Сезон 1980. Кеке в своём стиле

Актуальные публикации по вопросам развития спорта и физической культуры. Хроника прошедших спортивных событий.

Разместиться

Перевод и озвучка

Доступен перевод страницы "Сезон 1980. Кеке в своём стиле • Формула - 1 • СПОРТ" на 50 языков:

Озвучка данного текста отключена.

СПОРТ новое

Все свежие публикации

Меню для авторов

СПОРТ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Сезон 1980. Кеке в своём стиле. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

566 за 24 часа
Публикатор:

Australian Grand Prix
World Championship (round 16)


Кеке в своём стиле

В Аделаиде, на превосходном новом уличном кольце Кеке Росберг
закончил 1985-й год и свою работу в Canon Williams Honda,
принеся своей команде третью подряд победу в Гран При

текст: Рассел Балджин
фото: Джон Таунсенд

В разводе, а это развод, стороны останутся друзьями. В гараже команды Williams под козырьком гудьировской бейсболки победителя сияла знакомая улыбка. «Здорово, - говорил Фрэнку Уильямсу Кеке Росберг. - Я так сильно хотел порадовать тебя и ребят. Так сильно.» Кеке Росберг выиграл первый Гран При Австралии в зачет Чемпионата Мира и свою последнюю гонку за Williams - настоящий боевик при 37С жаре. Учитывая, что состязание проходило на трассе, проложенной по улицам Аделаиды при высокой температуре может показаться, что этот успех является естественным продолжением триумфов финна в Далласе в 84-м и Детройте в 85-м. Это было и так, и, в то же время, нет.
Аделаида стала самым лучшим новым этапом за всю историю Формулы 1. Кольцо с его длинной прямой (скорость на ней достигала 192 миль/час), ведущей в шпильку, потрясающей связкой лево-право напротив бывшего фруктового склада, немедленно прозванной «банан», и чередой плавных 90-х поворотов с улицы на улицу получило всеобщее одобрение. И все необходимые сооружения, включая просторный пит-комплекс, который после финиша был размонтирован и убран до следующего года, были такого качества, что в словаре автогонок слово «австралийский» стало новым синонимом прилагательного «эффективный». «Аделаида кипит!» - вопили афиши и это была правда. «По-моему Аделаида очень плоха для Формулы 1, - заявил орде местных журналистов босс FOCA Берни Экклстоун, - потому что теперь многие автодромы в Европе на её фоне смотрятся очень и очень неважно.» Репортеры улыбнулись. «Эй, Фрэнк! - крикнул Кеке Росберг владельцу команды перед началом заездов. - Верно ли, что в будущем году состоится Гран При Бурнемута?» Этим Росберг хотел сказать, что городок здесь довольно сонный или, если говорить вежливей, в отличие от размаха Детройта он замечателен тихим очарованием.
На первом стартовом месте был Айртон Сенна из JPS Lotus`a. Очередная поул-позишн, седьмая в этом году. Завоеванная к тому же на квалификационной резине. Большая часть лучших результатов была показана на обычных гоночных шинах. Покрытие было коричневым, пыльным и скользким. «Как будто по маленьким шарикам едешь,» - сказал Сенна. Коэффициент сцепления был столь мал, что некоторые ведущие команды не могли разогреть передние квалификационные шины на своих автомобилях. Вторым был Найджел Мэнселл на Canon Williams-Honda, сумевший в третий раз подряд опередить Росберга в квалификации. Мэнселл использовал гоночную смесь, Росберг - квалификационную. По словам Кеке его выбор был ошибкой. Однако в воскресенье утром основным предметом споров были не шины, а тормоза. Представители Гудьира говорили, что если вести гонку аккуратно, то можно будет обойтись без пит-стопа. Если вы пойдете чересчур жестко, то колеса могут запузыриться, но при этом они не протрутся. Человек из AP Racing, Стив Брайан, утверждал, что сокращение срока службы тормозов от ужасающего зноя не зависело. Перенесите этот трек в холодную октябрьскую Бельгию и тормоза всё равно будут изнашиваться быстрее, чем на любом другом кольце Формулы 1.
