Белорусский вопрос на Парижской мирной конференции

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ


БЕЛАРУСЬ: новые материалы (2022)

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Белорусский вопрос на Парижской мирной конференции. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2020-02-14
Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 2013, C. 140-147

18 января 1919 г. начала свою работу Парижская мирная конференция. Ее целью было подписание мирных договоров со странами, проигравшими в первой мировой войне, и создание новой мировой политической системы. Основой для обновления мироустройства являлся распад старых империй и появление новых государств. Концепцией политического устройства Европы можно считать декларацию президента США В. Вильсона, вселявшую надежды на государственность тем народам, которые до недавнего времени составляли основу многонациональных империй. Однако принцип независимости народов в декларации четко прописан не был. Слова "самоопределение" и "плебисцит" были на устах у многих европейских национальных деятелей. И хотя Вильсон не предлагал проведение конкретных плебисцитов, многие национальные политики считали, что они необходимы. Однако при их проведении появилось много новых проблем, таких как признание в правах национальных меньшинств; решение спорных вопросов в местах компактного проживания населения и т.д. Например, в Белоруссии вопрос о национальности определялся с конфессиональной точки зрения. Белорусы не упоминались в декларации Вильсона, что свидетельствовало о незнании или не желании знать о существовании такого народа. Новые европейские государства старались привлечь к себе внимание, чтобы получить необходимую поддержку великих государств. Этому служили различные заявления, меморандумы, декларации, в которых доказывалась историческая необходимость создания новых государств, а конечной целью было участие в работе Парижской мирной конференции для того, чтобы получить признание США и ведущих стран мира.

 

Белорусы решили сначала провести презентацию своей заявки на участие в Парижской мирной конференции. Этим занялся лично премьер-министр и одновременно министр иностранных дел Белорусской Народной Республики (БНР) А. Луцкевич. 22 января 1919 г., находясь в Гродно, он подписал "Меморандум белорусского правительства к участникам мирной конференции"1.

 

В этом документе он просил международной помощи в деле строительства белорусской государственности, допуске делегатов БНР к участию в международной конференции в качестве самостоятельной белорусской делегации и призвал не рассматривать белорусский вопрос как внутреннее дело России.

 

Перед политиками БНР стояла трудная задача - убеждить международное сообщество в существовании белорусского народа через знакомство с его историей, культурой, традициями в то время, как большинство европейских народов ничего не

 

 

Кобрин Михаил Владимирович - старший преподаватель Барановичского государственного университета. Берарусь.

 
стр. 140

 

знало об той части Европы, где находилась Белоруссия. Ярким примером этого было использование своеобразной языковой кальки при разъяснении термина "Белоруссия". Большинство европейцев называли ее White Russia, Weissruthenien, Russie-Blanche, что переводилось как белая Россия. Вслед за меморандумом была издана работа белорусского профессора, этнографа М. Довнар-Запольского "Основы белорусской государственности", в которой главный акцент сделан на исторические традиции существования белорусского народа. Хотя автор писал о слабом самосознании белорусов, о религиозном разделе белорусского народа, о культурной и политической угрозе со стороны Польши и России, он в тоже время констатировал, что главной задачей белорусского национального движения является провозглашение БНР2. При этом ничего не говорилось об экономической составляющей будущего государства, о его отношениях с соседними государствами.

 

Состав делегации правительства БНР на международную конференцию был избран только 21 марта 1919 года. В столицу Франции должны были ехать: А. Луцкевич, А. Цвикевич, Р. Скирмунт, К. Кондратович, Ю. Янковский, А. Головинский, Л. Барков, а также Ю. Камаринец, А. Ознобишин3.

 

В конце марта Луцкевич выехал из Гродно в Париж, но задержался в Берлине, где было создано дипломатическое представительство БНР в Германии и находились члены правительства БНР, которые не имели возможности работать в Белоруссии. Также в Берлине задержались другие члены белорусской делегации на Парижскую мирную конференцию. Сосредоточение в столице Германии такого большого количества белорусских политиков свидетельствовало о том, что вокруг местной дипломатической миссии БНР возник новый центр белорусской политической жизни.

