БОРЬБА ЛИТОВСКОГО НАРОДА С НЕМЕЦКИМИ РЫЦАРЯМИ В XIII-XV ВЕКАХ

Актуальные публикации по истории и культуре Беларуси.

NEW БЕЛАРУСЬ

Все свежие публикации

Меню для авторов

БЕЛАРУСЬ: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему БОРЬБА ЛИТОВСКОГО НАРОДА С НЕМЕЦКИМИ РЫЦАРЯМИ В XIII-XV ВЕКАХ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси
Система Orphus

38 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Кандидат филологических наук Ю. Жюгжда


Великая отечественная война подняла все народы Советского Союза на борьбу за честь, за свободу и независимость своей родины, против немецко-фашистских захватчиков. Гитлеровским бандитам удалось временно захватить ряд советских республик и областей, в том числе и Советскую Литву. Как и в других временно оккупированных республиках и областях Советского Союза, гитлеровские разбойники вводят в Советской Литве свой "новый порядок": грабят народное достояние, разрушают всё хозяйство страны, уничтожают литовскую культуру, пытают, мучают и истребляют литовский народ.


На протяжении своей истории литовский народ не раз являлся жертвой разбойничьих набегов немецких захватчиков. Начиная с XII в. в Прибалтику стали проникать немецкие купцы. Вслед за купцами появились и алчные немецкие монахи. В 1184 г. к устью Даугавы (Западная Двина) прибыл немецкий монах Мейнгард. Он провозгласил себя ливонским епископом, пытался ввести сбор десятины и подчинить местное население немецкому епископскому управлению.


Население этому категорически воспротивилось. Тогда по настоянию Мейнгарда был организован крестовый поход на Литву. В 1198 г. преемник Мейнгарда Бертольд появился на берегах Даугавы с первым отрядом немецких крестоносцев. Однако местные жители - ливы - с оружием в руках стали на защиту своей свободы и в первом же сражении разбили немецких пришельцев. В этом сражении сам Бартольд был убит. Новый немецкий епископ Альберт, чтобы подчинить жителей Прибалтики, решил создать постоянную вооружённую силу. В 1202 г. был основам немецкий Орден меченосцев, известный в истории под именем Ливонского ордена, официально названный Fratres militiae Christi (Братство христова воинства). Рыцари этого Ордена с первых же дней его существования в Прибалтике разоряли, грабили, порабощали и истребляли народы Прибалтики - ливов, эстов, латышей. Не останавливаясь ни перед какими мерами жестокости, вооружённые до зубов банды "псов-рыцарей", как их метко назвал К. Маркс, пополнявшие свои ряды авантюристами с Запада, особенно из немецких земель, скоро сумели покорить и поработить ливов, латышей и эстов.


Ни борьба князей полоцких против продвижения немецких пришельцев, ни неоднократные восстания ливов, эстов и латышей не смогли воспрепятствовать укреплению Ливонского ордена. В 1224 г. немцами был занят г. Юрьев (Тарту). Таким образом, немецкие захватчики подошли с одной стороны, на юге, к литовским землям, а с другой стороны, на востоке, к русским - к Пскову и Новгороду.


Вдоль побережья Балтийского моря, между Неманом и Вислой, издавна жило литовское племя - пруссы. Рядом с ним, на Кульмской земле, в 1227 - 1230 гг. обосновался другой немецкий орден разбойников-рыцарей, известный под именем Тевтонского ордена, или Ордена крестоносцев. У этого Ордена были те же цели, что и у Ордена меченосцев, - захватить прусские земли, грабить, порабощать и истреблять другие народы, заселять немецкими бюргерами и помещиками завоёванные страны, - словом, осуществлять грабительский лозунг немецких захватчиков - "Drang nach Osten".


С первых же лет немецкой агрессии литовцы выступают совместно с русскими против захватчиков, защищаясь от них и нанося им чувствительные удары. Когда меченосцы напали на гор. Герцик, герцикский князь Всеволод успел послать к литовцам за помощью; те явились, принудили немцев оставить город и нанесли им сильное поражение1 . О силе этих ударов свидетельствуют и немецкие хронисты. Так, немецкая хроника, называющая грабительский Орден меченосцев "юной церковью", сообщает: "В 1209 г. епископ держал совет, как бы освободить юную церковь от вреда, который наносят ей Литва и Русь"2 .