Помните Гран При Европы в Брэндс Хэтч? Первый поворот и у Сенны с Мэнселлом происходит касание. Затем Росберг, блокируя Сенну, дает возможность Мэнселлу захватить лидерство. Отношения между Росбергом и Мэнселлом могут быть холодно профессиональными, но неприятие не по годам яркого таланта Сенны их объединяет. «Между некоторыми членами нашей команды и Сенной отношения очень натянуты, - сказал после гонки Фрэнк Уильямс. - Так быть не должно, но так есть...» Старт. Мэнселл на грязной, менее «липкой» стороне дорожки сумел с места опередить Сенну. Тот ответил так, как можно ожидать от человека который в Детройте в Повороте 3, проскользнув мимо Мэнселла, стал первым. В третьем по иронии судьбы повороте Аделаиды он попытался протиснуться в щель. «Мэнселл оставил свободное пространство на внутренней траектории и я попытался обогнать его. Однако он остался на внешней стороне вровень со мной.» Мэнселла вынесло с дороги и он отвалился на последнее место. «Сенна - полный идиот, он вытолкнул меня на первом круге из 82-х,» - сердился Найджел. У Williams`a сломалась несущая шестеренки. По словам представителя команды просто так они не ломаются; вероятно контакт между автомобилями спровоцировал поломку. Мэнселл выбыл, а Росберг стал первым.
Кеке немедленно начал мыслить тактически. Он использовал тяжелые, консервативные, менее эффективные стальные тормозные диски, в то время как Сенна выбрал легкие, чувствительные к температуре и потенциально дающие возможность идти более агрессивно угольные. «Я начал тормозить перед поворотами очень рано. Я подумал, что такого его угольные диски выдержать никак не смогут.» На торможениях Сенна накатывался на Williams. Он был вынужден это делать, потому что после того как в воскресенье утром Росберг обнаружил, что Ferrari на прямой легко его обгоняют, он попросил уменьшить угол атаки заднего антикрыла, в надежде увеличить максимальную скорость автомобиля за счет снижения прижимающей силы. «Кеке такой, вы знаете, - сказал его инженер, Фрэнк Дерни. - Он говорит: «Дайте мне самую быструю машину на прямой, а с поворотами я сам разберусь.» В Аделаиде, где средняя скорость на круге не превышает 100 миль/час Росберг использовал меньше крыльев, чем в Кьялами, где эта цифра равняется 135 миль/час и есть длинная прямая. Так что в теории Росберг был недосягаем, потому что только Алан Джонс на Beatrice Lola использовал еще меньшие углы на заднем антикрыле.
У Сенны начали пузыриться задние шины. Он немного сбросил темп. Росберг уехал на четыре секунды, но зато колеса у Сенны очистились и снова приобрели хорошее сцепление с покрытием. Позади него, причем далеко позади, шел Микеле Альборето. На его Ferrari были установлены новая передняя подвеска и кажущийся нелогичным большой турбонагнетатель, дающий дополнительную мощность за счет ухудшающейся управляемости, однако как временное решение на извилистой трассе оно было обосновано. Его преследовал неукротимый Герхард Бергер из Arrows`a, опередивший Алена Проста, выбравшего осторожную тактику экономии резины. Чемпион Мира собирался выждать и посмотреть, что будет. Пит-стоп не планировался. Однако сломалась выхлопная система, наддув превысил все допустимые значения и Прост сошёл.
