ВОЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ

Актуальные публикации по вопросам военного дела. Воспоминания очевидцев военных конфликтов. История войн. Современное оружие.

ВОЕННОЕ ДЕЛО новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ВОЕННОЕ ДЕЛО: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ВОЕННЫЕ ПОСЕЛЕНИЯ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM - это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

151 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


Действовавшая на протяжении почти всего XVIII в. система комплектования русской армии за счет обложения рекрутской повинностью крепостного населения в основном обеспечивала необходимый контингент людей для пополнения убыли в войсках, создания новых формирований. Однако в конце этого и в начале следующего, XIX столетия дальнейшее развитие отечественного и западноевропейского военного дела обусловило необходимость более многочисленных армий, что, в свою очередь, значительно увеличило потребность в людских ресурсах. Так, "Великая армия" Наполеона перед нашествием на Россию насчитывала около 1 млн. человек. Она формировалась на базе всеобщей воинской повинности.

Осложнение политической обстановки в Европе в связи с нарастанием военной угрозы со стороны наполеоновской Франции заставило русское правительство предпринять меры по увеличению численности войск, прежде всего за счет усиления рекрутской повинности. Но она уже не могла в полной мере обеспечить необходимые пополнения. Дело в том, что крестьяне, отданные в солдаты, переставали быть крепостными. Поэтому увеличение норм рекрутских наборов задевало интересы господствующего класса. Дворянство проявляло недовольство тем, что приходилось отдавать в солдаты крепостных, которые уже не возвращались в "прежнее состояние". И все же в 1802 - 1825 гг. по рекрутским наборам было направлено в армию почти 2 млн. человек1 . Однако многие помещики уклонялись от поставки рекрутов, и Сенат, в обязанность которого входило наблюдение за выполнением рекрутской повинности, был вынужден неоднократно повторять предписания "для ускорения сбора недобранных рекрут"2 тем владельцам крестьян, "кои алчут только о своих прибылях, а о пользе общей не радеют"3 . Иногда правительство разрешало дворянам платить за непоставленных солдат. Так, в 1811 г., когда возросла потребность в людских ресурсах в связи с подготовкой к отражению военной угрозы, Александр I разрешил "всем состояниям, рекрутскую повинность несущим, вносить вместо поставки рекрута натурою по 2000 рублей"4 в виде зачетных


1 "Столетие военного министерства". Т. IV, ч. 1, кн. 1, отд. 2. СПБ. 1902, стр. 211.

2 ПСЗ. Изд. 1-е. СПБ. 1830. Т. XII. N 9281.

3 Там же, Т. XVII, N 12748, гл. 1, §1.

4 Там же. Т. XXXI, N 24853.

стр. 178


квитанций. В тот год было засчитано подобных квитанций на 10 тыс. рекрутов5 .

При рекрутских наборах нередко допускались отклонения от узаконенных норм: принимались люди меньшего роста, худшего здоровья, старше по возрасту. Но и не все молодые здоровые люди могли перенести тяготы военной службы, многолетней, изнурительной, с палочной муштрой и жестокими наказаниями. Плохое питание, издевательства над солдатами были основной причиной большой убыли в войсках даже в мирное время. В 1800 г., например, число умерших, бежавших и негодных к службе в русской армии превысило 20 тыс. человек6 . Подобное положение сохранялось и накануне 1812 года. Так, военный министр М. Б. Барклай-де-Толли в письме генерал-лейтенанту Ф. Ф. Штейнгелю обращал его внимание на необходимость улучшить содержание солдат в связи с большим количеством больных. "По моему мнению, - отмечал министр, - нет другой причины к умножению больных и даже смертности, как неуместность в наказаниях, изнурение в учениях сил человеческих и не попечение о сытной пище... В пищу солдатам, кроме хлеба, ничего не доставляют, а на лицах их не токмо не видно здоровья и живости, но по цвету и худобе можно назвать целые роты или батальоны больными и страждущими"7 .

Тяжелые условия солдатской службы, значительные потери в войнах приводили к тому, что положенные 25 лет были в состоянии прослужить лишь немногие. По данным на 1809 г., число "выслуживших узаконенный срок нижних чинов" составляло в дивизии, насчитывавшей в то время 17 - 20 тыс., в среднем 200 - 300 человек8 . Нередко солдаты, уже отбывшие рекрутскую повинность, вновь привлекались к службе. В 1807 г. Александр I "признал за благо всем отставным нижним чинам и рядовым, в разных губерниях живущим, сделать вызов на службу". Царь не рассчитывал, что при этом выявится много желающих. Поэтому, согласно "высочайшему повелению", отставные солдаты, которые "не согласятся добровольно вступить в сию службу, должны быть принуждены к оной и повиноваться безмолвно"9 . В результате почти 8 тыс. бывших солдат пополнили губернские роты и штатные команды10 .