В 1219 г. литовский князь Миндаугас (Миндовг) совместно с другими князьями заключил мирный договор с галицко-волынскими князьями Даниилом и Василько. Договор этот обеспечил безопасность южных границ Литвы и дал ей возможность все свои силы направить на борьбу против меченосцев. "И бе земля покойна"3 , - говорит летописец об этом периоде.


1 Chronicon Livonicum vetus, p. 186; цит. по С. М. Соловьёву. История России с древнейших времён. Т. I - V, стр. 618. СПБ. Изд. "Общественная польза".


2 Ibidem.


3 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). Т. II, стр. 736.


стр. 27
В 1221 г. русские вместе с литовцами напали на меченосцев у Вендена (Zehsis): "И пришли они (русские) в землю лэттов и стояли там две недели, дожидаясь литовцев... Литовцы, двигаясь по той же дороге близ Вендена вслед за русскими, перешли Койву, присоединились к ним и, где русские нанесли меньший вред, там приложили руку литовцы"1 .


В 1233 г. псковичи отогнали немцев от Изборска. В 1234 г. князь Ярослав с переяславцами и новгородцами разбил отряды меченосцев при Юрьеве. В 1235 г. князь Даниил Галицкий разбил отряды крестоносцев и отнял у них некоторые земли. В то же время литовцы успешно отражали попытки немцев ворваться в Литву.


В 1236 г. большое войско меченосцев во главе с самим магистром ворвалось в литовские земли, грабя, убивая, сжигая всё на своём пути. Разбойничий характер похода не скрывали и сами "псы-рыцари". Летописец Ордена в так называемой "Ливонской рифмованной хронике" (Livlandische Reim-Kronik) так изображает этот поход:


"Они в Литву шли
Через поля, через реки,
Много трудностей испытали,
Пока в ту страну пришли.
Тут они всё жгли и грабили,
Разбившись на много отрядов,
Радостно они опустошали
Все уголки этой страны".
Но к этому времени Литва уже успела объединиться в единое государство, во главе которого стоял князь Миндаугас. Грабителей встретило войско объединённого народа, поддержанное отрядами некоторых латышских племён. Встреча произошла у Сауле. Здесь крестоносцы потерпели полное поражение. "Этих псов жестоко отдули"2 , - говорит К. Маркс. В ожесточённой битве погибли магистр Ордена и многие знатные рыцари.


Это поражение было настолько серьёзным, что Ливонский орден в дальнейшем уже не мог собственными силами осуществлять свои завоевательные планы на Востоке. В связи с этим начались переговоры об объединении с Тевтонским орденом. В 1237 г. состоялось объединение обоих немецких орденов под главенством Тевтонского ордена. Магистру Тевтонского ордена как великому магистру или гроссмейстеру подчинялся и Ливонский орден, магистр которого в дальнейшем назывался ландмейстером.


Объединив таким образом свои силы, немецкие захватчики готовились к новым походам на Восток и к нападению на Литву с двух сторон.


Оправившись от саулейского поражения, меченосцы ворвались в русские земли. Они захватили Изборск и Псков, а затем начали опустошать новгородские земли. Но в 1242 г. князь Александр Невский с новгородским воинством изгнал немцев из новгородских и псковских земель, очистил от них Псков, а 5 апреля 1242 г. нанёс им решительное поражение на льду Чудского озера и отбросил их окончательно от русской границы.


Объединившись в 1237 г., оба немецких ордена составили одну из самых сильных и самых опасных держав тогдашней феодальной Европы. Оправившись и от поражения, нанесённого им Александром Невским, немецкие рыцари с тем большим остервенением стали бросать свои силы против литовского народа. Временами они, пользуясь внутренними раздорами литовских князей, добивались некоторого успеха. Они захватили гор. Клайпеду и пытались укрепиться в западной части Литвы, в Жмудской земле (Zemaiciai, Samogitia). Но жмудины, руководимые храбрым князем Трениота, упорно защищали свою землю и отстояли свою свободу. Ввиду немецкой опасности внутренние противоречия между отдельными литовскими князьями сгладились - и весь литовский народ выступил объединёнными силами на борьбу против захватчиков.


