Рецензии. И. ГЕЙШТОРОВА. ВВЕДЕНИЕ В СТАРОПОЛЬСКУЮ ДЕМОГРАФИЮ

Античная литература. Памятники литературы. Исследования античности.

NEW СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА


СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: новые материалы (2021)

Меню для авторов

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. И. ГЕЙШТОРОВА. ВВЕДЕНИЕ В СТАРОПОЛЬСКУЮ ДЕМОГРАФИЮ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2017-10-28

I. GIEYSZTOROWA. Wstep do demografii staropolskiej. Warszawa. Panstwowe Wydawnictwo Naukowe. 1976. 311 str.

И. Гейшторова известна в Польше как специалист в области исторической демографии. Ее работы посвящены почти исключительно населению польских земель XVI- XVIII веков. Большое место в них занимают вопросы установления достоверности отдельных видов источников. В последнее время она уделяет значительное внимание проблемам методологии и методики демографического исследования применительно к польским документальным материалам. В этой связи особый интерес представляет ее статья об ошибках в изучении естественного движения населения, подстерегающих историка в случае недостаточно критического отношения к метрическим книгам XVII- XVIII веков1 .

Монографию И. Гейшторовой можно рассматривать как итог многолетнего изучения ею отдельных вопросов и в то же время как критическое осмысление имеющейся польской литературы и опубликованных источников. Каких усилий это стоило, можно судить хотя бы по тому, что демография Польши XVI-XVIII вв., отраженная в книге, в настоящее время насчитывает, по не совсем полным данным, свыше 270 работ и документальных публикаций, относящихся к территории ПНР. Кстати, заметное оживление в освещении истории населения Польши внесло специальное серийное издание "Демографическое прошлое Польши", выходящее с 1967 г.2 ; оно является органом секции исторической демографии, созданной в 1964 г. при Комитете демографических наук Польской Академии наук.

Работа выполнена прежде всего как источниковедческое введение в демографию XVI-XVII вв.; автор останавливается также на вопросах методики и методологии демографического исследования. Отметим, что подобными работами располагает пока лишь историография Франции, Англии и Бельгии3 . И. Гейшторова хорошо знает наряду с отечественной и зарубежную литературу, которую она использует в теоретических и сравнительных целях. Не обошла она вниманием и советскую литературу, однако ограничилась при этом двумя обзорными статьями (Л. Г. Бескровного, В. М. Кабузана, В. К. Яцунского - о демографическом балансе России в 1789 - 1815 гг., опубликованной во Франции в 1965 г., и Р. Н. Пуллата - о состоянии исторической демографии в Советской Эстонии, напечатанной в Польше в 1971 г.) да несколькими исследованиями общего характера в переводе на польский язык. К сожалению, не учтены работы советских историков по демографии Украины, Литвы и Белоруссии XVI-XVIII вв., которые основаны обычно на источниках, идентичных по типу тем, что касаются польских земель. Между прочим, о литературе по Украине XVII в. она могла почерпнуть информацию из статьи своего соотечественника З. Гульдона4 .


1 I. Gieysztorowa. Niebezpieczenstwa metodyczne polskich badan metrykalnych XVII-XVIII w. "Kwartalnik historii kultury materialnej", 1971, N 4.

2 "Przeszlosc demograficzna Polski". Tt. 1 - 8. Warszawa. 1967 - 1975.

3 L. Henry. Manuel de demographie hi-storique. Geneve - P. 1967, 1972; D. E. C. Eversley, P. Laslett, E. A. Wrigley. An Itroduction to English Historical Demography from the 16th to the 19th Century. L. 1966; R. Mols. Introduction a la demographie historique des villes d'Europe du XIVe au XVIIIe siecles. Vol. I-III. Louvain. 1954 - 1956.

