Рецензии. Р. Е. ОСГУД. ВОЗВРАТ К ОГРАНИЧЕННОЙ ВОЙНЕ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

ВОЕННОЕ ДЕЛО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. Р. Е. ОСГУД. ВОЗВРАТ К ОГРАНИЧЕННОЙ ВОЙНЕ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

104 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


R. E. OSGOOD. Limited War Revisited. Westview Press. Boulder. 1979. XIII + 124 p.

Роберта Осгуда наряду с Г. Киссинджером, Г. Каном, Т. Шеллингом и другими относят на Западе к основоположникам военно-политической стратегии США периода после второй мировой войны. Рецензируемая монография написана по специальному заказу близкого к правительственным кругам Вашингтонского центра внешнеполитических исследований и издательства "Вествью пресс" на основе материалов серии семинаров по проблемам "ограниченной войны", проведенных весной 1978 года. Эти материалы готовили видные американские ученые и политические деятели Ф. Икле, К. Грэй, Дж. Кемп, председательствовал на семинарах П. Битце.

Книга представляет собой характерный для современных теоретиков внешней политики США пример поисков путей применения американской мощи в условиях сложившегося советско-американского ядерного паритета, который на Западе часто именуют "ядерным тупиком использования силы". В предисловии к книге говорится: "Стратегия ограниченной войны трансформировала американский подход к применению силы и играла ключевую роль во внешней политике США после второй мировой войны. В качестве оплота "сдерживания" эта стратегия предназначалась для эффективного устрашения и ведения войн в ядерную эпоху в пределах допустимых стоимости и риска" (с. III). В работе признается, что стратегия "ограниченной войны" была поставлена под вопрос уроками Вьетнама, изменениями в соотношении сил и в военной технике. Однако выводы и заключения Осгуда направлены не на снятие с повестки дня этой устаревшей стратегии, чреватой угрозой ядерной катастрофы, а на ее "оптимизацию", на возврат к "ограниченным войнам" в новой международной ситуации. По существу, автор призывает к усилению агрессивного интервенционистского характера внешней политики США и резкому наращиванию материальной базы для осуществления такой политики в духе объявленной в январе 1980 г. "доктрины Картера", предусматривающей создание 100-тысячных "сил быстрого развертывания" для вооруженных вторжений из-за океана. Эта доктрина составлена по рецепту стратегов, близких по своему духу к Осгуду. Осгуду подчас не чужд критический

стр. 150


взгляд на американскую политику, впрочем, главным образом в том, что касается прошлого. Он признает, что концепция "ограниченной войны" отражает не некую объективную реальность, а в основном интересы США и их союзников. Классифицируя войны, в которых принимали участие ЗША после 1945 г., автор заключает: "Холодная война была и осталась периодом непрекращающихся ограниченных военных действий, большинство из которых прямо или косвенно являются ее частью" (с. 4). В другом месте Осгуд признает, что "сдерживание коммунизма", составляющее основу внешней политики США, не достигло своей изначальной цели (с. 88). Дело в том, что в концепцию "сдерживания" заложены отнюдь не оборонительные, а активно наступательные цели. Исходя из "права" США применять силу в международных отношениях, американские стратеги фактически стремятся обеспечить за собой военное превосходство для агрессивных действий империализма против сил мира и прогресса. Именно подобной концепции "наступательного сдерживания путем устрашения" придерживается автор и все те круги в США, которые ратуют за наращивание и прямое использование военных средств противодействия мирному социальному прогрессу на планете.

Если, по автору, начало 60-х годов было ознаменовано в США "величайшим подъемом энтузиазма" по поводу применимости "ограниченной войны" как инструмента внешней политики, то конец этого десятилетия ("провал ограниченной войны во Вьетнаме") был отмечен противоположными настроениями. По мнению Осгуда, главный урок Вьетнама, вынесенный представителями военных кругов, состоит в том, что США (а тем более их союзники) не должны вмешиваться в локальные войны, если не способны одолеть противника за один-два года путем применения максимальной военной силы в рамках географических границ страны, подвергнувшейся нападению. США должны избегать участия в такой войне своими собственными силами, пишет автор и заключает: "Там, где недостаточно косвенной поддержки, прямое участие иностранных войск тоже вряд ли приведет к успеху, однако вполне может ухудшить ситуацию" (с. 49 - 50).