В 1260 г. полчища немецких рыцарей ворвались в Литву. Литовцы выступили против захватчиков большими, объединёнными силами, зашли в тыл врагу и ворвались в земли Ордена меченосцев. Немецкие войска вынуждены были повернуть обратно и двинуться навстречу литовскому войску. Противники встретились при озере Дурбе, на территории, оккупированной Орденом. Произошла жестокая битва. В этой битве немцы были разбиты наголову и большая часть их была истреблена. Погибли магистр и все старшины Ордена, а также много рыцарей. Та же "Ливонская рифмованная хроника" довольно откровенно изображает поражение немецких рыцарей:


"Много здесь погибло мужей,
Тех, которые для христианства
Сюда пришли на эту битву.
Много героев, много храбрых
Пало здесь,
Горькую смерть нашли
На равнине широкой у Дурбе.
Тут языческое войско
Немцев всех перебило,
Они мало могли защищаться,
Не успели воспротивиться.
Сам начальник тоже пал,
Вместе и полтораста братьев,
Некоторые и богомольцы.
Когда битва рассеялась,
Кто из немцев ещё остался,
Как из братьев, так и из рядовых,
Не могли уже бороться
Из-за смертельного страха,
Бежал, кто как мог.
Тут язычникам, конечно,
Много богатства досталась.
Так погибло войско". Другая немецкая хроника так описывает разгром немецких рыцарей: "Пали в этой битве в день блаженной Маргариты (13


1 Генрих Латвийский. Хроника Ливонии, стр. 218, 219. АН СССР. М. - Л. 1938. Об этом же факте см. ПСРЛ. Т. III, стр. 38: "Идоша новгородцы с Святославом к Кеси, и придоша Литва в помощь же, и много воеваша".


2 Архив Маркса и Энгельса. Т. V, стр. 343. М. 1938.


стр. 28
июля) в земле куров, на поле близ Дурбе, брат Бургард, магистр Ливонии, и брат Генрих Ботель, маршал Пруссии, и с ними 150 братьев и из народа божьего такое множество, что я даже не мог установить и числа их"1 .


Паника и страх, охватившие немцев, были так велики, что, по словам той же хроники, "трое или четверо врагов убивали сотню христиан или же обращали их в постыдное бегство"2 .


После этого поражения жмудские отряды со своим князем Трениота ворвались в земли Ливонии; против крестоносцев восстали западные литовцы и пруссы (1261). Князь Миндаугас, стремясь помочь своим западным соотечественникам, напал на земли, захваченные крестоносцами.


Однако опасность, грозившая от немецких орденов соседним народам, не уменьшилась. Агенты орденов рыскали по Западной Европе, особенно по немецким землям, лицемерно крича об опасности, якобы грозящей христианству со стороны язычников, и вербовали новые полчища авантюристов на помощь немецким орденам. Ввиду постоянной со стороны немцев угрозы Миндаугас заключил в 1262 г. союз с Александром Невским для общей борьбы против захватчиков. Результатом этого союзного договора были двухкратные походы Литвы и Новгорода в земли Ливонского ордена.


Убийство Миндаугаса в 1263 г. в результате заговора и последовавшая за этим междоусобная борьба литовских князей временно приостановили успешные активные действия литовцев против немецких захватчиков и дали возможность последним подавить широко развернувшееся восстание западных литовцев и пруссов.


Немецкие завоевания в земле пруссов и западных литовцев, живших по нижнему течению Немана и далее на Запад, начались, как только крестоносцы появились на Кульмской земле. Пруссы и западные литовцы, защищаясь от немецких рыцарей, действовали не объединенно, а порознь и поэтому несмотря на отчаянное сопротивление не могли удержаться против закованных в железо, хорошо вооружённых немецких рыцарей. В течение нескольких лет немецкие захватчики построили в стране пруссов и в Малой Литве многочисленные укрепления и замки, поставили в них свои гарнизоны. Опираясь на эти пункты, захватчики систематически порабощали и истребляли местных жителей. Целых пятьдесят три года пруссы и литовцы вели отчаянную борьбу против оккупантов, часто восставали против своих поработителей и уничтожали их.


Особенно сильное восстание пруссов и западных литовцев началось в 1261 г., после поражения немецких полчищ при озере Дурбе (1260). Это восстание охватило всю оккупированную страну; во главе его стал народный герой Геркус Мантас, который сумел объединить всех пруссов и западных литовцев для борьбы против ненавистных поработителей. Восставшие захватывали рыцарские укрепления и замки, разрушали и сжигали их, во многих отчаянных схватках истребляли отряды рыцарей-разбойников. Даже такие крупные замки крестоносцев, как Кенигсберг, Крейцбург и др., были окружены восставшими, гарнизоны замков голодали. Однако ряды борцов за свободу редели, помощи ждать было неоткуда, а на помощь псам-рыцарям стекались со всех немецких земель разные авантюристы, любители грабежей и погромов.


