Как убивали Вильгельма Кубе. СПЕЦОПЕРАЦИИ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ. 1941-1944 ГГ.

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


БЕЛАРУСЬ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Как убивали Вильгельма Кубе. СПЕЦОПЕРАЦИИ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ. 1941-1944 ГГ.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2021-02-25
Источник: Вопросы истории, 2005-04-30

Специальные операции являлись одним из направлений деятельности органов госбезопасности СССР на временно оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны. Они включали в себя физическое уничтожение оккупантов, похищение гитлеровцев и их пособников, разложение вражеских гарнизонов, дезинформирование противника и так далее.

Устранение оккупантов и предателей Родины наглядно показывало, что в тылу врага есть силы, которые ведут с ним беспощадную борьбу. Советскими партизанскими формированиями велся строгий учет бесчеловечным преступлениям гитлеровцев на оккупированной территории. На основании приговоров, вынесенных партизанами, только при непосредственном участии Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР было осуществлено 87 актов возмездия1 .

Проведение каждого такого акта требовало большого опыта, смелости, терпения и находчивости. Необходимы были точное знание и учет конкретной обстановки, в частности, сложной системы охраны гитлеровских чиновников, тщательная разведка, поиск конкретных исполнителей.

Организаторам и исполнителям акций возмездия в отношении гитлеровцев и их пособников приходилось прикладывать неимоверные физические, а в большей степени психологические усилия. Зачастую все проходило не так гладко, как это писалось в отчетах и докладывалось руководству.

Следует отметить, что следствие гитлеровцев по данному роду делам, как правило, приходило к выводу о причастности к таким акциям органов государственной безопасности СССР2 .

Одной из самых громких ликвидации высших гитлеровских сановников явилось убийство гауляйтера Белоруссии Вильгельма Кубе.

Задание на его ликвидацию получили все действовавшие в районе Минска партизанские командиры. На протяжении всего лета и сентября 1943 г. велась охота на гауляйтера Белоруссии. Однако все покушения остались безрезультатными. Кубе долго и настойчиво выслеживали партизаны целого ряда отрядов, в том числе чекистских - С. А. Ваупшасова, П. Г. Лопатина, И. О. Золотаря, отряд ГРУ Д. И. Кеймаха и другие.

Принятая в отечественной историографии точка зрения о том, что общее руководство и координацию действий осуществляли Центр и Минские областной и городской комитеты КП(б) Белоруссии в настоящее время требует серьезного пересмотра. Представленные мне Н. В. Троян документы (подлинники), подписанные лично Судоплатовым и Маклярским, позволяют пересмотреть эту точку зрения.

Покушения на Кубе поначалу были неудачны. 22 июля 1943 г. раздался взрыв в театре Минска. По данным Центрального штаба партизанского движения и Главного разведывательного управления было убито 70 и ранено 110 солдат и офицеров противника. Но Кубе за несколько минут до взрыва покинул театр 3 .


Попов Алексей Юрьевич - кандидат юридических наук.

стр. 138


Летом 1943 г. разведчица В. В. Гуринович из бригады "Градова" установила, что Кубе часто ездит в одну из своих загородных резиденций в совхоз Локшицу. Группа партизан-разведчиков проникла на южную окраину Минска, несколько дней просидев в засаде на шоссе Минск - Локшица, в районе которого находилась резиденция. Однако в те дни машина гауляйтера на дороге так и не появилась4 .

6 сентября 1943 г. члены бригады "Градова" осуществили взрыв в офицерской столовой. Погибло 36 высокопоставленных фашистских офицеров и чиновников. Но Кубе на банкет не явился.

Непосредственными исполнительницами акта возмездия принято считать трех героев Советского Союза - Елену Мазаник, Марию Осипову и Надежду Троян.

Зная о том, что Мазаник имеет доступ в комнаты, где работает и отдыхает гауляйтер Белоруссии, руководство партизанской бригады "Дядя Коля" (командир - капитан государственной безопасности П. Г. Лопатин), решило использовать это обстоятельство для покушения на Кубе.

Первой вышла на Елену Мазаник с предложением ликвидировать гауляйтера резидент 4 Управления НКГБ "Канская" (Надежда Троян). Однако Мазаник стала уклоняться от встреч с последней и вскоре прекратила с ней всякую связь, испугавшись, что Троян является агентом гестапо.

