публикация №1485991568, версия для печати

Историческая и доисторическая Греция


Дата публикации: 02 февраля 2017
Автор: Л. А. Ельницкий
Публикатор: БЦБ LIBRARY.BY
Рубрика: СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА
Источник: (c) Вопросы науки, 1973-04-30


Историческая и доисторическая Греция

"Antiquity". London. 1972, N 181.

Состояние изучения периода переходного от "доисторического" к "историческому" времени в Эгейском бассейне, то есть от культуры бесписьменной к освещенной крито-микенскими текстами, свидетельствует о недостаточности методики тех отраслей знания, которые призваны решать основные вопросы взаимосвязей культуры и этноса. В самом деле, основным материалом, на котором строится история Эгеиды указанного периода, является материал археологический. Интерпретация его в чисто историческом аспекте наталкивается на трудности, далеко не всегда преодолеваемые достаточно убедительным образом. Известно, например, что разрушения архитектурных памятников Крита и Трои долго приписывались нашествиям извне, покуда более тщательные наблюдения не обнаружили следов деятельности тектонических сил.

Возникновение и распространение различных культурных явлений (будь то появление новых металлических или керамических изделий) нередко связывается в науке с иноземными вторжениями, хотя это предположение сплошь и рядом не может быть подкреплено какими- либо определенными доказательствами. Версия вторжения или завоевания пользуется успехом только лишь потому, что нередко нет возможности на существующем уровне знаний получить для тех или иных археологических наблюдений объяснения, основанные на реальных фактах, а не на отвлеченных умозаключениях. Так, еще сравнительно недавно бурное распространение древнего железа во многих странах связывалось, как правило, с иноземным вторжением1 .

Останавливаясь на этого рода соображениях применительно к "вопросам происхождения микенской культуры, английский археолог Р. А. Мак Нил привлекает внимание к тому обстоятельству, что в связи с уста-


1 В Европе - с распространением племен - носителей гальштатской культуры.

стр. 184


новлением греческой принадлежности языка, на котором написаны микенские тексты, возникновение одноименной культуры связывается ныне в науке с приходом в Эгеиду индоевропейских ахейцев - носителей греческого языка в той его примитивной форме, из которой позднее развились греческие диалекты исторической поры. Подобная гипотеза, выдаваемая во многих работах по истории возникновения греческой культуры за непреложный факт, представляется Мак Нилу абсолютно умозрительной, поскольку реальная история древнегреческого языка сразу же сталкивает нас со многими диалектами, из которых и развивается позднее греческая koine (общегреческий язык), а отнюдь не наоборот. Он замечает также, и совершенно справедливо, что нет никаких реальных оснований именовать тот диалект греческого языка, на котором писали скрибы (писцы) древнего Пилоса и Микен, именно ахейским диалектом, поскольку имя ахейцев известно лишь из источников иного времени и характера. Мак Нил указывает далее, и не менее убедительно, что если микенские скрибы писали по-гречески, то это еще не означает, будто и население южной часта Балканского полуострова тоже говорило в микенские времена по- гречески (так же точно, добавим к этому, как и то, что вавилонские элементы языка критских текстов линейного письма являлись элементами разговорного языка древних критян). Гипотеза о происхождении греческих диалектов из протогреческого языка столь же умозрительна и схоластична, как и учение об индоевропейском праязыке.

Мак Нил останавливается далее на вопросах, связанных с так называемой мининской керамикой, наименование которой приписывалось фантазии Шлимана. Именно ее-то позднее, по обнаружении сходной с ней керамики в северо-западной Анатолии и в Придунавье, сочли основанием для тезиса о появлении на Балканах греков-индоевропейцев. При этом сторонники североевропейского происхождения "арийцев" выводили минийскую керамику из Центральной Европы. Сам Мак Нил, впрочем, не предлагает какого-либо нового решения вопроса о происхождении и историко-культурном значении мининской керамики2 . Но он подвергает сомнению научную правомерность привлечения керамических или иных бытовых данных для установления языковой (расовой) принадлежности племен, употреблявших те или иные ремесленные изделия. Мак Нил протестует против механического комбинирования данных археологии и лингвистики, ибо это приводит к смешению явления языка и материальной культуры, распространение и развитие которых происходит различными путями3 . Разумеется, подобная негативная постановка вопроса не открывает новых путей для решения таких кардинальных проблем истории древней Эгеиды, как происхождение греческой народности и связанных с этим культурных явлений, но она по крайней мере предостерегает от умозрительно- схоластического подхода к их решению, все еще господствующего в буржуазном антиковедении.


2 Он лишь упоминает о том, что Г. Чайлд считал ее продуктом автохтонного развития, получившего начало в Северной Эгеиде.

3 В особенности показательны в этом отношении наблюдения Палырема (E. Pulgram. The Tongs of Italy. Praehistory and History Cambridge (Mass). 1958) над процессами латинизации италийских и романизации европейских языков.

 

Опубликовано 02 февраля 2017 года


Главное изображение:


Полная версия публикации №1485991568 + комментарии, рецензии

LIBRARY.BY СТАРИННАЯ (АНТИЧНАЯ) ЛИТЕРАТУРА Историческая и доисторическая Греция

При перепечатке индексируемая активная ссылка на LIBRARY.BY обязательна!

Библиотека для взрослых, 18+ International Library Network