© РУССКИЕ ПОЛЯРНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ 1912-1914 ГОДОВ

Приключения: статьи, романы, фельетоны, воспоминания.

NEW ПРИКЛЮЧЕНИЯ (СТАТЬИ И ЛИТЕРАТУРА)


ПРИКЛЮЧЕНИЯ (СТАТЬИ И ЛИТЕРАТУРА): новые материалы (2021)

Меню для авторов

ПРИКЛЮЧЕНИЯ (СТАТЬИ И ЛИТЕРАТУРА): экспорт материалов
Скачать бесплатно! Научная работа на тему © РУССКИЕ ПОЛЯРНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ 1912-1914 ГОДОВ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные ссылки

BIBLIOTEKA.BY Беларусь глазами птиц HIT.BY! Звёздная жизнь KAHANNE.COM Беларусь в Инстаграме


Автор(ы):
Публикатор:

Опубликовано в библиотеке: 2014-08-13
Источник: Наука в России, № 4, 2012, C. 80-88

Кандидат географических наук Вячеслав МАРКИН, действительный член Русского географического общества

Сто лет назад, в конце лета 1912 г., в Северный Ледовитый океан из разных исходных пунктов вышли три российских экспедиционных судна. 27 августа из архангельского порта через Белое море в Баренцево направилось парусно-моторное судно "Св. великомученик Фока" (начальник Георгий Седов). Спустя сутки из гавани Александровск-на-Мурмане также в Баренцево море вышла шхуна "Св. Анна" (начальник Георгий Брусилов). Наконец, в том же августе покинуло восточные берега острова Шпицберген зверобойное судно "Геркулес" (руководитель Владимир Русанов). Из этих трех судов на Большую землю вернулся только "Св. Фока".

ПРОЕКТЫ ЛОМОНОСОВА И КРОПОТКИНА

Целью экспедиции Седова было водружение в месте пересечения меридианов русского национального флага, а руководимых Брусиловым и Русановым - продвижение сквозь дрейфующие льды к Берингову проливу в поисках северо-восточного прохода из Атлантического океана в Тихий. Нельзя не упомянуть и еще об одном полярном морском походе тех лет - Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана. Хотя и с некоторым запозданием, они по сути исполняли план изучения русских северных морей, предложенный еще ученым-энциклопедистом Михаилом Ломоносовым, а позднее географом и геологом князем Петром Кропоткиным*.

В 1763 г. Ломоносовым была составлена записка "Краткое описание разных путешествий по северным морям и показания возможного прохода Сибирским океаном в Восточную Индию". В ней выдающийся естествоиспытатель фактически предсказал

* См.: В. Маркин. Князь Петр Кропоткин в Британии. - Наука в России, 2003, N 4 (прим. ред.).
стр. 80

возможность прохождения судов из Европы в Азию через Северный Ледовитый океан. В 1766 г. экспедиция флотоводца Василия Чичагова предприняла попытку проникновения в высокие широты Арктики к северу от Шпицбергена в соответствии с разработанным Ломоносовым проектом (правда, Михаил Васильевич исходил из оказавшегося неверным представления о существовании свободного ото льдов моря в районе полюса).

Более века спустя, в феврале 1871 г., на объединенном заседании отделений математической и физической географии Русского географического общества только что вернувшийся из путешествий по Сибири Кропоткин прочитал доклад "Экспедиция для исследования русских северных морей". Начав свое выступление словами: "как океан, так и разбросанные среди Северного Ледовитого океана открытые до сих пор острова остаются большей частью совершенно неисследованными", он предложил проект комплексного их изучения, т.е. климата, льдов, геофизических особенностей. Такие работы, безусловно, должны предшествовать поиску морских путей из Европы в Азию. Опираясь на данные флотского офицера Николая Шиллинга о распространении морских течений, автор доклада указал на возможность существования неизвестной земли к северо-востоку от Шпицбергена. Двумя годами позже она была открыта австро-венгерской экспедицией и названа Землей Франца-Иосифа.