В исследованиях, посвященных партизанской борьбе на оккупированных территориях СССР, зачастую случаются досадные ошибки, которые искажают истину. Так, авторы монографии "Ненависть, спрессованная в тол" утверждают, что "Е. Мазаник, работавшая горничной в квартире Кубе привлекла к участию в операции М. Б. Осипову - связную трех отрядов: В. Ваупшасова, П. Лопатина и И. Золотаря"5 . Однако, документы говорят о том, что именно Осипова привлекла, а с учетом сложившийся обстановки, заставила Мазаник согласиться подложить мину в постель гауляйтера Белоруссии.

За две недели до взрыва, покончившего с гауляйтером, на Мазаник вышла Мария Осипова, фигурирующая в секретных учетах НКВД и ГРУ как "Цапля" и "Черная". Встреча была организована подпольщиком Н. В. Похлебаевым - директором одного из кинотеатров Минска.

По предварительной договоренности, на встречу с Осиповой должны были прийти Мазаник и ее сестра Валентина Шутская, работавшая в казино немецкого суда6 . Однако последние в назначенное время не явились. Осипова высказала Похлебаеву свое сомнение по поводу благонадежности Мазаник, сказав буквально, что "она с немцами гуляет"7 .

Следующая встреча была организована подпольщиками Георгием Куликовым (Жоржем) и Николаем Похлебаевым.

Осипова мучительно ожидала свидания с сестрами, так как срыв первой встречи в напряженной обстановке оккупированного города произвел на нее тягостное впечатление.

Когда, наконец, встреча состоялась, Мазаник рассказала, что к ней приходила какая-то Надя, предлагала деньги за убийство Кубе, и что якобы эта Надя вызывает у нее подозрение своим поведением, так как открыто носит по городу листовки и держит себя развязно. На это Осипова ответила, что у нее денег нет, и что она надеется на сознательность Мазаник.

Опасения Мазаник были объяснимы. Она хотела точно знать, что с ней связались именно представители партизан. Работая продолжительное время в канцелярии гауляйтера, она была осведомлена о том, что гитлеровские спецслужбы имели разветвленную агентуру из числа местных жителей, и боялась, что к ней могут подослать агентов гестапо для выявления ее благонадежности.

На вопрос Осиповой, почему сестры не пришли на первую встречу, Мазаник заявила, что они были на базаре и там задержались. Видя, что разговор может закончиться безрезультатно, Осипова сказала Мазаник: "Вы прекрасно понимаете, в какой обстановке находимся. Близится час, когда каждый из нас, оставшийся в тылу противника должен будет отчитаться перед Родиной, что он сделал для ее освобождения от проклятого фашизма"8 .

В этой обычной патриотической речи проскользнула угроза физического устранения за отказ от сотрудничества с партизанами. Мазаник настояла на встрече с руководством партизанского отряда. Осипова согласилась на это, предупредив, что придется идти пешком километров сорок. Однако, Мазаник, сославшись на занятость, сказала, что вместо нее пойдет ее сестра Валя.

На следующий день (суббота 10 сентября) в шесть часов утра Валентина встретилась с Марией Осиповой и они ушли в партизанский отряд, откуда благополучно возвратилась на следующий день.

стр. 139


13 сентября Осипова пошла на встречу с сестрами. Последние в назначенное время не явились. Подождав некоторое время, чтобы не вызвать подозрения, Осипова ушла.

На следующий день, 14 сентября, подпольщик Н. Похлебаев в 18.00 организовал очередную встречу. На этой встрече было принято решение ликвидировать Кубе, заложив мину в его кабинет или спальню. От первоначального плана отравить Кубе решили отказаться, так как первыми в доме принимали пищу его дети9 .

Возникает вопрос, который не даст покоя историкам отечественных спецслужб, - кто приложил руку к убийству гауляйтера, военная разведка или органы государственной безопасности.

Последней инстанцией, где Осипова получила мины, явился действовавший в районе Минска спецотряд "Дима" Главного разведывательного управления, которым руководили Д. И. Кеймах, К. Корниенко и Н. П. Федоров10 . Руководство отряда знало, что Осипова связана с другими оперативными группами НКВД, охотившимися за Кубе. Однако, исходя из оперативной обстановки, Осиповой было приказано временно прекратить с ними любые контакты.

