публикация №1141557297, версия для печати

Станислав Шушкевич "...Абсолютного суверенитета не бывает"


Дата публикации: 05 марта 2006
Автор: Тихомиров А.В.
Публикатор: Тихомиров Александр Валентинович (номер депонирования: BY-1141557297)
Рубрика: БЕЛАРУСЬ ИЗВЕСТНЫЕ ЛЮДИ
Источник: (c) http://portalus.ru


СТАНИСЛАВ ШУШКЕВИЧ: «...Абсолютного суверенитета не бывает». — Уважаемый Станислав Станиславович! Народ Беларуси переживает сложнейший период. Мы все еще раз как бы проходим испытание на твердость, проверку на способность жить и работать в суверенном государстве. Хотелось бы узнать Ваше мнение о проблеме «белорусского шляха». Каким он Вам видится? - Распространено мнение, что белорусский путь — приспособление Республики к окружающим ее государствам, стремление менее болезненно, чем другие, пережить трудные времена. Такой подход бесперспективен и не оставляет никакой надежды на достойное будущее. Нужны понятные идеи, способные побудить людей к результативной трудовой деятельности, к предприимчивости. Мы слишком поздно обнаруживаем талантливые подходы, светлые мысли: как правило, тогда, когда они теряют свою актуальность и в результате всестороннего обсуждения, то есть сбрасывания суждений в общий котел, их перемешивания и извлечения усредненного... В странах, где идет реформирование — а мы сейчас на этапе реформирования, − не хотят действовать по усредненным шаблонам. Наполеон — человек в военном деле не последний — был противником коллективного мышления, считая, что мышление всегда индивидуально, что яркий полководец не должен подчиняться усредненным решениям. В этом есть логика военного, и, простите, я убежден – логика переходного периода... Я нахожусь под впечатлением недавней поездки в Китай. Результаты реформирования там завидные: 22 процента населения мира и только 7 процентов пахотных земель. Но люди, как говорится, накормлены, одеты-обуты, что признано уже на всех континентах. Реформы, будем более точны — их первая ступень — результативны. А что было в 1978 году, перед их началом? Удручающее положение. Но нашелся человек — Дэн Сяопин,— сумевший сформулировать и придать доступную увлекательную форму идее реформ. Во время поездки по «свободной зоне» (китайцы называют их специальными зонами) и не видел производств, технологий, которыми не располагаем и мы. Все у нас есть. Зато у них производства отлажены и загружены, очень интенсивно работают, а зарубежные инвесторы охотно в них вкладывают капиталы. Товары, кстати, идут преимущественно на экспорт. Мы о таком оживлении пока только мечтаем, хотя материальные и квалификационные предпосылки и у нас не хуже, а лучше, да и умения противостоять отрицательному воздействию окружения достаточно. Нельзя тешить себя надеждой очень быстро и всем населением перейти на европейские стандарты по жилой площади, количеству и качеству автомобилей, холодильников, телевизоров, приходящихся на душу населения. Ресурсы не позволят сделать такой скачок, а жить за счет других не получится, даже если бы мы хотели. Надо рассчитывать на свой, реальный уровень достатка, который достижим с учетом наших возможностей и прочих реалий. Нужно менять отношение к собственности. По определению раб — человек без собственности. Но покончить с рабством, увы, нельзя примитивными приемами типа — поделим землю колхозов. Если исходить из реалий, то лишь процентов 12—16 сельскохозяйственных угодий может перейти в частную собственность. Иначе потрясение будет настолько сильным, что нам долго от него не оправиться. Земли, которые фактически уже находятся в распоряжении отдельных людей, составляют сегодня 12 процентов: приусадебные участки, участки садово-огороднических обществ. У фермеров пока 0,34 процента — незначительная для наших прикидок величина. Далее. Еще 3—4 процента берем на создание резервного фонда для тех, кто таких участков не имеет, но желает получить. Если не хватит резервных 3—4 процентов? Убедимся, что начинание дает эффект, — решим еще с 2—3 процентами, но не более. Должны быть ограничения по площадям и, естественно, корректировки по регионам. Право на корректировки логично предоставить правительству. Если в Витебской области почти везде можно выделить на приусадебный участок до гектара (кроме, пожалуй, пригородов в индустриальной зоне), то в Несвижском районе это проблематично, без корректировочных коэффициентов не обойтись. Институт частной собственности – основа реформ. Иначе развитие нашей экономики в русле мировой цивилизации