Критика и библиография. В. ПИЧЕТА. "ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ И ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ"

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Критика и библиография. В. ПИЧЕТА. "ОСНОВНЫЕ МОМЕНТЫ ИСТОРИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ И ЗАПАДНОЙ БЕЛОРУССИИ". Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

35 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:



В. Пичета. "Основные моменты исторического развития Западной Украины и Западной Белоруссии" М. Соцэкгиз. 1940. 136 стр. 10 000 экз. Ц. 1 р. 55 к., перепл. 1 р. 25 к.



 


Сжатый очерк истории Западной Украины и Западной Белоруссии, написанный В. Пичетой, охватывает целое тысячелетие. На стр. 4-й В. Пичета приводит свидетельство арабского писателя Аль-Масуди о славянском племени дулебов, то есть бужан, или волынян, датируемое сороковыми годами X столетия. Заканчивается же книга рассказом об историческом воссоединении Западной Украины и Западной Белоруссии с Советскими Украинской и Белорусской Республиками в 1939 году.



 


Автору удалось достаточно отчетливо показать основные вехи этой тысячелетней истории.



 


В книге рассказывается о том, как росли и расцветали в экономическом и в культурном отношении Галицкое и Владимиро-Волынское княжества до половины XIV века; как затем эти территории в результате княжеских междоусобиц, нашествия татаро-монголов и иных причин подпали под власть Литвы и Польши. Рассказав о том, как местное население, нередко предаваемое боярами, оказывало упорное вооруженное сопротивление чужеземным завоевателям, В. Пичета делает глубоко обоснованный вывод: "Отбивая нападение своих соседей (венгров, поляков и литовцев. - И. Б.), Романовичи (галицко-волынские князья Даниил и Василько. - И. Б.) облегчали положение Руси, находившейся под властью татар. Они закрыли дорогу для польских интервентов на Русь.



 


В этом заключалась основная историческая заслуга населения Галицко-Волынской земли, поддерживавшей Романовичей в их борьбе с западными соседями за политическую независимость своего княжества" (стр. 16). Уже одного этого указания достаточно для того, чтобы понять, как тесно связаны исторические судьбы



 

стр. 135



 


братских народов: русского, украинского и белорусского. Дальнейшее изложение также дает этому немало доказательств. Отсюда ясно, что изучение истории Украины и Белоруссии имеет важнейшее значение для всякого изучающего историю СССР.



 


Автор достаточно широко показал экономическое положение народа и развитие феодальных отношений на Украине и в Белоруссии на протяжении нескольких веков господства польско-литовских панов. Это позволило автору найти правильный ответ на ряд важных вопросов. Так, он указывает время и причины возникновения украинской и белорусской народностей:



 


"Развитие экономических связей между Галицкой Русью и другими землями Юго-Западной Руси, содействуя слиянию всех земель в одно экономическое и социально-политическое целое, было основной причиной образования украинской народности и украинского языка на общерусской, славянской основе и основе местных говоров. Население называло себя "русским", или "руським", тем самым противопоставляя себя нерусским народностям - польской, литовской и немецкой. С конца XV в. земли так называемой Юго-Западной Руси следует называть Украиной, так как сам народ называл в своих песнях этим именем свою родину" (стр. 28).



 


"В половине XVI в. Восточная Белоруссия втягивалась в товарно-денежные отношения, связываясь экономически с Западной Белоруссией. Вместе с тем происходил процесс формирования белорусской народности и белорусского языка на основе местных северо-западных говоров. Актовый язык по своим фонетическим и морфологическим признакам вполне может быть признан белорусским языком" (стр. 29).



