ДАННЫЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ ОБ АРИСТОТЕЛЕ ФИОРАВАНТИ

Античная литература. Памятники литературы. Исследования античности.

NEW СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА


СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: новые материалы (2021)

Меню для авторов

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ДАННЫЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ ОБ АРИСТОТЕЛЕ ФИОРАВАНТИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2018-02-08

Жизнь и деятельность одного из представителей итальянского Возрождения, Аристотеля Фиораванти, давно привлекает внимание итальянских и русских историков искусства, архитектуры и техники1 . К сожалению, исследователи располагают крайне скудными источниками, касающимися русского периода его деятельности. Наиболее подробные сведения сохранили Софийская II летопись и Львовская2 , восходящие к своду 1518 года. В основе же данных о жизни Фиораванти лежит свод 80-х годов XV в.3 , составителем которого был митрополичий дьяк Родион Кожух, известный по источникам 1461 -1482 годов4 .

В своде, составленном при дворе митрополита Геронтия около. 1489 г., тщательно описывались технические приемы, применяемые итальянским архитектором при строительстве Успенского собора в Москве. Только в этом своде сохранились сведения о жизни и деятельности Фиораванти вплоть до 1485 г., литье пушек, участии в военных действиях Ивана III. Остальные же летописи ограничиваются сообщениями о его приезде в Москву и строительстве Успенского собора. Однако великокняжеское летописание конца XV в., повествуя об этом грандиозном по масштабам и значению строительстве в столице, несколько скромнее сообщает об архитекторе, под чьим руководством оно осуществлялось5 .

Большая часть этих летописей была введена в научный оборот еще в XIX в., их сведения использованы русскими и иностранными историками. В послевоенный период были изданы летописи, составленные в конце XV в. при великокняжеском дворе6 , а также некоторые летописи XVI-XVII вв., в том числе и местные. Основной комплекс сведений в них тот же, что и в опубликованных ранее, впрочем, в некоторых даже имя Фиораванти не упоминается 7 . Вологодско-Пермская летопись, сообщая о приезде Аристотеля Фиораванти, ничего не говорит об его участии в сооружении Успенского собора, зато подчеркивает роль новгородских мастеров, завершавших строительство собора сооружением кровли и крыши 8 .

В редакции, близкой к своду Кожуха, о приглашении Фиораванти рассказывает летописная заметка в сборнике XVI в. из собрания Санкт-Петербургской духовной


1 Последняя сводка материала о творчестве Фиораванти, как архитектора принадлежит В. Н. Лазареву (В. Н. Лазарев. Искусство средневековой Руси и Запад (XI-XV вв.) М. 1970); см. также М. Н. Тихомиров. Российское государство XV-XVII веков. М. 1973, стр. 343- 346; М. А. Ильин. О сооружении Успенского собора в Москве Аристотелем Фиораванти. "Из истории русского и западноевропейского искусства". М. 1960.

2 ПСРЛ. Т. VI. СПБ. 1853; т. XX, первая половина. СПБ. 1910.

3 Я. С. Лурье. Общерусские летописные своды XIV-XV вв. Л. 1976, стр. 237 - 238.

4 О нем см.: А. Н. Насонов. История русского летописания XI- начала XVIII вв. М. 1969, стр. 306 - 307; Я- С. Лурье. Указ., соч., стр. 237.

5 Таковы летописи Воскресенская (ПСРЛ. Т. VIII. СПБ. 1859). Типографская (ПСРЛ. Т. XXIV. Птгр. 1921).

6 Московский летописный свод конца XV века (ПСРЛ. Т. 25. М. -Л. 1949); Сокращенные летописные своды 1493 и 1495 гг. (ПСРЛ. Т. 27. М. -Л. 1962); Свод 1497 г. и Уваровская летопись 1518 г., переработавшая свод 1493 - 1494 гг. (ПСРЛ. Т. 28. М. -Л. 1963).

7 Холмогорская летопись (ПСРЛ. Т. 33. Л. 1977), Владимирский летописец 1523 г. (ПСРЛ. Т. 30. М. 1965), Мазуринский летописец (ПСРЛ. Т. 31. М. 1968).