 

4 мая 1919 г. дипломатическая миссия БНР в составе: Л. Баркова, А. Борика, В. фон Дитмана, Б. Мюллера и Павловского была зарегистрирована немецкими властями. Вскоре она разделилась на три отдела: консульский, военный и пресс-центр. 27 октября 1919 г. Луцкевич назначил Баркова на должность белорусского консула в Берлине. Члены дипломатической миссии проводили мобилизацию в белорусские отряды среди бывших солдат российской армии, имевших белорусское происхождение и находившихся в лагерях военнопленных на территории Германии. Они также занимались регистрацией белорусов. Их число, по словам Б. Зайца, составило в период с весны до начала ноября 1919 г. около 10 тыс. человек4. Большими усилиями было получено разрешение германского МИД на выдачу паспортов БНР. Члены дипломатической миссии установили контакты с немецкой прессой и на ее страницах публиковали статьи о работе правительства БНР и действиях соседних стран относительно Белоруссии. Белорусский пресс-центр давал материалы в немецкие и белорусские газеты, а также в немецкий МИД и газетное агентство "Пресс-Варте"5.

 

Препятствием одновременному выезду всех делегатов на международную конференцию в Париж было отсутствие средств на поездку. Не удавалось получить деньги, переведенные правительством УНР на счет в берлинском банке. На Украину отправился Цвикевич, чтобы просить о переводе кредита на счет банка в Вене. С той же целью Украину посетила Е. Алексюченко, сестра белорусского политика П. Алексюка, перейдя дважды линию фронта6. После получения транша от украинского правительства, переведенного на счет венского банка, Луцкевич в середине апреля 1919 г. выехал из Берлина в Прагу. Визит в Прагу он использовал ради нескольких встреч с политиками - дипломатом из Франции, послом Украины в Праге А. Славинским, а также с В. Липинским, назначенным П. Скоропадским представителем Украинского государства в Вене, Н. Василько, представителем Западноукраинской народной республики, а также В. Сингалевичем, представлявшим Западноукраинскую объединенную народную республику. От представителей всех украинских правительств Луцкевич получил заверения в поддержке7.

 

Однако самой важной встречей, по его мнению, был визит 17 апреля 1919 г. к президенту Чехословакии Т. Масарику. Часовую встречу с главой чехословацкого государства он оценивал очень высоко, считая, что в его лице нашел союзника и поддержку, необходимую не только для независимости БНР, но также для создания федерации балтийско-черноморских государств. Масарик был сторонником образования новых государств во всей Европе, включая Балканы. Однако Луцкевич опасал-

 
стр. 141

 

ся планов Польши, считая, что это "государство является империалистическим с захватническими аппетитами"8. Из доклада Луцкевича следовало, что во время его встречи с Масариком, тот обещал помочь белорусской делегации на международной конференции через делегата от Чехословакии Э. Бенеша, министра иностранных дел и члена социалистической народной партии. Масарик также рекомендовал установить отношения с премьером Чехословакии К. Крамаржем, хотя и предупредил, что тот является русофилом и возможно ему будет трудно разделить взгляды Луцкевича на независимость Беларуси. Крамарж был сторонником существования единой и неделимой России, а национальные движения, которые действовали на ее территории, трактовал как сепаратистскую деятельность, и вновь созданные правительства Литвы, Беларуси, Украины, Латвии, Эстонии считал политической авантюрой.

 

Из отчета Луцкевича следовало, что во время их встречи Масарик высказал симпатии к Белоруссии и даже предложил обменяться дипломатами. Спустя несколько месяцев, в Праге удалось создать дипломатическое представительство БНР во главе с Н. Вершининым. В то же время появление чехословацкого представительства в Гродно не было возможно, потому что город был оккупирован Польшей.

 

Луцкевич позитивно оценил разговор с чешским политиком, который произвел на него очень сильное впечатление, в то же время для Масарика это была одна из множества неофициальных встреч, которая не была даже зафиксирована в книге визитов чешского президента на Пражском Граде9.

