публикация №1148584509, версия для печати

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ДИПЛОМАТИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В 1569-1764 ГГ.


Дата публикации: 25 мая 2006
Автор: Тихомиров А.В.
Публикатор: Тихомиров Александр Валентинович (номер депонирования: BY-1148584509)
Рубрика: БЕЛАРУСЬ ИСТОРИЯ БЕЛАРУСИ
Источник: (c) http://portalus.ru


ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ДИПЛОМАТИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ НА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ЭТАПЕ ЛИВОНСКОЙ ВОЙНЫ (1570–1582 ГГ.). ОТНОШЕНИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ И МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА В 1583–1586 ГГ.
Результатом Люблинской унии 1569 г. стало возникновение нового государства, получившего название Речь Посполитая. Поначалу Речь Посполитая входила в число сильнейших и влиятельнейших государств Европы. Одной из основных внешнеполитических задач Польско-Литовского государства являлось завершение войны с Московским государством. Несмотря на то, что Московское государство было ослаблено режимом опричнины, введенным Иваном IV в 1564 г., и подвергалось атакам со стороны крымских татар (самым тяжелым стал набег 1571 г., в ходе которого татары разграбили свыше 30 городов и уездов и сожгли Москву), московский царь упорно отклонял мирные предложения Речи Посполитой.
Впрочем, положение Речи Посполитой в начале 1570-х гг. также было не слишком благоприятным. На ведение войны не хватало денег. Большие проблемы возникли в 1572 г. после смерти монарха Жигимонта III Августа, на котором пресеклась мужская линия Гедиминовичей. Уход из жизни монарха, который пользовался уважением своих подданных и правителей соседних государств по праву «божественного происхождения», имел следствием обострение борьбы за власть между представителями различных магнатских группировок Речи Посполитой.
Смерть Жигимонта III Августа породила у части литовской знати надежды на возможность нормализации отношений с Москвой посредством приглашения на престол Речи Посполитой сына Ивана IV царевича Федора. Соответствующее предложение было сделано московскому царю главой посольства Речи Посполитой Михаилом Гарабурдой. Однако Иван IV счел, что королем Речи Посполитой должен стать он сам, а не его сын. Не понравилось ему и требование посольства вернуть Великому княжеству Литовскому Смоленск, Полоцк, Усвяты и Озерище. Царь отверг эти требования и, в свою очередь, потребовал передать в состав Московского государства Киев. Также он высказал негативное отношение к Люблинской унии 1569 г. и предложил Великому княжеству Литовскому объединиться с Москвой, а полякам признать своим государем австрийского эрцгерцога Эрнеста, сына императора Священной Римской империи Максимилиана II (в это время между Москвой и Веной велись секретные переговоры о возможном разделе Речи Посполитой). В решающий момент московская дипломатия не проявила активности в поддержке кандидатуры Ивана IV и на престоле Речи Посполитой оказался французский принц Генрих Валуа. Впрочем, Иван IV против присутствия француза на престоле Речи Посполитой не возражал.
Совершенно иной была реакция московского государя на избрание королем Речи Посполитой в 1575 г. боярина из Семиградья (Трансильвании) Стефана Батория (или, как его называли в Великом княжестве Литовском, Степана Батуры) после отказа Генриха от свои прав на корону Речи Посполитой (в июле 1574 г. после смерти своего брата Карла IX Генрих тайно сбежал в Париж, где стал новым королем Франции Генрихом III). Иван IV отказывался признать Батория равным себе и даже в дипломатической переписке именовал его «соседом», а не «братом», как того требовали приличия международного общения. Баторий также не скрывал пренебрежительного отношения к московскому монарху и, принимая его послов, демонстративно нарушал установленные нормы протокольной вежливости. Кроме того, он отказался признать царский титул Ивана IV и его права на Полоцк и Смоленск.
В 1577 г. после истечения срока перемирия, заключенного в 1575 г., московский монарх приказал войскам начать наступление в Ливонии. Стефан Баторий принял вызов и быстро дал на него ответ, воспользовавшись поддержкой Венгрии и Священной Римской империи и благожелательным нейтралитетом Османской империи. В феврале 1578 г. он выступил перед сеймом Речи Посполитой, который собрался в Варшаве, с предложением начать войну с Московским государством. Сейм поддержал предложение монарха.
Боевые действия начались летом 1579 г. Главный удар Баторий нанес не в Ливонии, как того ожидали московские воеводы, а в Подвинье. В начале августа войска Речи Посполитой подошли к Полоцку и 30 августа 1579 г. овладели городом. Одновременно удар был нанесен по Северской земле: войска под командованием Константина Острожского достигли Стародуба и Почепа.
В 1580 г. войско под командованием Батория выступило из Чашников, заняло Великие Луки, Велиж и, пройдя по Новгородской земле, достигло Холма и Старой Русы. В 1581 г. Баторий подошел к Пскову и осадил его, но псковичи выдержали осаду и отказались сдаться.
Несмотря на неудачу Батория под Псковом, победы его войска в Подвинье и Новгородской земле произвели сильное впечатление на московского царя. Иван IV решил примириться с Речью Посполитой, обратившись с просьбой о посредничестве к римскому папе Григорию XIII.
Папа воспринял просьбу московского монарха с воодушевлением, направив в Москву своего посланца иезуита Антонию Поссевино. При содействии папского посредника в конце ноября 1581 г. в деревне Киверова Гора возле местечка Ям-Запольный (Ям-Запольский), южнее Порхова (в Псковской земле), представители Московского государства и Речи Посполитой начали переговоры. 15 января 1582 г. там же было подписано соглашение о перемирии сроком на 10 лет. По условиям перемирия Речь Посполитая вновь получила территорию Подвинья, утраченную в начале 1560-х гг., и закрепила за собой земли Ливонии. Кроме того, московский царь уступил польско-литовскому государству Велиж, отторгнутый в начале XVI в. В свою очередь, Речь Посполитая вернула Московскому государству земли, захваченные в 1580–1581 гг. Большая часть Ливонии (Инфлянтов) отошла к Польше. В 1582 г. Баторий издал «инфлянтские конституции», определявшие политическое устройство Ливонии (она делилась на Венденский, Дерптский и Перновский президенциаты, которые в 1589 г. были переименованы в воеводства).
На основе компромисса разрешилась проблема титула московского царя. В русском экземпляре договора московский монарх именовался «царем», в польско-литовском его титул не упоминался, в русском экземпляре царь именовался «властителем Ливонским и Смоленским», в польско-литовском «властителем Ливонии» назывался король польский и великий князь литовский, а титул «Смоленский» не упоминался вовсе.
Условия перемирия предусматривали обмен и выкуп пленных.
Результаты Ливонской войны были в целом благоприятными для Речи Посполитой и Великого княжества Литовского, но Баторий не был ими удовлетворен. Он выступал за продолжение борьбы с Московским государством до полного возвращения всех земель на востоке, утраченных Великим княжеством Литовским с начала XVI в.
Открыто о намерении включить в состав своих владений Смоленск, Северские земли, Новгород и Псков Стефан Баторий объявил после смерти Ивана IV в марте 1584 г. в беседе с Антонио Поссевино. Король Речи Посполитой заявил, что он завоюет Московию за 3 года, после чего перенесет боевые действия на земли черкесов и грузин, заключит союз с Персией и тем самым вынудит турок-османов отказаться от захватов в Европе.
В марте 1586 г. Баторий направил в Москву очередное посольство во главе с Михаилом Гарабурдой, которому формально поручалось подтвердить условия Ям-Запольского перемирия. Прибыв в Москву, участники посольства предложили царю Федору Ивановичу и московским боярам обсудить вопрос о возможности заключения унии между Речью Посполитой и Московским государством в случае смерти одного из монархов. Однако московские бояре отклонили предложение, сославшись на невозможность обсуждать вопросы, связанные со смертью монарха, при его жизни. Также боярам не понравилось нескрываемое желание дипломатов Речи Посполитой вернуть посредством унии утраченные территории и в ходе переговоров они обратили внимание послов на то, что Речь Посполитая удерживает за собой «исконно государеву вотчину» Киев с уездами и пригородами. Переговоры завершились полным провалом, стороны даже не смогли подтвердить условия перемирия (это было сделано позднее в ходе встречи польско-литовских и московских дипломатов на границе между Речью Посполитой и Московским государством, причем перемирие было подтверждено лишь на 2 месяца).
После неудачной попытки урегулировать спорную проблему путем дипломатии Стефан Баторий стал готовиться к большой войне с Московским государством, заручившись благословением римского папы Сикста V. Однако скоропостижная смерть короля Речи Посполитой в Гродно в декабре 1586 г. помешала реализации задуманного им плана покорения Московии. В 1587 г. Речь Посполитая и Московское государство договорились о продлении Ям-Запольского перемирия еще на 15 лет.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В КОНЦЕ XVI – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВВ. ИНТЕРВЕНЦИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В МОСКОВСКОЕ ГОСУДАРСТВО.
После смерти Стефана Батория на престол Речи Посполитой в 1587 г. был избран шведский принц Жигимонт Ваза (в Польше он правил как Сигизмунд III, в Литве – как Жигимонт IV). Принимая его в качестве нового короля, польская и литовская знать рассчитывала установить контроль над большей частью Ливонии (по итогам Ливонской войны северная часть Ливонии досталась шведам).
Сближение Речи Посполитой со Швецией началось еще в первой половине 1580-х гг. В частности, в июне 1582 г. польско-литовские дипломаты требовали, чтобы Москва не вела войны против Швеции. Поддержка со стороны Речи Посполитой позволила Швеции заключить в 1583 г. Плюсское перемирие с Московским государством сроком на 3 года (по условиям перемирия Москва признала территориальные приобретения шведов в Ливонии), которое в 1586 г. было продлено еще на 3 года.
Поначалу казалось, что союз со Швецией усиливает Речь Посполитую. Когда в 1590 г. Московское государство отказалось соблюдать перемирие со шведами и начало боевые действия в Прибалтике, король Речи Посполитой пригрозил начать войну против Московии. Эта угроза способствовала прекращению московско-шведской войны в 1591 г. (в мае 1595 г. Московское государство и Швеция подписали в местечке Тявзин (под Нарвой) договор о «вечном мире»). В 1592 г. после смерти своего отца Иоанна Жигимонт был провозглашен королем Швеции. Таким образом, Речь Посполитая и Швеция объединились на основе династической унии.
Однако уже в конце XVI в. в отношениях между Швецией и Речью Посполитой стала нарастать напряженность. Шведское дворянство неодобрительно относилось к попыткам польско-литовской знати проникнуть в северную Ливонию. Дополнительные проблемы создавали религиозные противоречия: в Речи Посполитой предпочтение отдавалось католичеству, причем ревностным католиком был сам король, в Швеции большая часть знати симпатизировала протестантам.
В 1598 г. Жигимонт Ваза по совету коронного канцлера Яна Замойского попытался одержать победу над сторонниками протестантизма в Швеции с помощью оружия. Демонстрация силы была неудачной и привела к низложению Жигимонта со шведского престола (шведский парламент провозгласил новым королем Швеции герцога Зюдерманландского Карла, который до этого управлял Швецией в качестве наместника Жигимонта; новый монарх стал править Швецией под именем Карл IX). Монарх Речи Посполитой отказался признать Карла в качестве шведского короля, но Карла IX это не остановило. Расправившись над сторонниками Жигимонта, он ввел войска в Финляндию, наследственное владение короля Речи Посполитой.
В 1600 г. между Речью Посполитой и Швецией началась война. Основным театром военных действий стала Прибалтика (в 1600 г. Жигимонт объявил об отказе от своих прав на северную Эстонию в качестве короля Швеции в пользу Речи Посполитой). Активное участие в военных действиях принимало войско Великого княжества Литовского, которым командовал великий гетман Ян Кароль Ходкевич. Под его руководством были выиграны сражения под Кокенгаузеном (1601 г.), Белым Камнем (1604 г.) и Кирхгольмом (совр. Саласпилс в Латвии) (1605 г.). В последнем случае победа имела особо важное значение, поскольку шведским войском командовал лично Карл IX. Однако из-за отсутствия средств (сейм не дал согласия на введение военного налога) Речь Посполитая не смогла добиться решающего перевеса в войне. В 1611 г. Польско-Литовское государство и Швеция подписали соглашение о перемирии, по которому к Швеции отошла северная Эстония, но большая часть Ливонии сохранилась за Речью Посполитой.
Разрастание конфликта со Швецией проходило на фоне сохранения проблем в отношениях Речи Посполитой с Московским государством. В январе 1598 г. умер царь Федор Иванович, со смертью которого пресеклась династия Рюриковичей, правившая в Москве с момента основания города в 1147 г. Смерть Федора положила начало серьезным политическим потрясениям в Московском государстве, которые позднее получили название «смутное время». В феврале 1598 г. Земский собор (всесословное собрание в Московском государстве) избрал новым московским царем боярина Бориса Годунова.
Избрание Бориса Годунова царем московским вызвало интерес в Речи Посполитой и, в особенности, в Великом княжестве Литовском. В ноябре 1600 г. в Москву прибыло посольство во главе с канцлером ВКЛ Львом Сапегой. Посольству поручалось подтвердить условия Ям-Запольского перемирия 1582 г., но Сапега не ограничился формальностями и вновь предложил московскому царю и боярству объединиться с Речью Посполитой (предложения Сапеги включали свободу вероисповедания в объединяющихся государствах, образование зоны свободной торговли, объединение усилий в борьбе против турок и крымских татар, взаимную выдачу пленных), рассматривая такое объединение в качестве основы «вечного мира» между Московским и Польско-Литовским государствами.
Однако предложения Сапеги были восприняты в Москве без интереса. Часть предложений была отвергнута сразу (в том числе предложения о свободе вероисповедания и о совместной борьбе против турок и татар), некоторые (например, предложения о свободной торговле и об обмене пленными) московские бояре сочли приемлемыми, но выразили готовность принять их лишь после предварительного отказа Речи Посполитой от Ливонии. Таким образом, деятельность посольства завершилась неудачей. Главным результатом пребывания Льва Сапеги в Москве стала договоренность о продлении перемирия на 20 лет, достигнутая в марте 1601 г. (при этом следует заметить, что в 1600 г. Борис Годунов разрешил пройти шведским отрядам из Финляндии в северную Эстонию через Новгородскую землю).
Неудача не остановила литовскую дипломатию. Вовлечению в дела Московского царства способствовало обострение борьбы за власть между различными боярскими группировками. Уже в 1601 г. в Москве стали ходить слухи о том, что подлинным царем является не Борис Годунов, а брат Федора Ивановича, царевич Дмитрий, который, согласно официальной версии, в 1591 г. погиб в Угличе при невыясненных обстоятельствах, не достигнув совершеннолетия.
Во второй половине 1603 г. в имении князя Адама Вишневецкого в Брагине появился человек, который называл себя царевичем Дмитрием. Князья Вишневецкие познакомили с Лжедмитрием (так его называли русские историки, под таким именем он и поныне фигурирует в историографии, хотя до сих пор высказываются предположения о том, что новоявленный царевич был реальным потомком Рюрика) сандомирского воеводу Юрия Мнишка (замок Сандомир находился на верхнем течении Днестра), который не только принял прибывшего по-царски, но и согласился выдать за него замуж свою дочь Марину.
В 1603 г. о появлении «царевича Дмитрия» узнал Лев Сапега. Канцлер Великого княжества Литовского занял в отношении пришельца двойственную позицию, что до сих пор порождает споры о его причастности к московской «Дмитриаде» (в русской и советской историографии канцлера изображали как основного организатора интервенции в Московское государство, в белорусской историографии 1990-х гг. мнения разделились: часть историков осталась на традиционных позициях, часть (в т.ч. В.Чаропка и Г.Саганович) стала отрицать причастность Сапеги к организации первого похода Лжедмитрия на Москву). Открыто Лев Сапега выступал против использования Лжедмитрия в качестве средства воздействия на Москву, но в то же время именно направленный канцлером к Адаму Вишневецкому Юрий Петровский, ранее бежавший из Москвы и находившийся на службе у канцлера ВКЛ, признал в пришельце царевича Дмитрия, что, собственно, и положило начало «Дмитриаде». Нельзя не признать и того, что Лев Сапега имел личную заинтересованность в использовании Лжедмитрия, поскольку род Сапег издавна владел землями на Смоленщине. Присутствовал канцлер и при обручении Лжедмитрия с Мариной Мнишек, произнеся в ходе обряда обручения речь о «божьей миссии власти».
В марте 1604 г. Лжедмитрий был представлен Жигимонту Вазе и папскому посланнику Рангони. Король Речи Посполитой объявил, что признает пришельца подлинным царем московским и разрешает ему набирать войско в пределах Речи Посполитой из числа добровольцев для борьбы с «узурпатором» Борисом Годуновым. В свою очередь, Лжедмитрий перешел в католичество и пообещал ввести его в пределах Московского государства. Также он пообещал вернуть Речи Посполитой Смоленщину и Северскую землю, оказать ей поддержку в войне со Швецией и заключить союз, направленный против крымских татар и турок-османов.
В январе 1605 г. вопрос о поддержке Лжедмитрия был вынесен на рассмотрение сейма Речи Посполитой. Не все присутствующие сочли целесообразным оказание такой поддержки. В частности, против использования Лжедмитрия выступили коронный канцлер и гетман Ян Замойский, воевода киевский Константин Острожский, каштелян краковский Януш Острожский, польный коронный гетман Станислав Жолкевский, брацлавский воевода Збаражский. Однако в поддержку Лжедмитрия выступили иерархи римско-католической церкви в Речи Посполитой, краковский воевода Зебжидовский и большинство должностных лиц в Великом княжестве Литовском.