4 Z. Guidon. Badania nad zaludnieniem Ukrainy w XVII wieku. "Kwartalnik historii kultury materialnej", 1965, N 4.

стр. 187


В книге главное внимание уделено вопросам изучения и использования документальных материалов, дающих возможность характеризовать естественное движение населения. Автор исходит из того, что в эпоху феодализма, в периоды, когда не было войн, массовых эпидемий, сильных и частых неурожаев и, следовательно, миграции были сравнительно незначительны, динамика развития населения обусловливалась прежде всего и в основном темпами его естественного прироста. Поэтому выявление показателей этого прироста на определенной территории приобретает особую важность; с их помощью, отталкиваясь от каких-либо известных количественных данных о населении, можно проследить изменение в его составе по разным параметрам. Переписи населения в Польше стали вестись лишь с конца XVIII в., а переписи фискально-налогового содержания, которые часто кладутся в основу демографических подсчетов, проводились чрезвычайно редко да и достоверность их сведений, по мнению И. Гейшторовой, довольно низкая, они отражали лишь тенденцию развития (стр. 4 - 5). Ввиду этого остается один выход - опираться на такой источник, как церковные метрические книги, обладающие рядом достоинств: они сохранились по многим приходам, преимущественно по XVIII в., часто их данные о браках, крещениях и погребениях охватывают значительный период, их заполняли из года в год, они указывают пол и возраст людей. И в то же время метрический учет не отличался совершенством: он неполно показывал естественное движение населения. Правда, к концу XVIII в. содержание метрических книг становится все более достоверным, а к середине XIX в. более или менее адекватным действительности (стр. 4, 7). В свете этого вывода становится, например, очевидным, что засвидетельствованный метриками XVIII- XIX вв. рост смертности на польских землях является исключительно следствием более полного учета погребений.

Но если метрические данные до конца XVIII в. и позднее неполны, то правомерен вопрос о том, как ими пользоваться в демографических исследованиях. Ответ на него И. Гейшторова дает во второй главе (первая - о главных направлениях польских и зарубежных исследований в области исторической демографии - является вводной, в значительной мере историографической), наиболее удачной и интересной среди четырех глав монографии.

До середины XIX в. и даже позднее, отмечается в книге, человеческое воспроизводство в Польше характеризовалось неограниченной рождаемостью, а смертность и естественный прирост оставались на прежнем уровне (имеются в виду нормальные годы - без затяжных войн и массовых стихийных бедствий). Поскольку же к этому времени метрическая документация, ставшая и актами государственного состояния, значительно улучшилась, то с помощью ретроспекции становится возможным перенесение в XVIII в. (и в первую половину XIX в.) коэффициентов движения населения, характерных для середины XIX века. Таким путем обеспечивается корректирование полученных на основе метрических книг XVIII в. коэффициентов, и историк избегает некритического использования источников (стр. 80). Но польская метрическая статистика XIX в. в региональном отношении не была одинаково достоверной. Образцовой следует считать статистику Силезии, хорошо изученную крупным демографом Т. Ладогурским; она в наибольшей степени отвечает демографическим закономерностям периода неограниченной рождаемости. Опираясь на выводы этой статистики как стартовой площадки, по выражению И. Гейшторовой, необходимо выявлять недостатки метрического учета в XIX в. в Королевстве Польском, Галиции, Познанском княжестве и на Поморье (стр. 66, 67, 105). Однако иногда возникает потребность вносить поправки даже в силезские данные XIX в., исходя из достоинств и изъянов польской официальной статистики XX века. Хотя уровень учета населения межвоенной Польши по сравнению со статистикой XIX в. выше, он тем не менее не лишен недостатков; знание их может углубить наши представления о демографических процессах как XIX в., так и более отдаленного времени (стр. 42, 51, 59, 87).

Такая постановка вопроса заслуживает внимания. Но не слишком ли категорично мнение И. Гейшторовой? Не означает ли оно излишнее нивелирование, игнорирование специфики отдельных районов Польши в XVIII и XIX веках? Если безоговорочно согласиться с автором, тогда задача историка, анализирующего метрический учет до середины XIX в., сводится лишь к источниковедческому осмыслению, к обнаружению отклонений метрических сведений от приемлемых коэффициентов числа бракосочетаний, рождаемости и смертности. Нам, однако, кажется, что строгое следование за

стр. 188


этими показателями не всегда оправданно. Из книги видно, что в первой четверти XIX в. показатели естественного прироста населения в Великопольше и на Поморье были вдвое больше, чем в Силезии. Последнюю цифру И. Гейшторова отвергает как нереальную, явившуюся будто бы лишь следствием завышения рождаемости и занижения смертности в метрических материалах. Но так ли было на самом деле? Ведь и Поморье и Великопольша, как и Силезия, принадлежали Пруссии. Вряд ли стоит недооценивать то обстоятельство, что метрический учет в этих землях находился под контролем властей, руководствовавшихся одними и теми же законоположениями и инструкциями. И. Гейшторова настаивает также на своем показателе плодовитости (соотношении между числом рождений и браков) как обычном до середины XIX в., считая его критерием для установления степени достоверности метрических записей (стр. 242 - 244). С этим не совсем согласен Т. Ладогурский, который не исключает более низкого коэффициента5 .