В ожидании решения Морского министерства относительно своего проекта Кропоткин отправился на поиски следов древнего оледенения в Финляндию и Швецию и в Стокгольме встретился с геологом, географом и мореплавателем Нильсом Адольфом Эриком Норденшельдом (иностранный член-корреспондент Петербургской АН с 1879 г.), проводившим до этого исследования на Шпицбергене и в Гренландии. Он поведал ему о полярном проекте, который шведский ученый горячо поддержал. К сожалению, экспедиция Кропоткина не получила финансирования. А вот Норденшельду удалось организовать морской поход в Арктику: в 1878 - 1879 гг. на паровой шхуне "Вега" он за две навигации (с зимовкой у берегов Таймыра) прошел вдоль северного побережья России в Тихий океан и, вернувшись в Швецию через Суэцкий канал, стал первым мореплавателем, обогнувшим материк Евразия.

ДВЕ ЗИМОВКИ ГЕОРГИЯ СЕДОВА

26 августа 1957 г. экспедиция Международного геофизического года, в которой довелось участвовать и автору данной статьи, прибыла для двухлетней работы на остров Гукера, входящий в состав архипелага Земля Франца-Иосифа. На берегу бухты Тихой, где встало на якорь наше судно "Немирович-Данченко", была в том же году построена и действовала на протяжении последующих 30 лет полярная радиометеостанция. Но бухта Тихая известна еще и тем, что в ней стояло на якоре судно "Св. великомученик Фока" направлявшейся к Северному полюсу экспедиции старшего лейтенанта флота Георгия Седова. Какой же жизненный путь прошел этот мужественный, неординарный человек?

Родившись в знойном Приазовье в семье рыбака и окончив мореходные классы, Седов плавал матросом и штурманом на Черном и Средиземном морях, затем стал капитаном небольшого судна. А после сдачи экстерном экзамена в Морском корпусе в Петербурге был зачислен в Гидрографическое управление. В качестве офицера-гидрографа его включили в состав
стр. 81

полярной экспедиции генерала Варнека на судне "Пахтусов", обследовавшей берега Новой Земли. Его принимают в Русское географическое общество и Петербургское общество естествоиспытателей. Командуя миноносцем на Амуре, он участвовал в Русско-японской войне 1904 - 1905 гг. В ряде статей, им опубликованных, Седов выступал за организацию исследований Великого океанского пути из Атлантического океана в Тихий (так называл он Северный морской путь).

Намерение Седова водрузить российский флаг на Северном полюсе было поддержано кругами, озабоченными потребностью восстановления престижа Российской империи после поражения в Русско-японской войне и последовавшей за ней революцией 1905 - 1907 гг. В марте 1912 г. в газете "Новое время", издававшейся Алексеем Сувориным, печатается призыв Седова поддержать его патриотическое начинание. "Русский народ, - писал он, - должен принести на это национальное дело небольшие деньги, а я приношу свою жизнь". Целеустремленность и самоотверженность офицера нашли поддержку в обществе. В газетах его стали называть "русским Нансеном", а отказ в предоставлении правительственных средств стимулировал кампанию по сбору частных пожертвований (Седову удалось собрать около 100 тыс. руб.). Но из-за поспешности подготовки к выходу "Св. Фоки" в море был допущен ряд просчетов, главное - не загружен необходимый запас угля: поставщики обещали доставить его специальным судном, но не сдержали слова. Не вполне качественным оказалось и продовольствие.

Цели экспедиции Седова были, как бы мы сейчас сказали, политизированы. И свои сомнения по поводу их высказал "патриарх" российской географии, руководитель Русского географического общества Петр Семенов-Тян-Шанский (почетный член Петербургской АН с 1873 г.). В то же время телеграмма со словами поддержки пришла из Норвегии от покорителя Южного полюса Руала Амундсена.

В намеченный срок "Св. Фока" отправился в плавание. Но уже вскоре попал в шторм, затем вторично у берегов Новой Земли - после него судно пришлось снимать с мели у входа в Крестовую губу. Время было потеряно, и "Св. Фока" уже не смог пробиться к Земле Франца-Иосифа через пояс сплошных льдов. Пришлось вернуться к Новой Земле и там зазимовать. Выход с флагом на полюс откладывался. Но Седов помнил и о второй цели экспедиции - научных исследованиях. Ведь не случайно он пригласил участвовать в ней молодых талантливых ученых - географа и климатолога Владимира Визе (член-корреспондент АН СССР с 1933 г.), геолога Михаила Павлова, а также художника, писателя, исследователя
стр. 82

Севера Николая Пинегина. В этом отношении просчета не было. Напротив, благодаря их присутствию удалось достичь серьезных научных результатов, а труды (впервые в истории русских полярных экспедиций) были изданы.

