А. Р. КОРСУНСКИЙ. ГОТСКАЯ ИСПАНИЯ. (ОЧЕРКИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ)

Актуальные публикации по вопросам туризма. Путешествия. Отчеты о поездках. Страны мира. История экзотических стран мира.

Разместиться

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ТУРИЗМ И ПУТЕШЕСТВИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему А. Р. КОРСУНСКИЙ. ГОТСКАЯ ИСПАНИЯ. (ОЧЕРКИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

8 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

М. Изд-во МГУ. 1969. 326 стр. Тираж 1600. Цена 1 руб. 44 коп.

 

В монографии доктора исторических наук, профессора МГУ А. Р. Корсунского рассмотрен первый этап складывания феодализма в готском королевстве на территории Испании (V-VII вв.). Автор давно занимается этой темой, и его многочисленные труды составляют весомую часть советской и зарубежной историографии генезиса феодального общества.

 

Проблема эта относится к числу важнейших и интереснейших не только для медиевистов, но и для историков других эпох, преимущественно в методологическом плане. Складывание феодального строя в недрах рабовладельческого или первобытнообщинного общества происходило медленно. Новые отношения лишь постепенно вытесняли или преобразовывали старые, создавались разнообразные переходные формы. Зарождавшийся феодальный строй укреплялся в той мере, в какой совершалось это вытеснение. Поэтому темпы и формы процесса зависели от специфики конкретных условий и в первую очередь от соотношения сил. Испания играет в этом плане особую роль даже в пределах Западной Европы, что придает книге особый интерес. Немногочисленные германцы - примерно 5% от всего населения (стр. 69) - размещались в Испании очень неравномерно, заняв главным образом наиболее романизованную территорию на плато бассейна р. Дуэро. Очевидно, эти самые освоенные в ту пору земли привлекли завоевателей высоким естественным плодородием: они напоминали им северодунайские области, покинутые в 375 г. под напором гуннов. Во всяком случае, быстрое восприятие готами

 

стр. 163

 

 

римской агротехники не подлежит сомнению, тем более что они не добавили к ней ничего своего. Попав в страну, давно освоенную и плотно заселенную, победители Римского государства захватили 2/3 земель (возможно, что в ряде случаев и больше) в ущерб не только крупному, ню и прочему землевладению испано-римлян. Свое господство и государство готы основывали на военной силе (местное население не допускалось в армию) и на использовании унаследованных от Рима гражданских учреждений, обладавших огромным воздействием на все общество в целом.

 

Для темпов и форм феодализации Испании наибольшее значение имело наличие товарных отношений, городов как ремесленных и административных центров, развитого рабства и римской, то есть полной, частной собственности на землю (аналогичные условия существовали и в Италии, однако лангобарды, сменившие там остготов в 560-х годах, в значительной степени их изменили). К тому же сами готы после своих более чем сорокалетних передвижений по Южной Европе утратили многие черты, присущие германцам той эпохи. Синтез сильных римских и ослабленных германских начал при политическом главенстве готов определил уникальную в своем роде специфику Испании на период в 300 лет вплоть до арабского завоевания. Исследователь имеет в своем распоряжении сравнительно обильный материал хронологически точно определяемых правовых источников, частных актов и хроник. Хотя хозяйственные памятники типа политиков отсутствуют, автор с большим мастерством собрал соответствующие сведения из разнообразных источников, так что картина получилась достаточно выразительная.

 

Наибольший интерес представляет не только очень быстрое появление у готов частной собственности на землю, но и сам процесс ее формирования. Решающим при этом было воздействие господствовавшей у испано-римлян римской формы собственности, обусловившей товарность земли. Ей противостоял у готов аллод обычного типа, то есть собственность малой семьи на усадьбу и пашни с сохранением за маркой прав и ограничений в ее пользу. Однако королевские земельные пожалования и купленные земли - а готы стали покупать землю с самого начала своего появления в Южной Галлии и Испании (стр. 58 - 59, 75 - 76) - выпадали из системы германского аллодиального землевладения; благоприобретенным имуществом готы распоряжались, подобно испано-римлянам, совершенно свободно, и закон охранял их права. Таким образом, гот мог соединять в своем лице собственника римского типа и аллодиста. А. Р. Корсунский справедливо подчеркивает переплетение римских и германских порядков, длительное сосуществование и взаимодействие римской частной собственности и аллодиальной (стр. 49- 50). На испанском материале отчетливо прослеживается мощное воздействие римского типа собственности на местное крупное землевладение знати и церкви. В силу этого бенефициальная система так и не получила в готской Испании заметного развития, несмотря на все усилия королевской власти. В конце VII в. знать имела право свободно распоряжаться королевскими пожалованиями (стр. 200 - 201).