На первых кругах сразу несколько гонщиков свернули на пит-лейн, в том числе Мартин Брандл - у Tyrrell`a оборвался электрический провод, на замену которого команде потребовалось более 30 кругов после чего Мартин присоединился к уже заметно сократившемуся числу участников в надежде получить деньги за прохождение трёх-четвертей дистанции, и Жак Лаффит из Ligier. У Лаффита вибрировала одна из Пирелли, о чем он почти минуту разговаривал со своим инженером. Затем Прост проскочил Бергера и в борьбу включился Марк Зурер на Brabham`e. На ВТ54 были поставлены крупные задние weight-bais и поэтому на ровной поверхности не только шасси прижимается к земле, но и пропадает губительная для резины прокрутка. Brabham смотрелся хорошо. До тех пор пока для Нельсона Пике последняя гонка за команду не закончилась в клубах дыма, заполнивших кокпит, в чем был виноват аккумулятор, «тлевший» под его коленями. А Зурер, в течение 24-х кругов уверенно удерживавший третье место, зацепил кругового (или может быть Алена Проста), проколол переднее колесо и повредил крыло после чего в тот момент когда он медленно ехал в боксы у него отказал мотор. Зурер всё ещё находящийся в неведении насчет своего будущего в Формуле 1 в Аделаиде проявил себя с наилучшей стороны.
Отрыв Росберга от Сенны начал сокращаться. На 28-м круге Williams и Lotus разделяло 6,7 секунды. На 32-м - 4,2. Сенна жал изо всех сил; в один из моментов он в жутком заносе на прямой наехал на бордюр, переключая передачи прямо на пластике. Renault V6 изверг два языка пламени. 1,9 секунды, затем 1,5, а затем Сенна вылетел с трассы...
В облаке пыли Lotus встал на дыбы, подпрыгнул на поребрике и вылетел в ловушку. Сенна поймал машину и вернулся в гонку. «Я допустил ошибку, - признал он. - Я утратил контроль, но я знал, что в этом месте есть большая ловушка. Я знал, что всё будет в порядке.» Росберг успел уехать на 5,7 секунды. Сенне предстояло всё начинать заново.
Вскоре лидирующая пара достала на круг Альборето. Росберг прошел его чисто, но затем пилот Ferrari неоправданно, по-детски блокировал Сенну в трех поворотах. Уже не в первый раз в этом году Альборето встает на пути бразильца - в Зандфоорте произошло то же самое. Может быть он читал программку, выпущенную организаторами к гонке, в которой Сенна говорит о различиях между ними. «Он говорит, что я никогда не стану чемпионом. Может быть и так, да только не Альборето меня остановит.» Когда его спросили об этой очевидной близорукости, Микеле смог только сделать большие глаза: «Кто такой Сенна?» Сенна пожал плечами и отнесся к произошедшему с иронией: «Не забывайте, я всё ещё играю здесь роль негодяя. Все остальные так просто душки.» Можете видеть здесь паранойю, но Сенна всё более одинок в паддоке Формулы 1.
Это подтверждают и события на 41-м круге. Сенна догнал Росберга и пытался его обогнать. Вот два взгляда на произошедшее. Кеке Росберг: «Я ничего не заметил и ничего не почувствовал. В закрытом парке я увидел, что у моего заднего антикрыла не хватает боковой планки. Потом Марри Уокер рассказал мне, что случилось.» Айртон Сенна: гримаса и всё. Очевидно, что Росберг в последний момент решил свернуть на пит-лейн. Видимо он устроил Сенне, как и новичку Tyrrell`a, Ивану Капелли, в тренировке в Брэндсе, тест на реакцию. Легкое нажатие на педаль тормоза и Lotus въезжает Williams`у в коробку передач, теряя при этом одно из передних антикрыльев. «Я должен был догадаться что произошло, - заявил Росберг после гонки. - Когда он сворачивал в боксы он попытался подловить меня.» Кстати, это произошло не на следующем круге, а через один.