Получив в отряде "Дима" мину, Мария Осипова в пятницу 16 сентября передала ее Мазаник.

Во вторник 21 сентября в 6 часов утра Елена Мазаник, положив в сумку мину, направилась в последний раз на работу в дом гауляйтера Кубе.

В 9 часов утра Кубе, его жена и дети проснулись. Гауляйтер, встретив Мазаник на лестнице, поинтересовался причиной ее бледности. Она ответила, что у нее болит зуб, и что всю ночь пришлось не спать. Она попросила разрешения пойти к зубному врачу и на работу больше не приходить. Кубе не возражал.

Кубе со своим адъютантом Виленштейном уехал на службу. Жена гауляйтера с младшим сыном Вилли отправилась в магазин за продуктами, а два старших сына Кубе - в школу.

Заложив мину, Мазаник покинула резиденцию гауляйтера.

Кубе вернулся домой в первом часу ночи, сказал, что плохо себя чувствует, и сразу лег спать. В 0.40 22 сентября 1943 г. в спальне генерального комиссара и гауляйтера Вильгельма Кубе взорвалась мина. Его полуобгоревший труп был вынесен из охваченной пожаром спальни поднятой по тревоге дежурной командой11 .

Троян, не знавшая о смерти гауляйтера, 22 сентября 1943 г. въехала в Минск на велосипеде, чтобы передать мину Мазаник. Мина находилась в коробке от торта. По городу уже шли облавы. Выехать из Минска у молодой девушки не было никакого шанса. Но ей помог случай. Она столкнулась с чехами - солдатами вермахта, которые помогли партизанке покинуть город. Более того, к партизанам вместе с ней ушел один из чешских солдат12 .

Нацисты жестоко отомстили за смерть гауляйтера Кубе. Взятый в плен 7 мая 1945 г. бригаденфюрер СС Гсрф Эбергард, на момент убийства Кубе начальник полиции порядка в Белоруссии, показал: "Страшные злодеяния в г. Минске после убийства Кубе были совершены по приказу высшего начальника СС и полиции Готтберга... Последующие дни полицией совместно с СД были проведены облавы. Схваченные на улицах и в домах ни в чем не повинные люди, в том числе женщины и дети, были расстреляны... В этих облавах было расстреляно две тысячи человек и значительно большее число заключено в концлагерь"13 .

Как уже отмечалось, за гауляйтером охотились сотрудники НКВД, ГРУ и ЦШПД. После получения данных о его ликвидации было еще неясно, кто же конкретно осуществил акт возмездия. Некоторые поспешили доложить в Центр, что именно их агентура ликвидировала Кубе. Так, начальник Особого отдела партизанских отрядов Витебской области капитан госбезопасности СВ. Юрин, агенты которого также были задействованы для убийства Кубе, поспешил отрапортовать своему руководству в Центр, что убийство гауляйтера осуществлено его людьми. После этого он был вызван в Москву и арестован за очковтирательство. Его осудили на 6 лет лагерей. И только благодаря заместителю председателя Центрального штаба партизанского движения С. С. Бельченко, Юрин провел в местах лишения свободы всего полтора года 14 .

К чести организаторов и исполнителей акции возмездия, мина, уничтожившая Кубе, была направленного действия, то есть рассчитана на ликвидацию одного человека, и была подложена именно на место отдыха гауляйтера. Ни рядом находившаяся беременная жена Кубе, ни дети, спавшие в соседней комнате, не пострадали.

Ликвидация Кубе воспринимается историками неоднозначно. В связи с уничтожением нацистами большого количества мирных жителей, не имеющих отношения к смерти гауляйтера, некоторые авторы отрицают необходимость подобных боевых операций в ходе военных действий15 .

стр. 140


Однако большинство исследователей и очевидцев тех событий склоняются к тому, что Кубе был казнен правомерно16 . Свою точку зрения они аргументируют тем, что в рамках глобальной войны, когда речь шла о выживании целых народов, ликвидация Кубе явилась закономерным ответом на его злодеяния. Помимо этого, после ликвидации Кубе в Берлине был объявлен траур, а на фронтах и в тылу наблюдалась полная деморализация личного состава противника17 .

Агенты органов государственной безопасности СССР ликвидировали также белорусского националиста Фабияна Акинчица. Непосредственно операцию осуществили А. Л. Матусевич, Г. И. Страшко и А. И. Прилепко.

