Скорина и Федоров. ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЕ КНИГОПЕЧАТАНИЕ

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Скорина и Федоров. ВОСТОЧНОСЛАВЯНСКОЕ КНИГОПЕЧАТАНИЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

10 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Минск. Наука и техника. 1984. 224 с.


Основоположниками восточнославянского книгопечатания, как известно, были Франциск Скорина и Иван Федоров. Если о последнем существует обширная литература, то этого нельзя сказать о первом. В. И. Пичета, автор обзора литературы о белорусском первопечатнике, начал свою статью с утверждения, что о Скорине "имеется обширная литература"1 , однако, заканчивая ее, признал, что за 150 лет единственным основательным исследованием была монография П. В. Владимирова2 , да и тех работ, в которых о белорусском первопечатнике лишь упоминается, тоже не так много. Поскольку первая книга Скорины вышла в 1517 г., 400-летие книгопечатания в Белоруссии следовало отмечать в 1917 г., но ввиду обстоятельств того времени "юбилейная" книга вышла несколько лет спустя3 . В 1967 г. в связи с 450-летием белорусской печати вышел сборник статей4 , в котором помещено продолжение пичетовской "Скоринианы", написанное А. В. Флоровским. Таким образом, лишь в наше время изучение жизни и деятельности одного из самых видных гуманистов славянского мира стало вестись достаточно интенсивно. Почему так долго Скорина был в забвении? Сейчас естественным представляется, что и деятельность и личность первопечатника должны были в первую очередь изучаться в Белоруссии, однако до 20-х годов это имя там не было широко известно. Если кто в Белоруссии и знал о Скорине, то, всего вероятнее, лишь по книге Владимирова, малодоступной широкому читателю. С точки зрения самодержавия, белорусского народа не существовало, а следовательно, не могло быть и разговоров о его культуре в прошлом. Кроме того, буржуазные ученые, признавая грандиозность проделанной Скориной работы, не могли определить, деятелем какого народа он являлся: Франциск, т. е. неправославный, пе-




1 Пичета В. И. Белоруссия и Литва в XV X I ст. М. 1961, с. 731.


2 Владимиров П. В. Доктор Франциск Скорина. Его переводы, печатные издания и язык. СПб. 1888.


3 Чатырохсотлецьце беларускага друку. Менск. 1926.


4 450 год беларускага кшгадрукавання. Мінск. 1967.


стр. 134




ревел библию на "руски язык" для "посполитого" (простого) народа. Было над чем задуматься. Перелом был достигнут после того, как Скорину признали, наконец, деятелем белорусской культуры, а произошло это лишь после Октября5 .


"Юбилейные" сборники 1926 и 1967 гг. разнообразны по содержанию и широки по охвату материала; написаны они в основном минскими учеными. Еще более богата и разнообразна тематика сборника "Белорусский просветитель Скорина и начало книгопечатания в Белоруссии и Литве" (М. 1979). В нем, кроме работ белорусских исследователей, помещены труды московских и львовских ученых.


Ко времени приезда Ивана Федорова и Петра Мстиславца в Белоруссию книгопечатное дело здесь имело давние традиции. Не говоря о Скорине и его виленских изданиях, к тому времени были напечатаны книги в Несвиже и Бресте - там работали Симон Будный и Василий Тяпинский. Печатная книга уже не была здесь новостью и, например, в Супрасльском монастыре по "реистрику" 1557 г. числилось пять "битых" (печатных) книг6 . В скором времени их число значительно возросло.


Название рецензируемого сборника7 неточно отражает его содержание, т. к. о книгопечатании в России в буквальном значении этого слова в нем ничего нет. Связующим звеном для трех восточнославянских народов в данном случае является личность Ивана Федорова. Но в сборнике много внимания уделено заблудовским изданиям его и Петра Мстиславца. В. Ф. Шматов пишет о художественном оформлении заблудовских изданий, О. Я. Мацюк - о их бумаге. А. Ф. Коршунов, И. З. Мыцко, В. Е. Яцук, В. Ф. Шалькевич, В. Г. Короткий, В. П. Колосова освещают пребывание Ивана Федорова в Белоруссии и на Украине.


Вступительные статьи, показывающие условия книгопечатания в России и Великом княжестве Литовском, написаны В. М. Кононом и С. А. Подокшиным, которые давно занимаются изучением деятельности Скорины. В России книгопечатание было делом государственным, созданным на средства казны, с соизволения Ивана IV и митрополита Макария, тогда как в Великом княжестве Литовском книгопечатание носило частный характер.