Без спойлера у Сенны появилась недостаточная поворачиваемость, он наехал на бордюр, потерял второе крыло, в туче пыли съехал с полотна и проскочил въезд в гаражный переулок. Лидерства при этом он не утратил. «В последнем повороте я поехал прямо и не смог свернуть в боксы.» Ещё один круг включал 200 метров по грязи без снятия ноги с педали газа. Пит стоп был сверхбыстрым - за 25,49 секунды Lotus получил новый носовой обтекатель и четыре свежих колеса. В гонку запачканый песком автомобиль вернулся третьим. Впереди были Росберг и Лауда, супераккуратно проводивший свою последнюю гонку в Формуле 1. Это был, если можно так выразиться, классический Лауда. Сенна отыграл у него 6 секунд, воспользовавшись тем, что Ники не сразу смог обогнать на круг Филиппа Штрайфа на Ligier, и стал вторым.
А на 53-м круге - первым, потому что Росберг поехал менять резину. По мере выгорания топлива увеличилась прокрутка колес и задние шины пришли в негодность. Пит-стоп получился длинным (24,66 секунды), потому что заклинило левое переднее колесо. Вскоре у Сенны возникли схожие проблемы с его Гудьирами и на задних колесах появились две жирные полосы. На 56-м круге вперед вышел Лауда. Ники не просто лидировал в своей последней гонке, он обхитрил Сенну. Его McLaren был хорош, но не слишком. Пошаливали тормоза. Педаль то становилась излишне жесткой, то проваливалась. В конце прямой тормоза не сработали. Лауда дважды нажал на педаль, правое заднее колесо заблокировалось и автомобиль носом воткнулся в стену. С выдранным передним колесом McLaren заглох. Сенна снова был первым с отрывом в 5,5 секунды.
Однако Росберг быстро его отыгрывал и на 66-м круге вырвался вперед. Было ясно, что гонка продолжится полных два часа. Как только Росберг прошёл Сенну, Lotus испустил облако дыма. Бразилец проехал ещё один медленный круг после замены свечей зажигания, но борьба для него уже закончилась. «Гонка прошла хорошо. Мы были вполне конкурентоспособными, ситуация менялась очень быстро. Ники здорово обогнал меня из слипстрима. Хорошая гонка.»
На 70-м круге Росберг заедет за новыми шинами ещё раз. «Мне показали табличку, что я опережал Лаффита на 70 секунд и я решил остановиться.» Главный механик, Алан Челлис, дал указание заменить только задние колеса. Во время предыдущего пит-стопа с передним колесом возникли проблемы и лучше было проявить осторожность. На всякий случай. После этого Аделаида принадлежала Росбергу. Но откуда взялся Лаффит?
Помимо него еще несколько пилотов продемонстрировали отличные восхождения из хвоста пелетона. Например Алан Джонс, чья Beatrice Lola с полными баками была послушнее в поворотах, после старта с толчка с 24-го места за 15 кругов поднялся до седьмого и тут отказал Hart. Лаффит же, 18-й на первом круге, при минутном пит-стопе на шестом, жал до конца. Его единственным соперником был собственный партнер по команде Филипп Штрайф, который, в целом проявив себя неплохо, на финише гонки допустил грубейшую ошибку. Уверенно занимая третье место, он попытался обогнать лидера своей команды (хитроумный Жак Лаффит проводил 167-й Гран При), врезался в него, выломал себе правую нижнюю штангу в передней подвеске и последние полтора круга ехал на трех колесах. По словам Штрайфа произошедшее было результатом недоразумения. «Я неправильно понял сигналы из боксов,» - сказал он. Он подумал, что ему показывают отрыв от гонщика, преследовавшего его, в то время как на самом деле ему сообщали об отставании от Лаффита. А кулак Жака, которым он пытался призвать Штрайфа к сохранению статус кво, тот воспринял как разрешение на выполнение маневра. Но, как отметил Лаффит, если Штрайф думал, что за ним вплотную находится преследователь, почему он не посмотрел в зеркала заднего вида? «Я никак не мог подумать, что Штрайф такое устроит. Это было по-настоящему глупо, - говорил директор команды, Жерар Ляррусс. - Не думаю теперь, что Филипп останется с нами в будущем году. Я тут не причём, вы же понимаете, но я не слишком хорошо знаю мистера Лижье...»