С собачьей упряжкой Седов вместе с матросом Инютином обошел весь Северный остров архипелага Новая Земля, вплоть до его северной оконечности, мыса Желания. Сделана топографическая съемка побережья, Павлов собрал образцы горных пород, Визе выполнил комплекс метеорологических и гидрологических наблюдений. Но вынужденная зимовка на Новой Земле нарушила главный план - поход на Северный полюс. Тяжелые льды встретили "Св. Фоку", когда, оставив Новую Землю, судно вновь направилось к Земле Франца-Иосифа. И однажды несколько человек из экипажа потребовали от начальника повернуть назад, тем более что обещанное судно с углем так и не подошло. Но Седов был непреклонен: "Нам нужна Земля Франца-Иосифа... Идти же назад, пройдя труднейшую половину - преступление". И "Св. Фока" продолжает пробираться по проливам архипелага как можно дальше на север.

Ранним утром 10 сентября 1913 г. судно вошло в уютную бухту острова Гукера. Здесь решили остановиться на зимовку, чтобы с окончанием полярной ночи отправиться к Северному полюсу. Как и ранее на Новой Земле, на берегу бухты, названной Седовым Тихой, участники экспедиции поставили метеорологическую будку с термометрами, домик для магнитных наблюдений. Пока позволяла освещенность, Павлов, Визе и Пинегин изучали окрестности - ледники и выступающие из-под них участки базальтового плато. Эту часть острова Пинегин назвал "горами Чюрлёниса". В 1950-х годах здесь работала советская экспедиция Международного геофизического года. Весь остров был нанесен на карту с привязкой к пунктам, координаты которых астрономически точно определялись.

Вторая зимовка экспедиции Георгия Седова оказалась труднее первой на Новой Земле: не хватало топлива, продовольствия. Начала распространяться цинга, не избежал ее и Седов. Но едва поправившись, еще очень слабый, на рассвете 2 февраля 1914 г. он с матросами Григорием Линником и Александром Пустошным вышел в путь. В прощальном слове, обращенном к команде, он подчеркнул, что это лишь первая попытка русских достичь Северного полюса.

Они прошли не более десятой части тысячекилометрового пути к полюсу, как 20 февраля Седова не стало... Последние дни он, обессиленный, лежал на нартах, сжимая в руке компас и повторяя: "Только на север...".

А "Св. Фока" вопреки тяжелейшим обстоятельствам в августе 1914 г. добрался до мурманского побережья. Помимо ценнейших результатов научных исследований на Новой Земле и Земле Франца Иосифа, экипаж судна совершил еще одно доброе дело: им были доставлены на Большую землю случайно встреченные на мысе Флора штурман Валериан Альбанов и матрос Александр Конрад, два участника экспедиции Георгия Брусилова на шхуне "Св. Анна", пропавшей во льдах в 1914 г.
стр. 83

ИСЧЕЗНОВЕНИЕ "СВЯТОЙ АННЫ"

В отличие от Седова, по крохам собиравшего на будущую экспедицию частные пожертвования, предприятие Георгия Брусилова с самого начала находилось в лучшем положении, поскольку ему покровительствовало Главное гидрографическое управление (Брусилов там служил), отвечавшее за проведение исследовательских работ в полярных морях, а роль главного инвестора взяла на себя жена прославленного генерала Алексея Брусилова Анна Николаевна. Георгий Брусилов (кстати, племянник генерала) в 1910 - 1911 гг. участвовал в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана на ледоколах "Таймыр" и "Вайгач", занимался картографированием берегов Чукотки. Тогда-то и возникла у него мысль о самостоятельном плавании через Северный Ледовитый океан с запада на восток. Но судьба паровой шхуны "Св. Анна", начальником экспедиции на которой он был, оказалась трагичной.