В первые годы восстания пруссам и западным литовцам оказывала помощь Литва: великий князь Миндаугас посылал помощь восставшим, готовясь объединёнными силами литовских племён разрушить разбойничье гнездо крестоносцев. Однако после смерти Миндаугаса (1263), когда отдельные князья Литвы начали междоусобную борьбу за великокняжеский престол, восставшие пруссы и западные литовцы остались без поддержки в борьбе против более сильного врага.


Около десяти лет Геркус Мантас руководил борьбой, своим примером воодушевляя восставших. В кровавой схватке при Брауенберге многочисленные орды крестоносцев окружили горстку храбрецов и захватили Мантаса. Не склонявший головы перед немецкими варварами прусский герой был привязан к дереву и замучен до смерти. Также погибли я другие вожди восстания. Всё же пруссы и Малая Литва ещё несколько лет продолжали борьбу против немецких оккупантов. Но их силы были истощены, и в 1283 г. немцам удалось подавить сопротивление народа. Много пруссов и литовцев погибло в этой неравной борьбе, вся страна была выжжена, опустошена, довольно высокая древняя литовская культура была совершенно уничтожена. "К концу XIII века, - отмечает К. Маркс об исходе борьбы пруссов, - цветущая страна была превращена в пустыню, на месте деревень и возделанных полей появились леса и топи, жители были частью перебиты, частью уведены, частью вынуждены выселиться в Литву"3 .


Захватчики строили на завоёванной земле замки и города, привлекали из Германии колонистов, которые забирали в свои руки земли, а местное население было превращено в бесправных рабов и крепостных, вынужденных работать на немецких помещиков и бюргеров.


Разгромив и поработив западные литовские племена, крестоносцы и под их руководством меченосцы с новой яростью обрушились на Литву. В конце XIII и в XIV в. они постоянно совершали кровавые набеги на литовские земли, во время которых грабили и убивали мирных жителей. Производя массовые разбойничьи набеги на окраинные литовские земли, рыцарские банды время от времени большими силами врывались глубже внутрь Литвы и иногда там закреплялись, строили свои замки, особенно по реке Нямунас (Неман). "В первой половине XIV века тевтонский орден


1 Cronica terrae Prussiae, III, стр. 97.


2 Ibidem.


3 Архив Маркса и Энгельса. Т. V, стр. 344.


стр. 29
стал серьёзной угрозой для Польши, Литвы и других стран Востока; постоянно имея наличные деньги в руках, эксплоатируя нужду своих соседей, он имел возможность скупать за ничтожные суммы города и владения"1 . Укрепляя свою державу, крестоносцы даже намеревались создать на берегу Немана центр немецкого государства на Востоке.


Убедившись в невозможности одним ударом разгромить силы литовского народа, крестоносцы решили истощить Литву постепенно, систематическими набегами. Эти набеги совершались со стороны обоих орденов. Каждый год немцы предпринимали от двух до восьми походов на Литву, во время которых всё сжигалось и уничтожалось на пути. Кроме этих основных походов (рейзов), очень часто устраивались меньшие набеги, которые даже немецкие источники2 называют "набегами грабителей" (latrunculi) По источникам самих немцев, подобных разбойничьих рейзов - набегов на Литву - до 1382 г. крестоносцы совершили 70, а меченосцы - 30. На самом деле их было гораздо больше.


В 1337 г. к крестоносцам прибыл австрийский князь Альбрехт II с многочисленной вооружённой свитой. Его торжественно встретили и в честь его устроили поход на Литву. Участник этого похода3 пишет, что в походе участвовало 30 тыс. человек во главе с магистром Ордена. Они плыли по Неману и затем ворвались в Жмудь. В одном селе застали свадьбу и, как цинически пишет тот же немецкий хронист:


"С язычниками был танец затеян.
И там их шестьдесят осталось
мёртвыми,
А всё село покраснело от огня".
Этому кровавому "подвигу" немецкие захватчики придавали такое значение, что князь Альбрехт и семьдесят четыре воина были посвящены в рыцари. После этого они в течение семи - восьми дней грабили и убивали жителей в окрестностях Расейняй - Ариогала, а затем ушли обратно.