Следом за Штрайфом финишировал Иван Капелли на Tyrrell`e. В субботу он не появлялся на трассе вовсе, потому что Брандл на выезде из боксов столкнулся с Пике, в чем ни тот, ни другой виноваты не были, а сам Капелли ещё в пятницу воткнул свой 014 в стену. После такого возник дефицит запасных частей и команда вежливо попросила итальянца денек отдохнуть. Капелли, парень, который носит майки с изображением Снупи, ниже 20-го места не опускался, к половине дистанции шел 9-м, а последние 20 кругов держался четвертым. В самой долгой, жаркой и трудной гонке этого года он сумел опередить Ferrari. Росберг обогнал его на круг всего за четыре круга до финиша. Сразу из кокпита его увезли в больницу, где был поставлен диагноз - обезвоживание. Tyrrell сумел заработать очки.
Стефан Йохансон боролся с Герхардом Бергером, чей Arrows уже в начале гонки утратил сцепление с дорогой и отстал от Проста и обогнал его блестящим маневром в шпильке. На выходе Стефан выстрелил на внутреннюю траекторию. «К этому моменту мои шины были совсем грязными, - сказал Бергер, - и вследующем повороте я вылетел с дороги.» Включив задний ход, он выбрался на асфальт и доехал до финиша 6-м. «Две первых трети гонки я терял что-то около трех секунд на круге из-за стальных тормозов, - жаловался Йоханссон. - Может быть было бы верней использовать угольные и быть быстрее хотя бы на первой половине дистанции...»
Элио де Анжелис заглох на предварительном поле, незаконно принял старт со своего первоначального места (правила гласят, что в подобных случаях гонщики должны стартовать из хвоста пелетона) и ему был показан черный флаг. Так позорно закончилось его пребывание в Lotus`e. Однако самая грустная история приключилась с Minardi. Бедный Пьерлуиджи Мартини, весь год мучившийся с восхитительно посредственным ММ185, наконец получил возможность очкового финиша, но в один из моментов вылетел с трассы, хотя и сумел немедленно завести мотор. Маршалы не были уверены можно ли ему возвращаться в гонку (а ему, естественно, было можно) и запросили по телефону совета у контрольного пункта. Ответ пришел через два круга. Мечта об очках была жестоко разбита.
Итак в личном споре пилотов Williams`a Кеке по победам сравнялся с Мэнселлом - 2:2. McLaren второй год подряд совершенно заслуженно победили в споре конструкторов. Аделаида получилась самой «аварийной» гонкой года. А кроме того Кеке Росберг проявил личную скромность. «Эту гонку я выиграл только благодаря вашей многотрудной работе, - сказал он Фрэнку Дерни и остальным механикам. - Без вопросов. Я говорю, я материл вас два часа и теперь у меня так сильно нога болит... Я совсем не слышал радио. Здесь толку от него никакого. А ведь когда я вас слушаю, я снимаю ногу с газа!»
В другом конце пит-лейн, дальше, чем боксы Renault, где механики раскрыли настройки коробки передач всем запрудившим гаражный переулок людям (в последней гонке команды и Тамбэ, и Уорвик сошли из-за поломок трансмиссии), облокотившись на тележку, стоял Айртон Сенна. Он был спокоен и расслаблен. Пусть Аделаида сложилась для него плохо, окончательно утвердив в роли мишени ненависти, но все его мысли были только о предстоящей зиме, когда он возглавит тестовую программу Renault. Между ним и Lotus`ом о разводе не может быть и речи. Он поднял глаза. «Знаете, - сказал он тихо, почти шепотом, - придет и моё время. Обязательно.»