 

Деньги с украинского аванса, которые Луцкевич смог получить в отделе венского банка в Праге, позволили делегации БНР выехать на международную конференцию в Париж. Однако 29 апреля 1919 г. в Париж выехали только трое ее членов, получившие от французских властей согласие на выезд во Францию: генерал К. Кондратович, А. Ознобишин и Л. Барков10. Уже на месте к делегации присоединился полковник Е. Ладнов из белорусской организации в Одессе. Перед выездом делегации Луцкевич вручил ее членам специальную инструкцию. Делегатам следовало передать руководителю международной конференции Ж. Клемансо, премьеру Франции, мемориал правительства БНР по вопросу независимости и неделимости белорусской территории. Инструкция была разработана после захвата Гродно польской армией и спустя несколько дней после захвата Вильно. Он также рекомендовал обратить внимание на то, что Польша под прикрытием борьбы с большевиками проводила аннексию части белорусских земель. Прося помощи у западных государств, Луцкевич делал ставку на солидарность и союз с теми народами, которые оказались в похожей ситуации. Кроме того, он рекомендовал установить контакты с делегациями Украины, Чехословакии, Литвы, Латвии, Эстонии и Финляндии. Белорусская делегация ехала с предложением заключить военный союз с упомянутыми правительствами, которые вели борьбу с большевистской Россией. Боясь польского доминирования, премьер БНР не хотел, чтобы в него вступила Польша, хотя та была заинтересована в создании антибольшевистской коалиции и одна имела соответствующие вооруженные силы. Отдельно Луцкевич планировал поддерживать отношения с украинцами, а может даже заключить с ними союз.

 

В работе конференции в Париже непосредственно участвовали делегации двадцати семи государств, выступавшие в войне на стороне Антанты. Пленарные заседания проходили редко, работа велась в нескольких десятках комиссий. Решающий голос имели Великобритания, США, Франция, Италия и Япония. Главным государственным органом был Верховный Совет, первоначально по числу заседавших в ней лиц названный Советом десяти. В нем заседало пять премьеров и пять министров иностранных дел главных государств. После выхода из его состава министров иностранных дел он преобразовалась в Совет пяти, а позже, когда в знак протеста против действий делегации США из него вышла итальянская делегация, он преобразовался в Совет четырех.

 

Луцкевич прибыл в Париж только под конец мая 1919 г., через пять месяцев после открытия конференции. В это время ее участники приняли заявления двух соседей Белоруссии - Польши и Литвы - и выслушали выступления их делегаций. Было принято предварительное решение относительно восточной границы Польши

 
стр. 142

 

с условием, что окончательное решение состоится только тогда, когда в России будет создано демократическое правительство, признанное западными государствами.

 

18 ноября 1919 г. адмирал А. Колчак провозгласил себя Верховным Правителем Российского Государства. Созданная им армия заняла часть Сибири вплоть до Урала. Его правительство белорусскую и украинскую проблемы считало внутренним делом России и исходило из концепции, что белорусы и украинцы не могут создать свою государственность. Такую точку зрения охотно поддерживали западные государства, особенно Франция.

 

Белорусская делегация не участвовала в заседаниях конференции. Делегаты устанавливали контакты с прессой, вели разговоры в кулуарах и искали политической и финансовой поддержки, старалась образовать союз народов бывшего российского государства, находившихся в похожей ситуации, анализируя обсуждения, проходившие в зале заседания. В августе 1919 г., когда прошли слухи о непризнании независимости Белоруссии и Украины, делегаты разработали соглашение между двумя странами о совместных парламентских действиях. Несмотря на это, еще осенью 1919 г. Луцкевич констатировал, что "дело Белоруссии состоит не хуже украинского, а может и лучше"11. Логика его рассуждений опиралась на анализ экономической ситуации Белоруссии. Ее нельзя было сравнить с экономикой и богатством Украины, тем самым согласие на суверенитет Белоруссии не принесло бы большого экономического ущерба России. Луцкевич надеялся, что и "западные государства поймут, что без Украины не может быть России, а без Белоруссии Россия может быть"12. Белорусская делегация обратилась к делегациям новообразованных республик: Украины, Латвии, Эстонии, Грузии, Азербайджана, Литвы а также Горской республики Северного Кавказа с призывом организовать совместный политический фронт против российской делегации и ее стараний добиться восстановления довоенных границ России13. Такой неофициальный союз удалось создать, однако без участия Литвы, которая не признавала БНР

 

Оценивая свое участие в международной конференции, Луцкевич подчеркивал, что с первых дней заседания белорусская делегация старалась войти в состав балтийских государств, а также искала помощи у Великобритании, которая в этом регионе начала вести собственную политическую игру.