 


В. Пичета показывает, как упорно и беспрерывно (хотя, разумеется, различными средствами в разное время) боролся трудовой народ Западной Украины и Западной Белоруссии против двойного, классового и национального, гнета. Перед читателем проходит целая галерея предводителей крестьянских восстаний: Наливайко в конце XVI века (стр. 47), Богдан Хмельницкий, Головацкий, Небаба, Кривошапка, Гаркуша в середине XVII века (стр. 48- 49), Палий, Самусь, Искра в самом начале XVIII века (стр. 78 - 79), Железняк, Гонта во второй половине XVIII века (стр. 90-93), Кармелюк, Яков Шель в XIX веке (стр. 113 - 114). В главе V показано, как после раздела Польши паны быстро столковались с царским правительством и при его поддержке еще усилили эксплоатацию польских, украинских и белорусских крестьян. И в этот период крестьянство восставало против своих угнетателей. В последней главе рассказано о невыносимом положении крестьянства Западной Белоруссии и Западной Украины в созданной империалистами панской Польше. Доведенные до отчаяния, белорусские и украинские крестьяне не раз за время недолговечного существования "независимой" Польши восставали против панов.



 


Узколобая, недальновидная политика польских помещиков, установивших неслыханный классовый и национальный гнет, явилась одной из главных причин крушения Польского государства в конце XVIII века.



 


Только в результате происков империалистов могло снова возникнуть буржуазно-помещичье Польское государство. Но господствующий класс польских панов так ничему и не научился. Он повторил все глупости и ошибки своих предков и за два десятилетия привел Польшу к окончательному бесславному краху.



 


Народы же, угнетавшиеся панами, пронесли сквозь века кровавых насилий и кошмарных преследований свою волю к жизни, к свободе, свою преданность родине и любовь к братьям по крови, свое стремление к воссоединению с русским народом для свободной и счастливой жизни - и они достигли с помощью великой Страны советов осуществления всех своих чаяний и надежд.



 


История многострадальных украинского и белорусского народов учит тому, как надо любить свою свободу и родину, как надо бороться за нее и побеждать. Книжка В. Пичеты напоминает об этом замечательном историческом уроке, и в этом ее ценность.



 


Отметим удачное сочетание в этой работе популярности изложения с научно-исследовательской глубиной. По поводу интересной и ценной книги В. Пичеты можно сделать только несколько критических замечаний.



 


Автор говорит, не указывая даты, но, судя по тексту, применительно к XVI веку: "В условиях разрыва с культурой Северо-Восточной Руси и культурных связей с Византией украинская и белорусская культура продолжала развиваться, испытывая на себе влияние Запада, главным образом чешской письменности" (стр. 31). Однако с утверждением автора, что в XVI веке (или ранее) порвалась культурная связь Белоруссии с Московским государством, нельзя согласиться. Наоборот, чрезвычайно поучительным является то, что несмотря на все трудности связь эта существовала. Она стала особенно крепнуть тогда, когда Московское государство стало превращаться в сильное



 


##136



 


централизованное Русское государство. Это вполне естественно. Угнетаемое чужеземными завоевателями, украинское и белорусское население обращало свои взоры к братскому русскому народу, сумевшему именно в это время сбросить с себя иго завоевателей и создать собственное сильное государство. Свидетельств такого внимания, интереса к Москве немало. Так, подсудок Федор Евлашевский из местечка Ляховичи (теперешней Барановичской области БССР) в своем дневнике неоднократно упоминает об Иване Грозном. Особенно интересно отметить, как, по словам Евлашевского, Иван IV отнесся к Люблинской унии. Польские послы в 1570 году "князю великому московскому Ивану Васильевичу о доконченью унее нашое ознаймили и примере на три лета принесли. Смеялсе московский на ознаймене уней, мовечи: "давном я то видал, же Ляхи и Литва королевские" 1 .



 


