ЭГЕЙСКИЙ МИР

Античная литература. Памятники литературы. Исследования античности.

NEW СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА

Все свежие публикации

Меню для авторов

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА: экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ЭГЕЙСКИЙ МИР. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Мы в Инстаграме
Система Orphus

Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2015-08-28
Источник: Исторический журнал, № 6, Июнь 1939, C. 79-91

История древней Греции тесно связана с историей других средиземноморских стран и потому должна изучаться на фоне истории всего Средиземноморья.

Страны Средиземноморского бассейна в своем развитии проходили те же этапы, что и другие страны мира.

В Средиземноморье почти не сохранилось следов палеолита1 но памятники неолита2 сохранились в большом количестве. Их открывают по всему пространству Средиземноморья, как в восточной, так и в западной его части, на континенте и на островах, в особенности на островах и в прибрежных странах Эгейского моря. Отсюда происходит и термин "эгейская культура" и "Эгейский мир".

Больше всего исторических памятников раннесредиземноморской культуры найдено на острове Крите и в Микенах, в южной части Балканского полуострова (Пелопоннесе). На этом основании и весь древнейший период средиземноморской истории называют крито-микенским. В дальнейшем изложении термины "Эгейский мир" и "Крито-Микенский мир" употребляются как синонимы.

Предметы неолитической эпохи в большом количестве находят на южном берегу Крита, о пещере Миаму, в Налайкастро, Гурнии, Файсте и особенно в Кноссе. В недрах Кносского холма, под развалинами знаменитого кносского дворца царя Миноса, залегает мощный слой неолита, достигая семи метров в глубину. Как и всюду, памятником культуры неолита на Крите служит главным образом глиняная посуда, выкрашенная в разные цвета: черный, коричневый, желтый и красный. Наряду с этими сосудами на Крите встречаются орнаментированные черные сосуды, украшенные линейным узором с полосками и треугольниками, заполненными краской.

На основании археологических памятников, дополненных данными других наук, можно установить, что главным занятием людей новокаменного века было скотоводство, рыболовство и охота. Следов земледелия, относящихся к этому периоду, на Крите и вообще в Эгейском бассейне не найдено. Жилищем в то время служили пещеры или сплетенные из хвороста и обмазанные глиной хижины, расположенные по склонам холмов. Представление о первобытных хижинах критян дают погребальные урны.

В греческой литературе, прозе и поэзии сохранилось немало воспоминаний о далеком прошлом человечества. Так например Эсхил в трагедии "Прометей" описывает жизнь первобытных людей. В те далекие времена, говорит он, на земле царил полный хаос. Люди не знали искусства строить дома из кирпичей, не умели возделывать землю, не умели обрабатывать дерево и жили под землей подобно "слабым муравьям". В глубину их мрачных землянок никогда не проникали лучи солнца.

1 Древнейший этап, пройденный человечеством, за которым утвердилось название древнекаменного века, пли палеолита. Характерным признаком палеолита считаются орудия и оружие, сделанные из грубо отесанных каменных пород и из кости.

2 Неолит - новокаменный век, следовавший за палеолитом. Грубо отбитые камни палеолита сменились искусно, иногда даже с изяществом и художественным вкусом полированными орудиями из крепких горных пород - обсидиана и кремня.

стр. 79
В идеализированном виде ту же картину рисует Гомер, описывая в "Одиссее" жизнь первобытных людей - циклопов:

"Далее поплыли мы, сокрушенные сердцем,
и в землю
Прибыли сильных, свирепых, не знающих
правды циклопов.
Там беззаботно они, под защитой бессмерт-
ных имея
Все, ни руками не сеют, ни плугом не
пашут: земля там
Тучная щедро сама, без паханья и сева,
дает им
Рожь, и пшено, и ячмень, и роскошных
кистей винограда
Полные лозы, и сам их Кронион дождем
охлаждает.
Нет между ними ни сходбищ народных, ни
общих советов:
В темных пещерах они иль на горных
вершинах высоких
Вольно живут; над женой и детьми без-
отчетно там каждый
Властвует, зная себя одного, о других не
заботясь".
Период неолита на Крите исчисляется приблизительно в три тысячи лет, от VI до III тысячелетия до нашей эры.

В III тысячелетии до нашей эры камень сменяется металлом, проходя ряд промежуточных этапов медно-каменного, медно-бронзового и последующих веков. Переход к металлу знаменовал революцию как в истории человечества вообще, так и в истории средиземноморской культуры в частности. С открытием металла стали изготовлять более совершенные орудия, количество населения росло, потребности расширялись, мелкие социальные группы (первобытные орды или стада) об'единялись в более крупные социальные единицы, происходил процесс расселения (экспансии) во всех направлениях. С периодом перехода к металлу (бронза) совпадает образование крупных общественных организаций - деспотий - в Азии (Хеттское царство), Африке (Египетская монархия), Европе (Кносская держава Миноса).

История критской, или минойской, культуры, в общей сложности продолжавшейся восемнадцать столетий, начинается, собственно, с III тысячелетия. Основоположник критоведения Артур Эванс1 разделил историю Крита на три больших периода, назвав их по имени прославленного в греческих мифах критского царя Миноса - минойскими.

Каждый период в свою очередь подразделяется на три периода. Графически схему Эванса можно представить в следующем виде:

Древнеминойский период I = 3000 - 2800

II = 2800 - 2400

III = 2400 - 2100

Среднеминойский период I = 2100 - 1900

II = 1900 - 1750

III = 1750 - 1580

Позднеминойский период I = 1580 - 1450

II = 1450 - 1400

III = 1400 - 1200

Эванс и другие археологи полагают, что момент наивысшего расцвета культуры на Крите совпадает с эпохой царствования Миноса, которая явилась завершением критской истории.

1

Представление об этапах социально-политической истории Крита дают главным образом найденные там жилищные постройки и погребения. Чем древнее жилье или могила, тем для большего числа людей они предназначались. Самые древние погребения, каковыми считаются могилы в восточной части Крита - в Палайкастро и Гурнии, - были в полном смысле слова братскими родовыми кладбищами, в которых погребались в течение многих лет члены одного рода. Совсем иную картину представляют погребения позднеминойского периода, вмещающие не более трех лиц. Совершенно очевидно, что родовая первичная социальная ячейка средиземноморских народностей была вытеснена индивидуальной семьей.

