Белорусский вопрос в документах британских дипломатов 1918-1919 гг.

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


БЕЛАРУСЬ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Белорусский вопрос в документах британских дипломатов 1918-1919 гг.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-03-07
Источник: Вопросы истории, № 5, Май 2012, C. 146-150

В конце первой мировой войны Соединенное Королевство поддержало независимость народов стран Балтии: Латвии и Эстонии. Его целью являлось создание демократических прибалтийских государств, связанных с Великобританией и оторванных от России. Расширение сфер влияния на восточном побережье Балтийского моря позволило Лондону контролировать значительную часть бывшей российской торговли. Поддержка Великобританией коалиции государств Балтии также была обусловлена страхом перед возможностью заключения соглашения большевистского правительства России с Германией.

 

Страны Антанты стремились не допустить установления Германией своего влияния на Балтийский регион и поддерживали антисоветское движение. В балтийские государства были направлены военно-политические миссии. В начале 1919 г. в Латвию прибыла британская делегация во главе с Гербертом Грант-Ватсоном. Военной миссией руководил Георг Кеннан, а затем Альфред Берт. Экономическими вопросами занималась особая группа во главе со Стивеном Таленсом. Союзнические миссии активно занимались укреплением связей с руководством правительств прибалтийских республик в сфере политического и военного сотрудничества. Великобритания не проявляла особого интереса к Белоруссии, не видя преимуществ в геополитическом положении республики. Однако сохранилось много документов дипломатической переписки британских дипломатов с правительством БНР, представительствами Белоруссии за рубежом, что делает проблему изучения британо-белорусских отношений актуальной и позволяет уточнить некоторые аспекты данной темы исследования.

 

Осенью 1918 г. британский МИД получил донесение разведки о прошедших в Копенгагене переговорах между датскими и белорусскими дипломатами. В нем говорилось о создании в 1918 г. Белорусской Рады в составе 64 человек, представлявшей различные социальные слои Белоруссии. Согласно сообщению "... на заседаниях Рады БНР участвовали люди из Минска, Могилева, Вильно. Германия препятствовала приезду людей из своей оккупационной зоны. Также сообщено о том, что Рада боялась большевистского сосредоточения сил в районе Могилева вместе с большевистски настроенными крестьянами и поэтому просили союзников о помощи. Также сообщалось о встрече представителей Белорусской Рады с представителем британского правительства. Они просили помощи союзников в условиях быстрого отхода немцев с оккупированной территории Белоруссии в борьбе против большевиков. Также про-

 

 

Кобрин Михаил Владимирович - старший преподаватель Барановичского государственного университета. Беларусь.

 
стр. 146

 

звучала информация о том, что аналогичные делегации были направлены белорусской стороной в Берн, Варшаву и Киев. Делегаты просили об оружии, но поскольку не было белорусской армии, то трудно было достичь взаимопонимания и контактов, и ожидать конкретной военной помощи от Польши, Украины и других стран"1.

 

На Парижской мирной конференции белорусская делегация вручила британскому представителю лорду Келмарноку письмо на имя премьер-министра Великобритании Д. Ллойд-Джорджа (аналогичные письма были направлены президенту США В. Вильсону и премьер-министру Франции Л. Клемансо) следующего содержания: "С уходом германских войск с оккупированных территории нашей страны Белоруссии, которая в течение трех лет была театром военных действий, там вновь начинается ужасная эксплуатация. Банды большевиков ждут лишь момента, когда край будет свободным от регулярных военных отрядов, чтобы вновь приступить к грабежам, убийствам и уничтожению нашей свободы и цивилизации. Белорусская Рада, представляющая все партии и общественные организации, провозгласила независимость, которая требует признания мировым сообществом. Обращаемся с просьбой к Антанте, как защитнице свободы малых народов, о защите края от анархии и предоставлении военной помощи с момента отхода немецких войск в целях защиты от грабежей и погромов"2. Письмо было подписано представителями Рады БНР Г. Капланом, С. Черторийским и С. Розенбаумом.