 

Естественно, что в этих условиях феодализация социально-экономических отношений, то есть появление феодальной собственности, зависимого крестьянства как основного производящего класса и феодалов как эксплуататоров крестьянского труда встречала значительные трудности. Рабство пустило в римской Испании чрезвычайно глубокие корни и наложило на общество готской Испании (в VII в. слияние готов с местным населением в основном завершилось - стр. 155 - 156 и др.) заметное клеймо. Множество сведений, приведенных и суммированных автором (стр. 100 - 142), в том числе и о живучести практики обращения в рабство свободных людей при различных обстоятельствах, полностью подтверждают его вывод о том, что в Испании зависимые крестьяне имели своими предками преимущественно испано-римских рабов и отпущенников; колоны и разорившиеся готские земледельцы составляли лишь малую их часть (стр. 141 - 142). В связи с этим следует указать на известную нечеткость применяемой А. Р. Корсунским терминологии: он разделяет рабов и сервов как бы на две группы, называя сервами рабов, посаженных на землю и эволюционирующих в собственников орудий производства и своего хозяйства. Однако нередко термины "раб" и "серв" оказываются синонимами (см. стр. 104); кроме того, в советской историографии утвердилось понятие серважа как уже чисто феодальной формы зависимости, а в готской Испании она еще только формировалась. Отношения, унаследованные от римской рабовладельческой системы, несомненно, подверга-

 

стр. 164

 

 

лись изменению, предваряя (но не более того) появление серважа как такового. Отметим также очень интересное явление. Характеризуя это общество с чрезвычайно сильными элементами римского строя, где рабы (как бы их ни называли) продолжают играть роль главной рабочей силы в крупном и среднем землевладении, автор приводит данные о том, что магнаты устанавливают свою власть также над деревнями, где живут и свободные крестьяне. К концу VII в. последние постепенно подпадают под административное влияние крупных землевладельцев (стр. 217 - 218). Аналогичные явления характерны и для начала процесса феодализации в обществах, не знавших развитого рабства (например, в Англии, Скандинавии и т. п.), и на завершающем этапе складывания феодализма (например, в Северной Франции в X-XI веках).

 

Социальной борьбе А. Р. Корсунский отводит особую главу. Великолепное знание источников дало ему возможность выделить два движения - багаудов и еретиков- присциллианистов, хотя и очень трудно выяснить социальную базу последних (стр. 256). Характерно, что в V в. наибольший размах движение багаудов приобрело в единственной римской провинции (Тарраконе), еще не находившейся под властью германцев. В нем приняли участие все эксплуатируемые слои населения (стр. 242- 243). Массы крестьян и рабов в VI в. вели упорную борьбу уже не против римлян, а против государства, выражавшего интересы римской и готской знати (стр. 244 - 246). Однако само формирование нового строя было в Испании сильно задержано не просто пережитками рабовладельческого общества - термин "пережиток" здесь мало что объясняет; в книге четко показано, насколько глубоко все общество было еще пронизано именно системой рабства. Привнесенные или осуществленные готами перемены оказались недостаточно эффективными, чтобы сломить или хотя бы существенно изменить эту систему в течение исследуемого периода. Поэтому, может быть, следовало при оценке движения багаудов сильнее подчеркнуть его антирабовладельческую направленность.

 

Формирование готского государства в Испании протекало в своеобразной обстановке. Завоеватели упразднили верховную римскую власть в провинции, не уничтожив ни одного из римских институтов, управлявших жизнью и деятельностью 95% населения. Вестготские короли возглавили имевшиеся местные органы, а в начале VI в. была официально санкционирована деятельность позднеримских учреждений государственного управления (стр. 269- 271). Сохранилась римская налоговая система, суд даже в деревнях был в руках королевских (то есть государственных) судей. Центральная власть представляла собой соединение совета магнатов (светских и церковных) с прерогативами короля-военачальника. Его власти был чужд патримониальный характер, присущий, например, Меровингскому королевству. Высший административный орган был построен в значительной мере по позднеримскому и византийскому образцам (стр. 272 - 285). Общество в целом разделялось на четко отграниченные классы. Лишь для незначительной его части - готов (менее 5% всего населения) - характерна начальная стадия классообразования. Из этих данных, очевидно, вытекает вывод о готском государстве как классовом институте, вобравшем в себя многочисленные учреждения позднеримской эпохи, при которых такие реликты военной демократии германцев, как народные собрания и выборность королей, должны были достаточно быстро отмереть сперва по существу, а затем и по форме. Иными словами, это королевство являлось переходной к феодализму государственной формой, но обладало при этом всеми функциями и органами государственной власти в центре и на местах. Поэтому вызывают недоумение некоторые суждения А. Р. Корсунского о "формировании государства" (стр. 262 и 272), о том, что "Вестготское королевство не сразу стало подлинным государством" (стр. 263), о "сочетании" остатков римской государственности и форм управления, свойственных военной демократии (стр. 297). Мало подходит к исследуемой эпохе и понятие централизованного государства (стр. 227 и 302). Переходные периоды в целом и отдельные их черты нуждаются в таких определениях, которые наиболее ярко и четко выявляли бы двойственный их характер и процесс преобразования подобной двойственности в новое качество. Было бы несправедливо полностью предъявить такой упрек автору: повсюду в книге и в заключении он все это учитывает. Однако у читателя все же может сложиться мнение, что такого рода двойственность представлена более как соединение (или переплетение) разнородных черт, присущих переходному пе-

 

стр. 165

 

 

риоду, чем как их своеобразное и органическое развитие.

 

Новая монография А. Р. Корсунского окажет большую помощь всем, кого интересуют не только конкретные судьбы готской Испании, положившей начало феодализму на Пиренейском полуострове, но и сложные проблемы смены общественно-экономических формаций вообще.

 
 


Опубликовано 11 января 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. Д. ЛЮБЛИНСКАЯ • Публикатор (): Basmach Источник: Вопросы истории, № 2, Февраль 1972, C. 163-166

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.