более чем затруднительно. И нельзя продолжать держаться за фикцию, названную коллективной собственностью на землю. К сожалению, некоторые люди считают, что без этой фикции перестанут существовать колхозы. Абсурд. Абсурдное понятие. Никакой коллективной собственности на землю не было и нет, а колхозы существуют. Надеюсь, что белорусский путь позволит нам избежать уравниловки, преследования тех, кто умудряется по закону жить лучше других. Иначе мы толком никогда и не узнаем, что это такое — хорошо жить. — Насколько обеспечен, гарантирован сегодня суверенитет Республики Беларусь? И каково место Республики в мире: мост между Европой и Азией или что-то другое? — Для укрепления суверенитета нужны разум и время. Понимаете, невозможен переход в новое качественное состояние мгновенно. Я считаю, что стратегическая линия у нас достаточно четко намечена. Мы знаем, что такое суверенитет и как к нему идти. Декларация о независимости, конституционный закон на ее основе, военная доктрина – все это содержит наше понимание суверенитета. А для реализации конкретных положений, повторяюсь, нужно время. И непременно терпение. Возьмем вывод войск другого государства с нашей территории... Мы уже можем говорить о своих войсках и войсках другого государства: первые приняли белорусскую присягу, вторые – российскую. Срок вывода определен: максимум 7 лет. Хотим ли мы его сократить? Да, хотим, хоть это и очень сложно. Порой мне казалось, что года за 2—3 можно вывести войска, а сейчас я не уверен в этом. Все стоит больших денег. И большие трудности бытового порядка возникают у тех людей, которые должны оставить свои дома. А ведь на момент принятия Закона о гражданстве большинство этих людей находилось на нашей территории, так что имеет право на гражданство. В экономическом же плане попросту нельзя разъединяться, наоборот, надо интегрироваться на взаимовыгодной основе. Другое дело, как достичь разумной интеграции. Ясно, что с очень далекими регионами логичны связи лишь по тем позициям, которые трудно и даже невозможно организовать с соседями близкими. Основательнее должны быть ближние связи. Но давайте иметь в виду и вот что... Для японцев всегда было выгодно и удобно покупать сибирский лес, тем не менее, они приобретали его и в Индокитае, и в Южной Америке, и в Новой Зеландии. Почему? Чтобы иметь другие каналы, если из России продиктуют неприемлемые условия. Мы сегодня разговариваем с Россией на хорошем деловом языке. Но приди там завтра к власти имперское правительство... Если допустить такое... Условия по поставкам нефти и газа могут быть самыми жесткими, и мы, давайте называть вещи своими именами, окажемся на лопатках. Наш суверенитет однозначно увязан с демократией в России. Мы должны так строить в целом экономику, финансовую систему, чтобы столь мощной угрозы не было ни с одной стороны. Это процесс длительный. Военные вопросы, конечно, во многом производны от экономических, но становление самостоятельной армии, думаю, укладывается в семилетний период. Кстати, за это время ее стоит решительно сократить, что нашей военной доктрине вполне соответствует. Ведь десятимиллионная Беларусь одна целенаправленной агрессии мощных соседних держав противостоять не сможет, вопросы безопасности должны решаться политическими методами) используя организации типа СБСЕ, ООН и др. Словом, абсолютного суверенитета не бывает, а что касается нормального уровня независимости, выработанного историей, то я был бы счастлив, достигни мы его к началу третьего тысячелетия. У нас нет сейчас внешних препятствий для развития национальной культуры, расширения сферы использования белорусского языка. Были, но остались в прошлом. Скорее мы сталкиваемся с внутренними трудностями. Хотя, как вы понимаете, определенный телевизионный прессинг остается. До поры до времени. С помощью спутникового телевидения можно увеличить количество передач на английском языке, например, на других языках. Но главное — позаботиться о своем родном — белорусском. Есть общечеловеческие ценности, любое здоровое общество их воспринимает, не противопоставляя им проблемы суверенитета. Не стоит, наверное, возрождать то, что когда-то было, но с течением времени отошло. Оно при любых подходах отошло бы... Как, например, относиться к желанию части интеллигенции возродить старое белорусское правописание? Давайте вспомним Александра Блока, утверждавшего, что слово «лес» без твердого знака на конце приобретает для него иное звучание, что он не видит