подписи к иллюстрациям:
c.8-9 С самого начала было ясно, что Росберг побьет Сенну (самый верх), что он и сделал, уверенно выиграв заключительный этап сезона и свою последнюю гонку за Williams (вверху). Ники Лауда (справа) лидировал в своей прощальной гонке, но попал в аварию.
c.10-11 Лаффит обходит Ferrari Йоханссона на пути ко 2-му месту.
Марри оценивает шутку... (Надпись на майке: «Если я, конечно, не ошибаюсь, а я, конечно, ошибаюсь.» - прим. переводчика)
(к схеме трассы) 2,347-мильная трасса в Аделаиде получила всеобщее одобрение и должна остаться в календаре Чемпионата до конца десятилетия.


BMW для Benetton`a

В чемпионате мира 1986-го года автомобили Toleman принимать участие не будут. Вместо них появится пара шасси Benetton, оснащенных моторами BMW. Начиная с января будущего года Toleman Group Motorsport перестанет быть частью одноименной, базирующейся в Эссексе компании по продаже дорожных автомобилей и превратится в составную часть гигантской итальянской империи по производству одежды. Лючано Бенеттон вместо спонсора выступит в роли владельца команды Формулы 1. «Когда вы управляете делом непосредственно, - пояснил он в Аделаиде, - то сами в ответе за судьбу своего предприятия. Никого не надо поздравлять и некому жаловаться.»
Рожденная во второй раз команда стараниями Бенеттона получит BMW. В этом году шасси работы Рори Бёрна со своей послушной и стабильной управляемостью вторглось в заповедную территорию McLaren`a, но прогрессу команды мешали постоянные неполадки с моторами Hart, так же как RAM`y и Beatrice. Брайэн Харт, пришедший в Формулу 1 вместе с Toleman`ом в 1981-м году, не обладает тем огромным бюджетом, который необходим для плодотворной работы с ведущими производителями шасси. И поэтому Toleman-Benetton переходят на BMW, которые в свете сокращения объема топливных баков на 25 литров до 195 литров по словам конструктора Пауля Роше станут ещё более конкурентоспособными.
BMW объявили, что Brabham, как и раньше, будут получать агрегаты, собранные BMW Motorsport в Мюнхене, Германия. Benetton, как и Arrows, будут иметь дело с двигателями, обработанными в Швейцарии Хайни Мадером. Директор BMW Sport, Ханс-Петер Флор, сказал, что в общем-то все основные компоненты в этих моторах абсолютно идентичны. Просто Brabham собирается устанавливать свой двигатель на шасси под несколько иным углом. Такое расположение (по слухам 15 от горизонтали) является ключевым моментом «низколинейной» концепции, примененной Гордоном Марри при проектировании пока ещё не представленного автомобиля.
Другой клиент комбинации Мадер-BMW, Arrows, в настоящий момент ведет переговоры с компанией, касательно будущего сезона. Цена на комплект из 16 моторов по некоторым данным достигла 3,8 миллионов долларов, однако источники, близкие к Arrows`у утверждают, что спонсор команды, сигаретная фирма Barclay, обеспечит эту сумму. Если этого не произойдет, то им, вероятно, придется использовать значительно более дешевые Hart`ы.
Было объявлено, что Тео Фаби в 1986-м году займет одно кресло в Benetton`e, а вот со вторым креслом пока не всё ясно.
Хотя Benetton и утверждают, что при выборе второго пилота национальность в расчёт приниматься не будет, BMW, конечно, предпочли бы какого-нибудь немецкоговорящего гонщика (Марка Зурера или Герхарда Бергера). Кандидатуры Эдди Чивера и Дерека Уорвика менее вероятны. Директорами Benetton Racing Team станут Дэйвид Паолини со стороны Бенеттона и конструктор Toleman`a Рори Бёрн, а Питер Коллинз останется менеджером и продолжит общее наблюдение за работой команды, которая так и останется «расквартированной» в Уитни, Оксфордшир.
После двух безвыигрышных лет сотрудничества, которого больше не будет, Лючано Бенеттон понял одно: «В Формуле 1 нужно работать с англичанами и по-английски...»


Опубликовано 08 февраля 2005 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ Лучшее