Материалы о естественном движении населения могут оказаться эффективным средством для пересмотра устоявшихся взглядов, например, на численность населения. Так, возражая против того, что в Королевстве Польском, согласно официальной статистике, в 1820 - 1910 гг. население увеличилось приблизительно в 3,5 раза, И. Гейшторова путем сложных подсчетов, основанных на переписи населения и метрических данных за 1810 г. по Варшавскому герцогству, убедительно доказала, что динамика роста населения в Королевстве Польском была близка к той, которая наблюдается за то же время в Галиции и Познанском княжестве (соответственно в 2,1 и 2,4 раза) (стр. 72, 78, 89 - 90). Однако автором допущен ряд неточностей при определении численности населения Королевства Польского, а принимаемый ею при подсчетах коэффициент рождаемости не мотивирован.

Очень ценны наблюдения И. Гейшторовой относительно возрастной и половой структуры населения, среднестатистической заселенности дома, соотношение между числом домов и семей в XIX - начале XX в., что, несомненно, полезно для изучения этих вопросов по источникам XVI-XVIII веков.

В работе специально рассмотрены метрические книги XVII-XVIII вв., как источник, хотя изложение этого вопроса и страдает описательностью. Характеризуются автором и все остальные источники, одни из которых имеют прямое, другие - косвенное отношение к демографии. Первая группа включает в себя перепись населения Речи Посполитой 1789 г., приходские списки жителей 1790- 1792 гг., фактически имевшие государственный характер, так как они составлялись согласно постановлению четырехлетнего сейма, различную церковную статистику; вторая группа охватывает налоговые переписи-реестры: поборовые, или лановые, - середины и второй половины XVI в., подымные- XVII-XVIII вв. и поголовные - второй половины XVII века.

Не все эти источники нашли должное освещение в книге. Большее внимание уделено поборовым реестрам, хорошо изученным И. Гейшторовой. Но убеждение автора в косвенно демографическом характере поборовых переписей все же слишком оптимистично. Лишь немногие в Польше разделяют его6 . Вместе с тем автор недооценивает подымные реестры. Одно время И. Гейшторова положительно характеризовала подымные списки 1661 г., но затем стала относиться к ним негативно. Однако подымные переписи за отдельные годы (прежде всего за 1629, 1775, 1789 и 1790 гг.) представляют для демографа исключительный интерес: как правило, исчислять население в Польше XVII- XVIII вв. можно, лишь опираясь на них. Что касается сведений о дымах - жилых строениях - за 1629 г., то достаточно ознакомиться с работой А. И. Барановича7 , чтобы убедиться в этом. К сожалению, И. Гейшторова обошла такой вопрос, как эволюция подымных списков в качестве источника. Подробное изучение подымных переписей по Украине8 убеждает в целесообразности знания этой эволюции.


5 "Przeszlosc demograficzna Polski". T. 7, str. 306.

6 О проблематике поборовых реестров см.: Z. Guidon. Uwagi w sprawie przydatnosci badawczej rejestrow poborowych z XVI w. "Zapiski historyczne" (Torun), 1966, z. 1.

7 О. Баранович. Залюднення України перед Хмельниччиною. I. Волинське воеводство. Київ. 1930.

8 М. Г. Крикун. Подимні реестри XVII ст. як джерело. "Третя республжанська наукова ксхнференція з архівознавства та інших спеціальних історичних дисциплін. Друга секція. Спеціальні історичні дисципліни". Київ. 1968; его же. Подимні реестри першої і початку другої половини XVIII ст. "Історичні джерела та їх використання". Вип. 7. Київ. 1972.

стр. 189


Автор рассматривает источники лишь под углом зрения их общей количественной достоверности, приходя в целом к правильным выводам. Но тем самым как бы сужаются возможности их использования. Так, приходские списки населения 1790 - 1792 гг. имеют огромное значение для исследования структуры населения жилых строений и семьи, а поголовные реестры 60-х - 70- х годов XVII в. при сопоставимости их данных - едва ли не единственный массовый источник XVII в., с помощью которого можно изучать социальный состав населения Польши.

В целом содержательная монография И. Гейшторовой выходит далеко за рамки исторической демографии Польши. Многие наблюдения и выводы автора заслуживают серьезного внимания всех специалистов в этой области изучения прошлого.

 


Новые статьи на library.by:
СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА:
Комментируем публикацию: Рецензии. И. ГЕЙШТОРОВА. ВВЕДЕНИЕ В СТАРОПОЛЬСКУЮ ДЕМОГРАФИЮ

© Н. Г. КРИКУН ()

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.