В августе 1604 г. войска, собранные Лжедмитрием, двинулись на Москву, пройдя через Киевщину и Северскую землю. Действия Лжедмитрия поддержали запорожские, донские и волжские казаки. Поначалу столкновения с московскими войсками проходили с переменным успехом, однако положение Лжедмитрия облегчила внезапная смерть Бориса Годунова в апреле 1605 г. В июне 1605 г. Лжедмитрий вступил в Москву как победитель и спустя месяц короновался как царь московский. Однако своих обещаний, данных королю Речи Посполитой перед московским походом, он не выполнил.
В мае 1606 г. Лжедмитрий был убит в результате боярского заговора (вместе с Лжедмитрием были убиты многие польские и литовские вельможи из его окружения). Новым московским царем был провозглашен Василий Шуйский, но его положение изначально было непрочным. Многие уроженцы Московского государства рассматривали царя Василия не как законного государя, а как узурпатора. Буквально сразу же после убийства Лжедмитрия в Москве поползли слухи о его чудесном спасении. Особенно сильные симпатии к Лжедмитрию выражали жители Северской земли. Власть Шуйского с самого начала отказались признать путивльский воевода Григорий Шаховской и черниговский воевода Андрей Телятьевский.
Очевидная слабость Московского государства не осталась незамеченной в Речи Посполитой. Более того, сами участники внутриполитической борьбы в Москве стремились вовлечь соседей в свои дела. В частности, еще при жизни Лжедмитрия князья Шуйские и Голицыны обратились ко Льву Сапеге с просьбой направить в Москву в качестве претендента на престол сына Жигимонта королевича Владислава (просьба была передана через посла Ивана Безобразова), но тогда это предложение не было поддержано ни в Вильно, ни в Кракове. Еще настойчивее призывы осуществить поход на Москву зазвучали после смерти Лжедмитрия.
В конце концов правительство Речи Посполитой решило вмешаться в конфликт, хотя и в скрытой форме. В 1607 г. в Стародубе-Северском (на территории Московского государства) появился человек, который назвался Дмитрием (в историю он вошел как Лжедмитрий II), выжившим в 1606 г. В отличие от Лжедмитрия I, в самозванстве которого некоторые историки сомневаются, в отношении самозванства Лжедмитрия II сомнений практически нет. Летописи определяют его как уроженца Шкловщины, сына православного священника, работавшего учителем в Шклове и Могилеве, человека хитрого и амбициозного.
Амбиции Лжедмитрия II совпали с амбициями литовской и польской знати. Если в отношении Лжедмитрия I литовская шляхта испытывала сомнения, то Лжедмитрий II был поддержан в Литве с энтузиазмом. Одним из первых к нему примкнул мозырский хорунжий Будило, затем свои отряды привели Адам Вишневецкий, Роман Рожинский, Ян Сапега и многие другие вельможи Речи Посполитой. Энтузиазм шляхты был во многом обусловлен тем, что в Речи Посполитой завершилось восстание против монарха (рокош), во главе которого стояли Зебжидовский и Радзивилл. Многие участники восстания были прощены монархом, но некоторые (например, шляхтич Лисовский) за участие в рокоше и другие проступки были осуждены на изгнание из отечества (банницию). Естественно, такие люди без колебаний приняли участие в походе на Москву. Также поддержать Лжедмитрия II согласились запорожские и донские казаки.
В 1607 г. Лжедмитрий II утвердил свою власть в Карачеве, Брянске и Козельске, после чего ушел в Орел, где дождался прихода подкреплений из Речи Посполитой.
30 апреля 1608 г. польско-литовское войско под командованием усвятского старосты Яна Сапеги (брата Льва Сапеги) разбило московское войско, которым командовал Иван Шуйский (брат московского царя), в сражении у деревни Рахманцево (в литературе встречается также название Рахманово). После этого на сторону Лжедмитрия II стали активно переходить многие московские бояре, недовольные политикой царя Василия. От полного военного и политического поражения московского монарха спасло то, что поляки и литвины вместо движения на Москву повернули на Троице-Сергиев монастырь, рассчитывая поживиться там богатой добычей. Неожиданно для себя они получили отпор со стороны монахов, но от монастыря не отошли, а приступили к его осаде. Осада Троице-Сергиева монастыря отвлекла внимание Лжедмитрия II от основной цели похода. Он был вынужден расположиться лагерем в деревне Тушино, севернее Москвы, но столицу Московии не занял.
Поддержав Лжедмитрия II, руководство Речи Посполитой не отказывалось и от контактов с Василием Шуйским. В 1607 г. в Москву прибыло посольство из Речи Посполитой во главе с Витовским и Друцким-Соколинским. Послы добивались выдачи сторонников Лжедмитрия I из польско-литовского государства, сопровождавших его при восшествии на московский престол, правительство Москвы хотело прочного мира с Речью Посполитой. В июле 1608 г. стороны договорились о продлении перемирия на 3 года и 11 месяцев при неизменности сложившихся границ. Москва соглашалась отпустить на свободу поляков и литвинов, задержанных в 1606 г. (большинство из них после обретения свободы оказалось не на родине, а в Тушино, причем Марина Мнишек заявила, что Лжедмитрий II является ее прежним мужем).
Военные и политические неудачи окончательно подорвали авторитет царя Василия в Московском государстве. В феврале 1609 г. он обратился за помощью к Швеции. По договору, заключенному в Выборге в марте 1609 г., за оказанную военную поддержку царь уступил шведам Ливонию и Карелию. Карл IX направил в Московское государство 5-тысячную армию под командованием Якоба Делагарди, с помощью которой противникам Лжедмитрия II удалось установить свой контроль над Псковской и Новгородской землями.
Однако обращение за помощью к Швеции спровоцировало открытый конфликт между Московским государством и Речью Посполитой. «Партию войны» возглавили канцлер Великого княжества Литовского Лев Сапега и велижский староста Александр Гонсевский, который в 1605 г. входил в число лиц, сопровождавших Лжедмитрия I, затем находился в Москве под арестом и был отпущен на свободу по договоренности 1608 г. Против военной интервенции в Московское государство выступали коронный гетман Станислав Жолкевский и великий гетман литовский Ян Кароль Ходкевич).
После заключения соглашения между Москвой и Швецией Жигимонт Ваза собрал сейм Речи Посполитой для рассмотрения вопроса об открытой интервенции в Московское государство. Выступая перед участниками сейма, король поклялся, что в случае войны он не будет преследовать свои династические интересы, а будет сражаться за интересы всей Речи Посполитой. В поддержку войны с Московией высказался Лев Сапега, заявивший о необходимости срочного спасения жителей Смоленска «от большой беды» и зафиксировавший это стремление в специальном Универсале. Однако большинство участников сейма выступило против открытого военного столкновения с Москвой и судьбоносное решение было принято на закрытом заседании сената (впрочем, сейм не возражал против участия в походе на восток добровольцев). Как следствие, Жигимонт был вынужден вступить в войну, не имея твердой поддержки польско-литовской знати.
Война началась в сентябре 1609 г. Войско Речи Посполитой во главе с королем подошло к Смоленску, ожидая быстрой сдачи города. Однако, вопреки ожиданиям, жители Смоленска отказались открыть ворота перед королем Речи Посполитой. Разгневанный монарх приказал приступить к осаде города, которая затянулась больше чем на год (Смоленск сдался на милость короля лишь 3 июня 1611 г.).
Задержка Жигимонта Вазы под Смоленском не предотвратила Московское государство от дальнейших политических потрясений. 4 июля 1610 г. войско Речи Посполитой одержало победу над московским войском в сражении у деревни Клушино. Клушинское поражение предопределило финал политической карьеры Василия Шуйского, он был свергнут с престола и пострижен в монахи.
После низложения царя Василия в Москве наступило полное безвластие. Бояре не смогли избрать из своих рядов достойного претендента на царский престол и были вынуждены образовать временное правительство, получившее название «семибоярщина» (формально правительство возглавил Василий Голицын). Опасаясь возможности взятия Москвы сторонниками Лжедмитрия II, московские бояре разрешили войти в город войску коронного гетмана Станислава Жолкевского (именно он командовал войском Речи Посполитой в сражении под Клушиным) «для поддержания порядка».
Еще до падения царя Василия, в начале 1610 г., в районе Смоленска московские бояре и представители Речи Посполитой начали тайные переговоры о возможности приглашения на московский престол королевича Владислава. Принимавший активное участие в переговорах Лев Сапега поддерживал кандидатуру Владислава, но неожиданно для него король Жигимонт счел, что только его личное присутствие на троне Москвы гарантирует надежность союза между Речью Посполитой и Московским государством. План короля поддержали поляки (в поддержку кандидатуры Жигимонта Вазы высказался, например, Станислав Жолкевский).
В сложившихся условиях Лев Сапега был вынужден разыграть новую дипломатическую комбинацию. С его подачи в Москву был направлен Александр Гонсевский, которому было поручено поставить вопрос о кандидатуре Жигимонта в качестве царя московского на Земском соборе. Одновременно король отозвал из Москвы Жолкевского (гетман не только лично явился к королю, но и привез с собой в качестве почетного пленника Василия Шуйского, который на родину уже не вернулся). Прибыв в Москву, Гонсевский стал агитировать за избрание на московский престол не короля Речи Посполитой, а его сына. В конце концов он добился своего: в августе 1610 г. Земский собор высказался за приглашение на московский престол Владислава при условии, что он примет православие. После этого к Смоленску было направлено «великое посольство» для ознакомления монарха Речи Посполитой с принятым решением (в состав посольства вошли представители многих знатных боярских родов).
В октябре 1610 г. московское посольство встретилось с Жигимонтом. На встрече с королем послы потребовали, чтобы он снял осаду со Смоленска и вывел все польско-литовские войска с территории Московского государства, освободил пленных, заключил с Москвой соглашение о военном союзе для борьбы с внешними врагами.
Жигимонт Ваза остался недоволен предложениями участников посольства. Больше всего короля возмутил отказ послов признать его царем московским и обратиться к смолянам с предложением сдаться. 12 марта 1611 г. участникам посольства было объявлено, что они находятся под арестом и в Москву отпущены не будут.
В 1611 г. казалось, что цели интервенции в Московское государство достигнуты. Москва контролировалась польско-литовскими войсками. Попытка выбить их из города, предпринятая отрядами I ополчения под командованием Прокопия Ляпунова и донскими казаками в марте 1611 г., завершилась неудачей. В июне 1611 г. власть короля Речи Посполитой признал Смоленск. В том же году в Калуге был убит Лжедмитрий II, а в Швеции скончался Карл IX, что позволило Речи Посполитой расширить масштабы интервенции в Московском государстве. В частности, в сентябре 1611 г. король приказал двинуть из Прибалтики к Москве войско под командованием Яна Кароля Ходкевича (по ходу движения к нему присоединились отряды Яна Сапеги).
Однако неожиданно для Жигимонта в Московском государстве стало шириться сопротивление. Убедившись в том, что король не намерен отпускать в Москву своего сына, а желает сам утвердиться на московском престоле, глава русской православной церкви патриарх Гермоген призвал всех жителей Московского государства защитить православную веру от латинян и изгнать всех врагов. Эти призывы имели своим следствием формирование двух ополчений. Если с I ополчением польско-литовские войска смогли справиться, то II ополчение начало формироваться в Поволжье, на которое власть Речи Посполитой не распространилась. Центром формирования ополчения стал Нижний Новгород, его руководителями – нижегородский староста Кузьма Минин и князь Дмитрий Пожарский. Выйдя из Нижнего Новгорода, отряды II ополчения направились вверх по течению Волги, дошли до Ярославля, после чего двинулись к Москве.
Положение II ополчения облегчил отказ солдат Ходкевича принимать участие в боях до тех пор, пока им не выплатят жалованье. После того как деньги в войска так и не поступили, в марте 1612 г. большинство польско-литовских военнослужащих ушло из-под Москвы на родину. В городе остался лишь гарнизон численностью в 1600 человек, который, закрепившись в Кремле, по сути находился в состоянии осады (уже весной 1612 г. польско-литовские военнослужащие испытывали острую нехватку продовольствия). Просьбы Ходкевича о направлении к Москве подкреплений не были исполнены. Когда отряды II ополчения в конце августа 1612 г. подошли к Москве, их численность составляла 30 тыс. человек, в то время как численность войска Ходкевича – всего лишь 12 тыс.
Столкновения с войсками II ополчения в августе-сентябре 1612 г. не принесли успеха Ходкевичу. 7 сентября 1612 г. гетман был вынужден отойти от Москвы. Попытка Жигимонта собрать новую армию и направить ее на Москву также не увенчались успехом. Польско-литовские войска лишились поддержки запорожского казачества. 7 ноября 1612 г. польско-литовский гарнизон, которой укрепился в Кремле и Китай-городе и долгое время удерживал их, капитулировал, не выдержав испытания голодом и холодом.
Узнав о сдаче московского гарнизона, Жигимонт все же попытался восстановить свое влияние в столице Московского государства. Вместе с королевичем Владиславом (монарх Речи Посполитой уже был согласен увидеть на московском престоле своего сына) он выступил из Вязьмы и дошел до Волока Ламского, откуда направил в Москву посольство с известием о приближении Владислава. Однако настроения в Московском государстве изменились, Владислав не получил никакой поддержки со стороны местного населения. Осознав бессмысленность своего предприятия, монарх Речи Посполитой покинул пределы Московского государства.
В феврале 1613 г. Земский собор в Москве избрал новым царем Михаила Романова (в мае 1613 г. он был коронован царской короной). В марте 1613 г. в Речь Посполитую направилось московское посольство, которому было поручено потребовать у Жигимонта возвращения всех захваченных земель и произвести обмен пленными. Особый упор надлежало сделать на освобождении членов «великого посольства» 1610 г. (в качестве почетного пленника в числе прочих удерживался отец Михаила Филарет Романов). Однако король Речи Посполитой и его ближайшее окружение отказались вести переговоры с послами, заявив, что Михаил Романов является узурпатором, а подлинным государем остается Владислав.
Война продолжалась, но на этот раз военная удача склонилась на сторону Москвы. В 1614 г. войска, верные Михаилу, заняли Вязьму, Дорогобуж, Белую и подошли к Смоленску (хотя взять его не смогли). Московские отряды даже достигли пригородов Витебска, Орши и Дубровны (таким образом, они заходили на территорию Великого княжества Литовского). Неудачи подорвали боевой дух литовской шляхты. Все чаще с ее стороны стали звучать призывы как можно скорее завершить войну и наказать ее инициаторов. В 1614 г. московский посол дворянин Желябужский в сообщении, направленном в Москву, заметил, что «все литовские сенаторы хотят мира с Москвой, кроме Льва Сапеги».
В 1616 г. при посредничестве представителя императора Священной Римской империи Эразма Ганделиуса Речь Посполитая и Московское государство провели под Смоленском переговоры об условиях перемирия, но согласия достигнуто не было.
В июле 1617 г. к Москве двинулось войско под командованием Яна Кароля Ходкевича (за участие в походе гетману было обещано Виленское воеводство), которое сопровождали запорожские казаки. Вместе с гетманом к Москве двигался Владислав. Польско-литовское войско овладело Дорогобужем, Вязьмой, Мещовском и Козельском. Однако восстановить свою власть в Москве Владислав не смог.
В ноябре 1618 г. в деревне Деулино (возле Троице-Сергиевого монастыря) начались мирные переговоры между представителями Речи Посполитой и Московского государства. Проходили они тяжело, но 1 декабря 1618 г. стороны все же смогли подписать соглашение о перемирии на 14,5 лет. По условиям перемирия Речь Посполитая сохраняла за собой Смоленск, Белый, Дорогобуж, Торопец, Серпейск, Красный, Новгород-Северский, Чернигов, Стародуб, Невель, Себеж, уступив Москве Козельск, Можайск, Вязьму, Мещерск (таким образом, Великое княжество Литовское вернуло Смоленщину и Северскую землю, отторгнутые Москвой в XVI в.). Оба государства производили обмен пленными (при этом в Москву было позволено вернуться участникам «великого посольства»). Владислав обязался отвести войско от Москвы, но при этом не отказался от притязаний на московский престол и не признал Михаила Романова законным государем московским. Деулинское перемирие 1618 г. положило конец интервенции Речи Посполитой в Московское государство, которая по большому счету завершилось неудачей (несмотря на территориальные приращения) и дорого обошлась польско-литовскому государству.
Завершение интервенции в Московское государство не улучшило международное положение Речи Посполитой. В 1617 г. возобновилась война со Швецией. Ее новый король Густав II Адольф стремился закрепиться в Восточной Прибалтике. В 1613 г. он начал войну с Московским государством, попытавшись закрепить за Швецией земли Пскова и Новгорода. В феврале 1617 г. при посредничестве Англии и Голландии Швеция и Московское государство подписали в деревне Столбово (под Тихвиным) мирный договор, по которому шведы вернули Московскому государству Новгород, занятый ими в июне 1613 г., но сохраняли за собой Ливонию и Корельскую землю.
Завершение войны с Московией развязало шведам руки в отношении Речи Посполитой. Весной 1617 г. шведское войско высадилось возле Виндавы и за сравнительно короткий срок овладело рядом ливонских замков. В сентябре 1621 г. под властью Швеции оказалась Рига, что позволяло шведам осуществлять контроль над всей Восточной Прибалтикой. После этого по приказу шведского короля его войско заняло столицу Курляндии Митаву, но весной 1622 г. литовское войско смогло отбить город у шведов.