Разложение рода на индивидуальные семьи предполагает уже иной тип поселений чем родовые поселки, в которых живут члены одного рода. Родовые об'единения сменялись территориальными, где людей связывало уже не кровное родство, не происхождение от одного родоначальника, а территория, общность владений и общие задачи защиты от врагов. Из таких поселков при более благоприятных условиях могли развиться поселения городского ти-

1 Английский археолог Артур Эванс. С 90-х годов прошлого века Эванс ведет систематические обследования на Крите, давшие изумительные результаты и составившие целую эпоху в науке. В отличие от большинства археологов, ограничивающих свою задачу собиранием и первой систематизацией поднятого материала, Эванс дает материалам историческое освещение, вводя историю Крита в общесредиземноморскую историю. Большая часть вошедших в научный обиход положений о критском обществе и критской культуре принадлежит Эвансу. Некоторые из них сохраняют свою силу и в настоящее время, другие уже не соответствуют современному уровню науки и нуждаются в исправлениях.

стр. 80


Зал кносского дворца.

па. Такими поселениями городского типа были ставшие известными благодаря археологическим раскопкам критские центры Палайкастро, Псерия, Гурния и другие поселения, детально описанные Эвансом и другими учеными-археологами.

Во главе городских поселений стояли военные вожди, имевшие вооруженную свиту, или дружину, они же были судьями и жрецами. Главным занятием этих вождей было пиратство, с незапамятных времен существовавшее на Средиземном море. Фукидид сообщает, что в глубокой древности прибрежные жители и жители островов занимались пиратством и торговлей, вначале неотделимой от пиратства. Составлялись пиратские дружины, во главе которых становились "наиболее могущественные люди", члены влиятельных или, наоборот, обедневших родов. Они, говорит Фукидид, занимались пиратством ради собственной корысти и ради доставления средств жизни слабым.

"Нападая на неукрепленные города, состоявшие из отдельных селений, они грабили их и большею частью так добывали себе средства к жизни. Тогда занятие это еще не считалось постыдным, скорее приносило даже некоторую славу"1 .

Как можно заключить на основе исследования погребений (толоссов) в долине Мессара, древнейшие города на Крите были невелики по размерам; во главе их стояли мелкие князья. Двенадцать толоссов на пространстве десяти километров около Кумассы показывают, что долина Мессара была разделена между большим числом мелких владетелей, общинноплеменных князей или царей типа гомеровских басилеев.

Начиная со среднеминойского периода наблюдается запустение приморских поселений восточной части острова и возвышение центральных районов - городов Кноссы и Файста. Кносса обращена в сторону Кикладских островов, а Файст - в сторону Африки и Египта.

Около 2000 года в более населенных пунктах Крита появляются первые дворцы военных вождей, свидетельствующие уже об относительно высокой степени социальной диференциации и разделения труда. К этому времени относят постройку первого, т. е. наиболее древнего, дворца в Кноссе.

Кносский дворец2 , согласно непосредственным наблюдениям и тщательным исследованиям Эванса, представлял целую систему больших комнат, мастерских, кладовых и святилищ. Дворец этот заключен в

1 Фукидид, I, 4.

2 Раскопки на Крите начались в 70-х годах XIX века, но до 90-х годов они носили несистематический характер. С 1893 года изучение Крита становится систематическим. Исследования с этого времени ведутся под руководством А. Эванса.

Изучение началось с собирания трех- и четырехгранных камней, на которых вырезаны письмена. После этого приступили к обследованию остатков критских построек. В 1900 году Эванс приобрел в собственность участок земли на месте древнего Кносса и открыл руины кносского дворца. Начатая Эвансом работа продолжается и до настоящего времени. Каждая экспедиция обогащает наши знания о Крите новыми памятниками.

стр. 81
ограду и обнесен толстой стеной с башнями, охраняющими дорогу к морю. Другой дворец - дворец Фацета - высечен в скале и не .имеет укреплений. Третий дворец - дворец в Маллии, стоящий на открытом морском берегу, -имеет несколько солидных укреплений.

Период появления первых дворцов отмечен расширением морских связей Крита с Кикладскими островами, Киреной, Арголядой, Египтом и Ханааном.

В сфере искусства названный период ознаменован появлением керамических изделий высокого качества, (Камарес).

Около середины XVIII века на Крите произошла какая-то неизвестная нам в деталях катастрофа, в результате которой наступило запустение вышеописанных дворцов. Некоторые ученые, в том числе и сам Эванс, об'ясняют эту катастрофу землетрясением, часто случавшимся на Крите и в соседних с ним странах, в особенности на северном берегу Африки - Кирене. Другие ученые связывают упадок Крита с общими переменами, происходившими тогда в восточной части Средиземного моря и в странах Древнего Востока.

Египет в те столетия страдал от набегов гиксов, а на Халдею нападали эламиты.

Временное ослабление Крита не уничтожило критской культуры и не остановило дальнейшего развития критской экономики и государственности. Около 1700 года произошло возрождение Крита: на месте старых дворцов подымаются новые, более грандиозные здания. Полагают, что в это время произошла смена династий.

Старая династия, пользовавшаяся гиероглифическим письмом1 , была вытеснена новой династией, принесшей линейное письмо. В размещении населения на Крите тоже произошли существенные перемены. К этому времени Маллия совершенно опустела. Файст опустился до положения второстепенного поселка, что об'ясняется обеднением Египта, с которым Файст до тех пор находился в оживленных сношениях. Та же судьба постигла и другие населенные центры запада: Хагию-Триаду и Тилиссу. Одновременно с этим происходит быстрое возвышение Кноссы.

При кносском царе Миносе критская культура достигает своего высшего пункта развития. Эпоха Миноса была ее золотым веком.

Время правления Миноса приходится на вторую половину XV столетия (1450 - 1400 годы), на конец "периода вторых дворцов". Период "вторых критских дворцов" длился триста лет - с утверждения новой династии и до конца царствования Миноса (1700 - 1400 годы).

2

Минос и его держава часто выступают в различных сочетаниях в греческих мифах, как например в мифе о Тезее, о лабиринте (критский дворец), о чудовище Минотавре. У Гомера Минос и его брат Радамант приводятся как пример образцовых, справедливых судей, за которыми их судейские функции сохранены даже в Аиде. Самые ценные сведения о Миносе мы получаем от греческих историков, в том числе от самого Фукидида, сугубо критическое отношение которого к греческой и в особенности к догреческой старине не подлежит ни малейшему сомнению.

