ПОД ПОКРОВОМ ГЕОМАНТИИ

Актуальные публикации по вопросам развития современной науки.

Разместиться

ВОПРОСЫ НАУКИ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ВОПРОСЫ НАУКИ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ПОД ПОКРОВОМ ГЕОМАНТИИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

76 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

(СТРАНИЦЫ ПРЕДЫСТОРИИ НАУКИ)

В древности крупицы истинной науки давались настолько тяжело, что люди расставались с ними крайне неохотно, превращая их обычно в достояние лишь узкого круга посвященных. С одной стороны, обладание этими знаниями позволяло ограниченному числу лиц эксплуатировать народную темноту в эпоху, когда всякое чудо было предназначенным для глупцов мостиком "из царства идеи в царство практики "1 . С другой стороны, в условиях массового невежества порою бывало крайне опасно выказывать необычную осведомленность, ибо она сопрягалась с риском прослыть орудием потусторонних, темных сил. Народное суеверие относило большинство таких знатоков к числу чародеев и магов. Перед ними преклонялись, им завидовали, их ненавидели и шлись. При этом различали волшебство, несущее человеку благо и покровительствуемое добрыми духами, - белую магию (медицину) и волшебство, доставляющее человеку неприятности и связанное с адскими силами, - черную магию. Суеверие бросало тень почти на любое стремление постичь тайны окружающего мира. Поэтому по единой сфере черной магии проходили и примитивные действия какого-нибудь заклинателя, который сам верил в собственную методику, и искусные фокусы хитрого знахаря, и талантливое техническое изобретение умельца-самоучки, и скромные успехи первых ученых.

Как известно, для развития производительных сил имело огромное значение отделение ремесла от земледелия. А для развития науки не меньшее значение имело отделение ее от религии и магии. Но в эпоху, о которой идет речь, такого размежевания еще не произошло2 . В этой нередко встречавшейся переплетенности фактических достижений познавателен природы с колдовскими элементами состоит одна из особенностей тогдашних научных знаний. Вторая их особенность связана с недостаточной их глубиной. Едва ли не всякий ученый, будь он жрецом, философом или политическим деятелем, почти неизбежно являлся тогда как бы энциклопедистом и щеголял всеобъемлющей для той эпохи эрудицией. Вот почему исследователь, изучающий ранние этапы развития науки, сталкивается с необходимостью не только рассматривать сразу цикл самых различных отраслей знания, но и разбирать попутно данные о "чародействе", составлявшие внешний покров учености. Прошли долгие века, пока наука не превратилась из подозрительного занятия в уважаемое дело. Без учета этой ее специфики историку древней и средневековой науки трудно отделять зерна от плевел. Весьма ярко проявляется данная специфика в одной из характерных отраслей тогдашнего научно-магического комплекса - геомантии.

Геомантия, то есть прорицание по земле (от греческих слов "ге" - земля и "мантейа" - предсказание), уходит своими корнями в практику древнеиндийских, халдейских и египетских жрецов, которая вытекала из едва ли не самых первых представлений человечества об элементах, составляющих природу. Почти всюду на Востоке, а затем и в Греции такими элементами считали четыре стихии: землю, воду, воздух и огонь3 . Их изучение, как полагали, дает возможность постичь весь реальный мир. Другая древнейшая философская идея - о взаимосвязи частей сущего:


1 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 3, стр. 537.

2 С. Я. Лурье. Очерки по истории античной науки. Греция эпохи расцвета. М.- Л. 1947, стр. 12.

3 "Введение в индийскую философию". М. 1955, стр. 64; "Материалисты древней Греции". М. 1955, стр. 18; S. Eitrem. Die vier Elemente in der Mysterienweihe. "Symbolae Osloenses", 927, N 5, S. 39; A. Goetze. Persische Weisheit im griechischen Gewande. "Zeitschr ft fur Indologie und Iranistik", 1923, Bd. II, S. 60, 167.

стр. 111


в малом и в большом, в близком и в далеком, в человеке как в микрокосме и во Вселенной как в макрокосме отражается общность происхождения, преломляется единство окружающего нас мира; это позволяет, вникая в доступное нам, познавать недоступное; таким образом, обращение к четырем элементам приоткроет, как надеялись, любые тайны природы и даст возможность предсказывать их проявления4 . А поскольку средства проникновения в материальный мир и методы его анализа были тогда крайне ограниченными, им неизбежно сопутствовали приемы магического свойства. Зародились четыре отрасли постижения четырех стихий и одновременно предсказания их действий: геомантия, гидромантия (прорицание по воде), аэромантия (прорицание по воздуху) и пиромантия (прорицание по огню). Стихийный материализм людей как участников природных процессов сочетался здесь с наивным идеализмом.