Статья А. П. Грицкевича касается положения Белоруссии - составной части Великого княжества Литовского и в особенности верхушки белорусских феодалов, в XVI в. в большинстве православных и русских по языку, входивших в состав пановрады, высшего правительственного органа этого государства. Автор показывает, что крупнейшие магнаты (Г. А. Ходкевич, К. К. Острожский) оказывали действенную помощь развитию книгопечатания. Можно лишь пожалеть, что в сборнике нет такого же очерка об Украине.


Много внимания уделено в сборнике Петру Мстиславцу. Ю. А. Лабынцев описывает, в частности, его виленские издания в собрании Государственной библиотеки СССР имени В. И. Ленина. В обстоятельной работе об этом первопечатнике8 уже отмечалось, что, хотя имя Ивана Федорова всегда стоит на первом месте, Петр Мстиславец как книгопечатник и художник мало уступал ему. В статье Э. В. Ялугина по этому поводу говорится, что хотя имена Ивана Федорова и Петра Мстиславца упоминаются рядом, у многих авторов получается так, что последний был чем-то вроде подмастерья у первого. Между тем деятельность Петра Мстиславца в Вильно дает основания говорить о том, что имена этих людей должны стоять рядом. То, что Мстиславец означает "уроженец Мстиславля", представляется бесспорным, к этому лишь стоит добавить, что в Белоруссии такая форма фамилии не редкость: Быховец, владелец знаменитой хроники, является уроженцем Быхова. Такая фамилия присваивалась тогда, когда ее носитель не жил дома: в Мстиславле не будешь Мстиславцем, потому что там все мстиславцы.


Таким образом, в настоящее время мно-




5 Впрочем, и 20 лет назад у некоторых авторов не было ясного ответа на вопрос, кем был Скорина. Так, Л. И. Владимиров в монографии "История книги и библиотек в Литве" (Вильнюс. 1965) называет Скорину "вильнюсским первопечатником" (с. 5, 6).


6 Археографический сборник документов, относящихся к истории северо-западной Руси. Т. IX. Вильна. 1870, с. 355.


7 Авторы: М. Б. Ботвинник, А. П. Грицкевич, В. П. Колосова, Е. М. Конон, В. Г. Короткий, А. Ф. Коршунов, Ю. А. Лабынцев, О. Я. Мацюк, И. З. Мыцко, С. А. Подокшин, В. Ф. Шалькевич, В. Ф. Шматов, Э. В. Ялугин, В. Е. Яцук. Составители: М. Б. Ботвинник, А. Ф. Коршунов. Редколлегия: И. Я. Науменко, М. И. Делец, Н. В. Бирилло, В. М. Конон, А. И. Мальдис.


8 Зернова А. С. Первопечатник Петр Тимофеев Мстиславец. В кн.: Книга. Исследования и материалы. Сб. IX. М. 1964.


стр. 135




гие вопросы, связанные с деятельностью Скорины, более или менее обстоятельно изучены, но остается и немало еще незатронутых. К важнейшим из них принадлежит такой: с какими знаниями ушел юный Скорина из Полоцка, что он к тому времени прочитал, какие знал языки? Можно считать вполне правдоподобным, что Скорина уже тогда знал о наличии печатных книг и даже читал некоторые из них. Но многие ли? Из кириллических в Полоцке могли быть издания Швайпольта Фиоля, но имелись ли они в Полоцке на самом деле? Полоцк был тесно связан с Ригой, а там печатные издания в конце XV в. были далеко не новостью, но это, надо полагать, были книги на латыни. Знал ли Скорина этот язык?


Не вызывает сомнения наличие в Полоцке того времени массы рукописных книг. Еще Р. Гейденштейн писал, что в найденной в Полоцке библиотеке "кроме летописей было много сочинений греческих отцов церкви... все на славянском языке"9 . Но к тому времени Полоцк в связи с Ливонской войной дважды переходил из рук в руки, причем, конечно, погибло немало культурных ценностей, в том числе и рукописей. М. Стрыйковский, долгое время живший в Витебске, писал свою "Хронику" в 70-е годы XVI века. В короткий срок он приобрел 13 - 15 летописей, которые и использовал в своем труде10 . Едва ли Скорина не знал о них.


Решение некоторых задач в изучении деятельности Скорины требует усилий публикаторов. Следовало бы не только переиздать его предисловия и послесловия (такая книга выпущена в 1969 г. в Минске, сост. А. Ф. Коршунов), но также и все выявленные документы о нем. Хотя известность Скорины в последние десятилетия значительно возросла, изучение его жизни и трудов должно продолжаться.




9 Гейденштейн Р. Записки о Московской войне. СПб. 1889, с. 71.


10 Stryjkowski M. Kronika polska, litewska, Zmodzka i wszystkiej Rusi. Cz. 1. Warszawa. 1846, s. 57, 87.


Опубликовано 09 ноября 2018 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Н. Н. УЛАЩИК • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, 1986, № 11.

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.