть и была маленьким ребенком, но помнит сама. Ее воспоминания опубликованы в «Свислочской газете».

Деревня Калиновская, окруженная пущанскими лесами, находилась в партизанской зоне. Лес служил надежным убежищем для жителей деревни во время бомбежек и фашистских облав. Там из веток деревьев сооружали шалаши, в которых было темно, сыро и холодно, особенно во время дождей. Затихали перестрелки – и сельчане возвращались в свои дома. Ночью в деревню приходили партизаны. Люди снабжали их хлебом и другими продуктами, давали с собой одежду. Очень рисковали, но для фашистов это оставалось тайной. Трагедия едва не случилась уже накануне освобождения Свислоччины.

Недалеко от деревни проходила железная дорога, по которой фашисты отправляли на фронт подкрепление. Несмотря на усиленную охрану, партизаны совершали смелые диверсии. Однажды фашисты устроили на окраине деревни для партизан засаду, установив пулемет. А ночью в деревню неожиданно въехал немецкий конный патруль. Приняв его за партизан, пулеметчики открыли огонь по своим. Дом семьи Татьяны Ивановны попал под обстрел. Мать вспоминала, что все стены были изрешечены пулями. Таня с недавно родившейся сестрой, мамой и бабушкой, лежали на полу, едва дыша.

 

Под утро немцы стали врываться в дома жителей деревни и выводить всех на расстрел. Мать прижимала к груди плачущую сестренку, Таню держала за руку бабушка. Было много других семей с детьми. Полураздетые дети прижимались к родителям. Фашисты уже построили людей в шеренгу и зачитали приказ о расстреле, когда выяснилось, что произошла ошибка, партизан в эту ночь в деревне не было. Исполнение приказа перенесли до выяснения всех обстоятельств. Мама Тани долго не могла прийти в себя, нервное потрясение подорвало ее здоровье.

С первых дней оккупации на территории района начали действовать и подпольные организации. Одна из них была создана в деревне Доброволя, где объединились на борьбу 18 человек. К сожалению, многие добровольцы-патриоты были схвачены фашистами и в 1941 году расстреляны. Перед смертью, подвергаясь страшным пыткам, они не выдали своих ребят. Затем добровольскую подпольную организацию возглавила Паша Василенко, которая в ноябре 1943 года, как и ее отец с братьями, была казнена немцами в центре деревни.

 

В память о тех, кто не дожил до светлого Дня Победы, сражаясь в партизанских отрядах и антифашистских подпольных организациях, склоняют головы наши современники во время торжеств у памятника в центре агрогородка Доброволя. Здесь собираются сельчане не только на государственные праздники, но и в трагические даты истории района. Такие же места особого почитания – памятники погибшим землякам – есть в деревне Занки, на восточной окраине деревни Великое Село, на могиле жертв фашизма в урочище Вишевник, в агрогородке Хоневичи, в центре городского поселка Порозово и самой Свислочи. В память о погибших на территории Свислочского района установлено 56 объектов увековечения памяти, в том числе 38 памятников, стел и обелисков в местах воинских захоронений, 9 памятников погибшим землякам. В книге «Памяць» перечислены 848 фамилий мирных жителей, которые стали жертвами фашистского террора.

Как общий знак памяти о подвиге отцов и дедов, знак силы народного духа и непокоренности врагу на окраине Свислочи стоит защитник земли белорусской – «Асiлак». На досках – фамилии 1162 земляков, которые погибли от рук немецко-фашистских захватчиков. Мемориальный комплекс «Асiлак» воплотил образ обычного жителя нашей страны. Он миролюбив – огромный меч опустил на землю. Но из рук не выпустил. Значит, при агрессии извне готов защитить свою землю: кто к нам с мечом придет, тот от меча и погибнет. Памятник-мемориал был открыт в 45-ю годовщину освобождения Свислочи от гитлеровской оккупации.
Елена Гузень


Новые статьи на library.by:
БЕЛАРУСЬ:
Комментируем публикацию: Более десяти населенных пунктов в Свислочском районе фашисты превратили в пепел

Источник: https://svisgaz.by/news/culture/ne-sdadite-banditov-gotovtes-k-rasstrelu-bolee-desyati-naselennykh-punktov-v-svislochskom-rayone-fash.html

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle
подняться наверх ↑

ПАРТНЁРЫ БИБЛИОТЕКИ рекомендуем!

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ?

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY в VKновости, VKтрансляция и Одноклассниках, чтобы быстро узнавать о событиях онлайн библиотеки.