такого леса. А вы сегодня страдаете от того, что слово «лес» в русском языке не имеет давнишнего завершения? Не страдаете... Надо уметь смириться с некоторыми вещами, коль так распорядилось само время. Я не испытываю сложностей, пользуясь современной белорусской грамматикой... Говорят, что она приблизила нас к русскому языку. Предположим. А старое правописание не результат ли былого приближения к языку польскому? Хотелось бы, чтобы интеллигенция была носителем чувства меры. Увы, это не всегда так. Еще один пример: учителя, требующие повышения зарплаты и перегораживающие проспект, останавливающие движение на нем. В то самое время, учтите, когда требования их услышаны и вопрос о повышении зарплаты рассматривается... Желание протестовать у них оказалось более сильным, чем желание сеять разумное, доброе, вечное, — ведь с таким напором, с такой серьезностью вопрос о повышении качества учительской работы нигде не рассматривается. — Об отношениях республики с далеким и близким зарубежьем: удовлетворяют ли Вас нынешние отношения, каковы их перспективы? — Дела обстоят неплохо. Мы имеем со всеми соседями двусторонние договоры, которые и определяют характер наших отношений. Они соответствуют всемирно признанным документам о правах человека, то есть и мы, и наши соседи признаем эти документы, что и нашло свое отражение... Нужно соблюдать то, что подписано. Проблем с непосредственными соседями в плане соблюдения двусторонних договоров нет. Во всяком случае, острых, непреодолимых проблем. Есть определенные сложности в связи с существованием в некоторых государствах как конституционных, так и других структур, которые иногда принято называть «неконституционными». Мы исходим из признания существующих границ в Европе. Если сейчас кое-где есть претензии на автономию — мы считаем это внутренними вопросами тех или иных государств и официально, на парламентском, правительственном уровне, имеем дело только с конституционными структурами. По-моему, это дает положительный эффект. Что касается Азии... Мы готовы к контактам в рамках наших духовных, экономических потребностей, в рамках соблюдения прав человека. Мы, насколько мне известно, не просчитывали транспортно-коммуникационные затраты для резкого расширения связей с азиатскими государствами. Нужно это сделать. А препятствий духовного порядка я не вижу. С течением времени я все больше убеждаюсь, что философские основы жизни в государствах, существующих столетия, тысячелетия, очень и очень похожи. У них здоровая моральная основа. Сколько ни соприкасаюсь с людьми в бывших республиках Союза, в других странах, нахожу этому подтверждение. С Китаем, Кореей, где, казалось бы, несколько иная психология у людей, можно взаимодействовать очень успешно. Но есть извращения прямо на философском уровне. Я считаю таким извращением ярый фундаментализм. Сложно взаимодействовать, если человек призывает уничтожить неверного и тому подобное. Здоровая философия — это философия мирного толка. В предыдущем вопросе, по-моему, были слова о Беларуси как своеобразном мосте между Европой и Азией... Да, мы в центре, возможен такой взгляд. Но это же всегда и шло во вред белорусскому народу. За последние 800 лет с периодичностью в десятилетие примерно по территории Беларуси проходили какие-нибудь полчища. С запада на восток и в обратном направлении, с севера на юг... Шли вдоль и вкось — через Беларусь легко было ходить. И только кое-где болота прикрывали, как бы охраняли самобытность. Сейчас и болот нет, транспортные пути сделали нас еще более открытыми. Но то, что шло во вред, можно оборачивать и на пользу. Мы сделали некоторые политические ходы, нас поддержали. Пусть Беларусь будет таким мостом, точнее, одним из мостов — не стоит претендовать на уникальность. Итак... Координационный центр СНГ, авиалинии — старые и новые известных австрийских, швейцарских и других компаний, переориентировка некоторых международных авиалиний (над Брестом теперь летает больше самолетов, чем прежде), поскольку некоторые соседние страны не очень логично потребовали повышения платы за проводку самолетов. Открывая в большей мере наше воздушное пространство, мы в рамках СНГ кое-что имеем по другим позициям. А теперь о том, что получается плохо. Хотелось бы, чтобы Беларусь стала зоной притяжения иностранных инвестиций. Нет, не очень-то спешат к нам иностранные инвесторы. Думаю, значительная вина в этом Верховного Совета: мы приняли недостаточно хорошие законы. Мы иногда не можем