 

Луцкевич отдавал себе отчет в том, что положение БНР в то время было крайне неустойчивым. Территория БНР находилась в руках большевиков и поляков, в Минске не функционировали белорусские административные структуры, не была создана белорусская армия, не хватало капиталов. Луцкевич предупреждал, что "если в это время не наступит признание Белоруссии как государства, (а не народа, что в то время сделано), наступит раздел Белоруссии и ее политическая смерть, а в итоге наступит национальный сон"14.

 

Делегации, собравшиеся в Париже с удовольствием разыгрывали белорусскую карту, каждый раз кокетничая с белорусской делегацией, и поднимали цену за поддержку их интересов. Больше всего принадлежностью белорусских земель интересовались россияне, литовцы и поляки. Все хотели их видеть полностью или частично в составе своих государств. Тем самым признание БНР не лежало в сфере их интересов.

 

Непоследовательно в отношении белорусов на международном форуме вели себя литовцы. Смена их политического курса была связана с избранием в середине декабря 1918 г. нового правительства М. Слежавичуса15. На Парижской конференции литовцы не только отошли от идеи выступления совместным блоком с правительством БНР, но не сохранили даже прежней лояльности.

 

Первоначально Луцкевич рассчитывал, что деятельность литовской делегации на конференции можно признать незаконной. Еще в письме от 14 мая, написанном из Берлина, он наказывал членам белорусской делегации начать переговоры с членом литовской делегации Е. Розенбаумом, которого хорошо знал как сторонника идеи конфедерации ВКЛ и человека лояльного белорусам. Он предполагал убедить его заключить политический союз с правительством БНР, а также привлечь к планам создания совместной армии, способной противостоять армии Польши. "Если литовцы не пойдут с нами, то это будет знак, что они снюхались с поляками и нас предали,

 
стр. 143

 

формально исходя из тех документов, которые им дал Гродненский белорусский съезд, считавший себя за суверенную власть "Гродненского края" в определенной диспозиции от литовского правительства! В таком случае Вам придется как можно решительнее выступить против литовцев и их политики!"16.

 

Отношения между белорусами и литовцами окончательно прояснились в июне 1919 года. К делегации на международной конференции присоединился член Тарибы белорус Д. Семашко. В июне участникам конференции был направлен документ, содержавший просьбу о помощи белорусами в деле создания литовского государства с белорусскими землями Виленщиной и Гродненщиной17. При этом умалчивалось о существовании правительства БНР. Главный орган, представлявший белорусов, назывался Виленская белорусская рада, которая делегировала в Тарибу шестерых представителей и заключила ноябрьское соглашение с правительством Литвы. При этом не было сказано, что это произошло с согласия и даже по инициативе Луцкевича, который был руководителем и одновременно премьером БНР. Семашко заявил о согласие белорусов на создание литовского государства, забыв о том, что белорусская сторона, помогая Литве, надеялась на то, что следующее соглашение с Литвой включит на равных правах в ее состав все белорусские земли.

 

Выступление Семашко было встречено членами белорусской делегации с неприкрытым раздражением. Сказанное представлялось им изменой национальным интересам и действиями против правительства БНР. Никто уже не сомневался, что литовское правительство было заинтересовано в розыгрыше политической игры между белорусами. Дополнением к этой игре стал доклад, переданный литовцами членам международной конференции и представителям заграничных миссий, в котором их старались убедить в том, что белорусы не являются народом, а их стремление к государственности не должно браться во внимание западными государствами18.

 

Выступление Семашко способствовало разрыву белорусско-литовских отношений на Парижской конференции. Апогей наступил 18 июня 1919 года. Эту дату указал в своем письме Луцкевич, указав, что после этого числа были остановлены переговоры с литовцами. Хотя еще теплилась надежда улучшить взаимные отношения с помощью делегации приехавших в Париж католических ксендзов Литвы, симпатизировавших белорусам. Белорусы надеялись, что духовные учителя А. Вольдемарас и М. Ючас их поддержат19. Однако до белорусско-литовского сближения дело не дошло. Вскоре оказалось, что деятельность литовской делегации в Париже согласована с правительством Литвы.