Уровень развития древнейшего ремесла и техники не допускал свободного технического обращения с водой, воздухом и огнем, и их использовали непосредственно в природной форме. Экспериментировать с землею было легче. Люди давно научились извлекать из нее различные вещества, применять их в хозяйстве, обрабатывать. Поэтому аэромантия, гидромантия и пиромантия ушли недалеко от своего первоначального состояния, в то время как геомантия всесторонне прогрессировала и обогащалась экспериментальными данными. Наибольшее восхищение вызывали добываемые из земли металлы. В древности знали семь металлов, и каждый из них был посвящен одной из семи известных тогда планет: золото - Солнцу, серебро - Луне, ртуть - Меркурию, медь - Венере, железо - Марсу, олово - Юпитеру, свинец - Сатурну. Девственная геология сочеталась с девственной космогонией5 . В сознании человека выработалась связь между прорицаниями по небесным телам - астромантией и ее младшей сестрой, геомантией. Наблюдения древних звездоведов (астрологов) стали определяющими для установления людской судьбы. Положение светил в момент рождения человека фиксировалось. На этой основе составлялся гороскоп ("взгляд на метку"), регистрировавший, в какой точке эклиптики находились светила, и "показывавший" место, занимаемое новорожденным в мире, и проистекавшее отсюда его будущее. Ввиду важности такого рода предсказаний они были возведены в ряде стран Востока, а затем и в Риме в дело государственной важности и породили возникновение специальных учреждений и особой категории занимавшихся им людей6 .

В результате геомантия вобрала в себя сведения из химии (как спутницы металловедения), астрономии и ее вычислительной основы - математики. С тех пор и вплоть до XVII в., когда в Европе еще подвизались видные геоманты, развитие самой геомантии было неотделимо от успехов трех вышеназванных наук7 . Параллельно идет обособление ее от других, естественных видов мантики (гадания). Существовала мантика естественная и искусственная. Первая вела происхождение от внутренних эксцессов: на человека "снизошло", ему "открылся" бог, человек стал пророком и несет другим людям свое откровение. Церковь признавала наличие таких прорицателей и в определенной степени считалась с ними8 . Искусственная же мантика не допускала вмешательства никакого божества: налицо окружающая нас природа с определенными свойствами; изучая их, можно предсказывать события в природе и в человеческой судьбе, определяемой реальным внешним миром. То обстоятельство, что форма предвидения была мистической, не спасало геомантов от нападок церкви, ибо в их рассуждениях исчезала божественная сила. Мистика высту-


4 A. Boissier. Documents assyriens relatifs aux presages. T. 1. P. 1894 - 1899; ejusd. Choix de textes relatifs a la divination assyro-babylonienne. Vol. 1 - 2. Geneve. 1905 - 1906; ejusd. Mantique babylonienne et mantique hittite. P. 1935, p. 49 suiv.

5 P. Tannery. Recherches sur l'histoire de l'astronomie ancienne. P. 1893.

6 Г. Буассье. Римская религия от времен Августа до Антонинов. М. 1914, стр. 57 cл.; R. Ch. Darwin. Die Entwicklung des Priestertums und der Priesterreiche oder Schamanen, Wundertater und Gottmenschen als Beherrscher der Welt. Lpz. 1929, passim; G. Wissowa. Religion und Kultus der Romer. Munchen. 1912, S. 523.

7 F. Strunz. Astrologie, Alchemie, Mystik. Ein Beitrag zur Geschichte der Naturwissenschaften. Munchen. 1928.

8 См. "Библия": Второзаконие, гл. XVIII, 10; Книга пророка Иеремии, гл. XXVII, 9.

стр. 112


пала здесь против господствующего вероучения, подменяя официальную догму, тем самым критикуя ее и борясь с ней. Недаром и в древности и особенно в средние века многие оппозиционные теории прятались под покровом мистики. "Революционная оппозиция... - писал Ф. Энгельс, - проходит через все средневековье. Она выступает, соответственно условиям времени, то в виде мистики, то в виде открытой ереси, то в виде вооруженного восстания"9 .

В сфере математики сильнейшее воздействие на геомантию оказало учение древнегреческой школы пифагорейцев, поскольку они тоже воспринимали природу мистически и тоже находили в истолковываемых ими ее символах отражение бытия. Пифагорейцами "были открыты, т. е. впервые геометрически построены, - указывал В. И. Вернадский, - идеальные, правильные выпуклые многогранники геометрии,.. было осознано их значение научно-мистически, как сущность природы"10 . Числа изображались пифагорейцами в виде точек, группируемых в геометрические фигуры. В этих "фигурных числах" выражалась связь, существующая между понятием числа и его пространственной протяженностью. Три точки углом вверх обозначали треугольник, четыре точки - квадрат, три подряд - линию, восемь по прямоугольнику - параллелограмм. Геоманты рисовали в своей мантике такие же фигуры, прямые наследницы пифагоровых11 . Пользовались они и теоремами, введенными в обиход пифагорейской школой, и применяли их наряду с "пифагорейским исчислением", в котором действовало понятие числового основания. Так, у 70, 700 и 7000 общее основание 7. Имя человека состоит из букв. Каждая буква в древности имела численное значение. Складывая числа-буквы в написанном имени с учетом их основания, получали жизненное "основание" данного человека, мистически толкуемое.

Достижения древней астрономии и химии равным образом использовались в геомантии. Но непрерывного ее развития, с последовательным накоплением позитивного знания и постепенным возрастанием качественного уровня изучения природных явлений не получилось. Социальные потрясения в эллинистическом мире, крах одних и возникновение других государств, завоевания и миграции привели к раздвоению круга геомантов. Один поток нашел себе место в Римской державе. Наследие второго было впитано арабами и через них достигло Западной Европы с иной стороны, в арабской Испании. На римской почве, в условиях того же рабовладельческого строя, плоды греческой учености и греческих предрассудков произрастали быстро и обильно. К тому же в I в. до н. э. Рим наполнился ближневосточными учеными и гадателями, принесшими с собой египетско- вавилонскую мудрость с сопутствовавшими традициями, включая использование "Книг судьбы" и деятельность геомантов. Некоторое влияние, особенно в сфере мантики12 , оказала культура этрусков. Например, деление "поля вычисления" на 16 частей, свойственное европейской геомантии, заимствовано именно у этрусков13 . Оно заменило применявшееся ранее 12-частное поле.