Уже в конце октября 1912 г. шхуна попала в ледовый плен, когда, благополучно пройдя через Карские ворота мимо Новой Земли, она оказалась у побере-
стр. 84

жья полуострова Ямал. Пришлось зимовать, дрейфуя вместе с ледяным полем на северо-запад, в направлении к Земле Франца-Иосифа. Попытки вырваться из этого плена не привели к удаче, и к северу от архипелага началась вторая зимовка, но уже в условиях недостатка топлива и продовольствия.

Этот изматывающий дрейф продолжался дольше 500 дней. Большую часть команды подкосила цинга. И по согласованию с начальником экспедиции штурман Валериан Альбанов собрал группу желающих покинуть корабль и отправиться пешком к ближайшей земле. 10 апреля 1914 г. четырнадцать человек ушли с судна. Из них только двое преодолели покрытый ледниками архипелаг и добрались до южной оконечности Земли Франца-Иосифа, мыса Флоры - Альбанов и Конрад. Они случайно встретились с возвращавшимся "Св. Фокой", на борт которого их взяли. Альбанов доставил на Большую землю некоторые материалы экспедиции и в 1917 г. опубликовал свой дневник под названием "На юг, к Земле Франца-Иосифа".

"Св. Анна" с оставшимися на ней 13 членами экипажа бесследно исчезла. Впрочем, один "след" остался - записка в бутылке, подобранной ровно через два года. Вот ее содержание: "В надежде больше не видать Россию. Мы с честью расстаемся с жизнью. Команда. Мой последний привет из полосы вечных льдов. Брусилов".

СУДЬБА "ГЕРКУЛЕСА"

Руководитель экспедиции на судне "Геркулес" Владимир Русанов родился в Орле в семье купца 2-й гильдии, умершего, когда его единственному сыну шел пятый год. С детства отличавшийся стремлением к самоутверждению, он не избежал участия в революционной пропаганде, за что подвергался арестам, а затем на два года был сослан в Вологодскую губернию. Здесь воспитанник семинарии и недоучившийся студент Киевского университета впервые занялся исследовательской работой в бассейне Печоры, в глухом Зырянском крае. Освободившись из ссылки, Русанов поехал учиться в Париж, на естественный факультет Сорбонны. С 1907 по 1911 г. пять раз выезжал на Новую Землю, исследовал два ее острова в геологическом отношении вдоль и поперек. На Шпицберген он прибыл как опытный полярный геолог.

Весной 1912 г. на зверобойной шхуне "Геркулес", купленной в Норвегии, Русанов прибыл на Шпицберген. Вместе с геологом Рудольфом Самойловичем (будущим начальником нескольких советских арктических экспедиций) они обследовали выходы угольных месторождений на этом полярном архипелаге. В немалой степени благодаря именно этим работам Россия получила право на разработку каменного угля на Шпицбергене. Можно было возвращаться на родину, что и сделал Самойлович. А вот у Русанова и капитана "Геркулеса" Александра Кучина, совладельцев "Геркулеса", совсем другие планы, в которые они никого не посвящают.

"Геркулес" - надежное судно, испытанное в гренландских льдах, водоизмещением 64 т, с мотором 24 л.с. Его капитан - помор с берегов Белого моря Александр Кучин, с золотой медалью закончивший торгово-мореходное училище в Архангельске. Работая затем в Норвегии ассистентом известного океанолога Хелланд-Хансена, показал себя талантливым специалистом. Его принял в свою экспедицию к Южному полюсу Руал Амундсен, несмотря на то, что пришлось при этом нарушить постановление стор-
стр. 85

тинга (парламента) об исключительно норвежском национальном составе экспедиции. На "Фраме" Амундсена Кучин проводил океанологические наблюдения и очень хорошо себя зарекомендовал.