Летом 1622 г. польный гетман литовский Крыштоф Радзивилл заключил от имени Речи Посполитой со Швецией сепаратное соглашение о перемирии (Жигимонт Ваза не одобрил его, обвинив гетмана в превышении полномочий). В 1625 г. война возобновилась. Шведы заняли Кокенгаузен, осадили Дерпт (совр. Тарту в Эстонии) и лишь под Динабургом (совр. Даугавпилс в Латвии) потерпели поражение. Активное участие в этой войне принял Лев Сапега, возглавивший войско ВКЛ. Под его руководством было одержано несколько побед над шведами. В 1626 г. Густав II Адольф перенес тяжесть борьбы с Речью Посполитой на польские территории на балтийском побережье (прежде всего Гданьск) и Пруссию. В 1627 г. Великое княжество Литовское подписало соглашение о перемирии со Швецией, сделав это без совета с Польшей, что вызвало недовольство поляков. Однако вскоре после этого, 26 сентября 1629 г. Речь Посполитая и Швеция подписали в Альтмарке (в Пруссии) соглашение о перемирии сроком на 6 лет, по которому Швеция закрепила за собой территорию Ливонии до Западной Двины (вместе с Ригой) и порты Пруссии (за исключением Гданьска и Кенигсберга).
Еще одной войной, в которую Речь Посполитая была вовлечена практически сразу же после Деулинского перемирия, стала Тридцатилетняя война. Она началась в 1618 г. и охватила практически всю Западную Европу (данная война стала последней попыткой императора Священной Римской империи установить свой контроль над Германией, одновременно она стала последней религиозной войной в Европе, поскольку формально велась между католиками и протестантами). Речь Посполитая, отвлеченная борьбой со Швецией, не могла принимать в войне активного участия, но Жигимонт Ваза в знак солидарности со императором Священной Римской империи Фердинандом II Габсбургом (в 1613 г. Речь Посполитая и Священная Римская империя заключили союз на основе принадлежности монархов двух стран к католической вере, который был подтвержден династическим браком между дочкой Фердинанда II эрцгерцогиней Цецилией Ренатой и королевичем Владиславом) в 1619 г. направил в Семиградье (Трансильванию) конные отряды под командованием Лисовского. Атака «лисовчиков» вынудило семиградского князя Габора Бетлена снять осаду со столицы австрийских владений Габсбургов Вены и заключить с Австрией перемирие. В работе мирных конгрессов в Оснабрюке и Мюнстере (оба конгресса проходили в 1644–1648 гг. в Вестфалии) дипломатия Речи Посполитой участия не принимала, однако по условиям Вестфальского мира 1648 г. Швеция, которая с 1631 г. принимала активное участие в войне (в 1632 г. в одном из сражений на территории Германии погиб Густав II Адольф) закрепила за собой территории, ранее захваченные в Восточной Прибалтике, что было признано ведущими европейскими державами. Таким образом, итоги войны были не очень благоприятными для Польско-Литовского государства.
Проблемным соседом Речи Посполитой оставалась Османская империя. Турецкие султаны стремились распространить свою власть на территории, расположенные возле Дуная и Днестра, а также на правобережную Украину. В качестве повода к войне, которая началась в 1620 г. были использованы действия «лисовчиков» в Семиградье. В сентябре 1620 г. войска турок и крымских татар разбили в сражении под Цецорой (в Молдавии) польское войско под командованием коронного канцлера Станислава Жолкевского и польного гетмана коронного Станислава Конецпольского (Жолкевский погиб, Конецпольский попал в плен). Поражение оставило Польшу практически без войска.
В октябре 1620 г. султан Осман II организовал большой поход против Речи Посполитой, рассчитывая на легкую победу. Однако польско-литовское государство смогло (хотя и с большим трудом) выставить новое войско, которым было поручено командовать полному гетману литовскому Яну Каролю Ходкевичу (помимо литвинов в состав войска вошли поляки и венгры, также войску оказали поддержку запорожские казаки под командованием гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного).
Войска противоборствующих сторон встретились возле крепости Хотин, которую осадило турецко-татарское войско. Хотинское сражение продолжалось с перерывами почти целый месяц (столкновения начались 2 сентября 1621 г., закончились 25 сентября; Ян Кароль Ходкевич не дожил до победы, скончавшись от тяжелой болезни 24 сентября). 25 сентября 1621 г. Осман II согласился начать с Речью Посполитой мирные переговоры.
По условиям Хотинского мирного договора 1621 г. султан обязался вернуть Хотин Речи Посполитой и признал границу по Днестру. Речь Посполитая обязалась не поддерживать запорожцев, которые неоднократно совершали набеги на владения султана. В свою очередь, Османская империя обязалась удерживать от нападения на Речь Посполитую крымских татар. Король Речи Посполитой должен был ежегодно выплачивать крымскому хану 30 тыс. золотых монет, за что крымский хан обязался оказывать военную поддержку Польско-Литовскому государству.
Поражение под Хотиным нанесло удар по международному престижу Османской империи (непосредственным результатом Хотинского сражения стал срыв планов солидарного выступления Османской империи, Московского государства и Швеции). На некоторое время оно позволило стабилизировать положение на южных рубежах Речи Посполитой.
В апреле 1632 г. умер Жигимонт Ваза. Вопрос о власти был решен сравнительно быстро – представители Польши и Великого княжества Литовского проголосовали за кандидатуру королевича Владислава (он стал править Речью Посполитой как король Владислав IV), но это не предотвратило очередного военного столкновения между Речью Посполитой и Московским государством.
После заключения Деулинского перемирия 1618 г. отношения между двумя государствами оставались напряженными. В Москве звучали призывы защитить единоверцев в Речи Посполитой, формировались войска, способные взять реванш за позор «смутного времени». Большое недовольство вызывало у московских бояр использование Владиславом титула московского царя. В июне 1632 г. Земский собор практически единогласно высказался за войну с Речью Посполитой.
В сентябре 1632 г. московское войско под командованием боярина Михаила Шеина выступило в поход. Поначалу военная кампания была успешной для Московского государства: Речь Посполитая потеряла Серпейск, Дорогобуж, Белый, Рославль, Невель, Себеж, Почеп, Новгород-Северский, Стародуб, Трубчевск, Друю, Сурож, Освею, что открывало дорогу в Подвинье и Поднепровье. Московские отряды появились возле Полоцка, Мстислава и Кричева.
В декабре 1632 г. московское войско достигло Смоленска, однако смоленский гарнизон отказался капитулировать. Осада города затянулась почти на целый год. В сентябре 1633 г. к Смоленску подошла польско-литовская армия, которой командовал сам Владислав IV (на стороне Речи Посполитой выступали запорожские казаки и крымские татары). В ноябре Смоленск был деблокирован и уже самому Шеину пришлось обороняться в укрепленном лагере на Покровской горе.
1 марта 1634 г. Михаил Шеин был вынужден капитулировать. Владислав намеревался дойти до Москвы и свернуть царя Михаила, но командующий войском Великого княжества Литовского гетман Крыштоф Радзивилл убедил его не делать этого, а ограничиться операциями по освобождению городов в Северской земле (Владислав все же дошел до Белого, но растущее сопротивление московских войск и нехватка продовольствия вынудили его отказаться от своих планов). К тому же продолжение войны с Московским государством могло вызвать конфликты с Османской империей и Швецией.
В марте 1634 г. в деревне Семлёво на реке Поляновка (между Вязьмой и Дорогобужем) начались мирные переговоры между Речью Посполитой и Московским государством. 4 июня 1634 г. стороны подписали договор о «вечном мире». По условиям мирного договора Владислав навсегда отказывался от притязаний на московский престол, признавал Михаила Романова законным московским государем и обязался вернуть грамоту 1610 г., в которой его призывали на царство (грамота не была возвращена, поскольку ее не нашли в архивах). Речь Посполитая вернула все территории, которые она утратила в начале военной кампании, за исключением Серпейска с прилегающим уездом. Москва обязалась выплатить королю Речи Посполитой 20 тыс. золотых рублей за отказ от титула московского царя и возвращение Серпейска. Попытки польско-литовских дипломатов внести в текст договора статьи о совместной борьбе против внешних врагов, создании общего военного флота, разрешении совместных браков для подданных двух государств, разрешении приобретать земли в Московском государстве для уроженцев Речи Посполитой и создавать на этих землях католические храмы московскими боярами были отвергнуты. Жителям Смоленской и Северской земель, за исключением купцов и духовенства, запрещалось приезжать в Московское государство. Жителям Московии, в том числе купцам, запрещалось приезжать в Краков и Вильно, жителям Речи Посполитой – в Москву. В прочих городах купцы обеих стран могли торговать беспрепятственно. Условия мирного договора предусматривали обмен пленными без выкупа и задержки.
Поляновский мирный договор 1634 г. стабилизировал ситуацию на восточных рубежах Речи Посполитой, но одновременно стал ярким свидетельством провала попыток объединения Речи Посполитой и Московского государства.
Завершив войну с Московским государством, Владислав IV стал готовиться к войне со Швецией. Он создал военный флот (12 кораблей), стал укреплять армию Речи Посполитой. Однако до военного столкновения дело не дошло. В 1635 г. при посредничестве французской дипломатии Речь Посполитая и Швеция заключили в местечке Штумсдорф (в Пруссии) очередное перемирие сроком на 26 лет. Условия перемирия еще раз подтвердили право Швеции на владение Ливонией. Как отмечалось выше, в 1648 г. это право было закреплено в Вестфальском трактате, подписанном по итогам Тридцатилетней войны.

ОБОСТРЕНИЕ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В КОНЦЕ XVI – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII ВВ.
Церковно-религиозная жизнь имела большое значение для общества и государственно-политического устройства Речи Посполитой, поскольку в то время религиозные чувства и верования определяли политику всех европейских государств. Поначалу после объединения с Польшей ВКЛ сохраняла поликонфессиональный характер. Здесь можно было встретить различные ответвления христианства (католичество, православие, протестантизм), мусульманство, иудаизм.
Поначалу доминирующие позиции в Великом княжестве Литовском занимали протестанты. В 1591 г. в границах ВКЛ насчитывалось 207 протестантских сборов (храмов), из них 189 были святынями кальвинистов. В 1570-х гг. протестантская церковь ВКЛ получила название «Литовская провинция Евангелическо-Реформатского Единства» и состояла из 6 округов: Виленский, Жемойтский, Завилейский, Подляшский, Новогрудский и Русский (белорусский). Каждый из округов возглавлял суперинтендант, но единого руководителя для всей провинции не было. О влиятельности протестантов свидетельствует то, что в составе Сената ВКЛ в 1569 г. они составляли 68% (15 человек).
Успехи протестантов во всей Европе вызвали сопротивление католической церкви. В 1545–1563 гг. в городе Тридент состоялся съезд католических иерархов (Вселенский собор), который вошел в историю как Тридентский собор. Участники Вселенского собора приняли ряд решений, направленных на укрепление власти римского папы и епископов, подтвердили нерушимость догматов католической церкви и предали анафеме учение протестантов, усилили цензуру над печатными изданиями, введя «Индекс запрещенных книг». Курс на борьбу с протестантизмом получил название «контрреформация». В 1577 г. Петрковский синод принял решение о распространении постановлений Тридентского собора на Речь Посполитую.
Важным результатом Тридентского собора стало создание духовно-рыцарского ордена иезуитов («Общества Иисуса»). Борьбу с протестантизмом иезуиты вели главным образом в интеллектуальной сфере. Важными задачами они считали создание системы образования и воспитания молодежи, что позволяло им эффективнее расширять свое влияние.
В 1569 г. иезуиты появились в Великом княжестве Литовском, прибыв в Вильно по приглашению епископа Валериана Протасевича. В том же году в столице ВКЛ была открыта двухклассная школа, а через год – коллегиум из пяти классов. В 1579 г. римский папа Григорий XIII придал виленскому коллегиуму статус академии, уравняв его в правах с Краковским университетом. Первым ректором Виленской академии стал Петр Скарга. В то же время в 1567 г. Жигимонт Август отклонил просьбу протестантов об открытии университета в Вильно.
Помимо системы образования росту влияния иезуитов способствовало их активное участие в ликвидации последствий эпидемии чумы в Вильно в 1571 г. Даже противники иезуитов признавали, что действовали они с полной самоотверженностью, когда многие духовные лица, включая церковных иерархов, покинули город, опасаясь заразы.
Во второй половине XVI в. влияние протестантов стало снижаться. Знать Великого княжества Литовского стала в массовом порядке возвращаться к католической вере (в католическую веру вновь перешли сыновья Николая Радзивилла Черного, Лев Сапега, Иван Ходкевич, Иван Чарторыйский, Самуил Сангушко, Януш Заславский, занимавшие важные посты в государственной системе ВКЛ). Этому переходу способствовали умелая деятельность иезуитов, покровительство им со стороны монархов Речи Посполитой; сближение литовской и польской знати, которое активизировалось после заключения Люблинской унии 1569 г.; война с Московским государством и давление со стороны Османской империи, способствовавшие укреплению патриотических чувств литовской шляхты (борьба с соседями на востоке и юге расценивалась как своеобразный «крестовый поход», направленный на защиту западно-христианского мира от «варваров»).
Первые монархи Речи Посполитой стремились придерживаться традиций веротерпимости, характерных для предшествующей истории Великого княжества Литовского (например, Стефан Баторий говорил: «Ничто не причиняет так скоро ослабления и падения государств, как насилие, преследование веры»). Однако в силу своей принадлежности к католическому вероисповеданию они рассматривали именно это вероисповедание в качестве государственного. Очень активно использовал лозунги защиты католичества при оправдании своих внешнеполитических действий Стефан Баторий (о чем говорилось в предыдущем разделе). Отвоевав в 1579 г. Полоцк, он демонстративно передал иезуитам большую часть полоцких православных церквей с их пожалованиями. В 1581 г. в Вильно с санкции епископа Яна Радзивилла состоялась демонстративная процедура сожжения протестантских книг, изданных в Несвиже, Бресте, Заславле.
Политика Стефана Батория нанесла удар по позициям православия в Великом княжестве Литовском, хотя нельзя отрицать и того, что в конце XVI православие, как и католичество в начале XVI в., переживало кризис, обусловленный утратой связи с традиционным центром в Константинополе (турецкие султаны не ликвидировали константинопольский патриархат, но поставили патриархов под свой контроль, что, в свою очередь, привело к утрате авторитета этих церковных иерархов среди приверженцев православной веры) и отсутствием отлаженной системы подготовки священнослужителей. Во второй половине XVI в. все отчетливее проявлялось стремление Русской православной церкви к самостоятельным действиям. Логическим итогом этого стремления стало принятие сана патриарха в 1589 г. московским митрополитом Иовом. Религиозные догматы подкрепляли политические доктрины Московского государства. В XVI в. московские правители приняли на вооружение теорию «третьего Рима», подчеркивая, что после падения Римской и Византийской империй единственным оплотом христианства, центром христианской государственности и правопреемником величия римских императоров является Москва. Понятно, что стремление к самодостаточности в совокупности с попытками оказывать покровительство православным в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой в целом не могло вызывать симпатии у правителей польско-литовского государства.
И все же Баторий не был фанатичным приверженцем католичества и не стремился насаждать его любой ценой. В конце XVI в. на территории Великого княжества Литовского существовали православные епархии (Полоцкая, Смоленская, Пинская (Туровская), Владимиро-Берестейская). Резиденция митрополита находилась в Новогрудке или Вильно, православные церкви функционировали практически во всех городах и местечках (их нехватка ощущалась только в сельской местности). Защитником православной веры стал князь Константин Острожский, основавший в 1576 г. в родовом имении Острог славяно-греко-латинскую академию, – ученое общество православной направленности, которое издало немало богослужебных книг, а также публицистических произведений, направленных в защиту православной веры.
Усиление католической реакции в Речи Посполитой произошло при Жигимонте Ваза, основы мировоззрения которого формировались под воздействием иезуитов. В первую очередь давление стало оказываться на протестантов. В конце 90-х годов XVI в. и в первом десятилетии XVII в. протестантские храмы все чаще подвергались разгромам (в 1611 г. толпа фанатиков разгромила кальвинистский сбор в Вильно, уничтожив при этом библиотеку и архив, которые существовали при храме).
Православные поначалу не испытывали сильного давления со стороны властей Речи Посполитой, но и поддержки также не получали. В сложившихся условиях часть православного клира, не желавшая подчиняться московской патриархии, стала допускать возможность объединения с католиками на основе церковной унии. Не последнюю роль в стремлении объединиться сыграло желание православных иерархов увеличить свою значимость в политической системе Речи Посполитой. Так, один из православных епископов, комментируя возможность принятия церковной унии, заметил: «Если поддадимся под власть римского папы, то не только будем сидеть на епископствах наших до самой смерти, но и на скамье сенаторской засядем вместе с римскими епископами, и легче получим имения, отобранные у церкви».
Активно пропагандировали идею церковной унии иезуиты. В 1577 г. Петр Скарга издал в Речи Посполитой книгу «О единстве костела Божьего под одним пастырем», в которой расценил православие как «греческий раскол», угрожающий целостности и внутреннему миру в Речи Посполитой (в 1590 г. книга была издана повторно). В конце 80-х годов XVI в. иезуиты разработали проект объединения церквей, который предусматривал инкорпорацию православия.
Движение к заключению унии началось в 1589 г., когда прибывший в Речь Посполитую патриарх константинопольский Иеремия утвердил в качестве митрополита Киевского и всея Руси архимандрита минского Вознесенского монастыря Михаила Рагозу, приняв во внимание пожелания короля Жигимонта Вазы. Тогда же был утвержден в качестве экзарха (наместника) патриарха епископ луцкий Кирилл Терлецкий.
После отъезда патриарха в 1590 г. в Бресте собрался церковный собор с участием православных иерархов польско-литовского государства. Главной целью собора было заявлено урегулирование спорных вопросов, связанных с исповедованием православия в Речи Посполитой. Однако четыре епископа (Кирилл Терлецкий, Гедеон Балобан (епископ львовский), Леонтий Пяльчицкий (епископ пинский) и Дионосий Збируйский (епископ луцкий)) не ограничились этим и тайно подписали документ о согласии пойти на унию с католиками.