Одним из проводников нового для римлян знания стал крупный ученый, организатор публичнш библиотеки Марк Теренций Варрон Реатинский, осветивший ряд аспектов геомантии в сочинении "9 книг учений"14 . Его современник - знаменитый политический деятель и оратор Марк Туллий Цицерон написал в 44 г. до н. э. философский трактат "О предвидении" в виде диалога между собой и своим младшим братом Квинтом, не затрагивающий научных приложений геомантии, но содержащий иронию относительно ее фатализма. Сначала Квинт излагает концепцию стоиков о взаимосвязи всех явлений в мире и о задаче мантики, состоящей в том, чтобы, уловив эту связь между природными причинами и их последствиями в человеческой судьбе, указать на будущее. Затем старший брат приводит контрдоводы: бывают


9 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 7, стр. 361.

10 В. И. Вернадский. Размышления натуралиста. Кн. 1. М. 1975, стр. 77.

11 J. C. Hebert. Analyse structurale des geomancies comoriennes, malgaches et africaines. "Journal de la Societe des africanistes", t. XXXI, 1961, fasc. 2, p. 170.

12 Л. Дойель. Полет в прошлое. М. 1979, стр. 192.

13 G. Wissowa. Op. cit., S. 545.

14 H. Dahlmann. M. T. Varro. "Paulys Real-Encyclopadie der classischen Altertumswissenschafb. Von G. Wissowa und W. Kroll. Supplementband VI. Stuttgart. 1935, S. 1255 - 1258.

стр. 113


действительно обусловленные явления, которые можно как-то предвидеть, и бывают случайности, имеющие столь запутанный клубок незначительных первопричин, что их практически нельзя предвидеть; то, что поддается предсказанию, прорицать вредно, ибо там могут оказаться печальные события, а избежать их, раз это суждено, все равно не удастся; случайности же предсказанию не поддаются; нужно ли после этого вообще заниматься прорицанием?16 .

Наука вместе с заблуждениями прошла в Римской империи извилистый путь. А когда западная часть империи развалилась, в возникших на ее месте "варварских" королевствах наметился очевидный упадок античной культуры. Отдельные образованные люди, трудившиеся то там, то тут в разных пунктах прежних западноримских провинций, сохранили в своих сочинениях лишь обломки античного просвещения. Одним из таких эпигонов древней учености был севильский епископ Исидор (560 - 636 гг.), компилятор разнообразных сведений, заимствованных из многих старинных сочинений, порою до нас не дошедших. В его "20 книгах начал, или этимологии" мы находим в расчлененном виде весь геомантический комплекс с теорией четырех стихий и соответствующими астрономическими, химическими и математическими приложениями, однако в сильно обкорнанном виде17 . Неожиданное развитие получил у него раздел геомантии, трактующий о связи человека с землею. Исидор сравнивал слова, чтобы найти родство их грамматических корней и путем такой этимологии проследить историческую и природную общность явлений. Он придавал особое значение геомантии именно потому, что человек создан, согласно "священному писанию", из глины, и это отражается в таких сопоставлениях, как "человек" - "почва" (латин. homo - humus), "род человеческий" - "земля" (греч. genos - ge)18 .

Иная судьба ждала цикл геомантических дисциплин в завоеванной арабами части Испании. В Кордовском эмирате (VIII-X вв.) и Кордовском халифате (X-XI вв.) наблюдалась интенсивная интеграция европейской и восточной просвещенности благодаря этническому и языковому смешению. Несколько различных по происхождению напластований культуры дали богатые результаты. В Кордову приезжали тогда учиться из всех стран Европы и набирались мудрости в 70 городских библиотеках, главная из которых имела 400 тыс. томов рукописей (один ее каталог составлял 44 тома). Те, кому недоставало места в Кордовском университете или 26 других столичных высших школах, перебирались в университеты Севильи, Малаги и Гранады. Там на основе экспериментального знания и развития прикладных отраслей науки преподавали философию по Аристотелю, математику по Пифагору, Евклиду и Архимеду, астрономию по Птолемею, медицину по Галену19 . Десятки сочинений великих мыслителей эпохи эллинизма переводились особой коллегией переводчиков с греческого на арабский язык, затем переводы распространялись, и их перепискою для приезжих жило множество людей20 .

Существенную роль в усвоении античного наследия сыграли мутазилиты - вольномыслящие арабские интеллигенты. Их критика ортодоксального ислама пошатнула непреложность официального вероучения Мухаммеда, и выработался калам - такое мусульманское богословие, которое не мешало прогрессу знания21 . В Испании имели хождение труды арабоязычных авторов со всех концов исламского мира и работали крупные местные знатоки наук, искусств и ремесел. Там можно было изучать сочинения таких астрономов, как Ал-Бируни, таких медиков, как ибн-Сина, таких математиков, как Ал-Хорезми. Получила широкое развитие вся геомантическая триада - астрономия, математика, химия. На поприще последней особенно про-


16 С. Л. Утченко. Цицерон и его время. М. 1972, стр. 320 - 322.