В составленном Русановым "Плане Шпицбергенской экспедиции" последний, 10-й пункт, содержал следующее: "В заключение нахожу необходимым открыто заявить, что... я бы смотрел на обследование Шпицбергена как на небольшую первую пробу. С таким судном можно будет широко осветить, быстро двинуть вперед вопрос о Великом Северном морском пути в Сибирь и пройти Сибирским морем из Атлантического в Тихий океан". Покидая Шпицберген, Русанов оставил на норвежской радиостанции текст телеграммы для отправки в Санкт-Петербург: "Исследования на Шпицбергене закончены, программа выполнена... Много льдов. Иду на восток".

"Геркулес" взял курс на Новую Землю. Оттуда была отправлена еще одна телеграмма: "Иду к северо-западной оконечности Новой Земли, оттуда на восток. Если погибнет судно, направлюсь к ближайшим по пути островам: Уединения, Новосибирским, Врангеля. Запасов на год. Все здоровы. Русанов". Это было последнее сообщение с "Геркулеса": он навсегда исчез во льдах. И только в 1934 г. у западного побережья Таймыра на одном из небольших островков, удаленных друг от друга на 80 км, обнаружен столб, на котором вырезано: "Геркулес 1913", на другом - вскрытые консервные банки, сломанные нарты, остатки одежды. Без сомнения, это были две стоянки погибшей экспедиции. Возможно, памятный столб поставлен близ места гибели "Геркулеса", откуда участники экспедиции, вероятно, отправились к Енисею. Конечно, нельзя утверждать абсолютно, но предположение о том, что экспедиция Русанова на "Геркулесе" открыла берега одного из островов архипелага Северная Земля, прежде чем она достигла берегов Таймыра, где судно, видимо, было раздавлено льдами и затонуло, вполне допустимо. К сожалению, тайна "Геркулеса" остается нераскрытой. Память о самоотверженном полярном исследователе сохраняется в географических названиях на карте Арктики, в музее его имени в городе Орле, в заботливо охраняемом российскими зимовщиками мемориальном доме на Шпицбергене, откуда он отправился в свою последнюю экспедицию.

Поиски следов пропавших в 1912 г. русских полярных экспедиций продолжались в последующие три года и оказались безуспешными, хотя в них участвовали четыре специально снаряженные парусно-моторные шхуны. В качестве консультанта выступил знаменитый норвежский полярный исследователь
стр. 86

Фритьоф Нансен*, предложивший капитаном русской шхуны "Эклипс" Отто Свердрупа - командира судна "Фрам", на котором Нансен совершил свое беспримерное плавание в арктических морях в 1893 - 1896 гг. Но и "Эклипс" ничего не обнаружила. Шхуна Свердрупа тоже попала в ледовый плен. Помощь ей оказали ледокольные пароходы "Таймыр" и "Вайгач", совершавшие в эти годы исторический переход с востока на запад Северным морским путем, с мечтой о котором погибли руководители русских полярных экспедиций 1912 г.

"ЭКСПЕДИЦИЯ

СЕВЕРНОГО ЛЕДОВИТОГО ОКЕАНА"

Идея этой экспедиции возникла в Министерстве морского флота России в связи с Русско-японской войной 1904 - 1905 гг. Чтобы как-то поправить положение, решено было провести в Юго-Восточную Азию военные корабли Северным морским путем, возможность которого доказал Норденшельд своим плаванием вокруг Евразии.

Экспедиция на специально построенных Невским судостроительным заводом судах с ледовыми обводами "Таймыр" и "Вайгач" должна была разведать этот путь. Суда снабдили радиостанциями с дальностью действия до 150 миль. 22 июля 1911 г. они вышли из Владивостока, 13 августа прошли через Берингов пролив, затем обогнули Новосибирские острова и, дойдя до бухты Тикси на севере Якутии, где лежала на боку выброшенная на берег шхуна "Заря" Эдуарда Толля, повернули назад. Устье Колымы было последним местом гидрографических работ в 1911 г. В конце мая следующего года оба судна вновь покинули Владивосток, чтобы на этот раз произвести опись северных берегов Сибири, вплоть до устья Лены. Впервые корабль ледокольного типа "Таймыр" прошел севернее Новосибирских островов, ломая лед, путем, которым 12 лет до этого ушел на поиски оказавшейся мифической Земли Санникова барон Эдуард Толль, погибший при пересечении одного из проливов.