 

Лорд Келмарнок сразу же отправил в МИД Великобритании депешу следующего содержания: ""Белая Русь", по-видимому является еще одним кандидатом, стремящимся присоединиться к ряду новых государств. Становится очевидным, что мы не можем прийти им на помощь. Я думаю, что лучше не давать им ответ до тех пор, пока мы не узнаем что-нибудь больше о людях и их авторитете. Кажется, они хотели бы также выступать от имени Литвы, считая ее своей родиной, при этом делегаты Белорусской Рады считают Литву в историческом смысле своей национальной идеологией"3.

 

В 1919 г. белорусско-литовские отношения были важным элементом политики обоих правительств. В начале 1919 г. на белорусские и литовские земли начала наступление польская армия. Литовцы и белорусы протестовали против этого на страницах газет и по дипломатическим каналам. Британским дипломатам литовцы вручили ряд дипломатических нот. В частности, 28 апреля 1919 г. литовский посол в Великобритании В. Чепиньский выразил протест против оккупации польской армией Гродненщины, которую литовцы считали своей землей. Он пытался убедить, что идея литовского государства очень популярна среди местного белорусского населения. В частности, в ноте говорилось: "Помните о том, что население Виленщины и Гродненщины в своем большинстве состоит из белорусов, которые составляют 71% от общего числа населения, 17% евреев, 10% поляков, остальные - литовцы и другие нации. Национальный и социальный антогонизм, существующий между поляками, которые являются крупнейшими собственниками земли, и белорусским населением, владельцами небольших участков, есть еще глубже и сильнее, чем между поляками и литовцами. По этой причине белорусы единодушно постановили, что территория Гродненщины объединится с Литвой только на условии, что Литва будет гарантировать полную национальную и административную автономию Белоруссии. По этому решению шесть представителей Гродненщины вошли в состав Литовской Тарибы.

 

В связи с выборами польского парламента в Варшаве положение белорусов Гродненщины является вполне естественным и предсказуемым, потому что исходит из сложившихся дружеских отношений между Литвой и Белоруссией, столетием общей истории, когда Белая Русь была частью Литовского государства, принимая во внимание такие решения жителей Гродненщины, национальное правительство Литвы законным способом также трактует эти районы неотъемлимой частью Литовского государства, поскольку права человека на самоопределение были широко признаны всеми воюющими и нейтральными сторонами. Вы также должны добавить, что Гродненщина была колыбелью древнего литовского государства, которое начало свое существование здесь в первой половине XIII в., несмотря на православную веру и славянский язык, население Гродненщины имеет литовское происхождение. Наконец, этот регион никогда не был частью польского государства, так что даже наполовину этот запрос не может быть поддержан по историческим и этнографическим

 
стр. 147

 

критериям. Включение Гродненщины в состав Польши было бы нарушением основных прав белорусов и всех исторических традиций"4.

 

Чепиньский утверждал, что большевизм Литве не угрожает, что литовцы живут в стабильном обществе, в спокойной религиозной и мирной обстановке, и следовательно, большевистские идеи не смогут найти здесь сочувствующих, а литовская армия сможет сдержать большевистские отряды. Он считал, что угроза со стороны большевиков приближается к Польше не со стороны Литвы, а у нее изнутри - по причине безработицы и экономического кризиса. Неизбежным итогом польского вторжения будет активизация большевистских сил в Литве и Белой Руси. Занятие этих районов поляками только усилит большевизм в Восточной Европе5.

 

Руководитель британской миссии в Латвии Г. Грант-Ватсон 13 мая 1919 г. отправил доклад в МИД Великобритании. Он получил название "О претензиях на границы и отношения между Литвой и другими нациями". В нем белорусские Гродненщина и Виленщина были упомянуты как Малая или Русская Литва. Автор документа подтверждал существование прежнего литовско-белорусского соглашения о создании совместного государства на равноправной основе. Он пояснял, что имелись основания опасаться, что белорусы будут иметь над литовцами численное преимущество. Включение в состав Литвы Виленщины и Гродненщины вызовет уменьшение численности белорусов. Автор этого документа никак не обосновывавал расширение границ земель, населенных белорусами, даже историческим ракурсом. По сути дела такое решение было принято из-за страха перед тем, что слишком большое территориальное государство не сможет рассматриваться в качестве субъекта международного права. Отход от прежней программы присоединения восточной Белоруссии, то есть Витебщины, Могилевщины и Смоленщины, объяснялся стремлением "избежать славянского влияния". Часть территории восточной Литвы, а в нее включили всю Беларусь, была названа стратегической областью, а ее границей определили бывшую линию российско-германского фронта 1915 г., которая делила Гродненскую губернию на две части: Диссенский и Виленский уезды с белорусским населением оставались на литовской стороне.