"Минос, - читаем мы у Фукидида, - согласно преданию, раньше всех завел флот, овладел большой частью Эгейского моря, утвердил свою гегемонию над Кикладскнми островами и первый вывел на них колонии. Прежние жители Киклад, карийцы, были изгнаны Миносом, а на их место посажены критяне, управлявшиеся сыновьями Миноса. Укрепившись на море, Минос повел борьбу с пиратством, препятствовавшим торговле и сокращавшим его доходы.

Минос старался, насколько это было в его силах, уничтожить на море пиратство, чтобы тем вернее получить доходы"2 .

Приблизительно то же самое говорит о Крите и Миносе Геродот. Рассказывая о карийцах, или карах, отец истории замечает, что "кары перешли на материк с острова. Первоначально они были подвластны Миносу, назывались лелегами и занимали острова. Они никогда не платили дани, насколько я могу проникать в древность по рассказам, хотя поставляли команду для кораблей всякий раз, когда требовал Минос. В то время как Минос покорил уже многие земли и прославился военными удачами, карийский народ был тоже знаменитейшим из всех народов"3 .

Гомер в "Одиссее" с восхищением повествует о богатом, прекрасном острове Крите, расположенном среди "виноцветного моря":

"Остров есть Крит посреди виноцветного
моря, прекрасный,
Тучный, отвсюду об'ятый водами,
людьми изобильный;
Там девяносто они городов населяют
великих.
Разные слышатся там языки: там
находишь ахеян,
1 Гиероглифами называются письмена, дающие рисунок, данного предмета, а не изображающие его буквами.

2 Фукидид. I, 4.

3 Геродот, V, 6.

стр. 82
С первоплеменной породой воинственных
критян; кидоны
Там обитают, дорийцы кудрявые, племя
пеласгов,
В городе Кноссе живущих".
В чем причина возвышения Крита вообще и Кносса в частности? Как отмечали древние, Крит своим возвышением обязан прежде всего своему исключительному географическому положению в Средиземноморье. Крит находится между тремя частями света - Европой, Африкой и Азией. Он занимает пространство в 250 километров в длину и от 60 до 12 километров в ширину. Мореплаватели, с какой бы целью они ни предпринимали поездки, никак не могли миновать Крита, богатого удобными заливами с естественными бухтами. Крит играл роль связующего звена между старыми странами Азии и Африки; он был преемником их культурных достижений и оказывал в свою очередь на них влияние.

К выгодному географическому положению присоединились еще благоприятные природные условия. В покрытых сочной травой долинах и лощинах население занималось скотоводством, разведением быков, коров, лошадей и различных пород мелкого скота. Мясо и молоко занимали существенное место в питании древних критян. Они разводили также уток, гусей, лебедей, голубей и кур, культивировали пшеницу, ячмень, полбу, бобы, горох и чечевицу. Па горных холмах произрастали виноград и оливы; критянам были известны лен и шафран, из которого добывались красящие вещества; из сезамового масла, мяты, абсената, каламанта приготовлялись ароматические вещества. С особой любовью критяне занимались садоводством и огородничеством, что нашло свое отображение в критском искусстве. В садах произрастали ирисы, лилии, тюльпаны, гиацинты и многие, менее известные виды цветов.

Расцвет Кноссы и возвышение кносского правителя над правителями других городов Крита обусловлены тесной связью Кноссы с Кикладскими островами, к этому времени уже достигшими высокой культуры. Владея лучшим по тому времени флотом, Минос подчинил себе Киклады и установил талассократию, т. е. господство на Эгейском море города Кноссы.

"С образованием флота Миноса взаимны?, связи на море усилились, потому что Минос очистил острова от разбойников и тогда же заселил большинство их колонистами. Кроме того приморские жители владели уже большими средствами и потому крепче сидели на местах, а некоторые разбогатевшие оградили себя стенами", - писал Фукидид.

При Миносе установились правильные сношения Крита с другими странами и народами. Критяне вели торговлю с Кикладскими островами и имели колонии (Фактории) на островах Мелосе, Фере, Делосе и др. Не оставался чуждым критянам также и греческий материк. Известны поселения критян, существовавшие с XVII столетия до пашей эры в Пелопоннесе, Микенах, Тиринфе, на Коринфском перешейке, в Беотии, Аттике, Фессалии и т. д. О пребывший и влиянии критян на греческом материке свидетельствуют святилища богов, города критского происхождения, названия которых имеют характерное окончание ssos, inthos, thene, предметы критской торговли и ремесел. Наконец, многие мифы, подобные афинскому мифу о Тезее, воскрешают далекие времена критской гегемонии.

Египетские памятники указывают на очень давнюю связь Крита с Египтом. При фараонах Сенусерте II и Аменемхете III (XIX столетие до нашей эры) кефти, т. е. критяне, принимали участие в постройке пирамид. Фараон XVIII династии Тутмозис III пользовался критскими кораблями для перевозки строительного материала из Ливана. Критские купцы пользовались в Египте особыми привилегиями.

Следы критского влияния находят также в Троаде, Сирии и Хеттском царстве, занимавшем бассейн реки Галлиса и верхнюю Сирию. Небезызвестны были критянам и западные берега Средиземного моря - Италия, Сицилия и Испания (Тартессос).

 

Критский вождь (фреска).

стр. 83
Об'ектами критской торговли служили предметы роскоши (слоновая кость, ароматные вещества, металлы, строительные материалы), предметы производства критского ремесла и рабы.

Извлекаемые из недр земли предметы материальной культуры свидетельствуют о существовании на Крите многих ремесел, высокой ремесленной техники и разделения труда. На основании археологического материала установлено существование на Крите во II тысячелетии до нашей эры следующих ремесленных специальностей: оружейников, кузнецов, плотников, кожевников, горшечников, бронзовщиков, резчиков, мастеров по слоновой кости, рисовальщиков, скульпторов и др. Раскопки на месте древней Гурнии привели археологов к заключению о существовании в этом поселке-городе особых ремесленных кварталов. Часть изготовляемых на Крите предметов предназначалась на покрытие потребностей царя и его дружины, а оставшаяся часть отправлялась за пределы острова или же продавалась местному населению.

Критяне ввозили также ряд товаров из других стран. Так, в Египте они закупали сухие овощи, масла, изделия из цветного стекла и фаянса. С острова Кипра (Алаши) критяне вывозили медь.

