ВОЕННОЕ ДЕЛО


Агафонов Геннадий Александрович-офицер-подводник, командир,ликвидатор


Долгом чести офицера в любые времена и при любой власти считалось действовать на благо родной земли. Офицер –подводник о котором я хочу рассказать не имел во время службы личных видов,не помышлял о богатстве,почестях,званиях и должностях.И таких как он на Флоте были десятки тысяч человек .О таких говорили- на них держиться весь советский подводный флот.Он служил своему Отечеству,но никогда за время службы не прислуживал. Так кто же он? Это капитан 2- го ранга
АГАФОНОВ ГЕННАДИЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ,проживающий ныне в Старой Руссе(Россия )Мой сослуживец по атомной подводной лодке К-27 Северного Флота, ставший на склоне прожитых мною лет лучшим другом с которым я могу говорить обо всем. И положиться трудные минуты.
Родился Геннадий Александрович 27.04.37 года на Гальянке,самом старом районе г.Нижнего Тагила, в деревянных избах в которых жили рабочие Демидовского завода.
В семь лет принят в школу на артполигоне под Н.Тагилом,а после ДМБ отца и переезда в Дзержинский р-н города-в мужскую школу № 9,которую закончил в 1955 году. Отказался выполнить волю отца и пойти в военное училище,пошел работать на УВЗ/УРАЛВАГОНЗАВОД/ им.Сталина помогать строить танки.До ноября 1956 года работал шлифовщиком-заточником.В ноябре 1956 года был призван в Вооруженные силы СССР и направлен в Балтийский флотский экипаж на курсы младших командиров. Дальше службу продолжил в радиоцентре ГШ ВМФ,командиром отделения,замкомвзвода.В 1959 году поступил в Высшее Военно-Морское училище им.Ф.Э.Дзержинского,которое окончил в 1964 году по специальности обслуживание ядерных установок ,и был направлен для продолжение службы на атомную подводную лодку К-27 Северного Флота. После прибытия в ноябре 1964 года на АПЛ К-27 молодой лейтенант был зачислен во второй экипаж корабля(в.ч 36180).Успешно в краткий срок сдает зачет на допуск по несению службы на пульте ГЭУ , устройству лодки назначается командиром реакторного отсека.С этого момента началась десятилетняя служба Геннадия Агафонова на атомной подводной лодке ,на которой в первые в мире испытывались уникальные ядерные реакторы с жидкометаллическим теплоносителем. Во время этой службы Геннадию Александровичу придется не только многое увидеть, испытать ,но и пройти через многие тяжелые трагические события. Он принимал активное участие в подготовке атомной субмарины ко второму боевому походу в Средиземное море. Трудился весь экипаж,но думаю что самая большая нагрузка ложилась во время подготовки, на команду спецтрюмных и командира реакторного отсека Агафонова Геннадия. Постоянные вахты,устранение неполадок в отсеке,и конечно чего из этого сегодня делать тайну получать свою определенную дозу радиации,которую никогда до членов экипажа не доводилась. С февраля по апрель 1967 года молодой старший лейтенант Геннадий Агафонов со своими ребятами и моими сослуживцами спецтрюмными(Литвиненко,Логунов,Ращупкин, Петров,Гриценко,Набока,Дурденко,Щедринский) совместно с рабочими,ученными принял участие в перезрузке зоны ядерных реакторов.Это была уникальная операция,которая впервые проводилась на корабле , стоящего у заводского пирса на воде.Тогда после окончание операции, начальство отрапортовало в Москву,что перегрузка прошла успешно только промолчало о том,что при операции и по вине одного представителя НИИ был загрязнен радиактивными распадами акваторий вокруг пирса,где стояла лодка и проживали моряки ,да и сам корабль от первого до девятого отсека.Эта грязь,как потом не пытались отмыть моряки осталась внутри лодки до конца ее затопления. Конечно это были мелочи для вышестоящего руководства.Главное что были довольны ученные,заводчане и руководство ВМФ.Об экипаже и его здоровье никто тогда не думал. После перегрузки активной зоны и ремонта,атомная подводная лодка и ее два экипажа стали готовится к своему третьему автономному походу вокруг земного шара .Планировалось совершить этот поход длительностью около 70 суток без всплытия на поверхность, ранней осенью 1967 года. Но как в жизни говорят..человек предполагает,а Бог располагает. 13 октября 1967г будучи в море происходит серйозная авария в реакторном отсеке. Утечка радиактивного теплоносителя. Командир принимает решение возвратиться в базу Гремиха. Предстояла большая,опасная для здоровья работа . Сплав убрали добровольцами двух экипажей.