Следует отметить, что все набеги немцев отличались необыкновенной жестокостью, о которой со свойственным им грубым цинизмом рассказывают сами немецкие хронисты. В одной хронике4 читаем: "Великий магистр Винрих и Ливонский магистр Арнольд сошлись в земле языческих литовцев и девять дней сжигали, опустошали, увозили в плен и избивали большую часть людей... Бог оказал такую милость христианам, что язычники дали себя застигнуть врасплох. Их колют и режут. Было много людей и добра: сколько поживы христианам! Как тут было хорошо!.. Много было перебито, много захвачено женщин и детей. Смешно было смотреть на женщин, у которых было привязано по два ребёнка, один спереди, другой сзади, и на мужчин, которые шли отрядами, связанные друг с другом. День был удачный, и вечером был устроен весёлый пир". Другая немецкая хроника5 с таким же цинизмом описывает, как войска Ордена с магистром во главе нашли скрывшихся мирных жителей и всех убили.


*


Литовский народ упорно защищал от захватчиков свою свободу, свою страну, своё право жить самостоятельно. Литовские великие князья Витянис (1293 - 1316) и Гедиминас (1316 - 1341) успешно отражали нападения немцев. Они не только уничтожали вторгшиеся в Литву полчища тевтонов, но и сами неоднократно во главе вооружённых сил своего народа врывались в оккупированные немцами земли, разрушали их замки, уничтожали их гарнизоны, мстили им за истребление литовского народа. Для борьбы против немецких захватчиков литовцы объединялись со своими соседями. Как уже сказано выше, Миндаугас заключил союз с Александром Невским для общей борьбы против меченосцев. Для той же цели Витянис объединился с населением Риги.


О самопожертвовании и храбрости литовцев в их борьбе с немецкими захватчиками свидетельствует бессмертный подвиг защитников замка Пуня. В 1334 г. орды крестоносцев осадили замок Пуня на берегу Немана. Правитель замка князь Маргис со своим немногочисленным гарнизоном храбро защищался. Немцы предлагали Маргису с гарнизоном сдаться, обещая им жизнь. Однако литовцы единодушно с презрением отвергли немецкие предложения и продолжали бороться, нанося врагу чувствительные удары. Когда же силы защитников замка иссякли, князь со своими воинами и жителями замка решил лучше умереть, нежели сдаться ненавистному врагу. Был сложен большой костёр, и в его пламени нашли себе смерть все жители замка, неспособные защищаться с оружием в руках. Защитники же замка все до единого погибли в бою. Своей самоотверженной, храброй защитой замка князь Маргис и его воины задержали на некоторое время большие силы крестоносцев и тем дали возможность Гедиминасу собрать необходимое войско и отразить натиск немцев.


Защищая Литву от немецких захватчиков, в битве при Велюона, на берегу, Немана, погиб и великий князь Гедиминас (1341).


Со смертью Гедиминаса борьба литовского народа не прекратилась. Немецкие источники сообщают о беспрерывном продолжении этой борьбы: "Непосредственно после смерти Гедимина, старший из его сыновей, Монвид, предпринял поход против прусских рыцарей, вытеснил их из Жмуди и, ворвавшись двумя отрядами в Пруссию, разбил крестоносцев в несколь-


1 Архив Маркса и Энгельса. Т. V, стр. 347.


2 Scriptores rerum prussicarum.


3 Peter Suchenwirt. Scriptores rerum prussicarum. II, 161 - 168.


4 Hermanni de Wartberge. Chronicon Livoniae.


5 Die chronik Wigands von Marburg. S. 540 - 543.


стр. 30
ких стычках и опустошил значительную полосу их владений"1 .


В дальнейшем борьбой литовского народа против немецких рыцарей до 1382 г. руководил главным образом князь Кястутис, воспетый в песнях и преданиях народа.


Против этих набегов литовцы боролись двояким способом. Узнав о приближении немецких разбойников, жители прятали своё имущество, скрывались в лесах и давали знать о нашествии врагов ближайшим литовским гарнизонам, а сами старались отрезать пути отступления грабителям. Когда захватчики с награбленным добром возвращались назад, они находили дороги заваленными лесом, а со всех сторон на них обрушивались литовские воины и партизаны. В таких случаях только немногим из захватчиков удавалось вернуться домой. Другой способ борьбы заключался в том, что Кястутис иногда вместе со своим братом великим князем Альгирдасом (Ольгерд) совершал походы в земли немецких орденов, разрушал и сжигал их замки, избивал гарнизоны, неся немецким разбойникам месть за их кровавые набеги. Таких походов в земли захватчиков литовцы во главе с Кястутисом и Альгирдасом совершили более 40.