На развитие обмена указывают дороги, соединявшие города Крита: Кноссу, Файст и др. - с портами в северной и южной частях острова. Передвижение по суше совершалось на ослах, лошадях или же в двух- или четырехколесных повозках, запряженных быками.

Меновой единицей в более древнее время служил скот, при Миносе же пользовались медными весовыми слитками, золотыми и серебряными пластинками. В качестве меры веса критяне пользовались мерами тех стран, с которыми они вели торговлю. У них были в ходу египетские, финикийские, вавилонские и прочие эталоны.

В истории средиземноморского мореходства и торговли целый переворот произвело появление, большой лодки (барки) с поднятым носом и низкими краями, введенной в употребление критянами.

Появление письменности, сначала линейной, а потом слоговой, облегчало ведение торговых сделок, сбор податей н способствовало культурному общению на Крите.

3

Все вышесказанное о Крите приводит к заключению, что социально-политический строй Крита "периода вторых дворцов" во многом напоминает древневосточные монархии, в частности современное ему Новоегипетское царство. Подобно древневосточным монархиям Крит надо отнести к рабовладельческим государствам восточного типа. Гипотеза о рабовладении на Крите кажется вполне правдоподобной. Иначе трудно было бы отлепить существование крупных построек, большого количества ремесел, изысканных предметов роскоши, потребителями которых могла быть только рабовладельческая аристократия. По аналогии с Востоком можно предполагать, что труд рабов совместно с трудом туземного населения применялся при постройке дворцов, прокладке дорог, в каменоломнях, горных и вообще всякого рода мастерских и, наконец, во флоте. Гребцами во флоте в древнем мире обыкновенно были рабы. Вследствие хищнического отношения к труду рабов кадры рабов требовали постоянного пополнения, что достигалось главным образом через пиратство.

О существовании рабства у островных народов в глубокой древности говорит и Фукидид: "Стремление к наживе вело к тому, что более слабые находились в рабстве у более сильных, тогда как более могущественные, опираясь на свои богатства, подчиняли себе меньшие города"1 .

Подобно египетскому фараону кносский правитель соединял в своем лице функции жреца и военного вождя, как об этом достаточно выразительно свидетельствует одна позднеминойская фреска. На фреске изображен человек ростом около 2 1/2 - 3 метров. На голове у него шлем, к которому прикреплен пучок длинных, пестро окрашенных перьев, из-под шлема вьются длинные локоны, рассыпающиеся по плечам. На шее несколько рядов золотых ожерелий, на руках тяжелые браслеты. В левой руке он держит жезл из слоновой кости, символ царской власти, а в правой - лилию. Ближайшую опору кносского царя составляла его дружила, изображение которой имеется на фаянсовых и других предметах критского производства. Управление производилось через доверенных лиц и царскую прислугу, снабженную специальными печатями.

Местопребыванием верховного правителя и центром управления был дворец. Второй кносский дворец по величине, архитектуре и роскоши превосходит первый дворец, на месте которого он был воздвигнут. Стены дворца были украшены причудливыми изображениями на самые разнообразные сюжеты. Во дворце было две половины: мужская и женская, - целая анфилада комнат, "тронный зал" для приема гостей и т. д. Специальные помещения во дворце отводились под кладовые, где хранились оружие, боевые колесницы, продовольственные запасы, вина, масла и другие вещи. Во дворце же находились царские мастер-

1 Фукидид, I, 8.

стр. 84
ские: фаянсовые, ювелирные, оружейные и пр.

В царском дворце (лабиринте) кроме того помещалось святилище, в котором совершались религиозные церемонии (лабиринтом, собственно, называли нижнюю часть дворца, святилище, где приносились жертвы). Символом двойственной власти царя, божественной и человеческой, служил двойной топор - лабрис; отсюда происходит греческое слово "лабиринт", обозначающее "дом двойного топора", или "двойной секиры". Впоследствии первоначальное значение этого слова было забыто и оно стало употребляться для обозначения запутанных построек.

К числу интересных особенностей критского строя относится та роль, которую на Крите играли женщины. Женщины встречаются на многих критских изображениях, фресках, статуэтках и т. д.; женщина - жрица, акробат, возница, придворная дама и т. д.

Критские верования имеют много общих черт как с верованиями восточных народов, так и с греческой религией. Наряду с обоготворением священных предметов (фетишей): священных деревьев, цветов, камней, птиц, рыб и животных - предметом культа на Крите служила Мать-Земля - символ рождения и плодородия. Символом войны и военного могущества был Лабрис, которого почитали наравне с Матерью-Землей. Кроме того в системе критских верований очень важное место занимал бык, олицетворявший силу и плодородие. Так, повелитель Кноссы Миног рожден от быка, жена царя Пасифая влюбилась в быка, сын Миноса погиб от марафонского быка. Зевс в греческой мифологии изображался ввиде быка, а его жена Гера - ввиде коровы.

В честь богов совершались публичные церемонии и празднества, сопровождавшиеся играми, гимнастическими состязаниями, кулачными боями, гладиаторскими боями, боями быков, театральными и цирковыми представлениями. Широкой популярностью пользовались бои быков и акробатические упражнения.

Существенным отличием критских веровании от восточных является отсутствие на Крите сильного жречества и специальных монументальных построек для отправления культа (храмов). Культовые обряды на Крите выполняли не мужчины, а женщины - жрицы.

Критская система верований и ритуал оказали большое влияние на религию последующих народов, в том числе и на греческую религию. Многие греческие боги (Зевс, Афина, Гера) зародились на острове Крите, откуда они были заимствованы греками и в трансформированном виде введены в пантеон греческих богов.

Мировую известность Крит приобрел своими замечательными памятниками искусства: фресками, скульптурами и полихроматической (многоцветной) керамикой. Лучшие образцы полихроматической керамики известны под именем керамики стиля камарес. Камарес - деревня на южном склоне горы Иды на Крите. Хронологически стиль камарес совпадает с расцветом Кносской державы. Сосуды стиля камарес поражают тонкой художественной отделкой, легкостью, изяществом, многообразием тонов и неисчерпаемой фантазией художника. Этим они резко отличаются от тяжелого великолепия восточного искусства.