17 J. Fontaine. Isidore de Seville et la culture classique dans l'Espagne wisigothique. P. 1959. Vol. 1, pp. 341 - 412, 453 - 592; vol. 2, pp. 659 - 660.

18 Ibid. Vol. 2, pp. 661 - 662.

19 H. Schipperges. Die Assimilation der arabischen Medizin durch das lateinische Mittelalter. Wiesbaden. 1964, S. 85 - 105.

20 Б. Веймарн, Т. Каптерева, А. Подольский. Искусство арабских народов (средневековый период). М. 1960, стр. 142, 154; И. Ю. Крачковский. Арабская культура в Испании. М.-Л. 1937, стр. 22; В. Бартольд. История изучения Востока в Европе и в России. СПБ. 1911, стр. 13, 55.

21 Е. А. Беляев. Мусульманское сектантство. М. 1957, стр. 41 - 44.

стр. 114


славился Джабир ибн Хайан (721 - 815 гг.), известный европейцам под именем Гебера и фактически ставший первым западноевропейским алхимиком, хотя сам он был выходцем из Ирана. Гебер разработал теорию химического состояния вещества и к известным издревле четырем свойствам тел (холод, тепло, влажность, сухость) добавил описание еще трех (горючесть, стойкость, металличность), обосновал пять методов аналитической алхимии - дистилляцию, сублимацию, преципитацию, фильтрацию и кристаллизацию, научился изготовлять квасцы, купоросы, щелочи, кислоты и ставил опыты по превращению неблагородных металлов в золото, стремясь реализовать древнейшую идею о возможности трансмутации металлов вследствие общего происхождения всех тел22 .

В арабской Испании была также унифицирована геомантическая процедура в том виде, в каком ее применяли затем средневековые европейцы. На земле ставятся определенным образом четыре ряда точек, а из них образуются 16 фигур. Каждая фигура имеет в зависимости от получившейся формы определенное смысловое название и попарно противопоставляется контрподобной: юноша и девушка, хвост и голова, радость и печаль, приобретение и утрата, малая судьба и большая судьба (fortuna minor et fortuna maior) и т. д. Фигурам присущи, кроме того, символические значения четырех времен года, четырех сторон света, четырех темпераментов, четырех природных стихий, а 12 из них соответствуют 12 знакам Зодиака, то есть месяцам календарного года. Фигуры распределяют по этим 12 "домам", согласно правилам математики, строят из них геометрические формы, объединяемые в "камеру", к которой прилагают гороскоп, и предсказывают, о чем свидетельствуют небесные светила23 .

Кажущаяся ныне нелепой, процедура эта имела в те времена немалое практическое значение благодаря строгому соблюдению некоторых уже известных тогда законов математики и астрономии. Если абстрагироваться от предрассудка, связанного с толкованием судьбы, и остановиться только на результатах, проистекающих из небесной механики, то нужно будет отметить, что нахождение совпадений между геомантическими фигурами и созвездиями заменяло путникам и навигаторам подсчет времени. Ведь ночью солнечными часами нельзя было воспользоваться, а карманных механических еще не существовало. Данная сторона дела нашла широкое отражение в сочинениях средневековых писателей. Например, у Данте ("Чистилище", песнь XIX, 4 - 6) читаем: "Геомантам, пред зарей, видна fortuna maior там, где торопливо восточная светлеет сторона"24 . Оказывается, фигура "большой судьбы" походила по форме на крайние звезды созвездия Водолея вместе с ближайшими звездами созвездия Рыб, и если это место на ночном небе Южной Европы светлеет, значит, до восхода Солнца над горизонтом осталось три часа25 . Этот пример вновь подчеркивает общеизвестный факт, что любое явление следует оценивать с учетом конкретней исторической эпохи, ибо жизненные возможности человека, его поведение и обычаи во многом определялись уровнем науки и техники своего времени.

Кардинальнее значение для проникновения плодов древнегреческой и арабской мудрости в средневековую Европу имел первый этап реконкисты. В VIII-X вв. астурийские короли Альфонс II, Ордоньо I и Альфонс III отвоевывают у арабов провинцию Леон до реки Дуэро; в IX в. барселонский граф Вифред Мохнатый, добившийся независимости от франков, очищает от арабов Каталонию26 . В 1085 г. мавры сдали испанцам Толедо, превратившееся в столицу Кастилии; в 1118 г. пала ставшая столицей Арагона Сарагоса. Народное зеркало реконкисты - испано- арабский фольклор. Предания о былых сражениях и об арабской астрологии долго жили, передаваясь из поколения в поколение. Любопытен в этой связи такой эпизод. В XIX в. американский писатель и историк В. Ирвинг выпустил книгу близких к фольк-


22 М. Г. Центнершвер. Очерки по истории химии. Одесса. 1912, стр. 37 - 38; Н. А. Фигуровский. Очерк общей истории химии. От древнейших времен до начала XIX в. М. 1969, стр. 86, 118.

23 О деталях см.: Th. Charmasson. Recherches sur une technique divinatoire: la geomancie dans l'Occident medieval. P. 1975.

24 Данте Алигьери. Божественная комедия. М. 1961, стр. 336.

25 Там же, стр. 708. (Примечания М. Лозинского).

26 А. Р. Корсунский, История Испании IX-XIII веков. М. 1976, стр. 40 - 43.