Грамота была доведена до сведения короля Жигимонта, который выразил свою радость по поводу желания епископов и обещал им свое покровительство и всяческие льготы. В 1593 г. идею унии поддержал епископ владимирский Ипатий Потей.
В мае 1594 г. Жигимонт Ваза решил направить Потея в Рим с целью изложения позиции по вопросу соединения Восточной и Западной церквей. В декабре того же года Терлецкий и Потей составили грамоту (постановление) о соединении с Римской церковью во главе с единым верховным архипастырем (т.е. римским папой). В июне 1595 г. были составлены подробные условия унии, утвержденные митрополитом и епископами Речи Посполитой, где еще раз подчеркивалась готовность православных иерархов РП признать верховенство римского папы.
Держать подготовку церковной унии в секрете больше не было возможности. Однако вариант объединения, предложенный сторонниками унии, удовлетворил не всех. Против него выступили воевода киевский Константин Острожский и воевода новогрудский Федор Скумин-Тышкевич. Острожский считал, что объединение двух церквей должно проходить на условиях полного равенства двух церквей, при сохранении православными всей своей обрядности и уравнении православных епископов с католическими в политических правах. Также он полагал, что уния должна состояться с согласия иерархов греческих, московских, волошских и вообще всех православных и даже предлагал в связи с этим направить специальное посольство в Москву.
Протесты православных вельмож и колебание некоторых епископов (например, Гедоеона Балобана) задержали направление посольства в Рим. Однако в сентябре 1595 г. сторонники унии все же направились к римскому папе (его возглавили Потей и Терлецкий). Одновременно власти Речи Посполитой усилили давление на православных (например, православным Львова было запрещено проходить с праздничными процессиями, звонить в колокола и т.д.). Светские власти опечатывали православные церкви, отстраняли лиц православного вероисповедания от должностей и ремесел, отказывали им в судебных исках.
В ноябре 1595 г. посольство прибыло в Рим, где было принято очень тепло и с большой пышностью папой Климентом VIII. Папа благословил слияние двух церквей (в ознаменование этого события была даже выбита специальная медаль).
В 1596 г. посольство вернулось на родину. 16 октября 1596 г. в Бресте был созван собор всех православных (в Брест явились как духовные, так и светские лица). Основным вопросом, который обсудили участники собора, стал вопрос о церковной унии, вызвавший бурную дискуссию. Однако на четвертый день работы собора уния была принята, а ее противники из числа духовных лиц были преданы проклятию и лишены сана. Таким образом, уния расколола православную церковь в Речи Посполитой и Великом княжестве Литовском. В 1599 г. постановления Брестского собора стали активно проводиться в жизнь после смерти главы униатской (униатов также называли греко-католиками) церкви Михаила Рагозы и замены его Ипатием Потеем.
Противники унии из числа православных пытались блокироваться с протестантами. В частности, в 1599 г. на совместном съезде в Вильно, который состоялся под патронажем Радзивиллов, протестанты и православные высказались за объединение их церквей. Однако эта идея не получила поддержки в массах верующих обеих конфессий, но зато была умело обыграна католиками, обвинившими православных в единомыслии с «еретиками»-протестантами.
Православные пытались заручиться поддержкой монарха Речи Посполитой, но не получили ее. В конечном счете сложившееся положение вещей привело не к реальному сближению католичества и православия и преодолению многовековых межконфессиональных противоречий, а, напротив, к росту фанатизма и межконфессиональной вражды в Речи Посполитой. Наиболее решительный отпор униатство получило со стороны горожан и низшего духовенства, а также части православной шляхты. Горожане образовывали объединения («братства»), которые, по мнению белорусского историка Г. Сагановича, стали «первой общественной формой национальной консолидации, ростками культурной жизни определенно национального характера». Широкое распространение получили полемические произведения, в которых содержалась критика униатства.
В целом на землях Беларуси уния распространялась успешнее, чем на землях Украины, где распространению униатства решительно воспротивились запорожские казаки. Антиуниатские настроения в большей мере были характерны для восточных областей Беларуси (Могилев, Орша, Витебск, Полоцк) и Минска, хотя порой проявлялись и в других местах (Слуцк, Пинск, Вильно). Ответом властей Речи Посполитой стали репрессии против недовольных: православных стали лишать храмов, исключать из магистратов, выгонять из цехов.
Межконфессиональная напряженность достигла апогея в 1623 г., когда жители Полоцка убили униатского архиепископа Иософата Кунцевича, предпринявшего попытку форсировать укоренение униатства в городе с использованием административных методов воздействия (санкцию на свои действия он получил у короля Речи Посполитой). Римский папа Урбан VIII и Жигимонт Ваза расценили действия полочан как вызов и ответили на него жестокими репрессиями (ненависть к бунтовщикам усилили известия об их попытках договориться с запорожскими казаками об оказании вооруженной поддержки). Полоцк был лишен самоуправления на основе магдебургского права, 20 участников восстания было казнено, 100 приговорено к смерти заочно.
Межконфессиональные трения ослабляли Речь Посполитую. Попытка внедрить униатство в Московском государстве посредством использования «дмитриад» и открытой военной интервенции Речи Посполитой провалилась. Не восторжествовали на Востоке и догматы католичества. Зато противостояние католиков, униатов, православных и протестантов создавало условия для вмешательства в дела Польско-Литовского государства соседних государств (защитником протестантизма в Речи Посполитой пытался выставить себя, например, шведский король Густав II Адольф, московские цари стремились покровительствовать православным). В 1620 г. патриарх иерусалимский Феофан, проезжавший из Москвы через Украину, по просьбе украинской шляхты, мещан и казаков тайно восстановил православную иерархию во главе с митрополитом киевским. Тем самым он легализовал раскол между сторонниками православия и униатства.
Владислав IV после прихода к власти попытался устранить межконфессиональные противоречия. Он санкционировал создание комиссии, которая в 1632 г. разработала «Артикулы успокоения религии греческой». В 1633 г. Сейм Речи Посполитой подтвердил «Артикулы» принятием специального закона (конституции). Правительство РП вернуло права и религиозную свободу православной церкви, официально признало ее иерархов, разрешило православным строить храмы, госпитали, школы, создавать типографии. Король предпринял попытку распределить храмы и владения между православными и униатами пропорционально количеству верующих, но она завершилась неудачей из-за сопротивления Рима. Православная митрополия сохраняла свою юрисдикцию над 4 епархиями (Луцкой, Львовской, Перемышльской, Мстиславско-Могилевской). Антиуниатская публицистика пошла на спад и в обществе установилось относительное спокойствие. Но это спокойствие было недолгим. В конце 40-х годов ХVII в. Речь Посполитая оказалась ввергнутой в серьезный внутренний конфликт, который едва не стал концом ее существования в качестве независимого государства.

КАЗАЦКО-КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА В РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. ВОЙНЫ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ С МОСКОВСКИМ ГОСУДАРСТВОМ И ШВЕЦИЕЙ В 50-х – 60-х ГГ. XVII В.
Стабилизация внутреннего положения в Речи Посполитой оказалась недолгой. Новой «Горячей точкой» стала Украина, которая после Люблинской унии 1569 г. оказалась под властью польской короны.
Значительную часть населения Украины составляло казачество. Казаки сформировались из крестьян и горожан Великого княжества Литовского, переселявшихся за пороги Днепра (земли, расположенные на нижнем течении Днепра, поблизости от Черного и Азовского морей). В Запорожье сформировался специфический тип управления, напоминавший средневековые республики Европы; область, которую заселяли казаки, получила название «Запорожская сечь». Основным занятием казаков являлось участие в военных походах и грабеж купеческих караванов. Хорошая воинская подготовка казаков привлекала правителей Великого княжества Литовского. Первым из монархов начал использовать казачество для защиты южных рубежей Польско-Литовского государства Жигимонт Август, который поставил на довольствие 2 тыс. человек (люди, получавшие государево жалование, назывались реестровыми казаками, потому что их имена вносились в специальный список – реестр). Стефан Баторий расширил реестровый список до 6 тыс. человек.
Главным образом казаки боролись против турок и татар, поскольку исповедовали православную веру (хотя принадлежность к православию не помешала им принимать активное участие в военных походах Речи Посполитой против Московского государства в первой половине XVII в.).
Межрелигиозные противоречия в Речи Посполитой оказали воздействие и на судьбу казачества, которое восприняло давление со стороны католиков и униатов как ограничение своих прав. Проблему усугубляло стремление властей Речи Посполитой укрепить свою власть над казаками. В 1635 г. сейм РП постановил усилить контроль над запорожским казачеством со стороны коронного гетмана и построить вблизи Запорожской сечи крепость Кодак. В 1637 г. было решено подчинить казачество сеймовым комиссарам. Негативно воспринимали казаки передачу в собственность польских магнатов (Вишневецких, Потоцких, Конецпольских, Калиновских) украинских земель, поскольку при этом поляки посягали на имения реестровых казаков (население, проживавшее на захваченных землях, обращалось в панских холопов). В 1647 г. сейм запретил монарху Речи Посполитой увеличивать число реестровых казаков без согласия депутатов сейма.
Нарастание противоречий привело к взрыву. В конце апреля 1648 г. выходец из реестровых казаков Богдан Хмельницкий призвал запорожское казачество восстать против польских панов и отомстить им за все причиненные обиды. В том же году запорожцы провозгласили Хмельницкого своим гетманом. Также на стороне казачества с разрешения крымского хана выступил татарский полководец (перекопский мурза) Тугай-бей.
Формирования Богдана Хмельницкого разбили польскую армию в сражениях под Желтыми Водами (15 мая 1648 г.), Корсунем (26 мая 1648 г.) и Пилявцами (23 октября 1648 г.). Политический кризис в Речи Посполитой усугубила смерть Владислава IV 20 мая 1648 г., после которой в польско-литовском государстве началась эпоха бескоролевья. В 1649 г. Хмельницкий вступил в Киев как победитель.
Восстание Хмельницкого быстро распространилось по всей Украине и перекинулось на земли Великого княжества Литовского. Хмельницкий сознательно стремился к этому, определив сферу своего влияния в Беларуси «аж до Борисова и далей, до Бихова теж, Могилева и далей». С Украины в Беларусь засылались казацкие отряды (загоны), руководители которых (полковники) назначались запорожским гетманом.
Гражданская война охватила юг и восток Беларуси. В июне 1648 г. полковник Головацкий занял Чернигов, Новгород-Северский и Стародуб, 4 июля овладел Гомелем. В это же время казаки под командованием полковника Гладкого овладели Пинском. Под контролем повстанцев оказались Мозырь, Лоев, Речица, Туров, Брагин, Бобруйск, Чериков, казацкие отряды дошли до Слонима, Бреста, Могилева, Орши, Слуцка. На стороне казачества выступали крестьяне и низшие городские слои. Выступления повстанцев носили ярко выраженный антипольский и антикатолический характер. Зачастую жертвами повстанцев становились евреи.
Сопротивление казакам в Великом княжестве Литовском возглавил полевой гетман Януш Радзивилл. Сформированные им войска в октябре 1648 г. смогли восстановить контроль над Пинском, жестоко подавив сопротивление повстанцев.
В начале 1649 г. Януш Радзивилл прошел по Припяти, заняв Туров, затем двинулся на Мозырь и отбил город у повстанцев. После этого казаки были выбиты из Бобруйска, Речицы и Гомеля.
В апреле 1649 г. между Богданом Хмельницким и избранным в ноябре 1648 г. новым королем Речи Посполитой Яно-Казимиром было заключено перемирие. Януш Радзивилл использовал перемирие для укрепления рубежей Великого княжества Литовского, разместив войска вдоль Припяти и Днепра (при этом он отказался выполнить предписание короля о направлении половины войск ВКЛ в Польшу).
Перемирие продержалось недолго. Уже в июне 1649 г. войска Хмельницкого возобновили столкновения с поляками. Тогда же казацкие отряды попытались вновь овладеть Гомелем.
В июле 1649 г. 6-тысячная армия Януша Радзивилла сконцентрировалась в районе Речицы и была готова перенести боевые действия на территорию Украины. Хмельницкий попытался не допустить этого, направив к Речице трехтысячный загон Ильи Голоты, а затем еще и подкрепление под командованием полковника Головацкого. Однако направленные Хмельницким казацкие войска были разбиты в сражении при Загалье.
В конце июля 1649 г. войско Януша Радзивилла в сражении под Лоевом разгромило почти в три раза превосходившее его по численности казацко-крестьянское войско под командованием полковника Михаила Кречевского, но развить успех гетман не смог из-за нехватки сил.
15 августа 1649 г. Богдан Хмельницкий заключил под Зборовом мир с Яном-Казимиром. По условиям мира Запорожская сечь сохраняла все свои права и привилегии, численность реестрового казачества устанавливалась в 40 тыс. человек, все участники восстания получали прощение, на Украине ограничивалась деятельность иезуитов, митрополит киевский включался в состав сената, с казацких территорий удалялись евреи, имения и должности в киевском, брацлавском и черниговском воеводствах должны были раздаваться только лицам православного вероисповедения и др.
Условия Зборовского мира 1649 г. не удовлетворяли ни знать Речи Посполитой, ни казачество. В декабре 1650 г. сейм проголосовал за возобновление войны с казаками. Военные действия возобновились в феврале 1651 г. Союзниками Хмельницкого вновь выступили крымские татары.
В мае 1651 г. казацкие загоны двинулись на Гомель, Рославль и Кричев, но захватить им удалось только Рославль. 6 июля 1651 г. Януш Радзивилл вновь одержал победу над казацко-татарским войском в сражении под Лоевом, а в конце июля, узнав о победе коронных войск под Берестечком (в этом сражении, которое произошло 10 июля 1651 г., Хмельницкий потерял половину своей армии), двинулся на Киев и 4 августа занял город без борьбы (в середине августа казаки попытались вновь овладеть городом, их сторонники подняли в Киеве восстание, но эта попытка не увенчалась успехом, а восстание было жестоко подавлено гетманом ВКЛ).
18 сентября 1651 г. Хмельницкий согласился заключить с королем Речи Посполитой новое соглашение о перемирии. Оно было подписано 18 сентября 1651 г. в Белой Церкви на условиях более тяжелых для казачества, чем Зборовский мир 1649 г. В числе прочего соглашение предписывало казакам вывести все их вооруженные отряды с территории Великого княжества Литовского. Положение Хмельницкого осложнил отказ крымского хана Ислам-Гирея в дальнейшем оказании ему поддержки. Однако сейм, который собрался в 1652 г. был сорван (в срыве подозревали Януша Радзивилла) и не утвердил Белоцерковское соглашение. Таким образом, война возобновилась.
2 июня 1652 г. войско Богдана Хмельницкого одержало победу над поляками в сражении у Батога. Однако сил для развития успеха у гетмана не было: казаки понесли большие потери в сражениях, а крымский хан перестал оказывать гетману поддержку.
В сложившихся условиях Хмельницкий решил воспользоваться поддержкой Московского государства. Уже в 1648 г. он обратился к московскому царю с призывом занять престол Речи Посполитой и оказать ему поддержку людьми и деньгами, сделав упор на принадлежности к православию. В том же году идею союза между казачеством и Москвой одобрил патриарх иерусалимский Паисий.
Контакты между Москвой и Чигирином (местом, где размещалась ставка Хмельницкого) активизировались в 1652 г. После сражения под Батогом царь Алексей Михайлович стал рассматривать запорожского гетмана как своего союзника.
К вмешательству в дела Речи Посполитой Московское государство побуждали не только украинцы, но и белорусы. Так, в 1651 г. в Москву прибыл игумен дисненского монастыря Афиноген Крыжановский, который от имени всех жителей Полоцка заявил, что «король и вся Речь Посполитая приговорили всех белорусцев до одного человека и с новорожденными высечь и церкви Божеские и монастыри все выпалить, только оставить одних римлян».
В марте 1653 г. Московское государство начало готовиться к войне с Речью Посполитой. В октябре того же года Земский собор в Москве высказался за оказание всемерной поддержки украинскому казачеству. После этого к Хмельницкому было направлено посольство, членам которого поручалось принять Украину под власть московского царя. Сама процедура принесения присяги на верность московскому царю состоялась в городе Переяслав 18 января 1654 г. на общем собрании украинского казачества.
После демонстративного перехода Украины под власть московского царя война между Московским государством и Речью Посполитой стала неизбежной. В мае 1654 г. три большие группировки московских войск ворвались в пределы Великого княжества Литовского с направлений Великих Лук, Вязьмы и Брянска. На помощь им пришли с юга 20 тыс. украинских казаков, направленных Хмельницким (казацкими войсками командовал наказной гетман Иван Золотаренко). Общая численность московских и казацких войск составляла около 100 тыс. человек, в то время как численность войск Великого княжества Литовского не превышала 12 тыс. человек.
На начальном этапе войны ситуация складывалась крайне неблагоприятно для Речи Посполитой. Московский царь Алексей Михайлович умело обыгрывал образ защитника православия и получил значительную поддержку в восточных районах Беларуси. Утвержденный королем Речи Посполитой великий гетман литовский Януш Радзивилл в августе 1654 г. смог одержать победу над московским войском в сражении под Шкловом, но вскоре после этого его войско было разгромлено возле Тетерина на Друти. До конца 1654 г. московские войска овладели Могилевом, Новым Быховом, Шкловом, Кричевом, Невелем, Чаусами, Горками, Полоцком. Сопротивление оказали жители Витебска, Дубровны, Гомеля, Смоленска, Старого Быхова, Мстиславля, Усвятов, Речицы, Рогачева. Царь Алексей Михайлович благосклонно относился к жителям городов, которые быстро признавали его власть, но с теми, кто осмеливался ему сопротивляться, обходился сурово. Так, после капитуляции Мстиславля его жители, оборонявшиеся в городском замке, были уничтожены либо переселены в пределы Московского государства.