8 ПСРЛ, Т, 26, М. 1963, стр. 257.

стр. 201


академии9 . По сравнению с заметкой Кожуха она носит черты вторичности. Кожух ссылался на посла С. Толбузина, который "рече", что имел с собою 700 руб. из великокняжеской казны. В сборнике же прямо утверждается: "А денег с Толбузиным князь велики послал своей казны 700 рублей" и добавлено, что "рядися по 10 рублев на месяц ему найму". Чтобы представить, какова была ценность 10 руб. в условиях Русского государства 70 - 80-х годов XV в., укажем, что село Сабурово в Коломенском уезде на р. Москве в 1474 - 1496 гг. было продано за 60 руб., а село Степанковское там же-за 22 рубля10 . Таким образом, можно считать, что наем в 10 руб. был очень высокой платой.

К сожалению, ни летописи (в том числе свод Кожуха), ни летописная заметка не сообщают точного места пребывания Толбузина в Италии. Летописец пишет об отправке посла то "во область Римскую во град Венецею"11 , то просто "в Римскую землю"12 . Вернулся же Толбузин, по данным сводов конца XV в., из Рима13 . Свод Кожуха, а вслед за ним и большинство летописей начала XVI в. (Воскресенская, Типографская, Иоасафовская, Уваровская) упорно называли Фиораванти венецианцем14 , указывая тем самым, что последним местом пребывания его в Италии была именно Венеция15 . Московский великокняжеский свод 1493 г., описывая приглашение Фиораванти, несколько иначе пишет о его родине: "князь великы... посылал посла своего в Италийскую землю близ града Рима, и приведе того мастера от града Бонониа Итальскаго Аристотеля именем"16 .

В литературе не было единого мнения о том, откуда Фиораванти выехал на Русь М. Гуаланди полагал, что последние годы перед выездом на Русь он жил в Милане. В. Снегирев придерживался версии о Венеции как последнем месте пребывания архитектора в Италии. В свете же данных великокняжеского свода 1493 г. наиболее убедительным представляется высказывание Л. Бельтрами о Болонье как городе, где Фиораванти трудился последние годы жизни в Италии17 . Новейший исследователь творчества Фиораванти П. Каццола придерживается того же мнения. Публикуемая им копия послания Шестнадцати преобразователей коммуны Болоньи великому князю Ивану III ясно указывает на связь Фиораванти с родным городом18 . Впрочем, и в Москве хорошо должно было быть известно происхождение Фиораванти. Недаром Контарини совершенно справедливо пишет об этом19 .

На вопрос, почему лишь московский великокняжеский свод 1493 г. точно называл место, где родился итальянский архитектор, а митрополичий дьяк, по- видимому, общавшийся с самим мастером во время строительства Успенского собора, умолчал об этом, ответить трудно. Для истории русского летописания представляет интерес тот


9 "В лето 6987 свершена бысть церковь Успения богородицы. А мастер делал Аристотель венцъянин, да с ним был сын его Ондрей, да парубок Петруша. А посылал по него князь великий лета 6983 Семена Толбузина ко князю их с теми речьми, что его посла Тривизана отпустил со многою приправою. А денег с Толбузиным князь велики послал своей казны 700 рублей, а велел мастера мудраго церковнаго постати. Семен же тамо честь велику приял. А мастер изо многих мастеров избрася тот Аристотель, а рядися по 10 рублев на месяц ему найму" (Государственная публичная библиотека, ф. С. - Петербургская духовная академия, N 430, лл. 14Qo6. - 141).

10 "Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси конца XIV - начала XVI в.". Т. 1. М. 1952, N 448, стр. 336, N 449, стр. 337. О необычайной дешевизне продуктов на Руси писал итальянец А. Контарини ("Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в.". Л. 1971, стр. 228).

11 ПСРЛ. Т. 28, стр. 148 (свод 1497 г.).

12 Там же. Т. 25, стр. 302.

13 Там же. Т. 27, стр. 279, 353; т. 28, стр. 308.