Но основная тяжесть в этом ложилась на плечи командира реакторного отсека капитан-лейтенанта Геннадия Агафонова и его команды спецтрюмных.После окончание этой работы были выведены со строя два спецтрюмных. Старшина 1-й статьи ,старшина команды Феликс Литвиненко,которому предстояла демобилизация и старшина 2-й статьи Валентин Ращупкин .Обоим было запрещено нести службу на корабле и в частности в реакторном отсеке.Ф.Литвиненко ушел на гражданку,чтобы потом вернуться в июне 1968 года и остаться на сверхсрочную и принять активное участие в ликвидации последствий ядерной аварии,Валентин продолжал нести службу на берегу,а перед выходом в море (май 1968 г) убыл в Ленинград для поступление в военное училище,что возможно и спасло ему жизнь.Ведь все его товарищи по команде спецтрюмных умерли в госпитале от полученных смертельных доз облучения. 24 мая 1968 год (день ядерной аварии на апл К-27) разделил жизнь самого корабля и его экипаж пополам.Офицеры,сверхсрочники строили свои планы,мечтали о походах и тому подобное.А после аварии- это неизвестность и пустота для многих
.Но как скажет в одной из встреч Геннадий Агафонов- это не касалось тех,кто принял твердое решение остаться и продолжить свою службу на «раненой» апл К-27.Среди оставшихся был и командир реакторного отсека, в будущем командир 1- го дивизиона Геннадий Александрович Агафонов. Я хочу напомнить вкратце что же произошло тогда 24 мая 1964 года на АПЛ К-27 в Баренцевом море.Авария произошла в 11-35 по московскому времени.На главном пульте ГЭУ находились капитан –лейтенант Влад Домбровский,капитан –лейтенант Юрий Максимов,командир 1- го дивизиона Лев Пастухов и молодой лейтенант,командир реакторного отсека Матвей Офман,прослуживший на корабле всего несколько месяцев,в то время когда у тех кто находился с лейтенантом, за плечами были годы службы и несения вахты на ГУ, поход в Средиземное море. После аварии созданная Правительственная комиссия обвинит во всех грехах молодого оператора Офмана Матвея,ныне капитана 2- го ранга .Так ли это? Лично я не уверен.Ведь тогда во время аварии молодой лейтенант первое что сделал при падении мощности на левом ядерном реакторе нажал на АЗ(аварийную защиту).Как потом он напишет..первое что мне пришло в голову слова моего учителя Геннадия Агафонова « Запомни ,Матвей, если будешь чем –то обескуражен ,не стесняйся и сбрасывай АЗ.Лучше потом во всем разобраться»..Он это и сделал.Но то что потом начало происходить на Пульте и сейчас Матвей Офман вспоминает с горечью, а те кто находился с ним рядом и пытался манипулировать ключем для поднятия мощности, молчат считая себя правыми и утверждают до сих пор, что они действовали по Инструкции(которой к стати не было!)За его спиной присутствующие начали крик,давать массу советов,тянутся руками до ключа,чтобы начать подымать стержни для повышения мощности.Сначала это сделал Влад Домбровсий несколько раз щелкнув ключем подымая центральныю группу регуляции стержней,потом Максимов,Пастухов.Офман Матвей нажал на красную кнопку.Мощность окончательно упала на левом реакторе. В это время на ГП ГЭУ вошел командир БЧ-5 капитан 2- го ранга Алексей Иванов,который довел до сведения операторам.что в реакторном отсеке резко повысилась радиация. После произнесенных слов Ивановым,оглянувшись Офман не увидев «советчиков»..они как бы испарились в пульта.Рядом сидел только Влад Домбровский.который перестал замечать молодого оператора, копаясь в бумагах.Получив приказ Иванова,командир реакторного отсека убыл к своей команде спецтрюмных с которыми оставался до прибытия корабля в базу.Его практически выносили как и ребят в отсека.Помог( а помогло ли это?) корабельный доктор майор медслужбы Борис Ефремов.дав горсть таблеток,которые возможно снизили удар облучения на организм.Что дальше было..это уже отдельный рассказ о Матвее Офмане. А сейчас возвращаюсь к тому времени.когда АПЛ К-27 прибыла в базу и ее принимали остатки членов первого и второго экипажей.которые по ряду обстоятельств не были в море.Среди них был и Геннадий Агафонов .Вот что пишет капитан 2- го ранга, ныне здраствующий Божко Виталий Йосипович о том времени,когда случилась авария , о первых днях пребывания в базе атомной субмарины.