стр. 115


лорным подлинникам сказок "Альгамбра". Она содержит среди прочих "Легенду об арабском астрологе"27 , которая поразила воображение А. С. Пушкина и стала в 1834 г. сюжетной основой для его "Сказки о Золотом Петушке"28 .

Во всех освобожденных испанцами городах жило двуязычное население, говорившее по-арабски и по-романски: латинизированные мавры и арабизированные христиане, потомки мосарабов (христиан, избегших ислама) и мувалладов (принявших ислам), марраны (крещеные евреи) и мориски (крещеные арабы)29 . В Барселону, Сарагосу и Толедо хлынули итальянские и провансальские эрудиты. Они жадно набрасывались на книжные сокровища и с помощью местных полиглотов осуществляли массовые переводы ценных рукописей с арабского языка на латинский. Эти переводы составили часть того фундамента, над которым позднее надстроились гуманизм и Ренессанс. Уже в XII столетии монахи и горожане Англии, Франции и Германии познакомились с неведомыми им дотоле образцами восточной и античной мысли, а наибольшую славу снискали себе в качестве переводчиков Хуго из Санталы, Герард из Кремоны и Платон из Тиволи. Именно им, в частности, обязана европейская культура возрождением геомантической триады30 .

Хуго Санталийский, магистр из Прованса, астролог, служитель епископальной церкви в Тарасоне (Северо-Восточная Испания), овладев арабским языком, примерно около 1140 г. перевел на латынь и впервые ввел в общеевропейский научный оборот труды Клавдия Птолемея "Познание звезд", Маша'аллаха, Гермеса Трисмегиста, Ал-Кинди, Джафара Индуса, Ал-Бируни, ряд трактатов Ат-Тарабулуси31 . Последнему он уделил особое внимание, тщательно изучив приписываемое ему сочинение "Как полагали индийцы..."32 . Абу Саид Триполитанский (Ат-Тарабулуси), выходец из Сирии, жил в 864 - 955 годах33 . Он был одним из авторитетнейших геомантов34 . Хуго использовал его работу и на ее основе написал на провансальском языке поэму о геомантии, сопроводив ее рисунками фигур и методикой применения необходимых математических расчетов. Его поэма, в свою очередь, послужила в 1288 г. базой для геомантического творения Варфоломея Пармского35 .

Герарда Кремонского (1114 - 1187 гг.) нередко путали с его сыном, тоже из Кремоны и тоже переводчиком, Герардом Саббионетским, писавшим, однако, в следующем столетии36 . Отец владел не только арабским, но также древнегреческим языком и внес тогда наибольший вклад в ознакомление Западной Европы с духовными сокровищами прошлого. Богослов и философ по образованию, он, переехав в Толедо, лишь по естественным наукам осуществил перевод 71 труда37 , в том числе: Птолемея, Автолика Питанского, Гипсикла, Менелая Александрийского, Маша'аллаха, бану Муса, Ал-Кинди, Ал-Фаргани, Тхабита бен Курры, Ахмада бен Юсуфа, Абу Бакра, Ал-Хасана, Аз-Заркали, ибн Афлаха38 . Исключительное значение приобрел его перевод "Алгебры" Ал-Хорезми, после которого сочинение великого хорезмийца стало настолько популярным, что самую его методику счисления европейцы прозвали "алгоритм" (ал-хорисм). Собственная же работа Герарда именуется "Книгой астрономической геомантии".


27 См. В. Ирвинг. Новеллы. М. 1954, стр. 243 - 260.

28 А. Ахматова. Последняя сказка Пушкина. "Звезда", 1933, N 1.

29 И. Ю. Крачковский. Арабская поэзия в Испании. "Культура Испании". М. 1940, стр. 81.

30 Th. Charmasson. Les premiers traites latins de geomancie. "Cahiers de civilisation medievale. Xe-XIIe siecles" (Poitiers), Avril - Juin 1978, N 2, p. 121.

31 F. J. Carmody. Arabic Astronomical and Astrological Sciences in Latin Translation. A Critical Bibliography. Berkeley - Los Angeles. 1956, pp. 16, 36, 58, 81, 85, 155, 173.

32 J. C. Hebert. Op. cit., p. 117.

33 К. А. Бойко. Арабская историческая литература в Испании. М. 1977, стр. 192.

34 C. Brockelmann. Geschichte der arabischen Literatur. Supplementband 1. Leiden. 1937, S. 908 - 909.

35 P. Meyer. Traites en vers provencaux sur l'astrologie et la geomancie. "Romania", t. XXVI, 1897, Avril, N 102, pp. 237, 250, 254, 275.

36 "La Grande Encyclopedie". T. 18. P. 1886, p. 831.

37 "A Source Bock in Medieval Science". Cambridge (Mass.). 1974, pp. 35 - 38.

38 F. J. Carmody. Op. cit., pp. 15, 22, 32, 48, 83, 115, 122, 124, 130, 137, 139, 163, 173.

стр. 116


Платон Тиволийский (иначе Тибуртинский39 ), находясь в 1134 - 1145 гг. в Барселоне, свел знакомство прежде всего с собратьями по профессии - математиками и астрологами, подружился с местным ученым Савасордой (Авраам бар Хийа ха-Наси) и начал с перевода его "Книги об измерениях", благодаря которой Западная Европа освоила понятие синуса. Затем он приступил к таким сочинениям, как "100 афоризмов по Птолемею и Гермесу", и трудам Ал-Баттани, Ар-Рази, Абу Бакра, Али Имрани. Абу'л-Касима, Феодосия Триполитанского40 . От этого Платона средневековые европейцы впервые толком узнали, кем был Птолемей41 . Он стал также автором "Песчаной книги", изложив в ней геомантическую процедуру на песке.