В начале XIX в. выдвигалось немало проектов и предложений о некоторых изменениях существовавшей системы комплектования армии. Они исходили от представителей господствующего класса и не затрагивали крепостнических устоев. Реализация одного из проектов была предпринята еще накануне войны 1812 г., когда царизм попытался путем поселения регулярных войск в определенных местах заставить солдат наряду с военной службой заниматься и сельским хозяйством. Правительство надеялось с помощью военных поселений сократить расходы на содержание армии и освободить значительную часть дворянства от поставки рекрутов. Кроме того, имелось в виду создание своего рода военно-земледельческого сословия как опоры самодержавия. В 1810 г. 667 крестьянских семей Бобылецкой вол. Могилевской губ. были переселены в Новороссийский край, а на их место определен запасный батальон Елецкого пехотного полка11 .

Отечественная война помешала дальнейшему осуществлению этой идеи. Но уже в августе 1814 г. Александр I подтвердил свое намерение дать "оседлость" солдатам русской армии12 . В 1816 г. в Высоцкой вол. Новгородской губ. был определен на поселение батальон гренадерского графа Аракчеева полка. Местные крестьяне были оставлены на своих местах, но гражданские власти лишались права на управление волостью и устранялись от наблюдения за исполнением различных повинностей, "ибо все сие производимо уже будет по распоряжениям военного начальства"13 . В 1817 г. для поселения кавалерии были предназначены казенные селения Змиевского и Волчанского уездов Слободско-Украинской губернии14 . Весь округ Бугского войска в Херсонской губ. также передавался в непосредственное военное управление15 .

Поселения войск осуществлялись в России и раньше (для обороны пограничных территорий, особенно на юге страны). Из-


5 "Столетие военного министерства", стр. 45.

6 Там же, прилож. N 1.

7 "Отечественная война 1812 года". Материалы ВУА, отд. 1, т. 1, ч. 1. СПБ. 1900, стр. 53 - 54.

8 ЦГВИА СССР, ф. 1, оп. 1, д. 2049, лл. 45 - 63.

9 Там же, ф. 29, оп. 5, д. 86, л. 1.

10 Там же, л. 54.

11 "Столетие военного министерства", стр. 98 - 99.

12 ПСЗ. Т. XXXII, N 25671.

13 Там же. Т. XXXIII, N 26389.

14 Там же. Т. XXXIV, N 26772.

15 Там же, N 26800.

стр. 179


вестны подобные поселения в царствование Ивана Грозного. В них служилые люди занимались и земледелием, и военным делом. Их размещение также определялось прежде всего политическими и военными соображениями. В XVII в. солдатские полки иноземного строя разместили по шведской границе и на Украине. Они комплектовались крестьянами, которые занимались земледелием, были освобождены от уплаты оброчных денег и обучались солдатскому строю под руководством иноземных офицеров16 . Своего рода военными поселениями можно считать казачьи войска, возникшие в разное время на Дону и Днестре, Кубани и Урале, берегах Черного моря и в Сибири. Поселение войск практиковалось и за рубежом - в Пруссии, Австрии, Швеции и пр.

Однако военные поселения в России первой четверти XIX в. заметно отличались от существовавших ранее как по устройству, так по назначению и масштабам. На поселения определялись составлявшие основу армии регулярные войска, боевые качества которых отвечали требованиям своего времени. Устроители военных поселений, среди которых главную роль играл пользовавшийся неограниченным доверием Александра I и фактически руководивший Государственным советом, Комитетом министров и собственной его императорского величества канцелярией граф А. А. Аракчеев, пытались "дать каждому полку свою оседлость", совместив строгий режим воинской жизни с семейным бытом, а боевую подготовку солдат - с выполнением ими работ, связанных с сельским хозяйством. В указе о назначении крестьян Высоцкой вол. в военное поселение разъяснялось, что эта мера призвана "отвратить всю тягость, сопряженную с ныне существующей рекрутской повинностью"17 , и крестьяне, вступившие в военную службу, будут оставаться в своих домах, со своим семейством и при всех домашних занятиях. Комплектование гренадерского полка крестьянами производилось на якобы "выгодных для них правилах", поскольку они освобождались от государственных поборов и земских повинностей. Правительство брало на себя содержание и приготовление к будущей военной службе крестьянских детей. Известный государственный деятель М. М. Сперанский, одобряя учреждение военных поселений, обосновывал их преимущества перед системой рекрутских наборов. Вместе с тем он отмечал, что "составить из двух разнородных частей" (крестьян и солдат) одно целое, "привести первых в военное положение, не расстраивая их хозяйства и собственности, привести вторых в состояния оседлости, не расстраивая порядка службы", - дело довольно сложное18 . Хозяйства поселян должны были основываться на частной инициативе и предпринимательстве, а "трудолюбие и промышленность" - иметь "права на выгоды и преимущества".