« Обстановка была очень сложная и тревожная.Практически два экипажа были аварией выведены из строя и отправлены в госпиталя.Обслуживать сам корабль было не кем,за исключением того не большого количества офицеров,мичманов старшин и матросов,которые по различным причинам не смогли пойти в море. Но их было недостаточно. Стали вызывать с различных частей ,кораблей не только бывших своих сослуживцев,но и специалистов по обслуживанию ядерных реакторов.Но дело в том,что специалистов по обслуживанию наших реакторов на стороне не было.Приехали спецтрюмные с других лодок,на которых стояли водоводянные реакторы,ученные с ФЭИ и др.институтов,рабочие с заводов. Из прибывших были офицеры.которые служили при Гуляеве И.И. и ушли с корабля в 1964 г.Помню среди них были Сорокин, братья Придатко,Комов , Мартемьянов и др. Среди тех,кто был на день аварии членами экипажа К-27 были Агафонов,Ткаченко,Елетин, Коньшин,Мартыненко,Щеглов,Воротников,Слуцкий,Отдельнов, Мойстус,Набока ,Топоровский,Кулаков,Щедринский ,Винокуров , Кудряшов и другие.Всех уже к сожалению не могу вспомнить».. Дальше мне бы хотелось продолжить повествование о тех далеких событиях опираясь на документы ,личные воспоминание сослуживцев,которые принимали участие в ликвидации последствий ядерной аварии в первые дни ,да и в последующие тоже. Первое чтобы хотелось сделать,это извениться перед теми, чьи фамилии офицеров,мичманов,матросов и старшин не назвал Божко В.И, и автор этих строк.Думаю меня в этом поправить Агафонов Геннадий Александрович и вспомнит многих своих сослуживцев.которые тогда находились рядом с ним.
Дальше Виталий Божко пишет»…Мне и командиру БЧ-5 Степану Полетаеву на совещании командующим Северным Флотом Лобовым С.М,членом ВС Сизовым была поставлена задача-сохранить корабль,единственный в своем роде.Опросить личный состав что им требуется,какие есть у них вопросы ,проблемы, чтобы в дальнейшем успешно обслуживать корабль.Что было и сделано.На заседаниях Правительственной комиссии мне не приходилось бывать. Но от тех,кто там бывал слышал,что академик Александров требовал в первую очередь принять меры по экранизации мест в районе ядерного реактора чтобы снизить излучение.Как он скажет..если мы этого не сделаем,то у нас просто не будет людей ,а китайцы нам не помогут по политическим мотивам» Не знаю и не ведаю принимал ли лично Виталий Божко в обкладывании мест излучения свинцовыми мешочками(свинцовую дробь тогда собирали по всему Союзу),но то,что это пришлось делать Агафонову Геннадию и его товарищам по экипажу факт.При этом им приходилось не только самым бегать и укладывать эти мешочки,но и разьяснять,показывать солдатам,матросам как это делать,куда ложить.А нагнали тогда матросов,солдат с других частей предостаточно.Контролировали их время,и сколько ими было получено ренген? Время да,возможно,количество полученных ренген никто из них не знал,им просто не доводили до сведения. «Карандаши» которые когда раздавали для измерения полученной дозы были приметивны,как и все приборы того времени.Более того замеряли разрядку этих «карандашей» матросы срочной службы СРБ.Карандашей были сотни…о какой точности можно было говорить? Офицеров, мичманов,матросов спецов бывало отстраняли на два –три дня от работы в реакторном отсеке,вместо них шли другие.Им ежедневно меряли щитовидку,но что это давало? Обычно как говорили моряки,в поликлинике проходили обследование не подводники принимавшие участие в ликвидации последствий ядерной реакции,а их медкнижки.Бывало после таких работ у моряков шла кровь с носа,кожа шелушилась ,а в ответ- полощи нос холодной водой! Такова была реальность,такое было отношение к тем,кто не жалел своего здоровья выполнял приказ вышестоящего начальства. Солдат и матросов после окончания работ разослали по частях,часть списали на берег,часть на гражданку.Какие на сегодня потери среди них, никто и никогда не узнает.Да и кому это нужно.Тогда это был для Власти живой товар,который под благородной вывеской »Все это делается для защиты родного государства» беспощадно эксплуатировался,а потом выбрасывался на гражданку и напрочь забывался.