14 Там же. Т. VI, стр. 199; т. VIII, стр. 181; т. XII. М. 1965, стр. 157; т. 28, стр. 309. Они называли Аристотеля "мистр венецейский". "венецейский мураль".

15 В своде 1497 г. сказано прямо: "Прииде из Венецеи мастер". Однако о происхождении его он умалчивает: "мастер имя-нем Аристотель, латынянин" (ПСРЛ, Т. 28, стр. 146).

16 Там же. Т. 25, стр. 324.

17 М. Gualandi. Aristotele Fioravanti, meccanico ed ingegnere del secolo XV. "Atti i mernorie delle R. Deputazione di storia Patria per la provincia di Romagna". V. VIII. Bologna. 1869, pp. 57 - 70; L. Beltrarai. Vita di Aristotele da Bologna. Bologna. 1912, pp. 115 - 116; В. Снегирев. Аристотель Фиораванти и перестройка Московского Кремля. М. 1935, стр. 37.

18 P. Cazzola. I "Mastri friazy" a Mosco sullo scorcio del quindicesimo secolo (dalle Cronache russi e da documenti di Archivi italiani). "Arte Lombarda", nuova serie, N 44/45, 1976, p. 165, App. N 4, p. 172.

19 "Барбаро и Контарини о России. К истории итало-русских связей в XV в.". стр. 227.

стр. 202


факт, что Болонья названа своим латинизированным, а не итальянским именем. Вероятно, русские летописцы или их информаторы знали латынь лучше, чем итальянский язык.

В отличие от свода Кожуха, московский великокняжеский свод подробнее характеризует отзывы о Фиораванти в Италии: "Яко в той всей земли не бысть ин таков не токмо на сие каменое дело, но и на иное всякое, и колоколы и пушки лити и всякое устроение и грады имати и бити их"20 . В позднейшие летописи это сообщение вошло в сокращенном виде: "Такоже и пушечник той нарочит лити их и бити ими, и колоколы и иное все лити хитр вельми"21 . Что было источником этой обобщенной характеристики, свод ли Кожуха, подробно рассказывавший о деятельности Фиораванти на Руси, сообщение ли посла или наблюдения за его работами на Руси, трудно сказать. Наиболее вероятным представляется, однако, использование сообщения Толбузина.

Этот же великокняжеский свод наиболее подробно характеризует завершающий этап работы над Успенским собором. Из ранее изданных летописей было не ясно, что именно делали новгородские мастера, приглашенные Иваном III. Покрывали ли они всю церковь или только ее купола? Свод 1493 г., как и Вологодско-Пермская летопись, не оставляет сомнений: новгородцы крыли купола сначала деревом, а потом и "немецким железом": "Връхи же церкви тоа крыти привел князь великы из отчины своея из Новагорода Великого мастеры"22 . Термин "верх" в древнерусском языке обозначал именно купола23 .

Летописи 80-х годов XV в. отмечают участие Фиораванти в военных действиях Ивана III-походе на Новгород в 1478 - 1479, на Казань в 1482 и Тверь в 1485 годах. В первом из этих походов он прославился как строитель понтонного моста через Волхов у великокняжеской резиденции - Городища. К сожалению, историки инженерного искусства лишь мельком упоминают об этом эпизоде. Конечно, реставратору арок древнего моста на р. Тичино в г. Павии, устроителю Пармского и Кремонского каналов и автору других инженерно-гидравлических работ в Италии строительство временного деревянного моста "на судех", казалось бы, не могло принести новой славы. Однако на Руси это инженерное сооружение, возведенное в рекордно короткий срок и выдержавшее весеннее половодье, вызвало большой интерес. Россия того времени не знала подобного строительства. Мосты возводились на "городнях" (сваях, забитых в дно реки). Бурный, с быстрым течением Волхов часто сносил такие сооружения 24 . Поэтому сооружение моста новым способом, моста, обладавшего устойчивостью против капризной и своенравной реки, привлекло большое внимание.