В 1655 г. московские войска заняли практически всю территорию Беларуси (за исключением Старого Быхова, Слуцка, Бреста и западной части Полесья). Самой крупной неудачей для Великого княжества Литовского стала утрата Вильно в августе 1655 г. Старинная столица Великого княжества Литовского была ограблена и сожжена московскими войсками.
Проблемным положением Речи Посполитой решила воспользоваться Швеция. В июне 1655 г. шведский король Карл Х Густав приказал своим войскам занять прусское Поморье (Померанию) и Ливонию, а затем наступать на территорию Польши. В польской историографии шведский поход получил название «потопа», поскольку многие польские города сдались шведам практически без сопротивления.
Наступление шведов использовал великий гетман литовский Януш Радзивилл. В июле 1655 г. он начал переговоры с наместником Швеции в Ливонии Магнусом Делагарди, которые завершились подписанием 18 августа 1655 г. в местечке Кейданы (совр. Литва) договора об унии между Великим княжеством Литовским и Швецией (ВКЛ обязалась разорвать унию с Польшей). Условия Кейданского соглашения 1655 г. предусматривали создание шведско-литовского военного и политического союза при сохранении автономии ВКЛ (оно должно было сохранить администрацию, законы, государственную печать, казну и войско). Литовская шляхта добивалась от шведского короля возращения всех земель, отторгнутых от ВКЛ, допуска представителей ВКЛ к участию в мирных переговорах с Польшей, выделения средств на содержание литовского войска, но при этом отвергала призыв шведского короля принять активное участие в войне против Польши (литвины соглашались лишь соблюдать нейтралитет). Окончательный акт литовско-шведской унии был согласован и подписан в Кейданах 20 октября 1655 г. Подписи под актом унии поставили более 1 тыс. человек, однако большая часть шляхты и войска ВКЛ выступила против соглашения с протестантской Швецией, сохранив верность союзу с Польшей. Великого гетмана литовского даже собирались предать суду как изменника, но скоропостижная смерть 31 декабря 1655 г. спасла Януша Радзивилла от позора.
Несмотря на то, что литовско-шведская уния не реализовалась на практике, дипломатический маневр великого гетмана литовского спровоцировал конфликт между Московским государством и Швецией. Московский царь не мог одновременно вести войну на два фронта и был вынужден дать согласие на перемирие с Речью Посполитой. Соглашение о перемирии было подписано в деревне Немежа (под Вильно) 3 ноября 1656 г.
Перемирие облегчило положение Речи Посполитой. Ее представители категорически отказались признать права московского царя на земли Великого княжества Литовского. Политика, которую проводили на оккупированных территориях воеводы, назначенные царем, очень быстро дискредитировала идею защиты православия, ради которой Московское государство вступило в войну (хотя Алексей Михайлович стремился поставить православных в привилегированное положение). Грабежи, убийства, пленение и вывод населения с захваченных территорий показали очевидное расхождение между ожиданиями и реалиями. Как следствие, на территории Беларуси участились выступления против оккупационной администрации, которые к началу 60-х годов XVII в. приобрели характер широкомасштабной партизанской войны. Противоречия нарастали и в отношениях между Москвой и украинским казачеством (в особенности, казацкой старшиной). Сам Хмельницкий склонялся к союзу со Швецией. После его смерти в августе 1657 г. новый гетман Иван Выговский нормализовал отношения с правительством Речи Посполитой. В сентябре 1658 г. было заключено Гадячское соглашение, по условиям которого в составе Речи Посполитой было образовано автономное Великое княжество Русское (на основе Киевского, Браславского и Черниговского воеводств) с правом осуществлять чеканку денег, иметь администрацию и войско. В рамках Великого княжества Русского православная и католическая церковь получали равные права.
Позиции Речи Посполитой на международной арене усилила военная победа над Семиградьем (Трансильванией), правитель которой Юрий Ракоши в январе 1657 г. выступил на стороне Швеции, за что ему были обещаны Малая Польша, Великое княжество Литовское, Мазовия и Червонная Русь. 23 июля 1657 г. объединенное польско-литовское войско в сражении при селении Черный Остров (на Волыни) разбило армию Ракоши. После поражения семиградский князь отказался от всех своих завоевательных планов, вернул награбленное и пообещал выплатить Речи Посполитой контрибуцию в 1 млн. злотых. Кроме того, он был вынужден заплатить 200 тыс. злотых за собственное освобождение.
3 мая 1660 г. Речь Посполитая и Швеция подписали в селении Олива (в Пруссии) договор о мире. Швеция закрепила за собой Ливонию, но возвращало Речи Посполитой земли Пруссии. Динабургское воеводство сохранялось за Речью Посполитой. Курляндское герцогство сохраняло формальный суверенитет, но передавалось под опеку польского короля. Важным последствием Оливского мира 1660 г. стало урегулирование династического спора между Речью Посполитой и Швецией. Король Ян Казимир отказался от своих прав на шведскую корону.
В 1658 г. возобновилась война между Речью Посполитой и Московским государством. Осенью 1659 г. московское войско под командованием князя Ивана Хованского (потомка Гедиминовичей) смогло покорить Брест. Однако в целом военная кампания была неудачной для Москвы. В 1660 г. войско Хованского было разбито в сражении возле деревни Полонки, в 1661 г. последовало новое поражение в битве под Кушликами (в Полоцкой земле).
К середине 60-х годов XVII в. Московское государство утратило значительную часть территориальных приобретений в Беларуси. Серьезные проблемы сохранялись в отношениях Москвы с украинским казачеством (казачья верхушка упорно стремилась избавиться из-под московской опеки, Москве не помогло даже избрание украинским гетманом сына Богдана Хмельницкого Юрия). В июне 1661 г. московские дипломаты подписали в селении Кардисс мирный договор со Швецией, признав шведские завоевания в Ливонии.
Ухудшение военного и политического положения Московского государства вынудило его монарха санкционировать проведение мирных переговоров с Речью Посполитой. Переговоры начались в деревне Андрусово (возле Смоленска) в апреле 1666 г. Проходили они тяжело, но 20 января 1667 г. все же завершились подписанием договора о перемирии сроком на 13 лет и 6 месяцев. К Московскому государству «на вечные времена» отходили Смоленское и Черниговское воеводства, Стародубский повет и украинские земли на левом берегу Днепра, также оно на 2 года получало Киев. Большая часть земель Беларуси и Литвы оставалась в составе Речи Посполитой. Москва обязалась вернуть Речи Посполитой вывезенные культурные ценности и разрешала вернуться на родину духовенству, шляхте, солдатам, казакам, татарам и евреям, принудительно переселенным в Московское государство в годы войны. Однако крестьяне и мещане возвращению не подлежали и должны были оставаться на территории Московского государства в течение всего срока действия перемирия. Москва обязалась оказывать поддержку Речи Посполитой в борьбе против турок-османов и крымских татар, однако обе стороны предлагали крымскому хану присоединиться к их союзу. Андрусовский договор провозглашал на 10 лет свободу торговли для купцов обеих стран при сохранении таможенных правил и пошлин, которые были приняты в Московском государстве и Речи Посполитой. Нерешенным остался вопрос о принадлежности подданных Речи Посполитой, изменивших праовой статус в годы войны (перешедших в православие, бежавших в Москву по политическим причинам и т.п.).
Андрусовский договор был ратифицирован обеими сторонами в мае 1667 г.
В 1654–1667 гг. Речь Посполитая смогла отстоять государственную независимость и сохранить контроль над большей частью земель Великого княжества Литовского (и Беларуси). Однако войны 50-х – 60-х годов XVII в. нанесли огромный ущерб экономике Польско-Литовского государства. Население ВКЛ (в границах современной Беларуси) уменьшилась больше чем наполовину: с 2,9 млн. человек до 1,4 млн. Особенно сильно пострадали Мстиславское, Витебское, Полоцкое и Минское воеводства. На востоке, юге и юго-востоке Беларуси было запущено около половины пашенных земель. Следует обратить внимание на то, что большое количество жертв вызвали именно голод и эпидемии, охватившие Беларусь в результате военных действий.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В КОНЦЕ XVII В. «ВЕЧНЫЙ МИР» С МОСКОВСКИМ ГОСУДАРСТВОМ 1686 Г.
Завершение войн со Швецией и Московским государством не привело к укреплению международных позиций Речи Посполитой. В стране разрастался внутренний кризис, обусловленный прогрессирующим ослаблением позиций монарха и усилением позиций польской и литовской знати.
Ограничение власти монарха началось уже в конце XVI в. В 1573 г. польская и литовская знать выработала ряд постановлений, которые были поданы на подпись королю Генриху Валуа (несмотря на то, что Генрих отказался утвердить постановления и в жизнь они стали проводиться лишь при Стефане Батории, указанные постановления получили название «Генриковские артикулы»). «Генриковские артикулы» повысили значимость сословно-представительного органа – общего («вального») сейма. Они предписывали монарху созывать сеймы каждые два года, а при необходимости и чаще. Обычный («ординарный») сейм не мог продолжаться более 6 недель, чрезвычайный («экстраординарный») – более 2 недель. Продление заседаний («пролонгация») требовало согласия всех послов. Представительство в сейме являлось исключительной привилегией людей знатных, прочие сословия могли воздействовать на сеймовые решения через отдельных депутатов, но непосредственного участия в работе сеймов не принимали.
В состав сената, составлявшего своеобразную «верхнюю палату» сейма, входили иерархи римско-католической церкви и высшие должностные лица Речи Посполитой (воеводы и каштеляны). Введение в состав сената являлось пожизненной привилегией лица, которому оказывалась эта честь. В начале XVII в. сенат РП состоял из 140 человек. «Нижнюю палату» сейма составляла Палата депутатов («посольская изба»). Она считалась основной частью сейма и состояла из представителей шляхты, избираемых на местных (поветовых) сеймиках (каждый сеймик мог направлять на общий сейм по 2 депутата). Местные сеймики обсуждали наиболее интересующие их вопросы, принимали постановления и давали послам инструкции относительно проблем, которые, с их точки зрения, следовало обсудить на общем сейме. Депутаты сейма были обязаны следовать инструкциям, выработанным на сеймиках.
Вальный сейм мог рассматривать любые вопросы, выносимые на его заседания королем или сенатом. Исключительной компетенцией вального сейма являлись избрание монарха, объявление мобилизации военных сил (посполитое рушение), сбор средств на ведение войны, заключение военных союзов, установление новых налогов и повинностей, принятие наиболее значимых законодательных актов, осуществление правосудия по некоторым государственным преступлениям. Постановления сеймов вступали в силу лишь при условии поддержки их всеми лицами, представленными в сейме. Каждый депутат мог наложить запрет (вето) на любое решение и на работу сейма в целом.
Многочисленные войны, которые вела Речь Посполитая в XVII в., объективно повышали значимость шляхты как военного сословия в политической жизни Польско-Литовского государства. Однако реальную выгоду от многочисленных военных кампаний получали наиболее мощные группировки (семейства) аристократии, которых называли магнатами. Представители магнатских родов занимали ключевые посты в Польше и Литве. К концу XVII в. они могли не только содержать за свой счет воинские дружины, но и самостоятельно вести дипломатические переговоры с представителями зарубежных государств.
Магнатские группировки со шляхетской клиентелой активно расширяли свои привилегии, рассматривая при этом монарха Речи Посполитой как один из значимых, но не самых главных атрибутов государственности. С начала XVII в. польская и литовская шляхта закрепила право вооруженного сопротивления воле короля в случае нарушения им основных прав государства. Собрание шляхты, отказывавшей королю в повиновении, называлось «рокошем». Также шляхта могла создавать вооруженные союзы, не направленные непосредственно против короля, но обусловленные иными причинами (бескоролевье, вооруженное нападение другого государства, несогласие с решением сейма и др.). Такие союзы назывались «конфедерациями».
Сравнительно благополучный исход войн 50-х – 60-х годов XVII в. породил у польской и литовской шляхты иллюзию о прочности государственного строя Речи Посполитой. Эти настроения нашли отражение в теории «золотой вольности», которая была разработана в 60-х годах XVII в. (разработчиком и пропагандистом данной теории стал львовский каштелян Анджей Максимилиан Фрéдро). Абсолютизированные «золотые вольности» стали трактоваться шляхтой как идеал внутригосударственных отношений. Шляхтичи ревниво охраняли свои вольности и считали себя самыми свободными гражданами Европы, рассматривая любую попытку изменить сложившийся порядок вещей как стремление установить в государстве диктаторский режим. В 1669 г. в постановлении, принятом сеймом было сказано: «Всякое нововведение в Речи Посполитой может быть опасным и приведет к большим волнениям. Надлежит сейму следить за тем, чтобы ничто не подвергалось изменениям».
Добившись расширения полномочий сейма, шляхта далеко не всегда заботилась об эффективности его работы. Уже в начале XVII в. отдельные шляхтичи начали срывать работу сейма, используя принцип «либерум вето» (свободное запрещение), при котором сейм мог принимать решение только при условии единогласия всех депутатов. Во второй половине XVII в. срыв работы сеймов посредством использования «либерум вето» стал нормой политической жизни Речи Посполитой.
К концу XVII в. магнаты ставили себя выше королей Речи Посполитой. В 1668 г. Ян Казимир отрекся от престола и уехал во Францию. Правлению династии Ваза в Речи Посполитой был положен конец. В 1669 г. сейм избрал новым королем польско-литовского государства Михаила Корибута Вишневецкого (при этом было принято постановление, запрещавшее монарху Речи Посполитой отрекаться от престола без санкции сейма). Вишневецкий находился на троне Речи Посполитой до 1673 г. После его смерти королем стал великий коронный гетман Ян Собесский, который правил до 1696 г.
Ослабленные монархи не могли оказывать существенного воздействия на внутреннюю ситуацию в Речи Посполитой. В 60-х – начале 70-х гг. XVII в. в стране разгорелась борьба между Радзивиллами, с одной стороны, Сапегами и Пацами – с другой. Во второй половине 70-х гг. XVII в. Пацы выступили против Яна Собесского и вступили в конфронтацию с Сапегами и Огинскими. А когда во второй половине 80х гг. XVII в. Сапеги укрепили свое положение в Великом княжестве Литовском, против них единым фронтом выступила местная шляхта, которая сгруппировалась вокруг семейства Огинских (бывших союзников Сапегов) и Вишневецких. Это противостояние переросло в настоящую гражданскую войну.
Внутренняя нестабильность оказывала воздействие на внешнюю политику Речи Посполитой. В 70-х годах XVII в. главным внешнеполитическим приоритетом Польско-Литовского государства стала борьба с Османской империей. На протяжении нескольких столетий турецкие султаны пытались прорваться в Западную Европу. В 1664 г. турецкие войска потерпели поражение в сражении у Сен-Готарда (путь туркам в Европу преградили австрийские войска, поддержанные французскими наемниками). После этого поражения правители Османской империи обратили более пристальное внимание на район Причерноморья.
Поводом для активизации действий в Причерноморье стало обращение гетмана Правобережной Украины Петра Дорошенко, выразившего готовность стать вассалом султана. Султан Мехмед IV согласился включить украинские земли в состав своих владений и приказал крымскому хану оказать украинским казакам всемерную поддержку.
Речь Посполитая сочла переход Правобережной Украины под покровительство турок незаконным. Мехмед IV решил доказать свое право на спорные территории с помощью силы и в 1672 г. лично повел турецкую армию через Молдавию к берегам Днестра, опираясь на поддержку крымских татар. Турки овладели крепостью Каменец-Подольский и дошли до Львова, татары достигли рек Сан и Западный Буг.
В октябре 1672 г. Речь Посполитая была вынуждена подписать унизительный Бучачский мирный договор, условия которого предусматривали передачу туркам Подолья и Правобережной Украины (до Днепра) и выплату Османской империи дани размером в 22 тыс. золотых монет. В старинной подольской крепости Каменец-Подольский расположился турецкий гарнизон. Условия Бучачского мира 1672 г. выглядели столь позорными, что сейм Речи Посполитой отказался ратифицировать мирный договор и проголосовал за продолжение войны (крайне резко против Бучачского мира выступали представители Великого княжества Литовского, в отличие от поляков, многие из которых были готовы согласиться на выплату дани султану).
В 1673 г. война возобновилась. В сражении под Хотином польско-литовское войско под командованием великого гетмана коронного Яна Собесского одержало победу над турками. В 1674–1675 гг. войска Речи Посполитой отразили натиск татар и турок на Львов, после чего смогли восстановить контроль над утраченными крепостями Бар, Брацлав, Могилев-Подольский. В 1676 г. в селении Журавно (на Украине) между Речью Посполитой и Османской империей было заключено соглашение о перемирии. Турки согласились вернуть Речи Посполитой 2/3 территории Правобережной Украины, но сохранили за собой Подолье с крепостью Каменец-Подольский. Условия перемирия не предусматривали выплату дани Османской империи.
В 1683 г. король Ян Собесский согласился заключить антитурецкий союз со Священной Римской империей и по призыву императора Леопольда I Габсбурга направил войска к столице империи Вене, осажденной турками. В сражении под Веной турки были разбиты, что раз и навсегда подорвало их престиж в качестве нации-завоевателя в глазах Европы.
Весной 1684 г. Речь Посполитая, Священная Римская империя и Венецианская Республика заключили союз, направленный против Османской империи (он получил название «Священная лига»). Союзники распределили сферы влияния (к сфере влияния Речи Посполитой было отнесено Причерноморье) и начали борьбу с турками. Однако польско-литовское государство не смогло добиться значительных успехов в Подолье. Попытка Яна Собесского усилить позиции в Молдавии и Семиградье (Трансильвании) не понравилась императору Леопольду I, который сам стремился закрепиться в Венгрии и Трансильвании.