В этих походах литовцы заходили далеко в глубь владений Ордена. Так, в 1370 г. литовские войска во главе с обоими князьями, Кястутисом и Альгирдасом, дошли до Рудава, в 18 км к северу от Кёнигсберга, и здесь встретились с основными силами Ордена. В кровавой схватке были убиты маршал Ордена фон Шиндекопф, бранденбургский комтур фон Готенштейн, реденский комтур, три знатных гостя Ордена и много рыцарей. В этом походе и в бою при Рудава вместе с литовцами под знамёнами Альгирдаса сражались и русские полки.


Хотя немцы во время своих разбойничьих набегов и заходили далеко в глубь Литвы, однако они не смогли ни истощить литовский народ, ни победить его, ни надломить его волю к борьбе за свободу. Тем не менее из-за этих разбойничьих набегов литовский народ перенёс много горя и страданий, пролил много крови.


В конце XIV и в начале XV в. литовский народ накапливал и организовал силы для разгрома своего извечного врага. Междоусобная борьба литовских князей после смерти великого князя Альгирдаса (1377) на некоторое время ослабила сопротивление литовского народа. Крестоносные разбойники воспользовались этим и совершили ряд крупных набегов на Литву. Им удалось даже временно захватить Жмудь в свои руки. Однако жмудины, как и весь литовский народ, не сложили оружия и неустанно боролись против оккупантов, сжигали их замки и уничтожали гарнизоны. С 1392 г. укрепившийся на великокняжеском престоле сын Кястутиса Витаутас (Витовт) начал систематически готовиться к решающим битвам с Орденом. Он примирился со своим двоюродным братом, польским королём Иогайла (Ягайло), сделав Польше рад уступок. Наряду с этим он добивался более тесного сближения с московским князем (за московского великого князя Василия I он выдал свою дочь Софию). Кроме того, Витаутас искал союзников среди чехов и татар.


Эта, так сказать, дипломатическая подготовка к борьбе с Орденом явилась результатом убеждения, что для успешной борьбы с таким коварным и сильным врагом, какими были немецкие крестоносцы, сил одного литовского народа было недостаточно и нужно было для этой борьбы объединиться с другими народами.


С начала XV в., особенно после 1404 г., усилились притеснения, которым подвергались жмудины со стороны крестоносцев. Жмудины оказывали ожесточённое сопротивление насилиям рыцарей, истребляли агентов Ордена, уничтожали их отряды. В ответ на это крестоносцы захватывали заложников. Сильное движение против Ордена, начавшееся в 1407 г., превратилось в 1409 г. в сплошное восстание, которое охватило весь край. В 1404 г. Витаутас вынужден был подписать так называемый салинский договор, по которому он уступал Жмудь крестоносцам. Несмотря на наличие этого договора он оказывал жмудинам большую помощь в их борьбе против рыцарей, не обращая внимания на требования крестоносцев не вмешиваться в дела Жмуди. В 1409 г. Орден задержал в Рагайне (город в захваченных Орденом литовских землях, теперь в Восточной Пруссии) зерно, которое посылалось из Польши в Литву в связи с неурожаем в последней. Тогда Витаутас расторгнул салинский договор и начал открыто оказывать помощь своим соотечественникам - жмудинам, восставшим против крестоносцев. Во время этого восстания жмудины разрушили и сожгли все укрепления и замки рыцарей, которые были построены в их стране в годы оккупации, истребили и изгнали всех оккупантов.


Упорное, героическое сопротивление жмудинов нападениям немецких захватчиков в течение двух столетий сыграло серьёзную роль в борьбе литовского народа с немцами: с одной стороны, в результате этого сопротивления немецкие ордена были лишены возможности практически объединиться, а с другой - активные действия жмудинов дали возможность литовскому народу в самые тяжёлые моменты мобилизовать свои силы для защиты от немецких грабителей.


После того как Витаутас в 1409 г. расторг договор с крестоносцами и открыто помог Жмуди изгнать немецких рыцарей, война между Литвой и Орденом была неизбежна. Обе стороны спешно готовили войска.


Против крестоносцев выступило большое войско великого княжества Литовского под предводительством Витаутаса. Здесь были не только литовцы, но и русские, белоруссы, украинцы (смоленские,


1 Lucas David. Preussische Chronic. Т. VI, S. 145 - 145. Цит. по Антоновичу. "Монографии Западной и Югозападной России", Т. I, стр. 79.