Специальный раздел книги посвящен несоответствию стратегических концепций США реальным возможностям их осуществления. По словам автора, подобное "расхождение теории и практики" "подстрекает США на обязательства по поддержанию своих национальных интересов силой и притом в таких обстоятельствах, для которых все формы имеющейся в распоряжении мощи являются неподходящими и неуместными" (с. 12). Рассматривая под этим углом зрения современную международную ситуацию и перспективы ее развития, автор делает вывод: "Разрыв между стратегической концепцией и оперативной мощью для ее обеспечения может стать больше, чем когда бы то ни было со времен войны в Корее" (с. 85). С одной стороны, автор подвергает сомнению "полезность" современной стратегии "гибкого и контролируемого реагирования", с другой - призывает реализовать программу по достижению такого уровня сил, который бы обеспечивал растущие интервенционистские замыслы США (с. 85). Фактически такой курс по сути своей близок к американской политике "сдерживания коммунизма" 50-х годов (то есть в апогее "холодной войны") методами ядерного шантажа и военных интервенций в, "третьих странах".

Рассматривая пути так называемой рационализации "ограниченных войн", Осгуд отмечает, что объявленная в 1974 г. министром обороны США Дж. Шлесинджером "новая" политика применения стратегического оружия в "центральной войне" между США и СССР была первым шагом в восстановлении стратегии "ограниченных войн". Автор подчеркивает, что, по сути дела, обоснования, военные цели и политические функции этой "новой" стратегии были теми же самыми, что у стратегии "контрсилы", объявленной в начале 60-х годов администрацией Кеннеди - Макнамары (с. 56). Правительство США не намерено отказываться от применения первыми ядерного оружия, и в рамках данной стратегии тот же Шлесинджер еще в середине 70-х годов санкционировал начало перестройки вооруженных сил НАТО, пересмотр планов нацеливания и усовершенствования систем командования ядерными силами. "Сложившаяся в итоге стратегия контролируемой эскалации во многом зависела, однако, от некоторых условий, которых уже больше не существовало, в частности, от стратегического ядерного превосходства США и превосходства НАТО фактически на каждом из уровней эскалации" - признает Осгуд и далее указывает, что именно в целях достижения

стр. 151


военного превосходства на всех уровнях конфликта руководство НАТО еще в середине 70-х годов взяло курс на переоснащение практически всех видов сил новой военной техникой, включая так называемое оружие точного наведения, крылатые ракеты и т. п. (с. 62).

Автор видит опасность и нереалистичность подобных планов США и НАТО. Так, он отмечает, что крылатые ракеты и другие новые системы оружия способны ликвидировать водораздел между обычной и ядерной войнами в Европе, что они провоцируют ответные меры СССР. Более того, новая обычная военная техника, как и ядерные ракеты средней дальности, делают весьма неопределенной саму стратегию "ограниченной войны", поскольку расширяют диапазон вариантов военных авантюр в Европе, реальные последствия которых оказываются все менее прогнозируемыми (с. 63). В другом месте книги Осгуд тем не менее указывает на "наиболее вероятные" последствия такой войны: "Большинство официальных исследований и военных имитаций показывают, что тактическая ядерная война в Европе, даже если ее удастся ограничить географически, вероятно, произведет такой хаос, что выйдет за рамки предсказуемого контроля, опустошит территорию европейских союзников и потребует скорее большего, чем меньшего вовлечения войск" (с. 21).

Из всего этого видно, что натовская стратегия "ограниченной войны" "рациональна" только для военно-промышленного комплекса, для тех, кто работает на гонку вооружений (бессмысленную "гонку в небытие", как ее окрестил видный американский ученый Г. Йорк1 ). Да и сам Осгуд констатирует: "В Европе стратегия ограниченной центральной войны была встречена большинством с апатией, замешательством, скептицизмом либо подозрениями, за исключением нескольких военных экспертов и официальных лиц, в основном в ФРГ" (с. 58).

