Матерные слова в школе. На свой страх и риск

Актуальные публикации по вопросам школьной педагогики.

Разместиться

Перевод и озвучка

Доступен перевод страницы "Матерные слова в школе. На свой страх и риск • ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ" на 50 языков:

Озвучка данного текста отключена.

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ новое

Все свежие публикации

Меню для авторов

ПЕДАГОГИКА ШКОЛЬНАЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Матерные слова в школе. На свой страх и риск. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

38 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

Записала МАРИЯ ГАНЬКИНА

 

Доказано: будучи легализованными как предмет для обсуждения, матерные слова в глазах учеников теряют ореол таинственности. А потому использовать их становится неинтересно.

 

История 1. "Что такое матерщина"

 

Как только я впервые ловила среди своих учеников матерное слово (а это обычно бывало классе в третьем-четвёртом), я пользовалась случаем и объясняла им, откуда пришли матерные слова и что они означают.

 

Я рассказывала, что во время татаро-монгольского нашествия девочек забирали в рабство, а мальчиков - в воины. Татары их растили как своих сыновей и учили ненавидеть своих настоящих родителей. Делалось это через осквернение самого акта деторождения. Вот откуда взялись эти слова. Этими словами оскорбляли самое священное для славян - материнство. Матерщина - это оскорбление матери. У нас, славян, недавних язычников, наоборот, оплодотворение являлось священным: оплодотворение земли, оплодотворение скота и т. д. У нас этих слов появиться не могло...

 

Попутно я рассказывала о манкуртах из романа Чингиза Айтматова "И дольше века длится день". Манкурты - это отобранные от матерей и воспитанные в рабстве дети. Им перетягивали обручем голову и вшивали в пятки свиную щетину. Они становились звероподобными - идеальными роботами-убийцами, не помнящими родства. Они потом шли и убивали своих настоящих родителей...

 

Я рассказывала об этом совершенно спокойно и по-деловому. Как об очередной учебной теме. Обычно это срабатывало. Будучи легализованными как предмет для обсуждения, ма-

 
стр. 41

 

терные слова в глазах моих учеников теряли ореол таинственности. А потому использовать их становилось неинтересно.

 

Нет, отдельные упорные товарищи, конечно, были, но как-то не имели успеха.

 

История 2. "Эхолалия"

 

В моём пятом классе как-то появился мальчик-аутист. Директор - а это был Александр Наумович Тубельский - прекрасно знал, что такое аутизм, и тем не менее разрешил мне взять Рому в класс.

 

С Ромой никто дружить не хочет. И тут Лёня подговаривает его выпрыгнуть на уроке из-под стола и сказать определённое матерное слово: "Если громко скажешь, я с тобой дружить буду".

 

Рома - мальчик домашний, он не знает, что это за слово, оно для него просто новое. Он его повторяет в уме, ему надо его сказать...

 

И вот на уроке он залезает под парту (он сидел на первой), пролезает под мой стол, выпрыгивает прямо у меня перед носом и говорит: "Лидия Константиновна, вы - ...". И он произносит это слово.

 

Я говорю: "Всё сказал?" - и продолжаю урок как ни в чём не бывало.

 

Рома: "Вы что, не слышите? Это я вам говорю! Вы - ..." - и опять произносит заветное слово. Никакого эффекта. Но Лёня не сдаётся, он упорный товарищ. Он говорит Роме: "А ты ещё раз скажи!"

 

Вторым номером была учительница русского языка. Когда Рома опять выскочил из-под стола со своим словом, она сказала: "Я таких слов не знаю, но они мне не нравятся. Если хочешь их говорить, посиди в коридорчике, там поговори. Потом зайдёшь". Рома сказал: "Нет, я тут хочу". Ну, и всё на этот раз. Эх, опять не вышло. Ну что ты будешь делать?!

 

На третий урок пришла учительница английского языка впервые давать урок в этом классе. И когда Рома снова выпрыгнул из-под стола с этим словом, учительница тут же выбежала из класса. Лёня был очень доволен: наконец что-то случилось!

 

Англичанка пошла к директору и рассказывает:

 

- Я вошла в класс, а он...

 

- Кто вам сказал это слово? - говорит Александр Наумович. - Рома? У него эхолалия: он как новое слово где-то услышит - и повторяет, повторяет. К вам это не имеет никакого отношения. Не волнуйтесь, он забудет скоро.

 

И вся история.

 

Вот такие бывают директора.

 

История 3. "В тяжёлую годину"

 

Однажды третьеклассник Дима увидел на футбольном поле старшеклассника, пинающего мяч. Бросился к нему, хотел вдвоём попинать. А тот оттолкнул его со злостью и сказал: "Гадина, не лезь...".

 
стр. 42

 

Диму это так потрясло, что слово "гадина" его будто загипнотизировало. Он и давай писать его повсюду: в тетрадке, в учебнике, на школьной доске, на стенках, на дверях. Его и уборщица ругала, и другие учителя.

 

Пробовали и запрещать, и убеждать. Но сколько ему замечаний ни делали, ничего не помогало. Он и под нос это слово себе распевал. Сидел на уроке и пел свою бесконечную песню: "Га-ди-на, га-ди-на...".

 

"Как же сбить его с этого припева?" - думаю. Взяла и написала ему в тетради такое индивидуальное домашнее задание: "Составь предложение со словом годúна". На следующий день получаю тетрадочку, а в ней вижу: "В тяжёлую годину жила-была гадина".

 

И после этого Дима почему-то совсем потерял к интерес к этому ругательству. То ли впечатление стерлось? То ли превратившись в домашнее задание, слово "гадина" утратило всякую привлекательность? То ли "година" переключила его внимание? Кто знает...



Опубликовано 21 февраля 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Мария Ганькина • Публикатор (): A. Liskina Источник: Педагогическая техника, № 6, 2013, C. 41-43

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ Лучшее