Конфликт со Священной Римской империей вынудил Яна Собесского расширить сотрудничество с Московским государством. Сделать шаги навстречу друг другу двум государствам было нелегко. В их отношениях после завершения войны 1654–1667 гг. сохранялось много проблем. Основным объектом спора являлся Киев. Речь Посполитая стремилась восстановить власть над городом, Московское государство категорически не хотело возвращать его «ляхам».
В начале 70-х годов XVII в. предпринимались попытки урегулировать проблему дипломатическим путем. В 1673 г. представители Великого княжества Литовского выступили с инициативой приглашения на вакантный престол Речи Посполитой сына царя Алексея Михайловича царевича Федора при условии оказания им поддержки в борьбе против турок и татар. В Москве отнеслись к инициативе с интересом, однако выдвинутое польскими и литовскими панами условие перехода Федора в католичество отвергли. Кроме того, царь Алексей сам захотел стать государем Польши и Литвы, запретив боярам вести переговоры о приглашении на престол Речи Посполитой своего сына. В результате планы унии Польско-Литовского и Московского государств вновь не получили практического воплощения и после смерти Алексея Михайловича в 1676 г. к ним больше не возвращались.
Приход к власти Яна Собесского московское правительство поначалу восприняло без энтузиазма, обвинив его в том, что он «не столько избранием, сколько силою сделался королем». Однако охлаждение было недолгим. На позицию двух государств оказывала воздействие европейская дипломатия (большинство западноевропейских государств, включая Священную Римскую империю и Францию, выражало желание видеть отношения между Речью Посполитой и Московским государством полностью нормализованными) и обоюдная угроза со стороны турок и татар. Укрепление позиций Османской империи в Причерноморье обеспокоило Московское государство. В 1677 г. дело дошло до вооруженного конфликта между Москвой и Турцией из-за крепости Чигирин. Война продолжалась до 1681 г. и завершилась подписанием Бахчисарайского договора о перемирии, по условиям которого Османская империя сохранила за собой Правобережную Украину, но обязалась срыть в полосе 10 верст от Днепра все укрепления.
В 1678 г. Речь Посполитая и Московское государство продлили перемирие еще на 13 лет, начиная с 1 июня 1680 г. (инициатором продления договора о перемирии была Москва). При этом стороны договорились, что правительство Москвы уступит Речи Посполитой Велиж, Себеж и Невель с их округами и выплатит контрибуцию в размере 200 тыс. золотых рублей.
В 1685 г. сейм Речи Посполитой решил заключить «вечный мир» с Московским государством. С этой целью в январе 1686 г. в Москву было направлено «великое» посольство во главе с маршалком коронным и познанским воеводой Кшыштофом Гржимультовским и канцлером ВКЛ Марцианом Огинским (в 1667 г. эти же люди заключили Андрусовское перемирие с Московским государством).
Послы были приняты в Москве благожелательно, однако переговоры проходили нелегко. Лишь 6 мая 1686 г. стороны смогли достичь консенсуса и подписать договор о «вечном мире». По условиям договора, который состоял из 33 статей, Московское государство сохраняло за собой Левобережную Украину, а на правом берегу Днепра – Киев, Триполье, Васильков, Стайки (за отказ от Киева Речь Посполитая получила 146 тыс. золотых рублей). Договор зафиксировал передачу в состав Речи Посполитой Посожья, но при этом Речь Посполитая подтвердила права Москвы на Смоленщину и Северскую землю. Москва получила право оказывать покровительство православным в Речи Посполитой и осуществлять контроль над Запорожской сечью (Речь Посполитоая лишалась права вмешиваться в отношения между Москвой и Запорожской сечью и лишалась права принимать казачество под свою опеку). Каждый из монархов договаривающихся сторон мог использовать свой полный титул, прежде всего в дипломатической переписке, с учетом территориальных приобретений последних лет (король Речи Посполитой имел право включать в свой титул термин «русский», а московский царь – термин «самодержец Белой Руси»), но поданным упоминать полный титул монархов запрещалось (допускалось использование только короткого титула: «Его Королевское Величество король Польский» и «Его Царское Величество царь всея Руси»). Купцы двух стран получали право торговать во всех городах (включая столицы) Московского государства и Речи Посполитой. Предусматривалось создание постоянных почтовых линий, связывающих Москву с Варшавой. Московское государство обязалось начать военные действия против турок и татар. В случае смены монархов договор подлежал срочной ратификации для сохранения мирных отношений между двумя государствами.
«Вечный мир» 1686 г. поставил крест на попытках Речи Посполитой (и Великого княжества Литовского как его составной части) восстановить территориальную целостность на востоке. Он еще раз продемонстрировал всему миру слабость международных позиций Польско-Литовского государства (шляхта РП так и не решилась утвердить трактат, сделав это лишь в 1710 г.), но в то же время снял угрозу возможной войны Речи Посполитой с Московским государством и позволил РП сконцентрировать усилия на борьбе с турками и татарами (в 1687 и 1688 гг. московское войско при поддержке запорожских и донских казаков осуществило два похода на Крым, но они были неудачными; в 1696 г. войска под командованием царя Петра I овладели турецкой крепостью Азов, после чего в 1697 г. Московское государство официально присоединилось к Священной лиге). В 1698 г. войска Речи Посполитой под командованием великого гетмана коронного Феликса Потоцкого разгромили татарское войско в сражении у селения Подгайцы.
В конце 1698 г. в селении Карловицы (в Хорватии) при посредничестве Англии и Голландии начал свою работу мирный конгресс, участие в котором приняли члены Священной лиги, с одной стороны, и Османская империя, с другой стороны (каждый из членов Священной лиги проводил переговоры с турками отдельно). 26 января 1699 г. участники переговоров подписали мирный договор. По условиям Карловицкого договора 1699 г. Речь Посполитая вернула Подолию, крепость Каменец и оставшуюся часть Правобережной Украины, но была вынуждена отказаться от притязаний на Молдавию. Могуществу Османской империи в Европе был положен конец, однако завершение борьбы с турками стало для Речи Посполитой лишь кратковременной передышкой.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В ГОДЫ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ (1700–1721 ГГ.).
Летом 1696 г. умер Ян Собесский. После его смерти в Речи Посполитой вновь началась борьба за власть, в которую по установившейся традиции стали активно вмешиваться иностранные государства. Повышенную активность проявляла французская дипломатия, предложившая избрать на престол Речи Посполитой принца де Конти. Это предложение не понравилось Московскому государству и Священной Римской империи, правители которых опасались возможного выхода Польско-Литовского государства из Священной лиги. Объединив усилия, представители указанных государств противопоставили де Конти кандидатуру князя Саксонии (курфюрста) Фридриха Августа I из династии Веттинов (для большей убедительности по приказу царя Петра I к границе Речи Посполитой была придвинута русская армия). В 1697 г. сейм избрал новым королем Речи Посполитой Августа II. При вступлении на престол саксонский князь принял католическую веру (Саксония была протестантским государством).
В 1698 г. Август II в ходе секретных переговоров с Петром I в Раве-Русской договорился о создании военно-политического союза против Швеции. В случае победы над шведами русский царь обещал признать права Августа II (как монарха Саксонии) на Ливонию (любопытно, что Август II и Петр I тщательно скрывали договоренность от представителей Речи Посполитой). В 1699 г. к антишведскому союзу примкнула Дания.
Военные действия против Швеции начались в феврале 1700 г. (война вошла в историю под названием «северная»). Саксонские войска вошли в Ливонию, но действовали неактивно и существенных успехов не добились. Речь Посполитая первоначально выразила стремление сохранять нейтралитет.
Возглавив Польско-Литовское государство на условиях персональной унии, Август II попытался укрепить свою власть в Речи Посполитой. Естественно, такие настроения не понравились шляхте Польши и Литвы.
18 ноября 1700 г. войско Сапег было разбито возле Алькенинков.
В августе 1700 г. 18-летний шведский король Карл XII высадился в Дании и вынудил ее короля Фредерика IV капитулировать и публично отказаться от участия в войне. В ноябре 1700 г. Карл XII в сражении под Нарвой (в совр. Эстонии) одержал победу над русскими войсками.
В 1701 г. шведы окончательно вытеснили саксонцев из Ливонии, после чего захватили Курляндию и перенесли боевые действия на территорию Речи Посполитой, проигнорировав заявления о ее нейтралитете. В мае 1702 г. шведские войска заняли Варшаву, а после поражения саксонских войск под Клишовом 19 июля 1702 г. овладели еще и Краковом. 2 мая 1703 г. шведы одержали новую победу над саксонцами под Пултуском, однако Август II отказался признать поражение (в феврале 1701 г. на встрече Августа II с Петром I в Биржах монархи Речи Посполитой и России договорились продолжать войну со Швецией до победного конца и не заключать сепаратного мира с Карлом XII).
Убедившись, что война приобретает затяжной характер, Карл XII решил вывести Августа II из игры, используя внутренние противоречия в Речи Посполитой. Первоначально шведы стали поддерживать Сапег. В конце 1703 г. шведский король призвал своих сторонников в Речи Посполитой избрать на престол Якова Собесского (сына Яна Собесского). Узнав о намерениях Карла XII, Август II арестовал Якова и выслал его в Саксонию. Однако шведский монарх от своего намерения не отказался, заметив: «Ничего, мы состряпаем полякам другого короля».
Противники шведов в Речи Посполитой решили обратиться за поддержкой к России. В апреле 1702 г. пророссийски настроенная шляхта во главе с великим гетманом литовским Михаилом Вишневецким подписала соглашение с русским царем Петром I о создании антишведского союза (за поддержку русскому монарху были переданы в заклад Друя и Старый Быхов), после чего в Беларусь были направлены отряды запорожских казаков во главе с гетманом Иваном Мазепой (численность отрядов составила 12 тыс. человек). В июле 1703 г. сторонники российской ориентации в Великом княжестве Литовском подтвердили намерение поддерживать связь с Россией даже в том случае, если против этого будет выступать польская шляхта.
В начале 1704 г. противники войны со Швецией создали конфедерацию в Варшаве и начали борьбу против Августа II, обвинив его в том, что он втянул республику в войну без ее согласия. В июне 1704 г. новым монархом Речи Посполитой был избран познанский воевода Станислав Лещинский, который получил признание со стороны многих европейских государств (включая Францию и Австрию). Шведский король обещал уступить новому королю Речи Посполитой после победы над Россией Украину и Смоленщину.
Сторонники Августа II отказались признать Лещинского в качестве монарха и образовали свою конфедерацию в Сандомире (конфедерацию возглавил литовский ловчий Станислав Денгоф). 30 августа 1704 г. представители Сандомирской конфедерации подписали под Нарвой договор о союзе с Россией, юридически закрепивший факт участия Речи Посполитой в Северной войне. Русское правительство обязалось оказывать польско-литовскому государству военную и финансовую помощь и передать ему все крепости и города в Ливонии, которые будут отбиты у шведов. На следующий день на территорию Речи Посполитой вступила 60-тысячная русская армия, перед которой была поставлена задача не вступать в столкновения со шведами, а поддержать Августа II, чтобы не допустить возможности его выхода из войны.
В конце 1705 г. Карл XII блокировал русскую армию в Гродно и лишь сильные морозы и недостаток продовольствия воспрепятствовали ее полному разгрому (Август II, который осенью 1705 г. прибыл в Гродно, покинул город, сославшись на необходимость привести из Саксонии дополнительные подкрепления, но своего обещания не сдержал). В конце марта 1706 г. русские войска смогли покинуть Гродно и отойти к Бресту, откуда переправились на украинскую территорию. Шведский король не стал преследовать отступающую армию и перенес боевые действия на территорию Саксонии. В сентябре 1706 г. Август II согласился заключить мир со Швецией. Процедура подписания мирного договора состоялась в саксонском замке Альтранштадт (возле Лейпцига) 24 сентября 1706 г. По условиям Альтранштадтского мирного договора саксонский монарх отказался от короны Речи Посполитой, обязался разорвать союз с Россией, освободить всех пленных шведов и выплатить Швеции большую контрибуцию.
Несмотря на выход Саксонии из войны, Петру I удалось сохранить союз со своими сторонниками в польско-литовском государстве. 30 марта 1707 г. во Львове был подписан документ, в котором говорилось, что Речь Посполитая не заключит сепаратного мира со Швецией и будет до конца войны действовать совместно с Россией. Там же было указано, что русский царь является защитником вольностей Речи Посполитой и системы выборности ее монарха. Однако попытки избрать монарха, который мог бы составить реальную альтернативу Лещинскому, не увенчались успехом.
Летом 1708 г. шведский король решил перенести боевые действия на территорию России. Основной удар он нанес на Украине, заручившись поддержкой гетмана Ивана Мазепы, недовольного политикой русского царя.
27 июня 1709 г. армия шведского короля потерпела сокрушительное поражение в сражении под Полтавой. Русская победа оказала существенное влияние и на судьбу Речи Посполитой. В конце августа 1709 г. Август II вернулся в Речь Посполитую, приведя с собой 14-тысячное войско. Станислав Лещинский был вынужден покинуть Польшу и уйти вместе с остатками шведских войск в Померанию. В октябре 1709 г. на встрече Петра I с Августом II в Торуни был возобновлен союз между Россией и Саксонией.
В 1710 г. Варшавский сейм подтвердил Нарвский договор 1704 г. (одновременно был подтвержден «вечный мир» 1686 г.). Однако фактически Речь Посполитая вышла из войны.
В том же году войну России объявила Османская империя. Объявляя войну России, султан потребовал от нее вывести русские войска, которые находились на территории Речи Посполитой. Поначалу российская дипломатия отклонила это требование, но после неудачного Прутского похода в 1711 г. Россия была вынуждена принять требование турок (обязательство вывести войска было зафиксировано в Адрианопольском мирном договоре, подписанном между Россией и Османской империей в 1713 г.).
В 1714 г. обострились отношения между Саксонией и Речью Посполитой. Польская и литовская шляхта добивалась вывода саксонских войск с территории Речи Посполитой, но Август II отказывался выполнить это требование. Дело дошло до образования антисаксонских конфедераций в Тарнограде (в 1715 г.) и Вильно (в 1716 г.). Саксонский монарх обратился за поддержкой к королю Франции Людовику XIV. Французский монарх, который после проигранной войны за «испанское наследство» нуждался в дипломатическом успехе, санкционировал подписание соглашения, на основании которого Франция обязалась сдерживать турок от нападения на Речь Посполитую и содействовать заключению сепаратного мира между польско-литовским государством и Швецией.
Действия Августа II вызвали недовольство Петра I. Царь поручил своим дипломатам оказать содействие в урегулировании конфликта и его поручение было выполнено. В 1716 г. было подписано соглашение, на основании которого саксонские войска были выведены с территории польско-литовского государства, а численность войск Речи Посполитой сокращались до 24 тыс. человек (18 тыс. для Польши, 6 тыс. для Литвы). Речь Посполитая сохраняла прежнее государственно-политическое устройство, гарантом нерушимости порядков «золотой вольности» становилась Россия. В 1717 г. соглашение без обсуждения утвердил сейм Речи Посполитой (по этой причине он получил название «немого»).
Позиции России в Речи Посполитой существенно усилились. В 1718 г. на мирных переговорах со шведами русский царь даже заявил, что он не будет возражать против появления на престоле РП Станислава Лещинского, если шведы признают территориальные приобретения России в Прибалтике.
Однако королем Речи Посполитой оставался Август II. Пытаясь сбалансировать влияние России, он в январе 1719 г. подписал в Вене договор с Англией и Австрией, на основании которого указанные державы выступали в качестве гарантов территориальной целостности и независимости Речи Посполитой. В свою очередь, в 1720 г. Россия заключила тайное соглашение с Пруссией о поддержке нерушимости государственного устройства Речи Посполитой. В послании к Августу II Петр I пригрозил, что в случае проведения антироссийской политики у саксонского монарха могут возникнуть неприятности. Русским дипломатам удалось сорвать сейм, на рассмотрение которого был вынесен Венский договор 1719 г.
В 1721 г. Северная война завершилась. 30 августа 1721 г. Россия и Швеция подписали Ништадтский мирный договор, по условиям которого большая часть земель бывшей Ливонии досталась России (а не Речи Посполитой или Саксонии).
В 1729 г. мирный договор со Швецией подписала Саксония. Что касается Речи Посполитой, то она урегулировала отношения со Швецией лишь в 1732 г., подписав мирный договор. Однако указанный договор в силу так и не вступил из-за постоянных срывов работы сейма.
Война нанесла значительный ущерб экономике и культуре польско-литовского государства, поскольку именно земли Польши и Великого княжества Литовского стали основным театром военных действий. Воюющие армии действовали по принципу «война кормит саму себя» и не церемонились с местным населением. Дополнительные проблемы создавало состояние гражданской войны.
Следствием войны стало усиление межконфессиональных противоречий в Польско-Литовском государстве. Воюющие стороны оказывали неприкрытую поддержку «своим» верующим, подвергая гонениям их оппонентов. Например, шведы осуществляли нападения на католические и православные храмы в Лиде, Вилейке, Докшицах, Минске. Русский царь Петр I не скрывал неприязненного отношения к униатам. В июне 1705 г. по его приказу было убито несколько монахов-базилианцев. В 1710 г. русские войска осуществили нападения на униатские монастыри в Полоцке, Беразвечи, Ушачах и разграбили их имущество. Тогда же от российских войск серьезно пострадал Софийский собор в Полоцке.