Особое внимание Осгуд обращает на развивающиеся страны. Он сетует на то, что "вьетнамская травма подавила всю "творческую мысль" в области разработки стратегии "ограниченной войны" применительно к этому направлению (с. 67). Между тем, замечает автор, именно в развивающихся странах под огромным вопросом стоят как "интересы безопасности США", так и применимость здесь американской военной мощи. Что же касается "угроз" интересам США, то они "не связаны непосредственно с американо-советским соперничеством". Развивающиеся страны стали чрезвычайно негостеприимной, дорогостоящей и неподатливой ареной для интервенций и "ограниченных войн", с глубоким пессимизмом констатирует автор (с. 78).

Политические и материальные преграды для ведения Соединенными Штатами крупной "ограниченной войны" в зоне развивающихся стран "непомерны, вероятно, даже непреодолимы", признает Осгуд и тем не менее утверждает: "Но эти преграды отнюдь не исключают полезности меньших форм применения силы" - среднемасштабных военных операций, включая морские блокады, полицейские акции, рейды и т. д. (с. 79, 81). В то же время, по мнению автора, США не должны отбрасывать планы ведения крупных войн (типа вьетнамской), прежде всего на Ближнем Востоке с его нефтеносными. районами и неустойчивой политической обстановкой, хотя он и предупреждает, что опасность "контрвмешательства" и "эскалации" будет "затруднять реализацию этих планов" (с. 82).

В разделе "Баланс мощи между Западом и Востоком" Осгуд призывает "Запад шире использовать "дипломатические и экономические методы" для противоборства с СССР, в частности активно применять тактику "увязок", по которой торговые, научно-технические отношения и даже договор ОСВ-2, словом, "все, служащее заинтересованности СССР в разрядке", должно ставиться в зависимость от "советского поведения в других областях" (с. 99). Однако он предостерегает, что подобные "инструменты манипуляции" - это весьма грубые средства, способные причинить большой ущерб США. И несмотря на это, Осгуд предлагает использовать для оказания давления на Советский Союз все возможные средства (по терминологии Осгуда, "поощрения ответственного поведения Советского Союза"). Но свои главные надежды и расчеты он все же связывает с "военным сдерживанием" (с. 100), что практически ничем не отличается от методов всестороннего давления и шантажа времен "холодной войны".

Автор отрицательно относится к разрядке международной напряженности, которая, по его мнению, "усложнила проблему поддержания военного баланса, соединив ее с проблемой организации глобального "об-


1 H. York. Race to Oblivion. A Participant's View of the Arms Race. N. Y. 1970.

стр. 152


раза жизни" и ускорив расслабление союзов и рассредоточение мощи между разными странами" (с. 89). Осгуд возражает против мер по контролю над вооружениями (с. 98). Поиски "безопасности" США автор, как и в предыдущих своих книгах2 , призывает вести отнюдь не на путях разрядки и разоружения, а исключительно по линии достижения односторонних военных преимуществ США и укрепления агрессивного блока НАТО. "Американская концепция безопасности, - замечает он, - всегда была активной, направленной далеко во вне и в некоторой степени мессианской... Самым резким проявлением экспансии ознаменована холодная война, когда географический размах жизненно важных интересов безопасности США стал глобальным... Политика национальной безопасности, попросту говоря, сделалась эквивалентной управлению всеми активами американской мощи с целью сдержать международный коммунизм в глобальном масштабе" (с. 104 - 105). Таким образом, и в нынешнем варианте в основе концепции "сдерживания" лежит американский гегемонизм, стремление к империалистическому господству над всем миром. Одобряя принятые блоком НАТО в мае 1977 г. на четверть века вперед планы наращивания военной мощи, автор отмечает, что "по логике доктрины ограниченной войны США должны были бы создавать и распространять в мире свою военную мощь сейчас даже еще более энергично, чем в период администрации Кеннеди" (с. 85).

Книга Осгуда исполнена ностальгии по временам "холодной войны". Еще в 1957 г. в своей первой крупной монографии "Ограниченная война" он идентифицировал последнюю с "холодной войной". И сейчас, призывая "вернуться к ограниченной войне", Осгуд явно претендует на роль ведущего западного идеолога нового издания "холодной войны".


2 См. например, R. Osgood and R. Tucker. Force. Order and Justice. Baltimor. 1967; R. Osgood. Alliances and American Foreign Policy. Baltimor. 1968; jeusd. America and the World. Baltimor - L. 1970.



Опубликовано 16 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. В. ПОТАШОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.