 

Автор документа прокомментировал это следующим образом: "Эта линия разделяет литовских католиков от православных, хотя граница между конфессиями весьма условна. Предполагаемая граница проходит через уезды, которые говорят на литовском, польском и белорусском языках, и где разные национальности так перемешаны, что ни одна этнографическая граница не может быть определена, В любом случае литовцы желают определить восточную границу как временную, в ожидании решения вопроса о будущем Белоруссии. Литовцы и белорусы понимают, что границы окончательно будут определены после взаимных консультаций между двумя нациями".

 

Вышеупомянутый документ показывает позицию литовской стороны и в национальном вопросе: "Литовцы считали белорусов весьма аморфным обществом без конкретного национального характера и без определенных национальных границ. Считается, что количество белорусов определяется восьмью миллионами человек, в том числе два миллиона католиков, однако эти оценки могут быть расплывчатыми, так как белорусы сильно смешаны с россиянами и украинцами. Минск, а также уезды Дисна и Вилейка имеют белорусский характер, а также в Витебской, Смоленской, Могилевской губерниях преобладает крестьянское население, в основном белорусского происхождения. Русифицированные деревни не имеют, как в России, совместных земельных наделов (общинно-деревенских), и по этой причине крестьяне Белоруссии в меньшей степени подвержены большевизму, чем российские крестьяне. В среднем белорусский крестьянин имеет шесть-семь акров земли, но это меньше, чем имеет литовский крестьянин, который имеет в среднем около двадцати акров земли и гораздо меньше, чем латышский, который имеет столько земли, что его семья не может справиться без дополнительной помощи и наемной силы.

 

В Белоруссии наемная сила есть: крестьяне менее интеллигентны и у них меньше развито национальное самосознание, чем у литовских. Городское население в Белоруссии не отличается, с точки зрения структуры российских городов, и как правило содержит большое количество евреев, а также русских и поляков. Интеллигенция, главным образом, - российская, а также есть польское духовенство и неболь-

 
стр. 148

 

шое количество белорусов. Леса в этом регионе очень богаты, но деревообработка не развита. Несмотря на примитивные методы работы, сельское хозяйство процветает: большую роль играет торговля зерном. Хотя литовцы и ненавидят поляков из-за того, что поляки хотели их полонизовать, литовцы не чувствуют ненависти к белорусам, потому что те нигде не продемонстрировали попыток повлиять на их национальный характер. Наоборот, две страны хотят сотрудничать и, в свою очередь, достичь национальных интересов. Дружба между народами становится все сильней, потому что она основана на необходимости в данный момент и на исторической основе"6.

 

В конце августа 1919 г. военно-дипломатическая миссия ВНР начала свою деятельность в Риге и Ревеле. Ее возглавлял полковник К. Езовитов. Он надеялся получить поддержку Латвии и Эстонии в деле признания независимости ВНР. Латвия поддерживала независимость ВНР. В частности, в меморандуме латвийской делегации на Парижской мирной конференции в апреле 1919 г. говорилось о совместной исторической судьбе народов Белоруссии и Латвии, обращалось внимание на различия в этногенезе белорусов и великороссов, а также на деятельность белорусского национального движения. Одной из целей внешней политики Латвии было установление дружеских отношений с Белоруссией. Езовитов видел, как Великобритания оказывала военную и политическую помощь Латвии и Эстонии. Он надеялся, что такая помощь будет оказана и Белоруссии. В течении нескольких месяцев 1919 г. он несколько раз аппелировал к премьер-министру ВНР А. Луцкевичу, указывая на необходимость максимального белорусского представительства в Англии и США, предлагал себя в качестве посла в этих странах. Он познакомился с представителями английской миссии и вел с ними переговоры7.