Примером художественной работы стиля камарес может служить кносская ваза, представляющая шаровидный сосуд с широким отверстием без горлышка, с короткими ручками по бокам. Чрезвычайно интересна коричнево-фиолетовая ваза с лилиями - шедевр минойского керамического искусства. Той же самой эпохе принадлежит фаянсовая статуэтка - "Жрица со змеями", представляющая женщину, одетую в широкую юбку, обвитую змеями. Раскрашенная фаянсовая пластинка, изображающая корову с теленком, свидетельствует о склонности минойских художников к анималистическим сюжетам. О том же говорят и многочисленные изображения быка, в различных положениях (чаще всего бегущего и рассвирепевшего).

Для критского изобразительного искусства характерно сочетание архитектуры и

 

Ваза позднемикенского периода.

стр. 85
живописи (фрески). От Крита осталось богатейшее наследие фресковой живописи. Отличительные черты критских художников - их любовь к природе, уменье оживлять изображаемый об'ект, сообщать всему легкость и изящество - с полной силой выступают во фресковой живописи, украшавшей стены минойских дворцов-храмов.

Художественная тематика чрезвычайно разнообразна: "Дикая кошка на охоте", "Африканский пейзаж", "Танцовщица", "'Акробаты", "Куропатка и удод", "Носитель вазы", "Укротитель быка" и много других.

Высокого совершенства критские мастера достигли в изображении моря и морских сюжетов, а также цветов и растений.

Греческое искусство многим обязано критскому. Связь и зависимость греческой архитектуры и пластического искусства от критского нашла свое отражение в мифе об искусном строителе - художнике Дедале. Дедалу приписывали постройку самого Лабиринта, считавшегося чудом строительного искусства и художественной изобразительности древнего мира. Кроме того Дедал и его ученик Тал почитались как изобразители строительных инструментов: топора, бурава, отвеса, циркуля и пилы. Прибывший с Крита Дедал оживил греческую скульптуру, придав статуям динамичность, прорезав им глаза и разведя ноги и руки. Далее, с именем Дедала и его сына Икара связывали создание первого летательного прибора.

Очень многим греки и римляне обязаны Криту и в области музыки, литературы и письма. Национальные греческие музыкальные инструменты - лира и кифара - были известны их предшественникам - критянам. Лирика и эпос тоже, видимо, не являются оригинальными изобретениями "северных арийцев", т. е. греков. Сюжеты, подобные "Илиаде" и "Одиссее", разрабатывались на Крите, и возможно, что они-то и послужили образцом для соответствующих творений на греческой почве.

На темные вопросы критской истории много света должна пролить дешифровка критской письменности. Количество табличек с критскими письменами, доходящее до нескольких десятков тысяч, с каждым годом все увеличивается. Можно надеяться, что соединенные усилия ученых различных стран в конце концов увенчаются успехом, и тогда рассеется густой туман, заволакивающий одну из самых ярких страниц мировой истории.

Составные части критского алфавита более или менее ясны, но ключ к пониманию их сочетаний пока еще не найден.

4

Приблизительно с конца XIV столетия в критском искусстве замечается существенный сдвиг: ослабление чувства реального и вытеснение реалистического стиля формальным. Это обнаруживается при сравнении сосудов среднеминойского периода с сосудами позднеминойского периода. Художественно и технически совершенные орнаменты среднеминойского периода вырождаются в бездушный, мертвый рисунок, состоящий из нескольких холодных линий позднеминойского периода. Таков, например, рисунок на стене глиняного саркофага, изображающий "Корову с теленком"; еще более выразительны в этом отношении вазы и саркофаги, на которых начертаны стилизованные осьминоги (один из любимых сюжетов критских художников). В последнем случае стилизация доведена до крайней степени и реальное совершенно убито формальным.

Потеря чувства реального в искусстве совпадала с общим упадком Кносской державы, последовавшим в XIV-XIII столетиях. В деталях проследить это падение пока невозможно. Оно явилось следствием как внутренних, так и внешних причин.

О начинавшемся ослаблении Крита свидетельствует, между прочим, миф о Тезее, освободившем Афины от критской гегемонии, и сообщение Геродота о неудаче и гибели Миноса в Сицилии.

В конце концов Крит сделался добычей нового народа - микенцев, живших в Пелопоннесе, и оттуда делавших набеги на Крит.

Выше отмечалось, что греческий континент входил в состав Кносской державы. Среди городов южной части Балканского полуострова наибольшее значение приобрел город Микены, в области Арголиды, по имени которого и весь период с XIV по XII век называется Микенским периодом, или Микенской эпохой.

Вопрос о Микенах - один из самых сложных и запутанных вопросов античной истории - находится еще в стадии предварительных исследований и обсуждений. Прежде всего недостаточно ясен вопрос о носителях микенской культуры. По господствующему в науке мнению, Крит и Микены были населены различными народами. На Крите жили негреческие племена (возможно, карийцы), а в Микенах жили греки - ахейцы, о походах которых на Трою рассказывается в "Илладе" Гомера.

В первобытное время, как свидетельствует Фукидид, народы не имели ни прочного жилья, ни прочной территории и находились в постоянном движении. В поисках пищи и пастбищ для скота они перекочевывали с одного места на другое, пока не встречали какой-либо естественной или

стр. 86
искусственной преграды Так случилось и с греками. Теснимые другими племенами, ахейцы, первая волна греческих номадов, около 2000 года до нашей эры продвинулись с Балканского полуострова, где они до того времени кочевали, дальше на юг.

Под напором ахейцев туземное население (карийцы, или пеласги) передвинулось в другие места или же подчинилось и смешалось с пришельцами. Третьим основным элементом ахейского населения были критяне, жившие в Пелопоннесе: Доказательством смешанного этнического состава ахейцев служат ахейские моги пышки, в которых находят предметы, принадлежащие трем вышеназванным народностям, стоявшим на различном культурном уровне.

Ахейцы составляли первый слой греческого населения, постоянно пополнявшегося новыми пришельцами с севера. Самый факт племенных переселений, или миграций, достаточно подтвержден свидетельствами античных писателей. Отрицание миграций неизбежно привело бы к схематизации, упрощенчеству и омертвлению исторического процесса. Но из этого вовсе не следует, что социальные и культурные изменения в жизни человеческих обществ надо выводить, связывать только с этническими особенностями того или другого народа или расы, как это делают фашистские фальсификаторы истории. История античного мира на всем протяжении доказывает противоположное. Никаких "чистых рас" никогда не существовало, культурные перемены, возвышение и распад обществ вызывались не сменой рас, а социально-экономическими факторами внутреннего и внешнего порядка. Притом внешние и внутренние факторы всегда взаимно обусловливали друг друга н зависели один от другого.