В 1913 г., когда начальником всей экспедиции стал Борис Вилькицкий**, сын начальника Гидрографического управления генерала Андрея Вилькицкого, суда "Таймыр" и "Вайгач" прошли значительно дальше на запад, до берегов Таймыра. Был открыт небольшой остров Малый Таймыр, а за проливом, букваль-

* См.: В. Маркин. Фритьоф Нансен и Россия. - Наука в России, 2011, N 5 (прим. ред.).

** См.: Ю. Супруненко. На изломе судьбы. - Наука в России, 2005, N 6 (прим. ред.).
стр. 87

но забитым невесть откуда взявшимися айсбергами, возникли очертания гористой земли с куполообразными, как на Земле Франца-Иосифа, ледниками. Открытый остров назван Землей Императора Николая II (теперь это архипелаг Северная Земля). На следующий день, 22 августа 1913 г. высадились на низменном берегу, и на высоком шесте взвился российский флаг.

Когда 24 июня 1914 г. "Таймыр" и "Вайгач" вышли из Владивостока в свой третий поход на север, перед экспедицией была поставлена задача пройти весь Северный морской путь с востока на запад, по крайней мере, до Архангельска. На палубу "Таймыра" погрузили гидросамолет для производства ледовой разведки с воздуха, но, к сожалению, вскоре обнаружилась серьезная неисправность, не позволившая его использовать.

Суда без больших затруднений прошли Берингов пролив, обогнули с севера Новосибирские острова, участники похода описали южные берега открытой в прошлом году земли. Но непроходимые льды заставили корабли стать на зимовку, причем на расстоянии 16 миль друг от друга. В это же время у берегов полуострова Таймыр, у мыса Вильда, стояла на вынужденной зимовке шхуна "Эклипс" под командованием капитана легендарного нансеновского "Фрама" Отто Свердрупа. Вилькицкий связался с ним по радио и договорился о переправке на нартах, запряженных оленями, заболевавших цингой матросов в ближайшее селение Гольчиху на Енисее. Спасательный отряд возглавил известный арктический путешественник Никифор Бегичев. В сентябре 1915 г. оба судна Гидрографической экспедиции прибыли в Архангельск, завершив пятилетние работы и первый в истории переход Северным морским путем (за две навигации) с востока на запад. За открытие Северной Земли Борис Вилькицкий был награжден Константиновской золотой медалью Русского географического общества.

В результате работ экспедиции под руководством Вилькицкого начались регулярные морские грузоперевозки из Владивостока в устье Колымы и в Якутию. Эти рейсы прервались во время Гражданской войны, когда "Таймыр" и "Вайгач" захватили в Архангельске англичане. В 1920-х годах были возобновлены товарообменные "карские рейсы" в устье Енисея и возглавить их пригласили Бориса Вилькицкого. И это несмотря на то, что он эмигрировал и в контрадмиралы был произведен враждебным советской власти правительством Колчака. Но он плавал на северных рейсах недолго, снова уехал в Англию, а затем в Африку, где занимался гидрографическими исследованиями в Бельгийском Конго. Скончался в 1961 г. в Брюсселе. В 1996 г. прах Бориса Вилькицкого был возвращен на родину и перезахоронен на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге.

В 1930 - 1932 гг. архипелаг Северная Земля нанесла на карту и впервые исследовала группа из четырех человек, в их числе двое замечательных ученых - географ Георгий Ушаков и геолог Николай Урванцев. В память о выдающемся русском мореплавателе пролив, отделяющий Северную Землю от полуострова Таймыр, назван в честь Бориса Вилькицкого, а два мыса архипелага - по именам ледоколов экспедиции - Таймыр и Вайгач.


Новые статьи на library.by:
ПРИКЛЮЧЕНИЯ (СТАТЬИ И ЛИТЕРАТУРА):
Комментируем публикацию: © РУССКИЕ ПОЛЯРНЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ 1912-1914 ГОДОВ

© Вячеслав МАРКИН () Источник: Наука в России, № 4, 2012, C. 80-88

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

ПРИКЛЮЧЕНИЯ (СТАТЬИ И ЛИТЕРАТУРА) НА LIBRARY.BY


Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в VK, в FB, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.