В широких масштабах создание военных поселений, естественно, на иных принципах, началось с 1816 года. Указом от 26 августа 1818 г. для поселения полков 1-й гренадерской дивизии назначался Новгородский уезд Новгородской губ.; 2-й пехотной дивизии - Климовецкий повет Могилевской губ.; 3-й уланской дивизии - Волчанский и Змиевский уезды Слободско-Украинской губ. и т. д.19 . Военные поселения учреждались в "экономических волостях", то есть там, где не было помещичьего землевладения. В указе отмечалось, что "волости, вошедшие уже в состав округов военных поселений... избавлены от платежа казенных податей и от исполнения рекрутской и всех других земских повинностей, в обязанность им вменено единственно комплектование тех полков, кои в них поселены, способными к службе людьми и содействие в устройстве их поселения". Вместе с тем "крестьянам удельного ведомства, помещичьим и вольным хлебопашцам, кои до сего обязаны были рекрутскою повинностью, предоставляется освобождение от оной, со взносом в казну при всяком рекрутском наборе с пятисот душ по 2 руб. с души за каждого рекрута. Собранная таким образом сумма обращается на устройство военных поселений"20 . Однако это правило имело силу лишь в мирное время. В случае начала военных действий "поселение сих уездов должно входить в общее положение и давать в натуре рекрут для укомплектования действующих армий на общих правилах". В указе говорилось, что в дальнейшем, когда военные поселения примут широкое распространение, в мирное время "не будут уже нужны рекрутские наборы".


16 "Столетие военного министерства", стр. 10.

17 ПСЗ. Т. XXXIV, N 26803.

18 М. М. Сперанский. О военных поселениях. СПБ. 1825, стр. 11.

19 ПСЗ. Т. XXXV, N 27512.

20 М. М. Сперанский. Указ, соч., стр. 16 - 24.

стр. 180


Территория военных поселений делилась на военные округа: полковые, бригадные, дивизионные и т. д. Власть в них полностью принадлежала военному ведомству. Полковой округ управлялся полковым командиром. В таком же порядке обеспечивалось руководство войсками вплоть до главнокомандующего. Поселение округа состояло из двух частей: "неподвижной" и "подвижной". К первой относились лица, не участвовавшие в военных походах, - "хозяева". Им предоставлялись жилище и участок земли "со всеми его хозяйственными принадлежностями", с которого получали продовольствие и фураж. Относящиеся к "подвижной" части непосредственно несли воинскую службу в составе действующих войск; они размещались со своими семьями в домах "хозяев" и в свободное от военных учений время вместе с ними занимались сельскими работами. А времени такого практически у солдат не оставалось, ибо в летнее время "на учения выводят по утру в 6 часов и продолжают до 11-ти часов, а после обеда с 2-х до 10-ти часов. Между учениями метут тротуары и чистят канавы перед строениями"21 .

Находясь на поселении, пехотный полк подразделялся на батальоны и роты. Рота состояла из 228 "хозяев", которые жили в стандартных домах-"связях". Дом делился на две части. В каждой половине проживало по два "хозяина". В его верхнем этаже размещались постояльцы - солдаты действующих войск. "Хозяин" обязан был содержать двух постояльцев. Дома в поселении располагались в определенном порядке и под номерами. Эти же номера значились на земельных участках поселян и на их погонах. Жизнь военных поселений строго регламентировалась вплоть до мелочей. Казарменный порядок вторгался также в личную жизнь и хозяйственную деятельность крестьян - коренных жителей тех мест, где устраивались военные поселения. В строго определенное время они вставали, выходили на работу, возвращались домой и ложились спать. Устав определял, по каким улицам поселяне могли гнать скот на пастбище и как следовало кормить его. Даже вступление в брак находилось в ведении офицеров. Заготавливались "списки всем, кому пришла пора жениться, с другой стороны делался список невест. В назначенный день собирали тех и других, опускали в одну шапку свернутые билетики с именами женихов, а в другую - с именами невест и производили тираж невест"22 . "Хозяева" не имели права без разрешения покинуть место своего жительства. Много времени затрачивалось ими на так называемые общественные работы - рытье каналов для осушения земли, расчистку полей от кустарников и камней, строительство дорог, мостов. По свидетельству одного из поселян Старорусской вол., им приходилось ежедневно рыть канавы каждому в "15 сажен маховых в длину, на 1 аршин в глубину и ширину, а кто не выработает, должен в праздничные дни докапывать, почему и не имеет отдохновения"23 .