В 1717 г. Петр I принудил сейм Речи Посполитой принять конституцию, направленную на расширение прав православных. С этого времени правительство России стало активно вмешиваться в дела Польско-Литовского государства, выступая в качестве защитника православного населения. В том же году сейм Речи Посполитой ограничил права протестантов. Единственный сеймовый посол-протестант Петровский был силой удален с заседания сейма.
Давление со стороны России вызывало негативную реакцию в Речи Посполитой. В 1718 г. виленский каноник Жебровский выступил на сейме с предложением «искоренить Русь» в Польско-Литовском государстве. Приверженцы католичества с подозрением относились не только к православным, но и к униатам. В 1720 г. униатский собор в Замостье (Люблинское воеводство) принял решение приблизить догматы и обряды церкви, а также внутреннее убранство храмов и одежды священников к католическим образцам. Однако в целом униатство сохраняло свою значимость в Речи Посполитой, поскольку все еще рассматривалось как средство, направленное на ослабление влияние православия. Только за период с 1705 по 1720 гг. в Белорусской (Могилевской) епархии униатам было передано 70 православных церквей. К концу Северной войны численность униатов многократно превышала численность православных.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ В 20-Х – НАЧАЛЕ 60-Х ГГ. XVIII В.
Северная война впервые отчетливо продемонстрировала слабость международных позиций Речи Посполитой. Из субъекта международных отношений, проводящего активную внешнюю политику на разных направлениях, польско-литовское государство по существу стало объектом воздействия зарубежных государств, полностью зависящим от их воли.
После завершения Северной войны королем Речи Посполитой оставался Август II. Однако монарх полностью утратил контроль над ситуацией в стране. Весной 1721 г. с санкции Августа II банкиры Леман и Майер разработали проект раздела Речи Посполитой (банкиры предлагали передать Прусскому королевству «польскую» Пруссию с Гданьском и прилегающую к ней область Вармия, Австрии – польские земли, граничащие с Венгрией и Силезией, России – Великое княжество Литовское, а на оставшейся части Польши утвердить наследственную власть саксонского монарха). План банкиров был одобрен Августом II и королем Пруссии Фридрихом-Вильгельмом, однако Петр I категорически отказался принять его, заявив, что предложения «противны Богу, совести и верности и надобно опасаться от них дурных последствий». Также русский царь подчеркнул, что он «…не только никогда не вступит в подобные планы, но и будет помогать Речи Посполитой против всех, кто войдет в виды короля Августа». Решительное противодействие русского царя позволило продлить существование Речи Посполитой еще на полвека.
В начале 30-х гг. XVIII в. проблемы Речи Посполитой вновь оказались в центре внимания европейской дипломатии в связи с ухудшением здоровья Августа II. Австрия, Швеция и Пруссия даже стали обсуждать проекты раздела Речи Посполитой в случае смерти ее монарха. Однако русское правительство вновь отвергло проекты раздела польско-литовского государства. В декабре 1732 г. Россия, Пруссия и Австрия подписали в Берлине договор, предусматривавший сохранение неизменным внутреннее устройство Речи Посполитой и недопущение на ее престол ставленника Франции. Россия и Пруссия хотели видеть на престоле РП португальского принца Эммануэля, но этому воспротивилась Австрия.
1 февраля 1733 г. Август II умер. Получив известие о его смерти, европейские монархи начали активную борьбу за возведение на престол своих ставленников, которая переросла в войну за «польское наследство». После смерти Августа II Франция выступила за избрание новым королем Речи Посполитой Станислава Лещинского, который после завершения Северной войны не только прижился при Версальском дворе, но и выдал свою дочь замуж за французского короля Людовика XV. «Партия» Лещинского располагала большим влиянием в Польше и материально поддерживалась Францией через ее посла в Варшаве. В поддержку кандидатуры Лещинского высказались также Швеция и Османская империя.
Однако кандидатура Лещинского категорически не устраивала Россию. Убедившись в том, что комбинацию с избранием португальского принца на престол Речи Посполитой осуществить не удастся, петербургский двор решил поддержать в качестве претендента на престол Речи Посполитой нового саксонского правителя Августа, сына Августа II. Поддержав кандидатуру саксонского правителя, официальный Петербург предъявил ему требования сохранить неприкосновенной форму правления в Курляндском герцогстве и отказаться от притязаний на Ливонию (Лифляндию), поскольку многие вельможи Речи Посполитой отказывались признать территориальные приобретения России, осуществленные по итогам Северной войны.
19 августа 1733 г. Россия, Австрия и Саксония подписали договор о создании оборонительного союза сроком на 18 лет. Россия обязалась утвердить на престоле Речи Посполитой саксонского монарха дипломатическими средствами выделить для этого деньги, а в случае необходимости оказать военную поддержку. Саксонский монарх обязался удовлетворить пожелания России в части признания ее территориальных приобретений в Прибалтике. Австрийский император обязался склонить Англию к устранению Лещинского от борьбы за корону РП. Особого успеха эта дипломатическая акция не имела, английское правительство заявило о нейтралитете и не вмешивалось в борьбу за престол польско-литовского государства. Однако давление со стороны России и Австрии удержало Швецию от оказания открытой военной поддержки Лещинскому.
В сентябре 1733 г. сейм Речи Посполитой, несмотря на противодействие России и Австрии, избрал королем Станислава Лещинского. Несогласные с результатами выборов шляхтичи оказались в меньшинстве, но решили продолжать борьбу, выехав в предместье Варшавы Прагу. Лещинский также не располагал крупными военными силами и принял решение выехать в Гданьск, куда должны были прибыть воинские подкрепления из Франции (также король Речи Посполитой рассчитывал на поддержку Швеции и Пруссии, хотя в Берлине и Стокгольме к идее вооруженной поддержки Лещинского отнеслись без энтузиазма).
Воспользовавшись выездом Лещинского в Гданьск, его противники обвинили Францию в стремлении дестабилизировать ситуацию в Речи Посполитой и обратились за поддержкой в деле сохранения демократии к России, Австрии и Пруссии. Таким образом, Россия получила желанный повод для военного вмешательства в дела польско-литовского государства. В августе 1733 г. русская армия вошла в пределы Великого княжества Литовского.
5 октября 1733 г. в местечке Грохов (под Варшавой) сторонники саксонского монарха провозгласили его королем Речи Посполитой (в качестве монарха РП он получил имя Август III). В момент выборов возле Варшавы находилась русская армия. В конце года она двинулась к Гданьску и в начале 1734 г. осадила город. В апреле 1734 г. в Балтийское море вошла французская эскадра в составе 11 кораблей, которой поручалось поддержать Лещинского. Россия также направила флот к Гданьску. Попытки французских войск защитить Лещинского не увенчались успехом. Высаженный возле Гданьска французский десант был взят в плен и отправлен в Петербург, а французская эскадра была оттеснена от польского побережья. В июле 1734 г. Гданьск капитулировал, признав власть Августа III. Станислав Лещинский бежал в Пруссию. В 1735 г. Август III окончательно закрепился на троне Речи Посполитой.
Август III интересовался проблемами Речи Посполитой еще меньше, чем его отец, предпочитая находиться в Саксонии либо путешествовать по европейским странам. Такое поведение монарха вполне устраивало магнатов Речи Посполитой. В обстановке фактического безвластия они успешно решали свои проблемы, которые, как правило, слабо соотносились с государственными интересами Речи Посполитой.
Во второй половине 50-х гг. XVIII в. Речь Посполитая вновь стала объектом внешнего воздействия. На этот раз потрясения были связаны с Семилетней войной в Европе (1756–1763 гг.), в которой коалиции Пруссии и Англии противостояла коалиция России, Австрии, Франции и Швеции.
Война началась с нападения прусского короля Фридриха II на Саксонию в августе 1756 г. Август III был вынужден покинуть саксонскую столицу Дрезден и переехать в Варшаву, однако, в отличие от Северной войны, Польско-Литовское государство вовлечено в войну не было (на начальном этапе войны российская дипломатия попыталась побудить Речь Посполитую выступить против Фридриха II, но эта попытка не увенчалась успехом). В 1757 г. правительство Речи Посполитой разрешило русским войскам пройти по территории Литвы и Польши в направлении Пруссии. При этом российские дипломаты подчеркнули, что проход войск призван обеспечить сохранение внутренней стабильности в Польше и не направлен на отторжение каких-либо земель Речи Посполитой.
5 мая 1762 г. Россия и Пруссия подписали мирный договор. В числе прочего данный документ содержал положения о неизменности государственно-политического строя Речи Посполитой. В том же году Россия и Пруссия договорились совместно защищать интересы православных и протестантов в Польско-Литовском государстве, а спустя некоторое время приняли совместное решение не выдвигать на престол Речи Посполитой кандидатов от Саксонии, а содействовать избранию «пяста» (т. е. поляка).
В июле 1763 г. Россия поставила под свой контроль Герцогство Курляндское, которое до этого находилось в формальной зависимости от Речи Посполитой (фактически контроль над Курляндией осуществляла Саксония). В том же году в Петербурге появились первые проекты, которые предусматривали возможность «округления» границ Российской империи за счет присоединения земель до течения Западной Двины и Днепра. Однако императрица Екатерина II, пришедшая к власти в июне 1762 г. в результате дворцового переворота, предпочла сохранить территориальную целостность Речи Посполитой.
В 20-х – начале 60-х гг. XVIII в. одним из наиболее острых продолжал оставаться вопрос о положении различных конфессий в Речи Посполитой. В 1722 г. Петр I потребовал прекратить принудительный перевод православных в униатство, дав понять, что не остановится и перед применением вооруженной силы, если его требования будут проигнорированы властями Польско-Литовского государства. В том же году российский император назначил в Могилев своего комиссара Игната Рудаковского, наделив его полномочиями принимать жалобы у православного духовенства Речи Посполитой и реагировать на них. До смерти Петра I в 1725 г. у униатов былои отобраны и переданы православным 50 церквей и 3 монастыря. «Униаты… трепещут теперь, слыша о мощи империи Российской», − докладывал Рудаковский в коллегию иностранных дел.
После смерти Петра I воздействие России на Речь Посполитую в части поддержки православных сократилось. Рудаковский был отозван из Могилева. К концу 40-х гг. XVIII в. в Белорусской (Могилевской) епархии униатам было передано 110 церквей (православными остались 162 церкви). С 1732 по 1743 г. в Белорусской и Туровской епархиях униаты получили 128 православных церквей и монастырей. В 1743 г. российская императрица Елизавета I потребовала от Августа III прекратить давление на православных и вернуть им отобранные церкви и имущество. Король вынес соответствующий вопрос на рассмотрение канцлеров Польши и ВКЛ, а те, в свою очередь, заявили, что претензии России необоснованны, а православные, которые жалуются России, – преступники, поскольку не обращаются в местные суды. В 1743–1754 гг. униатам были переданы еще 30 православных церквей. В 1755 г. папа Бенедикт XIV потребовал от короля и правительства Речи Посполитой передать могилевский «схизматический» престол под власть полоцкого униатского архиепископа. Требование папы вызвало новые протесты со стороны России. Таким образом, к началу 60-х гг. XVIII в. межконфессиональные противоречия в Речи Посполитой не только не исчезли, но и приобрели еще большую остроту в сравнении с предшествующим периодом.
Смерть Августа III в октябре 1763 г. стала прологом очередных политических потрясений в Речи Посполитой, результатом которых стало ее полное исчезновение в качестве независимого государства.

ДИПЛОМАТИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ. ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ПОЛЬШИ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В СОСТАВЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI – ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВВ.
Особенности политического устройства Речи Посполитой наложили отпечаток и на ее дипломатическую деятельность. Формально руководство внешней политикой РП осуществлял монарх, который одновременно (на основе личной унии) являлся главой двух государств – королем польским и великим князем литовским. Монарх непосредственно участвовал во внешнеполитической деятельности государства, принимая иностранные посольства и направляя посольства РП за границу. Кроме того, он мог воздействовать на внешнюю политику Речи Посполитой косвенно, используя предоставленное ему право на раздачу должностей и источников доходов.
Центральным органом, осуществлявшим общее руководство дипломатической деятельностью Речи Посполитой в конце XVI–XVII в., являлась канцелярия государя. Руководитель канцелярии – канцлер – занимался формированием посольств и направлением их за рубеж, руководил составлением дипломатических документов и подписывал их, принимал донесения послов (обращения послов к королю были формальностью). В некоторых случаях канцлер мог принимать иностранные посольства от имени короля (в присутствии сенаторов и маршалка посольской избы). Канцлер являлся хранителем государственной печати, которой скреплялись международные договоры. Заместителем канцлера был подканцлер, исполнявший обязанности канцлера в его отсутствие. Подканцлер являлся хранителем «малой» государственной печати.
В канцелярии работали писари и секретари, которых назначали канцлер либо подканцлер, после чего утверждал монарх Речи Посполитой (круг полномочий этих должностных лиц не был четко определен). Писари и секретари составляли дипломатические документы (тексты договоров, инструкции послам) и занимались их окончательным редактированием. Они включались в состав посольств в качестве полноправных членов делегаций, участвовали в переговорах, зачитывали тексты договоров, могли привешивать или прикреплять к ним свои печати наряду с государственной. Кроме того, работниками канцелярии являлись лица, непосредственно исполнявшие техническую работу по составлению документов (запись текстов, их перевод и т.п.). В канцелярии хранился государственный архив, куда поступали дипломатические документы (международные договоры, донесения послов, дипломатическая переписка с главами зарубежных государств). Основная масса дипломатических документов Речи Посполитой была сосредоточена в Коронном варшавском архиве, часть документов (главным образом акты торжественного характера) – в Коронном краковском архиве. Учет деятельности посольств производился при помощи Метрики Короны (Libri legationum) – специальной книги, в которую вносились сведения о направлении посольств и документы, связанные с их деятельностью.
«Генриковские артикулы» конца XVI в. ограничили полномочия монарха Речи Посполитой в сфере внешней политики. В частности, монарх был лишен права выводить войска за пределы государства и мог направлять посольства за границу и принимать иноземные посольства только с ведома сената.
С конца XVI в. стали расширяться полномочия сейма в части определения внешней политики Польско-Литовского государства. Первоначально сейм получил право выслушивать послов иностранных государств и обсуждать важные внешнеполитические проблемы. В XVII в. за сеймом было закреплено исключительное право утверждать мирные договоры и союзы, решать вопросы, связанные с созданием представительств Речи Посполитой за границей и иностранных представительств в Польско-Литовском государстве, участвовать в составлении дипломатических документов. Сейм утверждал кандидатуры послов, направляемых за рубеж, и контролировал их деятельность. В 1609 г. король Жигимонт III Ваза, начиная войну против Московского государства, заверял депутатов, что война будет вестись исключительно во благо Речи Посполитой, а не во имя династических интересов семейства Ваза, и обещал передать Речи Посполитой все, что будет добыто на войне (в любой другой европейской стране того времени подобная ситуация была немыслима). Сейм и его органы могли самостоятельно сноситься с представителями иностранных государств (например, в ноябре 1614 г. сенаторы составили и направили московским боярам грамоту с предложением начать мирные переговоры). В 1613 г. сейм обрел право объявлять войну.
Ослабление политической власти короля повышало значимость прочих представителей властвующей элиты РП. Так, во времена бескоролевья руководство государственными делами концентрировалось в руках примаса – главы римско-католической церкви, архиепископа гнезненского, который представлял Речь Посполитой на международной арене. Частые войны, которые вела Речь Посполитой, усилили значимость гетманов, которые командовали войсками, собранными на территории государства (посполитым рушением). Особо значимой роль великих коронных гетманов была в сношениях Речи Посполитой с государствами и народами на ее юго-восточных рубежах (Османской империей, Крымским ханством, дунайскими княжествами). Великий коронный гетман в случае возникновения конфликтной ситуации на южных рубежах Польско-Литовского государства обладал правом направлять послов для выяснения причин ухудшения отношений и поиска путей мирного урегулирования проблем. В 1590–1591 гг. великому коронному гетману было предоставлено право самостоятельно заключать перемирие с турками и татарами. Он мог утверждать договоры, которые заключались с Османской империей и Крымским ханством. Поскольку гетман располагал наиболее обширной и достоверной ситуацией о положении дел в Османской империи, Крымском ханстве и дунайских княжествах, в РП сложилась практика посещения его резиденции (она располагалась на Украине) представителями посольств, которые направлялись в эти страны.
В отличие от прочих государств того времени посольство Речи Посполитой могло представлять в сношениях с другими народами не только монарха, но и государство в целом. Посольство, направленное от имени короля и Речи Посполитой, считалось более высоким по своей значимости по сравнению с посольством, направленным только от имени монарха. Речь Посполитая сохраняла традиционную практику направления временных посольств для решения конкретных задач (после выполнения своей миссии посольство упразднялось), поскольку шляхта опасалась, что создание сети постоянных представительств РП за границей повлечет за собой дополнительные расходы. Первые представительства РП стали появляться за границей лишь во второй четверти XVII в. в качестве представительств короля (к середине XVII в. представительства короля Речи Посполитой существовали в Риме, Неаполе, Мадриде, Лондоне, Гааге, Копенгагене, Вене).
В XVII – первой половине XVIII в. в Речи Посполитой существовали следующие разновидности посольских чинов: послы короля и Речи Посполитой (послы и комиссары короля и Речи Посполитой), послы короля (посланники короля), секретари посольств, резиденты, послы и комиссары гетмана, резиденты гетмана, технический персонал посольств (гонцы, связные, переводчики и т.п.).