Неверно было бы, однако, сводить дело лишь к успешной деятельности простых последователей, трудолюбивых книжных кротов из Санталы, Кремоны и Тиволи. Сквозь социальное катаклизмы Европы V-IX столетий ученая мысль римлян все же просочилась и дошла, хотя и тонким ручейком, до образованных монахов на исходе раннего средневековья. Мало того, в сравнении с заумными порою творениями геомантов она выглядит пусть бедноватой по содержанию, зато свежей и сочной, близкой к житейской практике. Приведем два примера из "Задач для изощрения юношей", составленных в конце VIII в. известным сподвижником Карла Великого, главой Турской школы, аббатом Флакком Альбином Алкуином42 . Одна из них является вариантом казуса с наследстве, не раз описанного в юриспруденции древнего Рима. Муж, умирая, завещал: если его беременная жена разрешится мальчиком, то отдать ей 1/3 имущества, а сыну - 2/3; если девочкой, то отдать матери 2/3, а дочери - 1/3; женщина родила мальчика и девочку; как разделить наследство? Ответ: смысл завещания заключается в том, что сын должен получить вдвое больше матери, мать же - вдвое больше дочери; делим имущество на семь частей, четыре отдаем мальчику, две - матери, одну - девочке. Еще ближе к повседневной жизни другая задача. Два человека, имея 100 солидов, купили на них свиней, по две монеты за пять животных, то есть 250 свиней; потом стали продавать по той же цене и нажили четыре солида; каким образом? Ответ: оставив про запас 10 свиней, прасолы разделили прочих на 120 жирных и 120 худых и сбывали их, в совокупности каждой продажи, по исходной цене в две монеты за пять животных, но жирных - по две за солид, а худых - по три за солид, и получили таким образом назад свои 60 да 40, то есть 100 солидов, после чего реализовали остаток в 10 свиней и заработали четыре монеты.

Математическое искусство античности блюлось в Европе не традициями учебных заведений, ибо от них в бурные века Великого переселения народов сохранились лишь жалкие воспоминания, а какими-то случайно уцелевшими рукописями. На этих манускриптах воспитывался клир тех италийских и южногалльских монастырей, которые спрятали древние пергаменты и не отдали их под палимпсесты. Там выросли свои, местные математики, наподобие Герберта Орильякского - позднее архиепископа Реймсского (991 - 998 гг.) и затем папы Сильвестра II (999 - 1003гг.)43 . Он создал самостоятельный вариант абака - счетной доски44 и изобрел похожую на шахматы игру "Бой чисел", в которой фигуры заменялись цифрами45 . О геомантии Герберт знал как контактировавший с арабами астролог46 , и в его сочинениях впервые начали сливаться две линии геомантии, разошедшиеся еще в эллинистический период. Герберт являлся участником клюнийского движения, направленного на усиление роли и влияния папства, был видным деятелем католической церкви. Но


39 "Enciclopedia Italiana". T. XXVII. R. 1935, p. 524.

40 F. J. Carmody. Op. cit., pp. 22, 74, 130, 133, 137, 138, 142, 143.

41 Ch. C. Gillispie. Dictionary of Scientific Biography. Vol. XI. N. Y. 1975, pp. 31 - 33.

42 См. Alcuini. Opera omnia. "Patrologiae cursus completus". Series latina. Par J. P. Migne. T. 101. P. 1863.

43 См. о нем: Н. М. Бубнов. Арифметическая самостоятельность европейской культуры. Киев. 1908.

44 Ф. Кэджори. История элементарной математики. Одесса. 1917, стр. 121 - 122.

45 А. Бобринской. Jeu d'amour. Французская гадальная книга XV века. СПБ. 1886, стр. 102.

46 У. Т. Уотт. Влияние ислама на средневековую Европу. М. 1976, стр. 83.

стр. 117


даже ему не удалось миновать обвинения в связях с дьяволом. Обскуранты инкриминировали ему тот факт, что он столь искусно владеет арифметикой, что может разделить (виданное ли это дело?) любое число.

Герберт умел также решать комбинации возвратного ряда (нам неизвестно, каким способом; описание техники решения впервые встречается лишь в рукописях XIII века). А вскоре идентичные уравнения проникают в ученые труды большинства европейских стран, включая Русь. Вот одна из таких средневековых русских задач: "Идет семь баб, у всякой бабы по семь посохов, на всяком посохе по семь сучков, на всяком сучку по семь кошелей, во всяком кошеле по семь пирогов, во всяком пироге по семь воробьев, во всяком воробье по семь пупков". Сколько всего пупков?47 Геомантия тоже не обошла Русь стороной. В Радзивилловской летописи на рисунке, посвященном осаде Торжка в 1182 г., помещены геомантические изображения, вероятно, с толкованием исхода битвы48 .