стр. 31
полоцкие, витебские, киевские и другие полки), а также татарские и чешские отряды. Польские полки пришли во главе с королём Иогайла.


Крестоносцы для пополнения своих рядов вели усиленную вербовку во всей Западной Европе, особенно в немецких землях. Вербуя пособников, они кричали о языческой опасности, называли Витаутаса "сарацинским королём", - словом, свой грабительский поход, как всегда, старались прикрыть маской защиты религии1 . Жажда наживы в завоеванных землях привлекла в ряды крестоносцев новые значительные пополнения, особенно из немецких земель.


Войска Литвы и Польши, выступив в поход, встретились на берегу Вислы, у Червинска, где и соединились. Они вступили на территорию Ордена и 15 июля 1410 г. между Грюнвальдом и Танненбергом встретились с силами крестоносцев. Здесь армии противников расположились друг против друга.


Войска Ордена расположились таким образом, что их правый фланг прикрывался Грюнвальдским лесом, а левый упирался в село Танненберг. Позади, перед селом Грюнфельдом, расположился укреплённый лагерь Ордена с резервными частями. Силы Ордена занимали возвышенность, а с холма в центре лагеря за ходом боя наблюдал сам магистр.


Союзные войска расположились в низменной местности, покрытой кустарником, местами болотистой, возле озера Лаубен, Польские полки выстраивал Зиндрам из Машковиц, полки Литвы - Витаутас, который фактически руководил всеми силами союзников и во время подготовки и в ходе боя. На правом фланге союзных войск были расположены литовские полки, а также отряды татарской конницы, на левом - польские полки и наемники, в центре были русские полки с тремя смоленскими полками впереди.


Литовцы и их союзники серьёзно готовились к бою. Всем было ясно, что от исхода этой битвы зависит судьба Восточной Европы, в частности судьба литовского народа: или грабительские своры немецких рыцарей будут разбиты и литовский народ сможет, наконец, отдохнуть от разбойничьих набегов и заняться строительством мирной жизни, или Орден победит и литовский народ будет порабощен, разделив печальную участь своих западных соотечественников.


Наличие в рядах союзников большого количества массового народного ополчения дало повод хвастливому и самонадеянному магистру Ордена для наглых насмешек. Наблюдая с холма союзные войска, магистр, ни на минуту не сомневавшийся в своей победе, презрительно говорил: "У Витаутаса и Иогайлы больше кашеваров чем рыцарей".


Нерешительный Иогайла, который формально являлся командующим союзными войсками, долго не начинал сражения, молился, слушал одну обедню за другой и, повидимому, до последнего момента надеялся помириться с немцами. Витаутас уговаривал своего двоюродного брата скорее ударить на врага, но Иогайла всё медлил.


Наступил полдень. Одетые в железо тяжёлые всадники из рыцарского войска не решались атаковать союзников, расположившихся в топкой местности, и ждали, чтобы те первые двинулись с места.


Магистр отправил к Витаутасу и Иогайле послов с двумя мечами. Послы высокомерно заявили: "Великий магистр шлёт вам два меча, чтобы вы не скрывались и приступили к битве". Но Иогайла всё еще медлил. Наконец, после долгих уговоров Витаутаса Иогайла сел на коня, но и тут стал ещё исповедываться. Наконец, окружив себя отборными телохранителями, он отъехал в тыл войска. Не добившись от Иогайлы приказа о наступлении, Витаутас решил сам начать битву.


По его приказу первыми ударяли на левое крыло орденского войска литовские конные полки и татарские всадники. Немцы их встретили залпом из пушек, градом каменных ядер, а затем им преградила дорогу тяжело вооружённая рыцарская конница. Долгое время отчаянно рубились литовцы с лавиной железных всадников и подпиравшей их пехотой крестоносцев; магистр бросил на это крыло союзников значительные свои силы, чтобы быстрым натиском сломать и уничтожить его, а затем справиться с другими полками союзников. Однако только после продолжительной, злой сечи, во время которой рыцари понесли большой урон, литовская конница начала отходить назад.


Правое крыло крестоносцев обрушилось на польские полки, которые продолжительное время успешно разили врага, сдерживая его натиск. В ходе боя немцы начали окружать поляков с фланга и ворвались в середину их рядов, так что одно время даже стоянка короля и сам Иогайла оказались в опасности.