 

Ожидаемых результатов не принесли и проходившие с марта по июль 1919 г. в Ковно переговоры члена Рады БНР А. Смолича с президентом Литовской республики А. Сметоной, а в Варшаве - члена Рады БНР В. Захарко с представителем литовского правительства в Польше Ю. Саулюсом. С трудом вел переговоры в Литве и белорусский политик П. Кречевский. Ему удалось добиться выделения территории между Таурасом и Шауляем для базирования белорусской армии, уточнения западной и южной границ литовского государства, которые одновременно были бы границей белорусской территории20. Кречевский пытался добиться от литовских политиков соглашения о том, что они не передадут Польше западные и южные уезды Гродненской губернии. В начале июня 1919 г. он трижды пытался добиться проведения переговоров с премьер-министром Литвы М. Слежавичусом по этой теме. В письме Луцкевичу в Париж он с горечью констатировал: "Они [литовцы] всячески говорили, что с охотой будут защищать независимость Беларуси и независимой Литвы, а как только спросишь: "в каких границах", то от правительства видно, чего хотят. Теперь говорят, что "в тех, какие указаны нами: с Пинском, Новогрудком, Дисной и Двинском, а поэтому мы как хорошие соседи рассчитаемся". Но ответом им, что потом будет уже поздно рассчитываться, как границы будут очерчены, а на такие границы, которые делят Беларусь на две части ни один белорус не пойдет. Если стоите на периметрах малой Литвы, то скоро она сузиться до границ Ковенской губернии. О Вильно, что он этнографически принадлежит белорусам, то даже слышать не хотят. Не идут на то, чтобы сделать его совместной столицей и сеймом. С этого видно, что совместной работы с литовцами не получиться"21.

 
стр. 144

 

На литовское правительство оказывали давление белорусы, заседавшие в литовской Тарибе, которые в то время работали там в комиссии по подготовке выборов в литовский учредительный сейм. Возмущенные поступком Семашко, предавшим белорусские интересы они 27 июня 1919 г. направили в Тарибу ноту протеста, которую подписал Ластовский. В ней сообщалось, что они приостанавливают свое участие в работе комиссии, потому что литовское правительство и Тариба отошли от условий соглашения ноября 1918 г., тем самым проигнорировав белорусов. Их также волновало установление государственной символики исключительно на литовском языке, а не как они надеялись - на обоих языках, так как в их понимании государство мыслилось исключительно литовско-белорусским. Тарибу упрекали также в том, что та не рассмотрела белорусский проект белорусских и литовских организаций, а также не ответила на меморандум Семашко. Однако главной причиной ухода белорусских представителей из Тарибы стали нескрываемые намерения литовцев инкорпарировать Виленщину и часть Гродненщины в Литву и полный отказ от строительства дуалистического белорусско-литовского государства. В связке с меморандумом Семашко 2 июля 1919 г. Ластовский, как представитель Народного Секретариата БНР вручил ноту протеста в руки литовского премьер-министра22.

 

В то время, когда, по убеждению политиков БНР, члены Тарибы изменили идее белорусско-литовской федерации и полностью отказались от совместной работы с правительством БНР, на международной конференции возникли новые коллизии. 30 июня 1919 г. на совместном заседании делегации Азейбаржана, Армении, Беларуси, Грузии, Литвы и Украины велись разговоры о том, что Украина и новые государства, возникшие на территории бывшей Российской империи, не будут признаны государствами, главенствующими на конференции23. Был представлен проект о восстановлении России, которая должна была стать федеративным государством с гарантией независимости народам, проживавшим на ее территории. Дискуссия в Совете Четырех касалась вопроса с кем связывать Белоруссию: с Польшей или Россией.

 

Представители правительства Колчака начали искать сближения с белорусской делегацией. Луцкевич трактовал эти действия как "меры от наводнения и пожара". Выбор зависел от того, кто предоставит независимость белорусам в наибольшем объеме24. Информируя дипломатическую миссию в Берлине о попытке начала переговоров 8 июля 1919 г. делегации БНР с представителями Колчака, Луцкевич писал: "Повторяю, разговариваем и будем разговаривать со всеми, будем торговаться со всеми сторонами, чтобы выторговать для нашего края, если не независимость, то создание федерации с тем или другим сильнейшим соседом"25. Это было осознание того, что с потерей Литвы, ее союзника и потенциального партнера, поле политического маневра очень сильно сузилось.