Как видим, в Югозападной Руси знали об ироническом отношении Московского царя к Люблинской унии. Это не могло не ободрять борцов против унии 1569 года. Характерно также, что первопечатник Иван Федоров, попав в Югозападную Русь, на всех своих книгах, печатавшихся в Заблудове, Львове и Остроге, указывал: "Из Москвы" или "Москвитин". Ходкевич в предисловии к изданной им книге писал в 1569 году, что он воспользовался услугами печатника, прибывшего из Москвы. В изданной в Остроге в 1581 году библии не только снова упоминается о московском происхождении Ивана Федорова, но и специально подчеркнуто, что за оригиналом для издания посылались гонцы в Москву, к царю Ивану IV. Есть и другой документ того же времени, свидетельствующий о том, как из Львова ездили к Ивану IV за книгами. В. Тяпинский, издавший около 1580 года евангелие на белорусском языке, также неоднократно ссылается в тексте издания на московские книги; ссылается он на Москву и в своем предисловии к евангелию. Всех этих многочисленных ссылок на Москву не могло бы, разумеется, быть при отсутствии интереса к Москве и связей с нею. Они свидетельствуют, наоборот, о большом и сочувственном внимании к Москве. Можно смело говорить об авторитете и влиянии Москвы на Югозападную Русь уже в XVI веке. Но нужно кроме того сказать и о влиянии Югозападной Руси на Москву, влиянии, возникшем, очевидно, не позднее начала, или первой трети XVI века. Исследователи установили зависимость отдельных мест послесловия московского печатного "Апостола" 1564 года от послесловий славянских книг, печатавшихся на Западной Украине и в Западной Белоруссии или распространявшихся там (Франциска Скорины и др.). А эти книги были одним из средств борьбы против полонизации, одним из отражений просветительного движения в Европе. Таким образом, можно констатировать и такой своеобразный путь европейского влияния на Московское государство XVI века через Западную Украину и Западную Белоруссию. К сожалению, В. Пичета прошел мимо этих фактов, между тем как они имеют исключительное значение: они свидетельствуют о том, что связи и взаимное влияние братских народов - русского, украинского, белорусского - были еще в XVI веке, когда украинский и белорусский народы с надеждой смотрели на свободное от иноземных завоевателей Русское государство. Эти связи сохранились и в дальнейшем, как видно из книги. Судьбы украинского и белорусского народов оставались тесно связанными с судьбой России. Не случайно после изгнания польских интервентов из России в начале XVII века польский сейм в ряде постановлений первой половины XVII века вынужден был подтвердить некоторые свободы для "православного" (т. е. украинского и белорусского) населения (стр. 56). Недаром польское правительство в XVIII веке, да и всегда, когда могло это сделать, старалось не допускать никаких культурных связей с Россией (стр. 55).



 


В. Пичета правильно рассматривает книгопечатание как метод борьбы против полонизации. Началом этой борьбы он считает деятельность Скорины (с 1517 года). Мы считаем возможным передвинуть дату начала этой борьбы на четверть столетия назад. Известно, что с конца XV века стали выходить книги "славянской печати", то есть напечатанные так называемой кириллицей. Швайпольт Фиоль в 1491 году издал несколько книг. Они распространялись на Украине и в Белоруссии, а возможно, даже и в Москве. Язык их послесловий, как заметил Ив. Огиенко в "Истории украинского друку", украинский. В 1494 году вышла книга Славянской печати в Черногории, Затем до начала деятельности Скорины было издано не менее четырех книг. Издатели этих книг преследовались. Фиоль, например, в том же, 1494 году был схвачен краковской духовной инквизицией. Сама идея, лежавшая в основе этих изданий - дать народу книги на понятном ему языке, - била по политике окатоличения и ополячения и давала оружие украинскому и белорусскому народам для защиты своей национальности. Таким образом, уже с конца XV века, имеются документальные данные о



 



 


1 "Киевская старина". Т. XIV, стр. 132. Январь 1886 года.



 

стр. 137



 


борьбе против угнетения русских народностей в Литве и Польше - угнетения, которое испытала на себе ещё дочь Ивана III - Елена. 1 .



 


Сказанное выше заставляет признать однобокой и ту характеристику литературного движения в Югозападной Руси в XVI веке, которую находим на стр. 34: "Вся эта литературная деятельность должна была показать способность "русских" к спорам на схоластическо-церковные темы, что отрицалось иезуитами". На самом деле значение этой литературной деятельности было значительно шире: она оказалась острым оружием не только национальной, но и социальной борьбы. Можно назвать хотя бы украинского писателя конца XVI - начала XVII века Иоанна Вышенского, стоявшего за народ и беспощадно обличавшего не только католическое, но и православное духовенство, а также "богачей" вообще. Недаром этим писателем так много занимался Иван Франко. Белорусский писатель Василий Тяпинский в своем предисловии к евангелию выступает как пламенный патриот и просветитель. Сатирическая "Речь Ивана Мелешки" является замечательным памятником светской полемической и сатирической литературы. Все это, конечно, выходило далеко за пределы церковно-схоластических споров и было средством политической борьбы. Заметим, кстати, что на стр. 31 типография Тяпинского названа переносной. Такое представление основано на неправильно понятом месте из предисловия Тяпинского. Как выяснил М. В. Довнар-Запольский в книге "В. И. Тяпинский", типография была обыкновенная, не переносная и не кочевая.