В периоды классического и позднего средневековья геомантия вбирала в себя все более широкий ареал научных достижений и за этот счет сама вербовала себе новых адептов в различных общественных кругах. Среди геомантов той поры то мелькают совсем малозначащие персоны, то встречаются крупные фигуры. Некоторые из них распространили увлечение геомантией на врачей и пополнили арсенал медицины заимствованиями из химии. Геомант Амплоний Ратинк де Берка (1363 - 1435 гг.), домашний лекарь кёльнского архиепископа, коллекционируя работы своих предшественников, собрал редкую по ценности библиотеку манускриптов, прозванную "Амплониана". Геомант Гартманн Шедель (1440 - 1514 гг.), видный гуманист, нюрнбергский историк, составитель "Всемирной хроники" с 2 тыс. уникальных иллюстраций, последователь Герарда из Кремоны, лечил сограждан, имея титул "городского физика"49 . Парацельс (1493 - 1541 гг.), один из самых причудливых мистиков среди геомантов, навсегда вошел в историю медицины. С именем Парацельса неразрывно связано появление лечебной химии - химической фармакологии50 . Роберт Фладд (1574 - 1637 гг.), оксфордский философ, путешествуя по континентальной Европе, познакомился с тайным обществом розенкрейцеров как ответвлением франкмасонов, перенял у них в рамках каббалистики математическую геомантию на основе теорий церковного реформатора и ученого Николая Кузанского и, поступив служить городским лондонским медиком, написал работу "Историческая метафизика, физика и техника обоих космосов, большого и малого"51 .

Прославился также новый отряд ученых, воздававших должное алхимии и астрологии. Основатель европейской минералогии Георг Бауэр Агрикола (1494 - 1555 гг.), чьи труды повлияли на прогресс металлургии и развитие горнорудного дела52 , широко использовал лучшие достижения прикладной алхимии. Иоганн Баптист ван Гельмонт (1577 - 1644 гг.), увлекавшийся мистическим истолкованием воздушной и водной стихий, показал качественное различие между разными газообразными веществами и ввел в употребление самое понятие о газах53 . Иоганн Фридрих Бёттгер (1682 - 1719 гг.), заблудившийся в поисках "философского камня", набрел взамен того на тайну фарфора. Выдающийся астроном Иоганн Кеплер (1571 - 1630 гг.), открывший законы движения планет, должен считаться и последним крупным астрологом средневековья. Веря в старинную теорию гармонии небесных тел, он был убежден, что Сатурн и Юпитер издают басовые звуки, Марс звенит тенором, Венера контральтирует, а Меркурий обладает сопрано. Исходя из общих геомантических представлений о такой гармонии, Кеплер предположил, что между Марсом и Юпитером должна находиться еще одна, восьмая планета (позднее там обнаружили астероиды). Главное возражение, выдвинутое современниками, заключалось


47 А. П. Юшкевич. История математики в средние века. М. 1961, стр. 367.

48 Р. А. Симонов. Математическая мысль древней Руси. М. 1977, стр. 62 - 63.

49 "Biographic universelle (Michaud) ancienne et moderne". Nouv. ed. T. 38. P. 1863, pp. 256 - 257.

50 H. Schipperges. Lebendige Heilkunde. Von grossen Arzten und Philosophen aus drei Jahrtausenden. Olten. 1962, S. 208 - 220.

51 Ch. C. Gillispie. Op. cit. Vol. V. N. Y. 1972, pp. 47 - 49.

52 См. об этом: М. М. Смирин. К истории раннего капитализма в германских землях (XV-XVI вв.). М. 1969, стр. 62 сл.

53 Ф. Даннеманн. История естествознания. Одесса. 1913, стр. 205.

стр. 118


в том, что восьмой планеты быть не может, поскольку человек и природа созданы богом в соответствии друг с другом, а у человеческой головы - только семь отверстий: два уха, два глаза, две ноздри и рот54 . Кеплерова страсть к мантике дорого обошлась его семье: самого астронома долго преследовали, его тетку казнили как ведьму, а мать шесть лет находилась под следствием, и сын едва спас ее от пыток55 .

Воспроизведение отдельных трудных эпизодов из жизни поклонников мантики не может передать всей картины тех лишений и страданий, через которые проходили даже наиболее талантливые из них. В XVI столетии, которое было временем Реформации и Контрреформации, католичество и протестантизм схлестнулись в яростной схватке и зорко следили за поступью идей и их пропагандистов. Типична в этом смысле биография тогдашнего геоманта герра Агриппы (то есть по-немецки "господина Агриппы", как именовала его вся Европа). Его прозвали так, как уроженца города Кёльна (по-латыни "Колонна Агриппина"), он же себя выдавал за потомка знатных владельцев близлежащего селения Неттесгейм. Родился он в 1486 году. Из встречающихся в записках многих лиц отдельных упоминаний о встречах с ним, из оставленных им 450 писем и нескольких десятков сочинений вырисовывается образ высокоодаренного мыслителя с пустым карманом, полиглота, автора очерков магии, демонологии, каббалистики, богословия, философии, истории, боевой техники и разных сфер естественных наук. Он был схоластом, и его чурались гуманисты. Он поливал скепсисом всякий догматизм, и его проклинали церковные ортодоксы. Он высмеивал псевдонауку, и от него шарахались многие ученые. Он обличал тупость и невежество, и на протяжении всей жизни его травили клеветой и доносами56 .