Что приходилось тогда делать Агафонову Геннадию и его сослуживцам иногда не укладывается в голове.Не укладывается потому что это было на грани человеческих возможностей.Ибо это просто невозможно делать.Но он и его товарищи это делали.Шли и делали как обычную для них работу.О том,что будет с ними через годы,десятилетия они не думали/ Еще в 1970 году.когда принималось решение «ввести реакторы в строй» некоторые ученные высказывали свое отрицательное отношение в проведению этих опытов.Они считали,что реанимировать ядерные реакторы и довести их мощность до заданных режимов невозможно.Но к их мнению не прислушались.Кому то очень хотелось довести ,что все можно сделать,и тем самым снова побывать на вершине славы. Передо мною лежат с десяток писем-воспоминаний моряков-подводников из числа матросов,старшин, мичманов .офицеров, непосредственно принимавших участие в ликвидации последствий ядерной аварии,в проведении научных экспериментов с 1970 по 1973 год.Все они сегодня проживают в различных странах..России.Украины, Литве,Израиле,Германии,но письма очень похожи по содержанию.
Читая строки письма Геннадия Александровича Агафонова ,понимаешь через что ему и его товарищам пришлось испытать.Ведь работы проводились в районе где радиационная обстановка превышала всякие допустимые нормы для организма человека.Вчитайся,уважаемый читатель,в эти строки..
« Мне и моим товарищам пришлось: обкладывать свинцовыми мешками трубопроводы и механизмы, ,составлять технологическую карту радиационной.обстановки в реакторном отсеке.
Осушали трюм с радиоактивной водой и т.д. Позже: консервировали механизмы правого борта,разбирали мешки с дробью,чтобы добраться до трубопроводов аварийного левого борта ядерного реактора,вырезали их,сплав потом выплавляли и ставили заглушки.. Дозиметристы СРБ вырезанные спецами АПЛ и рабочими куски трубопроводов и брошенные нами в контейнеры на причале,заставляли тащить их обратно в реакторный отсек,т.к. в противном случае к причалу не могли щвартоваться другие АПЛ- "светило" очень хорошо. Как ты помнишь,на причале в начале работ было до 15 рентген. Когда было принято решение восстановить боеспособность АПЛ на основе ГЭУ пб, проводили дезактивацию всех трубопроводов и механизмов.Отмывали все это кислотами,в частности ледяной уксусной. Запах приправы к пельменям стоял по ВСЕЙ Островной. В ПЕ-50(передвижная емкость) сбрасывали использованую кислоту - до 300 кюри на литр .О радиационном загрязнении вокруг нашей лодки,да и в самом Островном промолчу . Приборы трещали и на Святом Носе.В период проведении этих работ,даже дома приходилось отдыхать и спать отдельно от своих детишек,чтобы на них не попала радиактивная грязь.
Ну, а дольше все просто: вытащили два стержня АЗ (аварийной защиты)из реактора л/б,сунули туда ионизационную камеру,физики убедились,что аварийный реактор подкритичен,камеры мы вытащили,а стержни АЗ вставили обратно в реактор.Делали это ........ из ФЭИ и я/моряков убрали из отсека,т.к. даже при начале извлечения стержня он зашкаливал/предел измерения 350 рентген/. Потом разогрев ЯЭУ пб и подъем мощности до 5%,снова повторение операции "Мороз",передышка.Разогрев ЯЭУ п/б и подготовка к работе ВСЕЙ ГЭУ п/б,вывели на мощность 15 %, запустили турбогенератор пб,готовы были принять нагрузку и отключиться от берегового питания, и так все эти годы,когда наука руками подводников и рабочих пыталась дать жизнь ядерным реакторам.
но...где-то,что-то,у кого-то сработало - в море НИЗЗЯ,загубим экипаж! !
И правильно,так оно бы и случилось,к этому выводу я пришел ,когда поставили лодку в док и осмотрел ее СНАРУЖИ:картинка была ужасная- в районе насосов четвертого и пятого отсеков по легкому корпусу шли трещины.в которую можно было просунуть руку… И это хотели погнать атомную подводную лодку в море.Это была практически 100% гибель корабля и экипажа.Вовремя обумались."
Решением от 10 октября 1973 года наконец- то работы были прекращены,сплав с первого контура слит.Атомная подводная лодка К-27 выведена из эксплуатации. По решению ведомств(руководство ВМФ потеряло к кораблю всякий интерес,отдав его на откуп науке)началась подготовка лодки к захоронению.. Опыты проводимые после ядерной аварии на корабле имели чисто теоретический интерес для экспериментаторов.Атомная подводная лодка в 1974 году была отправлена в г.Северодвинск,в котором она простояла еще около 8- ми лет в отстое.Далее подводный корабль был разукомплектован,экипаж упразднен.Перед затоплением ее напичкали(по не официальным данным) 2000-2200 ядерными контейнерами и 10 сентября 1981 года затопили в районе ост-ва Степового в Карском море на глубине 33 метра,при положенных по МАГАТЭ не меньше 3000 метров.