Нельзя не сказать и о деятельности легендарного советского разведчика, удачливого "ликвидатора" Н. И. Кузнецова ("Пауль Зиберт", "Колонист"), действовавшего в городах Ровно и Львов на Украине.

В г. Ровно Кузнецов ликвидировал оберфюрера СС верховного судью Украины А. Функа, министерского советника финансов Г. Геля, гитлеровского палача А. Виннера.

Помимо Кузнецова на Украине исполнителями смертных приговоров главарям фашистской администрации были бойцы отрядов Е. Мирковского, Д. Медведева, В. Карасева, Н. Прокопюка и связанные с ними подпольщики.

Так, 1 мая 1943 г. в помещение районной комендатуры в Овруче вошла группа людей, одетых в форму немецких офицеров. Они приказали сложить оружие и зачитали приговор, вынесенный руководителю комендатуры фон Армину. Исполнителями были разведчики из отряда Мирковского Н. Крамской, К. Анисимов, А. Мешков, С. Полищук, М. Карапузов, В. Шамякин. Все они благополучно вернулись на базу18 .

Уничтожение гитлеровцев осуществлялось различными способами. Так, 5 декабря 1942 г. агентами "Федор" и "Чижик" в г. Несвиже Барановичской области было отравлено 350 гитлеровцев, находившихся на отдыхе в замке Радзивилов. В Могилеве агентурой органов госбезопасности СССР 2 сентября 1943 г. в столовой было отравлено 187 немецких офицеров19 .

Помимо ликвидации чекисты и их агенты похищали представителей оккупационной администрации, сотрудников специальных служб противника, их агентов и пособников. Ярким тому примером может служить дерзкое похищение в г. Ровно Кузнецовым командующего карательной экспедицией генерал-майора фон Эльгена, взятого в собственной резиденции на Мельничной улице вместе с документами особой секретности. Последний хвастал незадолго до этого, что уничтожит всех партизан в радиусе 100 км от Ровно, и что будет беседовать с Медведевым в партизанском лагере20 .

В г. Борисове бургомистром являлся агент партизанской бригады "Дядя Коля"21 (П. Ф. Парабкович). При его непосредственной помощи был похищен высокопоставленный представитель гитлеровской военной разведки Нивеллингер22 .

Примером захвата официальных сотрудников, агентов и документов спецслужб противника могут служить действия партизанского отряда им. Ф. Э. Дзержинского (опергруппа "Ходоки" под командованием Е. И. Мирковского) в районе Житомира. Разведка отряда установила наблюдение за гестаповским агентом Нусвальдом, который был знаком со многими офицерами руководящего звена немецкого разведоргана. Переодевшись в полицейскую форму, разведчики Н. Гулак, И. Петрук и Н. Семиноженко ночью въехали в город, проникли на квартиру вражеского агента, обезоружили его и доставили в партизанский отряд. Вместе с ним в квартире были захвачены важные документы. Показания "языка" и содержание документов позволили партизанам установить сеть гестаповской агентуры в областном центре и предупредить многие ее действия23 .

Гитлеровцы на оккупированных территориях, особенно в районах партизанского движения, создали большой полицейский аппарат, целые полицейские части и гарнизоны. За весь период работы, например, орловских чекистов в тылу противника, из полицейских формирований перешло к партизанам около четырех тысяч человек. Многие из них хорошо показали себя в боях с оккупантами, некоторые были удостоены правительственных наград. Как показала практика, действенной формой борьбы против предательства была публикация имен изменников Родины. В специальной листовке, изданной от имени командования орджоникидзевских партизан в Орловской области в 1942 г., указывалось: "В диком разгуле с фашистскими ордами соперничают их холуи. Вот имена предателей и изменников, которые заслужили всеобщую ненависть и презрение советских граждан. Это Неделюев, Скотников, Поляков... Оглянитесь мерзавцы, кому вы служите? Кого вы предаете?.. Скоро настанет для вас час расправы"24 . Такая огласка предательства имела предупреждающее значение для неустойчивых.

стр. 141


В начальный период Великой Отечественной войны отдельные мероприятия по внедрению агентуры в состав антисоветских формирований с целью их разложения не давали положительных результатов в виду успехов немецко-фашистских войск на фронте, оккупации противником значительной части советской территории и активной антисоветской пропаганды среди личного состава формирований.