 

25 ноября 1919 г. Финляндия признала независимость ВНР. Сообщение об этом вызвало замешательство среди сотрудников британской миссии в Финляндии. 17 декабря 1919 г. посол лорд А. Актон сообщал в Лондон: "Это только правительство Минска, которое в настоящее время определило себя как Западнорусская республика, а именно ВНР. Буду признателен, если мне разъяснят, какие трансформации происходят в минском режиме"8. Депеша аналогичного содержания была отправлена в британское посольство в Варшаве. 27 декабря 1919 г. офицер разведки капитан С. Комден из британской военной миссии в Нарве провел беседу с представителем белорусской миссии генералом С. Булак-Булаховичем. Темой беседы была военная помощь Британии БНР. 28 декабря 1919 г. сообщение о беседе было отправлено в МИД Великобритании. В нем говорилось: "Генерал вел переговоры об оказании военной помощи белорусской армии. Он сообщил, что общая численность вооруженных сил более 1000 человек, в том числе 750 с оружием. Американцы обещали 1000 пар обуви. Также американцы передали одеяла, теплую одежду, носки"9.

 

Сам генерал Булак-Булахович 31 декабря 1919 г. встретился в Риге с руководителем британской военной миссии С. Таленсом, который заявил, что "Государство БНР, созданное белорусскими политиками, не отвечает трем основным национальным условиям: нет постоянной территории, нет главной власти, нет денег, которые складываются как общее согласие в стране. Правительство никто не представляет, только те, которые его создали"10.

 

В конце января 1920 г. англичане направили специальную миссию для изучения ситуации на территории Белоруссии, оккупированной польской армией11. Однако о результатах ее деятельности ничего не известно. Белорусский вопрос обсуждался в кругах британской дипломатии в связи с деятельностью поляков, литовцев и латышей на Парижской мирной конференции в отношении БНР. Отслеживались также польско-советские переговоры на белорусской территории. Информация о Беларуси и белорусах поступала не только от них самих, но и из литовских, польских, немецких кругов и от английской разведки.

 

Была еще одна причина того, что БНР в 1918 - 1920 гг. не воспринималась всерьез. Внимание Великобритании в этот период было сосредоточено в основном на балтийском регионе, который их интересовал из-за торговых связей. БНР не была представлена в Лондоне, хотя такой проект был. Установления дипломатических отношений с Великобританией добивались Луцкевич и Езовитов. Но они не смогли заинтересовать Великобританию белорусским вопросом. Англичане, которые конструировали новый европейский строй, решили поддержать независимые настроения

 
стр. 149

 

литовцев, латышей и эстонцев, наблюдая за ходом событий в Белоруссии. Однако, у них много времени заняло восприятие существа белорусской проблемы. Первоначально они воспринимали белорусов как белых россиян, которые были в оппозиции к большевикам или как ополяченных русских. Значительное влияние на мнение британцев имели высказывания поляков и литовцев, заинтересованных в инкорпорации белорусских земель. Белоруссия воспринималась как объект польско-советского конфликта, в котором британцы содействовали британцам.

 

Примечания

 

1. PALUSZYNSKI Т. Walka о niepodleglosc Lotwy. 1914 - 1921. Warshawa. 1999, s. 179.

 

2. Архівы БНР. Кніга 1. Т. 1. Вільня-Нью-Ерк-Мінск-Прага. 1998, с. 28.

 

3. Белорусская библиотека в Лондоне (ББ). Копия рапорта лорда Килмарнока в МИД Великобритании от 04.11.1918.

 

4. Там же. Копия ноты протеста В. Чепиньского от 28.04.1919.

 

5. Там же.

 

6. Там же. Копия рапорта Х. Грант-Ватсона в МИД Великобритании от 26.04.1919.

 

7. Архівы БНР, с. 1517.

 

8. Там же, с. 1448.

 

9. ББ. Копия рапорта Е. Камдена о переговорах с генералом С. Булак-Булаховичем в МИД Великобритании 28.12.1919.

 

10. Там же. Копия рапорта С. Таленса о переговорах с генералом С. Булак-Булаховичем в МИД Великобритании 31.01.1920.

 

11. Там же. Копия рапорта представителей британской миссии в Риге и Варшаве в МИД Великобритании 11.02.1920.

 

 


Новые статьи на library.by:
БЕЛАРУСЬ:
Комментируем публикацию: Белорусский вопрос в документах британских дипломатов 1918-1919 гг.

© М. В. Кобрин () Источник: Вопросы истории, № 5, Май 2012, C. 146-150

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.