превозмочь зашоренность прежних лет и сделать мало-мальски смелые шаги. Зачастую народные депутаты проявляют в этом плане излишнюю заботу о суверенитете, борются с предполагаемым засильем капиталистов-эксплуататоров. Из-за препятствий, которые возводят наши юристы, потенциальные инвесторы уходят к соседям – на Украину, в Литву, Польшу, Россию, где по отдельным позициям условия для них лучше. Получается так: своим дали слабинку, перепродают, занимаются бизнесом почти на преступной грани (инвестиций для этого не нужно), а выгод географического положения не используем. — И последнее. Есть ли у правительства и, само собой понятно, у Верховного Совета, концепция вывода Республики из кризиса? Если есть, то в чем ее сущность? И где он, этот выход из кризиса? - Концепция такая есть, ведь правительство разрабатывало специальную программу и Верховный Совет ее утверждал. Но жизнь идет, в программе все время появляются новые разделы и главы. Думается, читатели журнала немало знают о том, как мы пытаемся противостоять, противостоим кризису. Я удержусь от изложения программы, а поделюсь тревогой за некоторые позиции. Ликвидация последствий чернобыльской катастрофы. Обратите внимание, ни одно государство не расходует столько на компенсации, сколько мы. Да, нужна поддержка определенным слоям, но мы учинили уравниловку, размазав средства на зоны слабой загрязненности. Могла быть такая ошибка на первом этапе оценки последствий катастрофы? Конечно. Теперь многое прояснилось, а мы остановиться не можем, расходы на неоправданные компенсации глубже затягивают нас в кризис. Кстати, порождают иждивенчество среди вполне трудоспособных людей, а на детей, например, которым, действительно, нужна помощь, денег не хватает. Нет мужества у наших политиков, чтобы поставить этот вопрос и ввести определенные ограничения на компенсации, то есть сделать корректировку закона. Говорят: «Мы уменьшим социальные выплаты — у нас будет возмущение». Но если так, то гибкости социальных программ никогда не добиться! Вторая позиция: энергообеспечение! Меньше некоторого уровня расход энергии в нашем регионе опускаться не может. Без поиска источников энергии мы удаляемся от цивилизованной части мира. Как ни прикидывай, покупать нефть и газ по потребности будет все труднее. Это реальность. Абсолютно однозначно будем развивать ядерную энергетику. Не потому, что кто-то этого захотел, а потому, что другого пути нет. Ведь мы же разумные люди и должны суметь разделить в сознании своем вопросы безопасности и вопросы энергии. Мир нашел, как обезопасить ядерную энергетику. Не простят потомки, если будем затягивать с этим делом. Третья позиция. Совсем забыли об использовании традиционных, что ли, ресурсов, научный подход иногда перерастает в наукообразный. Посмотрите на европейские страны! У них замечательные леса: ухоженные, чистые, дающие в достатке деловую древесину. У нас охрана природы доходит до охраны бурелома. Можем сидеть на дровах и мерзнуть зимой. И проблема местной власти, оказывается, состоит не в том, как для мелких бытовых нужд использовать имеющиеся ресурсы, а в том, как в далекую деревню завезти сжиженный газ. Да почему же печь-то хорошую не сложить? Я в Швейцарии видел шикарный ресторан, использующий нормальные дровяные отходы, которые у нас чаще всего в кострах сжигают. Нам не грех учиться жить по-хозяйски, как всегда жил белорус, прикидывая, чем расплатится, если что-то у соседей возьмет. Нельзя размахиваться не по одежке... С масляничными культурами у нас беда, потеряли все навыки, хотя лен и рапс при современной технологии позволили бы все прорехи закрыть. Потеряли объемы по сахарной свекле, привыкнув к поставкам с Украины и Кубы. Правда, правительство уже взялось за эти проблемы. Я думаю о необходимости всеобщих усилий. А ведь инициатива снизу пойдет только тогда, когда человек будет знать, что произведенное сумеет продать. У нас он часть должен не продать, а сдать государству по фиксированным ценам. Особенно, в сельском хозяйстве. Будут богаты граждане — будет богатое государство. Опубликовано: Неман. 1993. №6. С.15–18.

Опубликовано 05 марта 2006 года


Главное изображение:

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА (нажмите для поиска): Беларусь, политика



Полная версия публикации №1141557297 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY БЕЛАРУСЬ Станислав Шушкевич "...Абсолютного суверенитета не бывает"

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network