 


Экономический анализ феодальных отношений дан в рецензируемой книге очень четко и строго научно. Однако в книге, рассчитанной на широкий круг читателей, хотелось бы встретить хотя бы несколько ярких фактов, рисующих бесправное положение крестьянства, издевательства польских и ополячившихся магнатов над крепостными. Угнетение крепостных в Польше достигло таких размеров, до каких оно никогда не доходило даже в России. Достаточно вспомнить, как ополяченная магнатка Анна Ходкевич казнила большую группу людей только за то, что народ во время какого-то праздника недостаточно быстро расступился перед ее лошадьми. Надо было привести также примеры гнусной деятельности иезуитов и подпавших под их влияние магнатов. Говоря о "просветительных" мероприятиях иезуитов и их "школах", необходимо было указать в то же время на их поразительное невежество, на их полное незнакомство с тогдашними достижениями науки в области естествознания и т. д.



 


В. Пичета мельком упоминает (на стр. 88) об обращении в 1768 году восставшего украинского народа ко всему крестьянству Речи Посполитой с призывом придти на помощь. Это очень важный факт. Он "свидетельствует о том, что украинские крестьяне, борясь против польских панов, обращались за помощью к братьям по классу - крестьянам-полякам, - видели в польском крестьянине не врага, а союзника. Нет сомнения, что польский крестьянин, также угнетенный феодалами, сочувствовал борьбе украинских и белорусских крестьян против панов. К сожалению, автор обошел молчанием этот, очень интересный и важный момент и не привел в этой связи почти ни одного факта. Думается, что примеры "единого фронта" польских, украинских и белорусских крестьян найти в некоторых документах можно было.



 


Достаточно полно перечислив важнейшие факты крестьянского движения, автор, переходя к новому времени, ни одним словом не обмолвился о возникновении и развитии капитализма на Западной Украине и в Западной Белоруссии, о возникновении и революционном движении рабочего класса в этом крае, о роли коммунистической партии в революционной борьбе. Все эти вопросы обязательно должны были быть освещены в специальной главе. Отсутствие такой главы - ощутительный пробел в книге.



 


Все отмеченные выше недостатки легко могут быть устранены в следующем издании работы В. Пичеты.



 


В приложениях к книге следует отметить мало известные широкому кругу читателей замечательные воззвания тов. С. К. Тимошенко, командовавшего осенью



 



 


1 Дочь Ивана III - Елена - была выдана замуж за великого князя литовского Александра. По брачному договору, Александр обязался не принуждать Елену к переходу в католичество. Это обещание не было выполнено. Александр отказался построить для Елены домовую православную церковь, удалил от жены православных бояр и боярынь и заменил их католиками, заставлял Елену носить польское платье. В 1499 году Иван III получил от своих людей "известительное письмо" из Литвы о том, что "Великий Князь Литовской принуждает свою супругу, Великую Княгиню Елену, так как и всех, при ней находящихся служителей, к Римскому Закону". См. Н. Н. Бантыш- Каменский "Переписка между Россиею и Польшею по 1700 год". Ч. 1-я. "Чтения в Обществе истории и древностей российских при Московском университете". Кн. 4-я. Октябрь - декабрь 1860. Отд. II, стр. 33.



 

стр. 138



 


1939 года украинским фронтом, к трудящимся Западной Украины (стр. 128 - 129). К техническим недостаткам издания надо отнести отсутствие географических карт.



 


К сожалению, очень скромный переплет стоит почти столько же, сколько и сама книга.



Опубликовано 28 октября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© И. Бас • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 1, Январь 1941, C. 135-139

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.