Слава Фиораванти, архитектора и инженера, участника военных предприятий конца 70-х - начала 80-х годов XV в., руководителя и создателя московской артиллерии надолго пережила этого итальянца. Его имя в последующей летописной традиции стало нарицательным для обозначения опытного военного инженера. Описывая поход литовского воеводы Константина Острожского к г. Опочке в 1518 г., Погодинский список псковского свода 1547 г., составленный, вероятно, в Елеазарове монастыре в качестве продолжения Первой Псковской летописи25 , сообщает: "Да иные многие воеводы с ними были и многие земли люди: чехи, ляхи, угорове, литва и немцы, от сысаря (цезаря. - А. Х.) Макснмъя-


20 ПСРЛ. Т. 25, стр. 324.

21 Там же. Т. VIII, стр. 181; т. XII, стр. 157; т. 28, стр. 138, 308; Иоасафовская летопись. М. 1957, стр. 89. Исследователи русского литейного дела с именем Фиораванти связывают сооружение Пушечного двора (А. Нилус. История материальной части артиллерии. Т. I. СПБ. 1904, стр. ПО; Н. Е. Бранденбург. 500-летие русской артиллерии (1389 - 1889). СПБ. 1889. стр. 7). Первые пушки его производства были использованы в походах 1482 и 1483 гг. (ПСРЛ. Т. VI, сто. 234, 235; т. XX, пол. I, стр. 349), однако Пушечная изба упомянута лишь в связи с пожаром 1488 года. Традиция изготовления пушек и пороха приезжими итальянцами сохранялась и позднее. Так, в 1531 г. "разорвало полату на Алевизорском дворе, а людии зелием пожгло и побило числом их ИЗО, а живых 17 человек" (ПСРЛ. Т. 30, стр. 203). Неизвестно, был ли жив в то время Алевиз Новый, но не приходится сомневаться, что речь шла о крупном производстве либо пушек, либо пороха.

22 ПСРЛ. Т. 25, стр. 324; ср. т. 26, стр. 257.

23 И. И. Срезневский. Материалы для словаря древнерусского языка. Т. I. СПБ. 1893, стр. 466; ср. ПСРЛ. Т. VI, стр. 221.

24 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М. -Л. 1950, стр. 358, 382, 399, 413.

25 А. Н. Насонов. Введение. "Псковские летописи". Вып. I. М. -Л. 1941, стр. IV.

стр. 203


на короля римъского были люди .мудрые, рохмистры, арихтыхтаны, аристотели, да иных земель много, мураве (моравы. - А. Х.), мозошане, волохи и сербаве и тотарове"26 .

Словарь русского языка XI-XVII вв. слово "аристотели" объясняет так: "Философ, прорицатель (по имени греческого философа Аристотеля)" 27 . Однако этому толкованию противоречит контекст сообщения, в котором речь идет о лицах, занимающихся военным и инженерным делом, - "рохмистры" и "арихтыхтаны" (вероятно, испорченное архитекторы). "Аристотели" - это, по-видимому, военные инженеры, подобные Фиораванти. С приездом его в Москву связано. появление и двух других новообразований в русском языке: "муроль" или "мураль" (существительное или прилагательное) от итальянского прилагательного "murale" - стенной и венецианского диалектизма "мистр" - мастер28 .


26 "Псковские летописи". Вып. I, стр. 99.

27 "Словарь русского языка XI- XVII вв.". Вып. I (А-Б). М. 1975, стр. 46.

28 ПСРЛ, Т. 26, стр. 254; т. 27, стр. 279, 353; т. 28, стр.146, 308, 309. Слово "мистр" вошло в фамилию семьи итальянского архитектора, осевшего на Руси: сын Бона Фрязина (записанного в разрядных книгах как Мастробон - Разрядная книга 1475- 1598 гг. М. 1966, стр. 43), "городовой мастер" Григорий носил фамилию Мистробонов (Государственный архив России XVI столетия. Вып. I. M. 1978, стр. 92; Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПБ. 1841, N 140, стр. 202 - 204).

 


Новые статьи на library.by:
СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА:
Комментируем публикацию: ДАННЫЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ ОБ АРИСТОТЕЛЕ ФИОРАВАНТИ

© А. Л. ХОРОШКЕВИЧ ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.