Победы Красной армии в 1943 г., размах партизанского движения положительно отразились на деятельности групп по разложению антисоветских формирований.

Основным средством разложения являлась специально подготовленная и внедренная в подразделения этих формирований агентура чекистских органов. Она распространяла антифашистские листовки, сводки Совинформбюро, своевременно получала информацию о настроении личного состава, собирала данные об отношении германского командования и его разведывательных органов к тому или иному формированию, офицерскому составу, устанавливала доверительные отношения с отдельными военнослужащими с целью их последующей вербовки в качестве агентов органов государственной безопасности СССР.

В своей работе чекисты использовали факты пьянок, аморального поведения командного состава спецслужб противника, недостатки в снабжении рядовых сотрудников и другие моменты.

Воздействие на личный состав подразделений спецслужб оказывалось также и через агентуру из местных жителей, проживавших вблизи объектов противника. С этой целью им давались задания поступать на работу в специальные службы и карательные формирования оккупантов в качестве официанток, уборщиц, машинисток, поваров, парикмахеров, прачек.

Великая Отечественная война дала много примеров, когда в результате умелой работы агентуры партизан подразделения вражеских спецслужб переходили на их сторону в полном составе. Так, в Гдовском районе Ленинградской области в 1943 г. подпольная организация под руководством А. Д. Антоновой способствовала тому, что взвод карателей, уничтожив офицеров своего и других подразделений, взорвал девять автомашин и с оружием в руках перешел на сторону партизан.

В результате агентурных мероприятий, проведенных среди добровольческого батальона "Припять", 6 апреля 1943 г. перешло на сторону партизан 120 "добровольцев"25 .

В целях компрометации партизанского движения гитлеровцы создавали лжепартизанские отряды. Они вооружали банды, которые в большинстве своем состояли из уголовников, посылали их в леса и даже позволяли им время от времени делать налеты на полицейских для завоевания авторитета у партизан и местных жителей.

Отрядом Медведева в 1942 г. были разоблачены и уничтожены три лжепартизанских отряда. Один отряд из семи человек действовал в районе Хотинска, занимался грабежами и разбоем. Другой отряд был ликвидирован возле станции Куява (железная дорога, соединяющая Дядьково и Людиново). Группа из 8 человек, под руководством некоего Цадика, была сформирована по заданию бургомистра г. Людиново. В задачи этой группы входило: найти партизанский отряд, влиться в него и вести работу по его разложению. Они были хорошо вооружены. Получив об этой группе агентурные сведения, партизаны проверили их на месте, и, когда группа собралась у Цадика, всех уничтожили.

Одним из важнейших факторов, способствовавших выявлению и ликвидации лжепартизанских отрядов, являлась деятельность агентуры органов госбезопасности СССР в оккупационных службах и учреждениях. Так, в партизанском соединении под командованием А. Н. Сабурова информация о формировании лжепартизанского отряда из предателей была получена от агента, внедренного в руководящие органы полиции г. Ельска. Через два дня эта информация была подтверждена другим источником, работавшим в Ельском гебитскомиссариате. Перед отрядом была поставлена задача выявлять и уничтожать партизан, их разведчиков и связных. Уже 3 сентября 1943 г. в районе сел Ремезы и Движки бандиты, маскируясь под партизан, внезапно открыли огонь по группе разведчиков-сабуровцев, убив трех человек. Решительными действиями партизанского соединения эта банда вскоре была разгромлена в районах Мозырь и Овруч26 .

Сотрудники органов госбезопасности принимали участие в подготовке и проведении дезинформационных мероприятий: доводили до врага сведения о численности партизанских сил, во много раз превышавшей действительную, создавали ложные партизанские базы, имитировали подготовку нападения партизан на те или иные объекты. Подобные мероприятия дезорганизовывали работу фашистских спецслужб, направляли их усилия по ложным или бесперспективным направлениям, задерживали проведение подготовленных карательных операций, снижали результативность деятельности разведки и контрразведки противника27 .

стр. 142


Организованные с учетом конкретной обстановки дезинформационные мероприятии в такой степени дезориентировали оккупантов, что они нередко предпринимали карательные акции даже в отношении своей агентуры, предателей, сотрудников своих служб. Так были дискредитированы видные руководители предательских казачьих формирований в районе Таганрогского полуострова. В результате этой акции казачья дивизия, дислоцированная в Таганроге в мае 1943 г., была снята с фронта и по частям, без оружия, направлена в глубокий тыл, якобы для борьбы с партизанами.