Для поселения кавалерийский полк делился на шесть эскадронов. Из них три получали название поселенных, а другие три - резервных. Поселенные эскадроны - это "хозяева", а солдаты резервных эскадронов были их помощниками, которые "во всех хозяйственных и земледельческих работах и составляют с ними одно семейство"24 . В мирное время шесть действующих эскадронов кавалерийского полка располагались квартирами у военных поселян-"хозяев", по два постояльца у каждого, как и в пехоте. В качестве военных поселян-"хозяев" назначались солдаты, "соединяющие с беспорочной службою доброе поведение и поступившие на службу с той волости и с того уезда или губернии, где поселение полка назначено"25 .

Кроме того, военными поселянами становились и крестьяне - коренные жители волости, уезда, где размещались поселенные войска. "Всех жителей, - вспоминал современник, - одели в солдатские мундиры, дали им летние и зимние панталоны, серые шинели, фуражки, расписали по ротам; во всяком селении взяли гумно, начали их в нем приучать ворочаться налево и направо, ходить в ногу, топать каблуками, выпрямливаться, носить тесак"26 . К концу 1825 г. в корпусе военных поселений уже числилось 160 тыс. человек27 . Обучение сопровождалось издевательствами. "Палки и розги


21 "Граф Аракчеев и военные поселения. 1809 - 1831". СПБ. 1871, стр. 204.

22 Там же, стр. 159.

23 Там же, стр. 204.

24 "Учреждение о военном поселении регулярной кавалерии". Т. I. СПБ. 1817, стр. 3.

25 Там же, стр. 18.

26 "Записки инженерного офицера Мартоса". "Русский архив", 1893, кн. 8, стр. 533.

27 "Столетие военного министерства", стр. 114.

стр. 181


считались необходимыми принадлежностями строевого образования, и сделать солдата из мужика казалось немыслимым, не изведя при этом целых возов педагогических пособий. Поэтому... лагерь представлял собою нечто вроде палочно-кулачной академии, в которой битье людей начиналось с утренней зари и кончалось с вечернею"28 . Особенно славился жестокостью командир гренадерского аракчеевского полка полковник Фрикен, который "вырывал у солдат клочьями волосы, бил эфесом сабли по голове, а о палках и говорить нечего: они пробивали спины до костей"29 .

Устройство военных поселений в России носило общегосударственный характер и потребовало огромных средств. Были построены десятки тысяч жилых домов, административных зданий, хозяйственных помещений, проложены сотни километров дорог. Значительные площади земельных угодий освобождались от кустарников, валунов. Производилось на большой территории осушение болот. Для хозяйств военных поселян за границей приобретался высокопородный скот, из государственных запасов выделялось зерно, изготовлялся хозяйственный инвентарь. По свидетельству обер- квартирмейстера военных поселений Е. Ф. Брадке, одного из ближайших сотрудников Аракчеева, затраты на устройство в поселении одного полка составляли 4 млн. рублей30 . В число поселян-"хюзяев" зачислялись прежде всего экономически крепкие крестьяне. Бедных обычно выселяли в другие места. Так, по военному поселению Старорусского отряда было "раскассировано" 747 крестьянских дворов, имевших в среднем одну лошадь на три хозяйства и одну корову - на два31 . Для укрепления хозяйств военных поселян правительство учредило запасные хлебные магазины, в которых желающие могли получить зерно на посев или для продовольствия с последующим возвращением из нового урожая. Военные поселяне имели возможность пользоваться так называемым заемным капиталом с целью поддержания своей хозяйственной деятельности. Согласно отчету по воен ным поселениям за 1824 г., заемный капитал составлял 1375 тыс. рублей32 .