После сдачи всех отчетов о проделанной работе как командир 1 – го дивизиона во время проведения научных опытов,Геннадий Агафонов убыл в Гремиху на новую должность начальника электромеханической части тыла 11-й флотилии.На данной должности прослужил до 1983 года.С 1983 года по 1992 год работал первым помошником капитана т.х. «МВТ-9» Северного Флота.Обеспечивал корабли флота,атомные крейсера и атомные субмарины водой для первого контура .С какими трудностями пришлось столнуться офицеру-подводнику,человеку прошедшего в качестве ликвидатора последствий ядерной аварии на атомной субмарине, для получения заслуженных льгот по инвалидности уже на гражданке, знает только он,да Господь Бог.Месяцы и годы хождения по судам, десятки письменных обращений от Президента России до областного чиновника. Когда он ложился в очередной раз в госпиталь,это дело продолжала го жена Регина Александровна. И так несколько лет!!! В 2004 году по состояние здоровья Геннадий Александрович с женой вынужден поменять место жительства с Мурманска на г.Старая Русса.Может кому то покажутся мои слова пафосными,но скажу –подводники атомных подводных лодок 705 проекта,где использовался ядерный реактор с жидкометалическим теплоносителем должны снять шляпу и низко поклониться подводникам атомной подводной лодке К-27,и в первую очередь спецтрюмным Николаю Логунову,Виктору Гриценко,Александру Петрову,Вадиму Куликову погибших при испытании уникальных реакторов в 1968 г.в море. Офицерам и мичманам Леониду Баленблату,Киму Мартыненко, Феликсу Литвиненко,ВадимуТимонину,Коньшину Юрию ,Игорю Леускому,Гере Щеглову,Ткаченко Валере, командиру 1- го дивизиона Геннадию Александровичу Агафонову ,матросам и старшинам принимавших участие не только в ликвидации аварии,но и в проведении научных экспериментов в период с 1968 по 1973 гг.. Благодаря им, и тем кто служил в разные годы на уникальной подводной лодке К-27 (645пр) на апл 705 проекта не было случаем гибели подводников при эксплуатации ядерного реактора за все время их в составе ВМФ СССР. Но у нас не принято было говорить об этом. Не найдете Вы и оценки труда и подвига подводников в мемуарах адмиралов и ученных.А ведь именно благодаря подводникам апл К-27,принимавших участие в научных экспериментах с 1968 по 1973г.г. многие работники ФЭИ стали докторами,кандидатами наук.Приведу яркий пример отсутствие памяти у сотрудников и ветеранов ФЭИ,да и высопоставленных начальников ВМФ России по отношению первой атомной пододной лодки К-27,на которой испытывались впервые ядерные реакторы с жидкометаллическим теплоносителем. В Обнинске, на базе НОУ ЦИПК с 15 по 19 сентября 2008 г. проходила 3-я международная конференция «Тяжелые жидкометаллические теплоносители в ядерных технологиях» организованная ГНЦ РФ-ФЭИ, которая приурочена к 50-летию пуска на стенде Физико-энергетического института первой в мире ядерной энергетической установки с теплоносителем свинец-висмут. Такой установкой впоследствии были оснащены восемь советских подводных лодок, ставших неуязвимыми для торпед. Они пошли в серию с 1976 года. Американские подлодки уступали им по скорости и маневренности. В работе конференции принимают участие специалисты из Италии, Кореи, Испании, Германии, Франции, Бельгии, Японии, Чехии, США, представитель МАГАТЭ, представители научных организаций Швейцарии, России,ветераны ФЭИ,подводники служившие на 705 проекте. Так было проинформировано общество в газетах о конференции.Я просмотрел все выступления участвующих на конференции.Ученных- докторов,кандидатов.адмиралов.И нигде не нашел упоминание о апл К-27 и ее моряках. Такова плата не только их,но и государства- капитану 2- го ранга , мужественному офицеру –подводнику.ликвидатору последствий ядерной аварии Агафонову Геннадию Александровичу , его товарищам,всем тем,кто с 1959 года начиная с Обнинска и до ее затопления, служил на уникальном корабле.испытывал его,погибал и умерал,терял свое здоровье,чтобы потом спустя десятилетия быть несправедливо забытыми.
Когда мы было молоды
И силами полны
Ходили подо льдами мы
В обьятьях глубины.
Крепчала наша Родина
От наших славных дел
Не знали мы,не ведали,
Что силам есть предел!
Горели и тонули мы-
Да что там вспоминать?!
Молчали об авариях Приказано молчать.
Нас рассекретила
Чернобыля беда,
Воистину ,подводники,Нет худа без добра!