 

К планам включения белорусских земель в состав России политики БНР относились очень скептически из-за того, что первоначально правительство Колчака не признавало национальных прав белорусов. С. Сазонов, тогдашний министр иностранных дел России в правительстве А. Колчака, старался привлечь нерусские народы к автономии в России. Он противопоставлял польскую идею федерации идее автономии народов России, среди которых он впервые выделил белорусов как отдельный народ, а не как этнографическое меньшинство26.

 

Еще в июне 1919 г. Луцкевич подготовил реферат для членов международной конференции об отношениях Белоруссии с Россией, рассматривая условия, на которых белорусы могли бы поддержать создание демократической России и правительство Колчака. Оба представленные варианта относились к установлению федеративных связей27. Первый вариант предусматривал создание Великой России, второй - создание центрального правительства, которое представляло бы Россию на международной арене. На первое место при формировании возможных союзов с соседями Луцкевич ставил свободу и хозяйственные интересы белорусского государства. Поэтому среди партнеров по возможной федерации с Белоруссией он в первую очередь называл Литву и Латвию, которые имели выход в Балтийское море; во вторую очередь - Украину с ее черноморскими портами (проект федерации с Украиной поддерживал член Рады БНР А. Цвикевич, который во время своей дип-

 
стр. 145

 

ломатической миссии на Украине установил там личные политические контакты). По замыслу Луцкевича союз этих государств был бы барьером, охранявшим Советскую Россию. К федерации с Россией белорусы могли бы присоединиться исключительно после установления там демократического правительства на основе добровольного соглашения и с гарантией сохранения прежнего равенства отдельных государств28.

 

Контакты с белорусской делегацией установили четыре члена российской делегации: В. Сазонов, Б. Савинков, В. Маклаков и Н. Чайковский. Итогом их консультаций стало заявление Маклакова, в котором он защищал интеграцию Белоруссии с Россией и сохранение ее западной границы, что было болезненно воспринято в Польше. Сазонов, в свою очередь, на страницах английской прессы поддерживал автономию Белоруссии в составе России.

 

Луцкевич был далек от мысли о заключении каких либо союзов с лагерем "белых", которые, как он опасался, означали бы в возрожденной России поглощение Белоруссии без гарантии суверенитета, а в дальнейшем - гегемонию России и российской культуры. Следует отметить существование еще одного проекта, о котором он говорил неохотно. Это так называемый проект совместной деятельности с Польшей. 25 июля 1919 г. он направил письмо премьеру Польши И. Падеревскому, в котором защищал Гродненщину, а 3 июля 1919 г. предложил создать совместный антибольшевистский фронт29. Польская делегация восприняла эти шаги как симпатию белорусского премьера к польской концепции федерации. Вскоре после этого 20 июля 1919 г. в Париже состоялась встреча Луцкевича с польским премьер-министром Падеревским. Переговоры касались создания федерации Белоруссии с Польшей30. Посредниками выступили французские военные, в частности член французской военной миссии в Одессе полковник Е. Вулитч, который познакомился с членом делегации БНР и министром в правительстве Луцкевича Е. Ладновым.

 

Луцкевич склонялся к идее федерации с Польшей с надеждой на то, что будет сохранено равенство двух государств. 1 июля 1919 г. в день 350-летия Люблинской унии должен был быть подписан договор между БНР и Польшей о союзе. Он предусматривал федерацию двух равноправных независимых и суверенных государств. Предлагалось, что высшим органом власти будет Высший Совет, состоящий из представителей двух государств в равном количестве. В целях координации совместной внешней политики предусматривалось создание Секретариата заграничных дел. Планировалось создание самостоятельных армий для обороны независимости двух государств. Предусматривалось проведение единой таможенной, торговой политики, а также свободного транзита. Права белорусского нацменьшинства в Польше и польского в Белоруссии подлежали защите в законодательном порядке31. Договор должен был вступить в силу после ратификации его парламентами обеих стран. Однако договор так и не был претворен в жизнь по неизвестным пока историкам причин.

 

25 августа 1919 г. белорусская делегация покинула Париж. По дороге в Белоруссию Луцкевич надеялся встретиться с Начальником польского государства Пилсудским и премьер-министром Польши Падеревским. Однако в Варшаве 1 сентября 1919 г. он был интернирован. Только в октябре 1919 г. ему удалось выйти на свободу. Цели белорусской делегации на Парижской мирной конференции достигнуты не были. Белоруссия как независимое государство не было признано США и ведущими европейскими государствами в силу различных причин. Правительству БНР было тяжело достигнуть своих целей без международной поддержки и, кроме того, в условиях активных антибелорусских действий польской и литовской дипломатий. Прохладно к независимости Беларуси относились правительства А. Колчака и А. Деникина. Необходимости существования БНР, как независимого государства, не видели государства, которые на Парижской мирной конференции решали вопросы о новом устройстве послевоенной Европы.