Царизм надеялся с помощью "хозяев" из военных поселений материально обеспечить содержание регулярной армии, создать надежный источник ее комплектования и приобрести для себя верную опору. Однако поставленные правительством цели достигнуты не были. "В политическом отношении военные поселения есть предприятие... опасное, - говорилось во "Взгляде на положение военных поселений в 1826 г.". - Ибо можно ли при настоящем брожении умов и при явно вероломных покушениях на ниспровержение престолов равнодушно видеть целые вооруженные селения, состоянием сводим недовольные"33 . Не оправдались надежды устроителей и на экономическое процветание военных поселений. "Рабочие баталионы измучены, строение солдатское худо построено и не соответствует цели своего назначения; расходы на содержание полков значительно увеличены. Надежда на избавление губернии от рекрутской повинности сделалась пустою мечтою!"34 Подневольный труд "хозяев" не мог быть высокопроизводительным. Непосильной тяжестью ложились на них различные повинности - заготовка зерна, фуража для армии, "общественные работы". "Поселянин имеет землю только по названию, а общий образ его жизни - ученье и ружье", - отмечал начальник округа Старорусского военного поселения генерал Маевский35 . Командование поселенными войсками настойчиво добивалось за счет поселян значительных накоплений хлебных запасов и денежных средств. "Хозяева" должны были ежегодно отдавать часть урожая для пополнения хлебных магазинов и вносить денежные средства в заемный капитал. Так, в 1824 г. общая сумма капиталов военных поселений составила более 24 млн. рублей36 . У "хозяев" методами внеэкономического принуждения просто отбиралась большая часть производимого ими продукта. В условиях крепостничества не могло быть экономической самостоятельности военных поселян.


28 А. К. Граббе. Холерный бунт в Новгородских военных поселениях 1831 г. "Русская старина", 1876, кн. XI, стр. 13 - 14.

29 "Граф Аракчеев и военные поселения", стр. 5.

30 "Декабристы". Сборник отрывков из источников. М. 1926, стр. 28.

31 "Новгородский сборник". Вып. III, отд. II. Новгород. 1869, стр. 168.

32 "Отчет по военным поселениям за 1824 год". СПБ. 1825, стр. 14.

33 "Граф Аракчеев и военные поселения", стр. 195.

34 Там же, стр. 202.

35 С. И. Маевский. Мой век, или история генерала Маевского. "Русская старина", 1873, кн. X, стр. 435.

36 "Отчет по военным поселениям за 1824 год", стр. 78.

стр. 182


Многие их хозяйства приходили в упадок. Они не в состоянии были прокормить даже собственные семьи. "Поселяне изнурены так, что похожи больше на тени, нежели на людей" - таков отзыв современника37 .

Несмотря на большие расходы казны, связанные с устройством военных поселений, государственные издержки на содержание поселенных войск не сократились. Как и раньше, основная часть этих войск обеспечивалась продовольствием и фуражом за казенный счет. А строгая регламентация распорядка дня, деспотизм начальства, полное бесправие поселенных вынуждали жителей военных поселений активно выступать против произвола и насилий. Поселяне убивали ненавистных начальников, жгли поселения, дезертировали, кончали жизнь самоубийством. Известен ряд волнений в поселенных войсках. Наиболее крупное восстание произошло в 1819 г. на Украине, в Чугуеве. Восставшие требовали уничтожения военных поселений, перебили своих начальников. Только с привлечением крупных военных сил это восстание было подавлено, а его участники подверглись жестокой расправе. Большой резонанс имело восстание 1831 г. в поселениях под Старой Руссой38 .

Организация военных поселений не решила проблемы комплектования русской армии. Войска, находившиеся на поселении, не получали нужного пополнения. Намерение правительства комплектовать полки из числа военных кантонистов оказалось нереальным. Как и прежде, они пополнялись в значительной мере за счет рекрутов. В целом на пополнение армии в 1816 - 1825 гг. поступило 398 тыс. рекрутов39 . Окончательно военные поселения и так называемые "округа пахотных солдат" были отменены в 1857 году.

Царизм вплоть до падения крепостного права так и не сумел создать систему комплектования армии, которая отвечала бы требованиям времени. Отсталость военной организации страны ярко проявилась в годы Крымской войны, которая "показала гнилость и бессилие крепостной России"40 . Лишь реформы 1860-х -1870-х годов в корне изменили организацию и комплектование русской армии. В 1874 г. вместо рекрутских наборов была введена всесословная военная повинность.


37 "Граф Аракчеев и военные поселения", стр. 206.

38 См. В. А. Федоров. Борьба крестьян России против военных поселений (1810 - 1818). "Вопросы истории", 1952, N 11; его же. Восстание военных поселян в Чугуеве в 1819 г. "Исторические записки", т. 52.

39 "Столетие военного министерства", Прилож. N 13, стр. 40.

40 В. И. Ленин. ПСС. Т. 20, стр. 173.

 



Опубликовано 15 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. П. БОГДАНОВ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.