В центре союзных войск сильный натиск врага всё время сдерживали русские полки, с тремя смоленскими полками впереди. Несмотря на большие потери и на отчаянный напор крестоносцев русские полки храбро, не отступая ни на шаг, защищали занимаемые позиции.


Выдержка и храбрость смоленских полков, героически сдержавших яростный напор немецких орд, оказали решающее влияние на исход сражения. Благодаря непоколебимой стойкости смоленских полков, а также распорядительности Витаутаса ранее отступившие литовские полки с татарскими всадниками на правом крыле и польские полки на левом криле сумели


1 Фантастические измышления, распространявшиеся агентами Ордена о его противниках, отразились и в художественной литературе того времени. Например во французском романе XV в. изображается рыцарь, который по повелению своей дамы отправляется на помощь Тевтонскому ордену, участвует в Грюнвальдской битве, и, вернувшись, рассказывает, что против рыцарей боролись все восточные магометане, египтяне и марокканцы.


стр. 32
сплотить свои ряды, пополнить их резервными частями и, выстроившись в боевом порядке, вновь ударить с флангов на врага. Крестоносцы понесли большой урон и оказались под угрозой окружения. Тогда рыцари начали в беспорядке отступать. К 6 часам вечера они всем фронтом были уже на линии Грюнвальда и Танненберга. Магистр, видя отчаянное положение своих войск, снял все свои резервы и сам с ними ринулся на центр союзных войск. Но спасения уже не было. Кольцо союзных войск вокруг полчищ Ордена всё сжималось. Наконец, сам магистр очутился в окружении. Он уже несколько раз был ранен. Ещё удар - и надменный магистр пал замертво. Были убиты окружавшие магистра маршал и комтуры. Литовцы, русские, поляки, чехи, татары завершили разгром и истребление рыцарей. Недавно ещё гордые и надменные, рыцари теперь валялись в крови, немногие вырвавшиеся из окружения бежали по всем направлениям, а остальные, видя безнадёжность своего положения, падали на колени и молили о пощаде, сдавались в плен. Некоторые пробовали защищаться за повозками лагеря, но карающая рука союзников настигала их. Одна из самых больших в средние века битв была окончена.


Общими силами литовцев, русских, украинцев, белоруссов и поляков при содействии чехов и татар была достигнута решительная победа над разбойничьим немецким Орденом, который двести лет грабил, разорял, мучил и уничтожал другие народы. Многие тысячи захватчиков нашли себе позорную смерть, многие попали в плен, остатки бежали. Пленные были скованы теми цепями, которые рыцари Ордена привезли с собой, намереваясь сковать пленных литовцев, русских и поляков.


Холм, с которого незадолго перед тем озирал окрестности надменный Ульрих фон Юнгинген, мечтавший о расширении своей державы на востоке Европы, теперь был центром сбора союзных войск. Победители ликовали; ликовали литовцы: эта битва освободила литовский народ от грабежей, опустошений, массовых издевательств и убийств, которым он подвергался со стороны немецких псов-рыцарей в точение двухсот лет. Эта победа, достигнутая тесным взаимодействием литовцев, русских, поляков, открыла литовскому народу возможность строительства мирной жизни и доказала необходимость близкого сотрудничества миролюбивых народов для обеспечения своей безопасности.


Победоносной Грюнвальдской битвой закончилась борьба литовского народа против средневековых немецких захватчиков, которая продолжалась более 200 лет и в которой погибли сотни тысяч литовцев.


В дни Великой отечественной войны литовский народ, временно подпавший под жестокое ярмо гитлеровской оккупации, опять, как и в прошлые века, верный своим историческим традициям, не на жизнь, а на смерть борется против своих вечных врагов. И в этой борьбе литовский народ идёт рука об руку с великим русским народом, со всеми народами Советского Союза. Литовский народ твёрдо убеждён, что недалёк тот день, когда могучая Красная Армия, руководимая гением великого полководца товарища Сталина, поразит немецких захватчиков, устроит им последний смертоносный Грюнвальд. Этот день будет днём окончательного освобождения литовского народа, и над Советской Литвой поднимется победоносное красное знамя, знамя жизни и свободы.


Опубликовано 02 октября 2015 года




Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Ю. ЖЮГЖДА • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 8-9, Сентябрь 1943, C. 27-33

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

Выбор редактора LIBRARY.BY:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

БЕЛАРУСЬ НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.