В соответствии с установившейся в Речи Посполитой традицией послами и членами посольств могли быть только представители шляхетского сословия. Шляхта ревниво оберегала эту привилегию, не допуская к занятию дипломатических постов представителей иных сословий. Лишь в исключительных случаях к осуществлению дипломатических миссий допускались представители мещан, иностранцы (армяне, итальянцы и др.), к услугам которых руководство Речи Посполитой прибегало в сношениях с Османской империей и иными государствами Востока по причине хорошего знания обстановки в этих государствах и владения соответствующими языками. За значимые результаты при осуществлении дипломатической миссии лицо нешляхетского звания, осуществившее ее, могло причисляться к шляхте. К использованию услуг иностранцев король прибегал при организации заграничных представительств.
Направление посольств требовало больших финансовых расходов. Выплаты на содержание посольств могли производиться из казны Королевства Польского, Великого княжества Литовского и из личной казны короля. Зачастую шляхта отказывалась выделять средства, необходимые для исполнения дипломатических миссий, и требовала, чтобы таковые средства выделялись из королевской казны. Также главами посольств назначались представители влиятельных магнатских родов, которые могли изыскать необходимые средства. В результате дипломатия Речи Посполитой приобрела узкосословный характер.
Борьба между королями и знатью, а также между отдельными магнатскими группировками Речи Посполитой во второй половине XVII – первой половине XVIII в. породила явление «шляхетской дипломатии», когда, копируя во всем королевский двор, магнаты стали создавать при своих дворах собственную дипломатическую службу (центрами дипломатической деятельности становились канцелярии магнатов).
Сложность внешнеполитического механизма Речи Посполитой ставила в тупик дипломатов иностранных государств, привыкших к совершенно иным нормам взаимоотношений между правителями и их подданными. Например, московский резидент в Варшаве Василий Тяпкин в 1675 г. отмечал в донесении: «Не такие тут порядки, что в государстве Московском, где как пресветлое солнце в небеси единый монарх и государь во вселенной просвещается и своим государским повелением, яко солнечными лучами, всюду един сияет; единого слушаем, единого боимся, единому служим все... А здесь что жбан, то пан, не боятся и самого создателя, не только избранного государя своего; никак не узнаешь, где, у кого добиться решения дела...»
Отсутствие централизованного руководства внешней политикой Речи Посполитой, множественность институтов, обладавших полномочиями в части осуществления внешней политики, лишали эти акции абсолютной гарантии, вносили в них элемент риска и неопределенности, заставляли в критические моменты прибегать к долгим поискам компромиссов с представителями польско-литовской знати. Вместо сбалансированности, осторожности при проведении внешнеполитической линии внешняя политика Речи Посполитой приобретала черты аморфности, неуверенности. Стремясь преодолеть контроль сейма в сфере внешней политики, монархи Речи Посполитой действовали тайно, в обход сейма. Так, в 1609 г. король Сигизмунд III принял судьбоносное для Речи Посполитой решение об интервенции в Московское государство на тайном заседании сената, поставив сейм перед свершившимся фактом. В 1677 г. на тайной встрече с Василием Тяпкиным король Ян Собесский дал понять, что ему более приятны контакты с иностранцами, а не с сенаторами и шляхтой Речи Посполитой.
Засилье магнатов влияло на внешнюю политику Речи Посполитой. Послы зарубежных государств активно вмешивались в борьбу магнатских группировок, стремились провести выгодную им кандидатуру монарха. Например, в 60-х годах XVII в. существенное воздействие на политику Речи Посполитой оказывали Священная Римская империя и Франция, в конце XVII – XVIII вв. – Россия.
При Августе II и Августе III руководство внешнеполитическими делами Речи Посполитой сосредоточилось в руках саксонских министров. В это время внешнеполитическими проблемами занимались Тайный совет при короле (с 1697 г.), тайная экспедиция Кабинета министров (с 1704 г.), Тайный кабинет при короле (с 1706 г.; при этом Тайный совет остался в качестве совещательного органа при Тайном кабинете). Воздействие на процесс принятия решений в сфере внешней политики оказывалось через представителей Речи Посполитой при дворе монарха (таким представителем мог быть канцлер, подканцлер либо, в крайнем случае, представитель канцелярии Короны и Литвы).
После Северной войны сейм Речи Посполитой попытался вернуть утраченную значимость в международных делах. В 1724 г. очередной вальный сейм создал Великую депутацию в составе 27 представителей сената и 90 представителей палаты депутатов, которой поручалось действовать в перерывах между сеймами. Основной задачей Великой депутации являлось проведение конференций с министрами иностранных дворов, аккредитованных при королевском дворе и органах Речи Посполитой и информирование депутатов посольской избы об итогах переговоров. В 1726 г. сейм образовал 4 комиссии для ведения переговоров с представителями Австрии, России, Швеции и Пруссии. Однако эти попытки не увенчались успехом из-за сохранения порочной практики деятельности сейма. В условиях частых срывов сеймов повышалась значимость сената. Во второй четверти XVIII в. сенаторы РП принимали участие в определении персонального состава королевских представительств в Османской империи, Риме, Австрии и России, утверждении международных соглашений, обсуждали вопросы о границах Речи Посполитой. В 1763 г. Совет сената направил посольства в 15 европейских государств, выделив на их содержание 267000 злотых.
Как и прежде, посольства имели вид краткосрочных миссий, хотя предпринимались меры по созданию постоянных резидентур Речи Посполитой за границей. К середине XVIII в. такие резидентуры существовали в Риме, Священной Римской империи, Российской империи, Османской империи, Крымском ханстве, в Бендерах (резидентами в Крыму и Бендерах были представители гетмана коронного). Уния с Саксонией несколько повлияла на систему дипломатических рангов Польско-Литовского государства. В XVIII в. высший уровень в дипломатической иерарархии Речи Посполитой занимал чрезвычайный посол, за которым следовали полномочный министр, полномочный и чрезвычайный посол и министр, резидент, секретарь посольства, агент, поверенный в делах, корреспондент).
Сохранялась в XVIII в. и практика «шляхетской дипломатии». Полномочиями в области внешних сношений обладали местные сеймики, участники конфедераций, частные лица (представители магнатских «фамилий»). Как правило, в качестве представителей магнатов за рубежом выступали их клиенты.
Объединение Великого княжества Литовского с Польшей в Речь Посполитую первоначально не привело к полной унификации политических систем двух государств.
Речь Посполитая рассматривалась как федерация, «государство двух народов», обе части которого обладали формальным равенством. Представители Великого княжества Литовского получали право заседать на вальном сейме и обладали там равными правами с представителями «Короны» (т.е. Польши). Равными были и нормы представительства для Короны и Литвы в палате депутатов вального сейма: по 2 депутата от земли в Короне, по 2 депутата от повета в Литве (реально представители Великого княжества составляли ок.28% состава палаты (48 из 170 человек)).
Первоначально представители ВКЛ стремились демонстрировать свою самостоятельность от Польши. В 1573 г. литовские сенаторы потребовали от поляков вернуть украинские земли, которые вошли в состав Польши после Люблинской унии 1569 г. В том же году на сейме в Вильно (который собрался вопреки люблинским постановлениям) было принято решение о том, что доходы из Подляшья и Волыни должны направляться в казну ВКЛ.
За две недели до очередного вального («спольного») сейма Речи Посполитой сенаторы и шляхетские послы из Великого княжества Литовского собирались на «генеральный соймик», где вырабатывалась общая программа и позиция ВКЛ (соймики первоначально проходили в Волковысске, затем перенесли свою деятельность в Слоним). В 70-х гг. XVI в. в Великом княжестве Литовском установилась практика созыва генерального съезда («виленской конвокации») для рассмотрения вопросов укрепления обороноспособности, финансирования и налогообложения. Генеральный съезд стал своеобразной заменой сейма ВКЛ.
В 1673 г. представители Великого княжества Литовского добились принятия решения о созыве каждого третьего вального сейма Речи Посполитой в Гродно.
Важным препятствием на пути унификации политических систем Польши и Литвы стало принятие нового Статута ВКЛ. Решение об «исправлении» Статута ВКЛ было принято после Люблинского сейма. Общее руководство работами по подготовке нового кодекса осуществлял канцлер ВКЛ Астафий Волович. Проект Статута обсуждался на поветовых соймиках, на встречах панов-рады, на генеральных съездах (в 1582 и 1584 г.).
В середине 80-х гг. XVI в. работа по подготовке Статута была завершена. Составители кодекса исключили из него всякое упоминание о Люблинской унии 1569 г., но зато внесли положения, направленные на закрепление государственного суверенитета Великого княжества Литовского. По сути, Статут провозглашал ВКЛ самостоятельным государством со своей территорией, неподвластным другим государствам. Глава государства – великий князь литовский – должен был охранять права и вольности ВКЛ и делить власть с радой и генеральным съездом. Занимать должности и приобретать земли в Великом княжестве Литовском позволялось только его «родичам». Поляки рассматривались как иностранцы. Великое княжество Литовское могло не принимать участия в войнах, которые вели поляки. Великому князю вменялось в обязанность вернуть в состав ВКЛ все земли, утраченные с начала XVI в. Польские войска могли проходить через территорию Великого княжества Литовского только с разрешения панов-рады и великого князя литовского.
В начале 1588 г. представители Великого княжества Литовского заявили, что признают Жигимонта Вазу в качестве великого князя лишь в том случае, если он утвердит Статут. 28 января 1588 г. король Речи Посполитой утвердил Статут ВКЛ и поручил подканцлеру Льву Сапеге издать его. В том же году Статут увидел свет. Лев Сапега сознательно отпечатал кодекс на старобелорусском («русском») языке, мотивировав это тем, что польский язык не может отразить в должной мере все слова и сентенции, присущие Литве.
Обособленность Великого княжества Литовского просматривалась и в сфере международных сношений. В конце XVI в. ВКЛ неоднократно отказывалось исполнять положения Люблинской унии 1569 г. о проведении совместной внешней политики. В 1573 г. представители Великого княжества Литовского без предварительного совета с поляками предложили московскому царю Федору Ивановичу свою поддержку в занятии престола Речи Посполитой при условии возвращения Литве Усвят, Озерища, Полоцка и Смоленская и сохранения шляхетских свобод и привилегий. Факт направления посла с соответствующими полномочиями обеспокоил руководителей Королевства Польского, которые потребовали прекратить переговоры с Московским государством. В том же году представители ВКЛ отказались от направления в Париж единой делегации для приглашения на престол Речи Посполитой принца Генриха и направили во Францию самостоятельную делегацию во главе с маршалком надворным Николаем Радзивиллом Сироткой. Делегация ВКЛ доставила новому монарху акт, подтверждающий его права на великокняжеский престол и добилась от него сохранения титула великого князя литовского и подтверждения права ВКЛ на существование в качестве самостоятельной государственной единицы (в дальнейшем этот принцип подтверждали все монархи Речи Посполитой). Самостоятельно представители Литвы посещали Генриха и после его бегства в 1574 г. (в состав литовский делегации входили писарь Агриппа и Мельхиор Гедройц). В 1575 г. представители ВКЛ без консультаций с поляками провели переговоры с императором Священной Римской империи Максимилианом II, претендовавшим на престол Речи Посполитой. В 1587 г. литовские дипломаты самостоятельно провели переговоры о передаче престола Речи Посполитой московскому царю Федором, но после неудачи с его избранием представители ВКЛ согласились признать Жигимонта Вазу великим князем литовским при условии выполнения им ряда их требований (подтвердить перемирие с Москвой, передать ВКЛ половину Ливонии, утвердить Статут ВКЛ).
Самостоятельные дипломатические акции ВКЛ предпринимало и в XVII в. Так, в январе 1627 г. с согласия великого гетмана литовского Льва Сапеги Александр Гонсевский, командовавший литовским войском, от имени ВКЛ заключил перемирие с командующим шведской армией Делагарди, по которому шведы вернули Литве Биржи, получив взамен крепость Лаудан. В 1632 г. Виленская конвокация постановила направить гонцов с посланиями к московскому царю и шведскому губернатору Лифляндии (данное решение не было реализовано, поскольку против него выступил Лев Сапега).
Крупнейшей акцией ВКЛ в области международных сношений стала попытка разрыва унии с Польшей, предпринятая в 1655 г. в Кейданах.
Поляки были вынуждены считаться со стремлением правящей элиты ВКЛ сохранить особый статус в сфере внешней политики. Мнение литвинов принималось во внимание прежде всего в сношениях Речи Посполитой с Московским государством. Контакты с Москвой входили в компетенцию канцелярии ВКЛ в Вильно, где готовилась соответствующая дипломатическая документация (структура и характер деятельности канцелярии ВКЛ в общих чертах соответствовали структуре и характеру деятельности канцелярии «Короны»). В 1582 г. при заключении Ям-Запольского перемирия делегация Речи Посполитой практически полностью состояла из представителей ВКЛ, но этот прецедент не стал нормой дипломатической деятельности Польско-Литовского государства и в дальнейшем на переговоры с московскими представителями направлялись смешанные делегации, которые состояли из представителей Польши и Литвы. Вплоть до середины XVII в. сохранялась практика двойного руководства посольствами Речи Посполитой, направляемыми в Москву, при которой польскую делегацию возглавлял представитель «Короны», а литовскую – представитель ВКЛ. Оба руководителя делегации имели одинаковые титулы и полномочия, на что обращалось внимание в инструкциях и верительных грамотах. Со второй четверти XVII в. на первый план в сношениях с Москвой стали выходить поляки. Это беспокоило литовскую знать, которая добивалась строгого учета интересов ВКЛ на переговорах с московскими представителями. Так, в 1661 г. представители ВКЛ потребовали вернуть в состав Великого княжества Литовского территории, отторгнутых от него в ходе предшествующих боевых действий, и пригрозили полякам начать вооруженную борьбу в случае согласия на территориальный раздел ВКЛ. В 1662 г. сенаторы и комиссары ВКЛ отказались вести переговоры с московским послом Афанасием Ордин-Нащокиным, который предложил представителям Речи Посполитой отказаться от Смоленска и Северщины в обмен на уступку южной части Ливонии. Противоречия между поляками и литвинами проявились и в ходе переговоров о заключении «вечного мира» 1686 г., когда представители ВКЛ проявили большую склонность к территориальным уступкам в отношении Москвы.
Менее значительной была роль дипломатии ВКЛ в сношениях с государствами Европы, Османской империей и Крымским ханством, поскольку данные направления входили в сферу компетенции польской дипломатии. Однако такой порядок отнюдь не означал полного отстранения ВКЛ от европейской политической жизни. В первой половине XVII в. представители ВКЛ посещали с миссиями различного рода Рим, Нидерланды, Францию. Во время посещения в 1640 г. воеводой смоленским Кристофом Гонсевским Франции произошел дипломатический скандал. Превысив полномочия, данные ему королем Владиславом IV (воевода был послан на решения вопроса о пленном королевиче Яне Казимире), Гонсевский вступил в переговоры с кардиналом Ришелье и заключил соглашение, по которому Речь Посполитая обязалась разорвать отношения со Священной Римской империей. Поступок посла вызвал недовольство короля Владислава IV, который отказался утвердить Парижское соглашение.
Дипломатия ВКЛ в 1569–1764 гг. развивалась на тех же принципах, что и польская дипломатия. Верховным руководителем дипломатической службы ВКЛ являлся великий князь (король Речи Посполитой). Общее руководство дипломатической службой ВКЛ осуществляли канцлер и подканцлер. Существенное воздействие на внешнеполитическую систему ВКЛ оказывал гетман (конкретные примеры внешнеполитической деятельности гетманов ВКЛ были приведены выше). Из казны ВКЛ осуществлялось финансирование посольств, которые направлялись в Москву. Дипломатические ранги посольств соответствовали дипломатическим рангам Речи Посполитой. Поскольку в XVI–XVII в. в сношениях с Москвой сложилась практика направления великих посольств, руководители посольств именовались великими послами Речи Посполитой. В состав посольств входили исключительно представители шляхетского сословия из числа светских и духовных лиц (преобладали светские лица, занимавшие высокие должности в государственном аппарате ВКЛ).
В XVII в. процесс полонизации ВКЛ заметно ускорился. Литовская знать все больше перенимала польские обычаи и культуру. Процесс полонизации ускоряла католическая реакция. Размывание самоидентификационных основ приводило к постепенному сужению сферы использования старобелорусского («русского») языка и замене его языком польским. В 1696 г. сейм Речи Посполитой постановил, что «все решения должны составляться на польском языке».
В середине XVII в. польский язык стал использоваться в дипломатической переписке. Не всегда это начинание находило позитивный отклик. Например, в 1646 г. представители Московского государства выразили протест против использования польского языка в официальных документах, отметив: «Издавна повелось, что грамоты королевские к великому государю пишутся белорусским письмом, и теперь, мимо обычаев, по-польски писать не годится, да у порубежных воевод и переводчиков нет». Однако в дальнейшем использование польского языка в дипломатической переписке Речи Посполитой с Москвой не вызывало существенных проблем.
В XVIII в. значимость Великого княжества Литовского в международных сношениях снизилась. Упоминание о том, что Речь Посполитой является «государством двух народов» стало исчезать из дипломатических документов, заменяясь ссылкой на то, что Речь Посполитая является государством «народа польского». Как польское государство Речь Посполитую стали воспринимать и на международной арене. Однако в силу своего геополитического положения ВКЛ оказывало воздействие на судьбу Речи Посполитой. Чаще всего представители княжества контактировали с Россией, обращаясь к ее правителям с различными просьбами (например, именно они обратились в 1715 г. к Петру I с просьбой о посредничестве в деле урегулирования взаимоотношений между Речью Посполитой и Саксонией).

Опубликовано 25 мая 2006 года


Главное изображение:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Речь Посполитая, Великое княжество Литовское, внешняя политика, дипломатия



Полная версия публикации №1148584509 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY БЕЛАРУСЬ МЕЖДУНАРОДНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ И ДИПЛОМАТИЯ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ И ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО В 1569-1764 ГГ.

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network