Как в отношении критской, так и в отношении сменившей ее микенской культуры главным источником наших сведений служит археология. В обоих случаях в первом ряду археологов стоит имя Генриха Шлимана. Воодушевленный успехами в Трое, Шлиман принялся за изучение "золотообильных" Микен, где, по преданию, должны были находиться могилы членов правящего рода Микен Агамемнона, его жены Клитейместры и ее друга Эгисфа. Предположения Шлимана блестяще оправдались. Раскопки Микенского акрополя (кремля) обнаружили обширные погребения, шесть высеченных в холме на глубине 7 1/2 метров шахтовых гробниц1 .

Это послужило началом, за которым последовали дальнейшие изыскания.

Большая часть предметов, извлекаемых археологами из недр земли, шахтовых и купольных могил, относится к военному и мирному быту микенской аристократии. Ценным дополнением к памятникам материальной культуры Микен служат поэмы Гомера, в которых в значительной степени отражены быт и социальный строй Микен, кроме того мифы, в особенности аргосский и фиванский циклы.

Главным занятием микенских царей и их дружинников, так же как и критских царей, была война. Войны в древности, как уже отмечалось выше, почти не отличались от разбойничьих набегов, целью их был захват добычи, людей, скота и земель. По этой причине совершенно естественно, что в обиталищах умерших военных вождей и их дружин оружие и другие предметы военного быта превосходят все остальное.

Оборонительным оружием микенских, как и критских, воинов служили огромные щиты различной формы. Щит закрывал почти всего человека, с головы до колен. На щитах вождей помещались различные изображения, чаще всего сцены военного и

 

Микенская золотая погребальная маска.

1 Шахтовыми гробницами называются высеченные в скалах места погребения, имеющие форму прямоугольных колодцев. Другой тип погребения представляют купольные могилы, по форме напоминающие пчелиные ульи. Купольные могилы, более позднего происхождения чем шахтовые, очень большие по размерам, воспроизводят в колоссальном масштабе древнейшие жилища средиземноморских народов. Представление о купольных могилах дает "Могила Агамемнона" в Микенах, известная под именем "Сокровищницы царя Атрея". Над могилой водружалась плита (стелла) с надписями и изображениями. На основании изображений на стеллах, вазах, кубках, кольцах, лезвиях кинжалов и других предметах микенского быта можно составить довольно отчетливое представление о характере и уровне микенской культуры и микенского общества.

стр. 87

Женщина.

Микенская статуэтка.

охотничьего быта. Щиты делались из кожи и металла.

Представление о такого рода щите дает щит Ахилла, описанный Гомером в XVIII песне "Илиады". На этом щите греческий мастер, знаменитый кузнец Гефест, изобразил небо со звездами и созвездиями, землю и океан, омывавший землю. Кроме того на щите были представлены два города: один - осажденный врагами, а другой - наслаждающийся мирной жизнью. Следующий пояс воспроизводил картины сельской жизни: весенние, летние и осенние полевые работы, стадо волов, подвергшихся нападению льва, и т. д.

Головы микенских дружинников прикрывались остроконечными шапками, служившими шлемами. Наверху шапки прикреплялся султан, сделанный из конского волоса. Спереди шлема помещались два рога, имевшие магическое назначение защищать их носителя от злых умыслов, демонов и врагов. Из наступательных оружий были известны туки, вырезывавшиеся из дерева или кости, кинжалы, мечи и копья. В "Одиссее" описан замечательный лук Одиссея, сделанный из рогов антилопы:

"Став у порога дверей, он схватил
Одиссеев
Лук; но его и погнуть он не мог;
от напрасных усилий
Слабые руки его онемели. Он с горем
воскликнул:
Нет! не по силам мне лук Одисеев;
другой попытайся
Крепость его одолеть! но у многих мужей
знаменитых
Душу и жизнь он возьмет".
Для дальнейшего рукопашного боя служило копье. Кроме того необходимой принадлежностью каждого воина являлись бронзовые мечи и кинжалы, в большом количестве находимые в местах погребения но всему Средиземноморскому бассейну. Предводители военных дружин, цари, или басилеи, сражались в первых рядах. Метательным оружием, кроме лука, служила праща. Сражение происходило по определенным правилам тактики и стратегии, как это можно заключить по изображению на одном серебряном лубке из Микен и по описанию битв у Гомера. Бои начинались с поединков вождей, выступавших на боевых колесницах.

Оружие, как и вообще все предметы быта микенской аристократии, поражает своим богатством и роскошью. Помимо богато инкрустированных мечей, кинжалов, щитов с выгравированными орнаментами, в могильниках находили массу золотых перстней, так называемых островных камней. Перстни изготовлялись из дорогих камней: порфира, яшмы, аметиста, агата и др. - и украшались разнообразными гравированными изображениями, воспроизводившими обрядовые обычаи, охоту на зверей, картины военного быта, сельской жизни и т. д. Не меньшую роль в туалете мужчин и женщин играли серьги, ожерелья, бусы, браслеты, булавки для закалывания платья и булавки для волос. Кроме того знатные женщины Микен носили на головах золотые диадемы ввиде ленты, охватывавшие голову, украшенные красивыми спиральными орнаментами и розетками. Особенно сложна и роскошна была парадная одежда микенских женщин. Женщины носили длинные широкие юбки, состоявшие из нескольких нашитых один на другой кусков материи. Верхняя часть туловища оставалась обнаженной, длинные косы и пряди волос ниспадали на плечи и спину.