В августе 1943 г. чекистами было отправлено гитлеровским спецслужбам анонимное письмо, в котором говорилось, что бургомистр Клинской волости Калинковичского района БССР Жидковец связан с партизанами и помог осуществить диверсию на железной дороге. Предварительно ему в сарай были подложены листовки и письмо от партизан с благодарность за оказанную помощь. Через 3 дня предатель был повешен эсесовцами28 .

Каждый совершенный акт возмездия, особенно над высшими представителями гитлеровской администрации, имел широкий общественный резонанс и большое психологическое и нравственное значение. Он утверждал неминуемость наказания главных преступников, торжество справедливости, непобедимость народа, силу духа и волю к победе которого не могли сломить самые жестокие репрессии.

Примечания

1. ЗЕВЕЛЕВ А. И., КУРЛАТ Ф. Л., КОЗИЦКИЙ А. С. Ненависть, спрессованная в тол. М. 1991, с. 278.

2. Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), ф. 625, оп. 1, д. 105, л. 180 - 187.

3. Там же, л. 279, 374.

4. ВЕРХОЗИН А. М. Самолеты летят к партизанам. М. 1966, с. 107.

5. ЗЕВЕЛЕВ А. И., КУРЛАТ Ф. Л., КОЗИЦКИЙ А. С. Ук. соч., с. 280.

6. Из немецких источников следует, что Шутская работала в казино немецкого суда. Елена Мазаник утверждала, что сестра работала уборщицей на кухне в немецком суде.

7. РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 105, л. 211.

8. Там же, л. 212, 213.

9. Там же, л. 213, 214.

10. ПОНОМАРЕНКО П. К. Всенародная борьба в тылу немецко-фашистских захватчиков 1941 - 1944. М. 1982, с. 35.

11. РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 105, л. 185.

12. Запись беседы с Н. В. Троян от 27 января 2002 года. (Личный архив автора).

13. РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 37, л. 134 - 135.

14. Запись беседы с заместителем начальника Центрального штаба партизанского движения в годы Великой Отечественной войны генерал-полковником С. С. Бельченко от 17 марта 2001 года. (Личный архив автора).

15. СТАРИНОВ И. Г. Второй фронт. БОЯРСКИЙ В. И. Партизаны и армия. История упущенных возможностей. Минск-Москва. 2001, с. 269.

16. МАЗАНИК Е. Г. Казнь фон Кубе - гауляйтера Белоруссии. Партизанские были. М. 1958, с. 475 - 487.

17. Запись беседы с гененерал-полковником С. С. Бельченко от 17 марта 2001 года. (Личный архив автора).

18. МИЩЕНКО Г. Л., МИГРИН Г. П. Задача особой важности. Киев. 1985, с. 142.

19. РГАСПИ, ф. 625, оп. 1, д. 104, л. 130, 129.

20. ЗЕВЕЛЕВ А. И., КУРЛАТ Ф. Л., КОЗИЦКИЙ А. С. Ук. соч., с. 282.

21. Командир отряда - капитан государственной безопасности П. Г. Лопатин.

22. ЗОЛОТАРЬ И. Ф. Под маской бургомистра. Партизанские дни. М. 1971, с. 9 - 32.

23. МИЩЕНКО Г. П., МИГРИН Г. П. Ук. соч., с 121.

24. Незримого фронта солдаты. Тула. 1971, с. 125.

25. Центральный оперативный архив (ЦОА) ФСБ России, ф. 3, оп. 9, д. 472, л. 6.

26. АНДРИАНОВ В. Н. Участие чекистов в партизанской борьбе в годы Великой отечественной войны. М. 1990, с. 111.

27. Там же, с. 109.

28. ЖОЛОБОВ И. А. За линией фронта - тоже война. Барнаул. 1972, с. 24.


Новые статьи на library.by:
БЕЛАРУСЬ:
Комментируем публикацию: Как убивали Вильгельма Кубе. СПЕЦОПЕРАЦИИ ОРГАНОВ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ СССР НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ. 1941-1944 ГГ.

© А. Ю. ПОПОВ () Источник: Вопросы истории, 2005-04-30

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.