Лежим на койках мятые,
И косточки болят.
Сердечки с перебоями
И скрипами стучат.
И прыгает давление,
Кружится голова.
Такая вот подводничкам
Прописана судьба.
.




Комментарии:

Последние скандалы:

Загрузка...


© Минская коллекция рефератов



Будьте внимательны!ИНФОРМАЦИЯ ПО РЕФЕРАТУ:

СТУДЕНТАМ! Уважаемые пользователи нашей Коллекции! Мы напоминаем, что наша коллекция общедоступная. Поэтому может случиться так, что ваш одногруппник также нашел эту работу. Поэтому при использовании данного реферата будьте осторожны. Постарайтесь написать свой - оригинальный и интересный реферат или курсовую работу. Только так вы получите высокую оценку и повысите свои знания.

Если у вас возникнут затруднения - обратитесь в нашу Службу заказа рефератов. Наши опытные специалисты-профессионалы точно и в срок напишут работу любой сложности: от диссертации до реферата. Прочитав такую качественную и полностью готовую к сдаче работу (написанную на основе последних литературных источников) и поработав с ней, вы также повысите ваш образовательный уровень и сэкономите ваше драгоценное время! Ссылки на сайт нашей службы вы можете найти в левом большом меню.

ВЕБ-ИЗДАТЕЛЯМ! Копирование данной работы на другие Интернет-сайты возможно, но с разрешения администрации сайта! Если вы желаете скопировать данную информацию, пожалуйста, обратитесь к администраторам Library.by. Скорее всего, мы любезно разрешим перепечатать необходимый вам текст с маленькими условиями! Любое иное копирование информации незаконно.




Флаг Беларуси Поиск по БЕЛОРУССКИМ рефератам


ДАЛЕЕ выбор читателей



Канал LIBRARY.BY в VK Лучшие новинки - в Twitter Мы в Одноклассниках ... и даже в Facebook!