 

Примечания

 
стр. 146

 

1. Архівы БНР (АБНР). Т. 1. МН. 1998, ч. 1, с. 321.

 

2. ДОВНАР-ЗАПОЛЬСКИЙ М. В. Основы белорусской государственности. Гродно. 1919, с. 8.

 

3. АБНР, т.1, ч.1, N1187; Протокол заседания Рады Народных Министров Белорусской Народной Республики от 21.03.1919, с. 336.

 

4. СОКОЛОВСКИЙ В. Чрезвычайная дипломатическая миссия БНР в Германии. - Спадчына. 1998, N1, с. 169 - 170, 191 - 192.

 

5. Там же, с. 169 - 192; АБНР, т.1, ч.1 N1353, с. 430; N1359, с. 433; N1393, с. 451.

 

6. АБНР, т.1, ч.1, N1316: Письмо Александра Цвикевича (Варшава) Аркадию Смоличу (Минск) от 24.08.1919, с. 410.

 

7. Там же, N1210: Протокол заседания Рады Народных Министров БНР от 21.05.1919, с. 346 - 347.

 

8. List A. Luckewicza z 04.05.1919 do czlonkow delegacji w Paryzu, Berlin. Письма Антона Луцкевича со времени Парижской мирной конференции. - Arche-Начало, 2006, N10, с. 63 - 64.

 

9. Архив Канцелярии Президента Республики. Прага, Журнал аудиенций 1919 г., с. 235.

 

10. АБНР, т.1, ч.1, N1210: Протокол заседания Рады Народных Министров БНР от 21.05.1919, с. 346 - 348.

 

11. АБНР, т.1, ч.1, N1424: Черновик письма А. Луцкевича Иосифу Лесику от 29.10.1919, с. 464.

 

12. Там же. с. 465.

 

13. Там же. N1788. Отчет МИД БНР за 1919 г., составленный министром Антоном Луцкевичем 28.01.1920, с. 631 - 636.

 

14. Там же, N1424: Черновик письма А. Луцкевича Иосифу Лесику от 29.10.1919, с. 464.

 

15. FSBLM, Копия реферата Винцента Чепинского - представителя Литвы в Лондоне, отправленного в Форейн Офис 28.04.1919.

 

16. Письмо А. Луцкевича от 06.05.1919, Берлин. Письма Антона Луцкевича, с. 68.

 

17. АБНР, т.1, ч.1, N1220: Меморандум в деле белорусов в Литовском государстве, данный Домиником Семашко Мирной конференции в Париже, с. 352 - 353.

 

18. FSBLM, копия реферата Винцента Чепинского...

 

19. Письмо А. Луцкевича от 19.06.1919, Берлин. Письма Антона Луцкевича, с. 69 - 71.

 

20. АБНР, т. 1, ч. 1, с. 380.

 

21. Там же, с. 378.

 

22. Там же, с. 367, 396.

 

23. Там же, с. 370.

 

24. Лют А. Луцкевіча ад 09.07.1919. з Парыжу, с. 71, 77.

 

25. Там же, с. 71.

 

26. АБНР, т. 1, ч. 1, с. 410.

 

27. Там же, с. 358.

 

28. Там же, с. 356.

 

29. ЧЕРНЯКЕВИЧ А. Формирование польского направления в белорусском национальном движении (ноябрь 1918 - декабрь 1919). Гродно. 2008, с. 58.

 

30. ЛУЦКЕВІЧ А. Да гісторыі беларускага руху. Мн. 2003, с.203.

 

31. AAN w Warszawe. Archiwum I. Paderewskiego. Sygn. 948.

 

 


Новые статьи на library.by:
БЕЛАРУСЬ:
Комментируем публикацию: Белорусский вопрос на Парижской мирной конференции

© М. В. Кобрин () Источник: Вопросы истории, № 12, Декабрь 2013, C. 140-147

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.