Необходимой принадлежностью туалета являлись золото и серебро. Из них приготовлялись самые разнообразные предметы: диадемы, булавки, кубки, бокалы, инкрустации оружия и пр. Золотые пластинки ввиде масок клали на лица умерших вождей. Из массы золотых и серебряных кубков, найденных в Микенах и других центрах микенской культуры, выделяются два золотых кубка критской работы из могильника при деревне Вафио, около Спарты. Кубки из Вафио указывают на высокую

стр. 88
технику, художественный вкус п фантазию изготовлявших их мастеров. На одном пз них изображена охота на дикого быка, на другом - прирученный бык служит человеку, покорно следуя за ним на работу. Превосходной художественной работы "Кубок с голубями" напоминает кубок пилосского басилея Нестора, описанный в "Илиаде":

"Кубок красивый поставила, из дому
взятый Нелидом,
Окрест гвоздями златыми покрытый;
на нем рукояток
Было четыре высоких, и две голубицы
на каждой
Будто клевали, златые; и был он внутри
двоедонный.
Тяжкий сей кубок иной не легко
приподнял бы с трапезы,
Полный вином; но легко подымал его
старец пилосский".
Дорогое оружие, боевые колесницы и украшения выделяли микенских царей и их дружинников из массы рядового населения (лаой). Еще резче социальное неравенство выступало в характере жилья. В то время как масса населения ютилась по убогим лачугам, цари жили в обширных укрепленных дворцах (полисах). Руины этих дворцов сохранились во всех странах Средиземноморья как безмолвные свидетели былой мощи микенской знати. В центре микенской культуры, в Арголиде, на высоком холме, были расположены Микены, местопребывание правящего рода Атридов (или Атреидов), к которому принадлежал "царь народов" Агамемнон. В юговосточном направлении от Микен, у моря, на крутой скале, возвышалась его резиденция Тиринф; в Спарте проживал брат Агамемнона Менелай и т. д. Развалины замков сохранились в Орхомене, Фивах (Беотия), Афинах, на островах Эгейского моря, в Троаде и т. д.

Центральную часть дворца составлял мегарон (большой зал); середину этого помещения, пол которого был устлан алебастровыми плитами, занимал очаг, кругом которого возвышались четыре колонны. В отличие от обычных колонн крито-микенские колонны подымались вверх не узкой, а широкой частью, что вызывалось стремлением более целесообразно использовать строительный материал.

Стены замков-дворцов оштукатурены и богато украшены рисунками. В верхнем и нижнем этажах находились различные помещения, предназначавшиеся для дружин, многочисленных родственников и храпения запасов. Стены замков строились из огромных каменных глыб, совершенно неотесанных (циклопические постройки1 ), или плотно пригнанных друг к другу каменных плит (полигональные постройки). Перед главными воротами замка помещались изображения львов ("Львиные ворота" в Микенах) или какие-либо другие подобные произведения монументальной скульптуры.

В случае опасности замок-дворец представлял надежное убежище, в котором мог укрываться как сам басилей, так и население прилегавшей к замку округи. В черте замка обычно помещалась усыпальница владетельного рода, шахтовые и купольные могилы колоссальных размеров. Вышеназванная могила Агамемнона в Микенах высечена в горе. Внутрь могилы ведет широкий длинный коридор в 35 метров. Коридор упирается в высокую дверь, перекрытие которой составляют две чудовищных размеров каменные плиты весом в 120 тысяч килограммов.

Кроме могильников и дворцов в микенскую эпоху строились большие дороги и ирригационные сооружения.

Размеры построек и трудность их возведения приводят к убеждению, что они были возведены не иначе, как путем концентрации усилий многих людей (всего вероятнее, рабов и зависимого иноземного населения, "царских крепостных") и в течение долгого срока.

Памятники микенского искусства грубее и примитивнее критских и обнаруживают следы подражания и зависимости. Это прежде всего относится к микенской керамике, в отношении орнамента и работы значительно уступающей критской. То же и в отношении строительного искусства, скульптуры и ювелирных предметов. В интеллектуальном отношении микенское общество тоже стояло ниже критского, что доказывается почти полным исчезновением письменности.

Лучшими памятниками монументальной культуры Микен считаются "Львиные ворота" в Микенах, фрески, изображающие процессию женщин в Фивах и Тиринфе, раскрашенный потолок в Орхомене и некоторые другие.

Подобно критскому обществу микенское общество представляется классовым обществом с сильной и богатой аристократией, возглавляемой "царем царей" Агамемноном

1 Самый термин "циклопические постройки" введен греческим писателем-путешественником Павзанием (II век нашей эры). Огромные каменные плиты Тиринфа и Микен (в три и более метра в длину и метр в ширину), по мнению Павзания, не могли быть сложены руками людей. Он полагал, что это - дело сверхчеловеческих рук, работа одноглазых гигантов - циклопов, пожирателей людей.

стр. 89

"Львиные ворота" в Микенах.

из древнего рода Атридов. Агамемнон, как мы знаем по Фукидиду и Гомеру, владел большим богатством и имел флот, превосходивший морские силы всех прочих греков. Гомер в своем богатом лексиконе не находит слов для передачи могущества микенского царя, называя его "повелителем мужей", "пастырем народов", торжественно выступающим в собрании с царским скипетром, сделанным из слоновой кости богом-кузнецом Гефестом, и т. д. "Все поднялись, покорились Атриду, владыке народов, все скипетроносцы ахеян..."

Немым свидетелем могущества, славы и влияния Агамемнона служат руины его дворца-замка, в котором главный (тронный) зал - мегарон - занимал 12 метров в длину и 10 метров в ширину; стены его были украшены фресками, по изяществу рисунка и яркости не уступавшими критским фрескам.

В социально-политическом строе Микен много черт, сходных с этрусским строем (VIII - VI века до нашей эры), а этрусский строй Маркс относил к типу восточных деспотий. Следовательно, к той же категории следует отнести и "златообильные" Микены.

5

Большая часть жизни микенских владык проходила в походах и внутренних раздорах. Борьба шла за царский трон, за первенство между царскими родами и за первенство в каждом отдельном роде. Внутриродовая борьба нашла отражение в греческой мифологии н трагедии, в "чудовищных драмах царских родов Микен и Фив" (Маркс).

Жажда добычи и приключений гнала микенских басилеев на далекие, рискованные походы. В период своего могущества микенские Атриды подчинили своему влиянию не только других басиллеев Греции, но закрепили свое влияние в Египте, Малой Азии, Кикладских островах и в западном части Средиземноморья. Около XIV века в Малой Азии, в Памфилии и на близлежащих островах, образовалось самостоятельное Ахейское царство (Ахайява), известное нам из памятников хеттской письменности. Между Ахайява и Хеттской державой существовали сложные отношения, то мирные, то враждебные; отношения эти оказывали большое влияние на тогдашний мир. В ХШ веке, после поражения при Кадете (1290 год), Хеттское царство на некоторое время ослабло и гегемония в южновосточной части Средиземноморья, повидимому, перешла к ахейцам. В XIII-XII веках ахейцы совместно с другими народностями (карийцами, каликийцами, тевкрами, данайцами, пеласгами и др.), освободившимися от хеттской зависимости, наступают на Египет, как о том сообщают египетские памятники. Но, после того как названные народы потерпели поражение от фараона Рамзеса III, "ахейская коалиция" распалась и вся масса народов рассыпалась по островам и берегам Средиземного моря. К этому времени относится основание городов сирийского побережья (Газа, Аскалон, Экрон и др.), игравших большую роль в последующей истории. Палесат, или палешут (филистимляне), оттеснили сидевших в Ханаане израилитов и утвердились в Палестине, названной по их имени. В Италии в это время обосновались этруски.

Распад Хеттского царства развязал руки как южным, так и северным ахейцам, уже давно стремившимся завладеть берегами Геллеспонта и утвердиться в Троаде. Однако все попытки микенцев захватить Трою кончились неудачей. Троя, пли Троада, - область с городом того же наименования - находилась в северозападном углу Малой Азии. Троада занимала широкую береговую полосу - равнину, пересекаемую отрогами горы Иды и орошаемую реками Схамандротом и Симоентом.

Благодаря плодородной почве и исключительно выгодному положению при море Троя с давних пор привлекала к себе поселенцев. Археологические исследования, в особенности исследования американского археолога Блегена, констатировали наличии древнейших поселений в Трое, относящихся к IV тысячелетию до нашей эры. В период гегемонии Крита. Троя входила в сферу влияния Крита и критской культуры.

Поселения в Троаде несколько раз возникали, исчезали и вновь появлялись. В настоящее время устанавливают целых 12 слоев деревень и городов (вместо традиционных 9), напластованных друг на друга. Гомеровская Троя, осаду которой описывает "Илиада", составляет шестой город.

стр. 90
Па холме в юговосточной части города были расположены кремль (пергам), храм и дворец троянского басилея Приама и его сыновей Гектора и Париса. Этническая принадлежность троянцев неясна. В описываемое Гомером время в Троаде жило много племен, среди них фракийцы и тевкры, племен, родственные хеттам. Греческое название Трои - Илион, отсюда происходит и "Илиада". Троя пользовалась славой "богатого золотом и бронзой города" и всегда привлекала к себе взоры хищников тогдашнего мира. Под стенами Трои происходили ежегодные ярмарки, на которые собирались купцы Эгейского моря и северных морей. В походе микенских басилеев под Трою торговые соображения играли далеко не последнюю роль.

В конце XII века Агамемнон предпринял генеральный поход на Трою, объединив басилеев всех, больших и малых, греческих общин - от Крита и Родоса до Кефалении, от Пилоса до Додоны. В "Илиаде" дан "Каталог греческих кораблей", отправившихся под Трою. По тогдашним понятиям, это было колоссальное, многоплеменное войско, количество которого невозможно было даже и исчислить.

"Всех же бойцов рядовых не могу ни на-
звать, ни исчислить,
Если бы десять имел языков я и десять
гортаней,
Если б имел не слабеющий голос и
медные перси;
Разве небесные Музы, Кронида великого
дщери,
Вы бы напомнили всех, приходивших
под Трою ахеян".
Фукидид указывает, что Агамемнон мог составить такой огромный союз потому, что он был самым могущественным царем среди эллинов и располагал флотом, превосходившим морские силы всех остальных басилеев. "Он значительно превосходил всех морскими силами и потому собрал войско в поход не столько вследствие расположения к себе, сколько действуя страхом".

Ахейскому союзу Приам, басилей Трои, со своей стороны, противопоставил об'единение из союзных с ним племен. Силы противников оказались равными, вследствие чего Агамемнон вынужден был отказаться от быстрого захвата города и перейти к длительной, десятилетней осаде. В конце концов, Троя была взята, но эта победа стоила ахейцам чрезвычайно дорого и не дала желаемого результата. "Сокровища Приама", из-за которых, собственно, и был предпринят поход, погибли во время пожара города и не попали в руки ахейцев. Большая часть войска и вождей погибла в боях или же бесславно возвратилась домой:

"Так Телемаку ответствовал Нестор,
герой Геренейский:
Сын мой, как сильно напомнил ты мне
о напастях, в земле той
Встреченных нами, ахейцами, твердыми
в опыте строгом,
Частью, когда в кораблях, предводимые
бодрым Пелидом,
Мы за добычей по темнотуманному морю
гонялись,
Частью, когда перед крепким Приамовым
градом с врагами
Яростно бились. Из наших в то время
все лучшие пали..."
Троянская война была последним крупным предприятием Микен. После этого начинается упадок Микен, отлив ахейцев на восток, в Малую Азию, и, с другой стороны, приток новых греческих племен с севера. С ХП века начинается переселение дорийских племен. В поисках пастбищ и земель дорийцы, или доряне, под напором фракийско-иллирийских народов продвигаются в глубь Балканского полуострова. Часть их оседает по дороге, а другая часть доходит до Пелопоннеса, захватывает плодородную Лаконскую равнину, переправляется на Крит п размещается по островам Эгейского моря.

Троянская война, заселение ахейцами Малой Азии и дорийское переселение представляют тесно связанны друг с другом факты, различные стороны одного исторического процесса - распада Микенского царства.

Фукидид, наш главный источник, называет время после троянской войны смутным временем, эпохой длительных перемещений, войн, грабежей и насилий.

"После Троянской войны в Элладе все еще происходили перемещения жителей и новые заселения, так что страна не знала покоя и потому не преуспевала, - пишет Фукидид. - Возвращение эллинов из-под Илиона замедлилось, что повело к многочисленным переменам.

В государствах возникали частые междоусобицы, вследствие которых изгнанники стали основывать новые города. Так, на шестидесятом году по взятии Илиона нынешние беотяне, вытесненные фессалийцами из Арны, заселили теперешнюю Беотию, прежде именовавшуюся Каднейской землей. На восьмидесятом году доряне вместе с Гераклидами овладели Пелопоннесом... Лишь много времени спустя, да и то с трудом, Эллада прочно успокоилась, в ней не было больше передвижений, и эллины стали высылать колонии"1 .

1 Фукидид, I, 12.


Комментируем публикацию: ЭГЕЙСКИЙ МИР


© В. СЕРГЕЕВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Исторический журнал, № 6, Июнь 1939, C. 79-91

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

Новые поступления

Выбор редактора LIBRARY.BY:

Популярные материалы:

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.