15-летний Агриппа поступил на службу в армию австрийского императора, сражался на полях Испании и Италии, получил рыцарское звание за смелость и дошел до капитанского чина. Ночами он много читал, готовясь защищать потом диссертации по медицине и юриспруденции. Неожиданно перебрался в Париж ради новых впечатлений, промотал там офицерские сбережения и вернулся на родину, где основал кружок оккультистов. Затем опять служил императору и помог ему в 1508 г. подавить мятеж в Испании, для чего использовал свое изобретение - огненные ракеты. Уехав в Авиньон, занялся поисками "философского камня". Выступив в г. Доль с лекциями о гуманистической концепции знаменитого филолога Йоганна Рейхлина, был избран 22 лет от роду профессором теологии. Стараниями монахов отстранен от преподавания, после чего отправился через Англию в Кёльн, обзавелся многими учениками и последователями в местном университете и уже тогда прославился как сочинитель "Сокровенной философии", в которой описывал и анализировал все известные издавна способы и приемы магии. Эту книгу он создавал почти четверть века. Но еще до того, как она была напечатана, каждая ее страница переписывалась в тысячах экземпляров, и ими бойко торговали на ярмарках и площадях57 . У ее автора появляются видные единомышленники. Один из них, спонгеймский аббат Йоганн Тритгемий, стал учителем Парацельса58 .

В поисках средств к существованию и спасаясь от завоевавшей Италию французской армии, где он проживал далее, Агриппа мечется, молит о помощи богатых меценатов, ищет приюта в Павии и Турине, Милане и снова в Кёльне, наконец получает в Меце должность синдика (адвоката) городской республики. Хозяйничавшие там монахи в 1519 г. обвинили некую женщину в колдовстве, и приговор ей готовил сам главный инквизитор. Городской адвокат не побоялся выступить в защиту несчастной и буквально вырвал ее из рук доминиканцев, за что вскоре лишился службы. Опять свидание с Кёльном, жизнь в Женеве и Фрейбурге. Как фрейбургский врач он получил от швейцарцев за год работы плату в 127 ливров, мешок пшена, бочонок вина и бесплатное помещение. Когда в 1523 г. он, приехав в Лион, стал дома-


54 К. Фламмарион. Живописная астрономия. СПБ. 1897, стр. 331, 469.

55 А. В. Грубе. Биографические картинки. М. 1877, стр. 306.

56 В. Брюсов. Оклеветанный ученый. В кн.: Ж. Орсье. Агриппа Неттесгеймский. М. 1913, стр. 9 - 15.

57 Ж. Орсье. Указ, соч., стр. 19 - 28.

58 O. Zekert. Paracelsus. Europaer im 16. Jahrhundert. Stuttgart. 1968, S. 17, 146, 151, 153.

стр. 119


шним лекарем Луизы Савойской, матери французского короля Франциска I, то уже прочно садя завзятым чернокнижником. Говорили, что он может показывать в зеркале лики умерших, находиться одновременно в двух разных местах и водить дьявола, как пса, на цепочке. При лионском дворе Агриппа начал писать второй свой главный труд - "О недостоверности и тщете наук и искусств", кроме того, строил дома, объявил, что нашел "философский камень", и исхитрился получить из куска свинца что-то вроде золота59 .

Король требовал от ученого прорицаний о результатах будущих сражений с императором Карлом V. Агриппа упорно сопротивлялся. Зато, мечтая перейти на службу к врагу короля коннетаблю Бурбонскому, он тайно гадал ему и напророчил захват его войсками Рима. Вдохновленный предсказанием, Карл Бурбон двинулся в поход и обрушился на Среднюю Италию. "Через По, через горы, сквозь метели и снег эти черные своры шли с Бурбоном в набег" (Дж. Г. Байрон "Преображенный урод"). Действительно, в 1527 г. Рим пал. Но один из защитников "вечного города", прославленный скульптор и ювелир Бенвенуто Челлини, подстрелил коннетабля60 . Надежды Агриппы растаяли. Некоторое время он практиковал как врач в Париже, потом в Антверпене. Нидерланды посетила чума. Агриппа был единственным медиком, кто не покинул горожан в тяжелые дни, изготовил по древним рецептам некий "антидот" и спас этим лекарством многих людей от гибели. Правительница Нидерландов Маргарита пригласила популярного мага в Брюссель библиотекарем. В это время были напечатаны его основные труды, церковники подняли отчаянный шум и добились правительственной поддержки. Агриппе грозило заточение, и он спасся лишь вследствие кончины Маргариты. Разгневанный библиотекарь отомстил ей эпитафией: "Марго Австрийская покой здесь обрела, имела двух мужей и девой умерла". Отведав все же заключения, но уже за долги, он скитается, пытается пристроиться к какому-нибудь покровителю поочередно в Кёльне, Франкфурте-на-Майне, Бонне и Лионе, еще раз оказывается за тюремной решеткой и в 1535 г. умирает в Гренобле61 .

Среди десятков оставленных им трактатов имеется "Рассуждение о геомантии", которое свидетельствует, что неттесгеймский мыслитель не был каким-то шарлатаном и находился в курсе всех наук своего времени62 . Самые известные его труды парадоксальны, ибо Агриппа в силу присущей ему природной насмешливости и склонности к сатире выступает в них "от обратного": издевается над науками, перед которыми всегда преклонялся, и восхваляет мантику, которую считал чепухой63 . Чрезвычайно интересны философские его позиции: свойственный той эпохе идеализм амальгамирован в них со стихийным материализмом. В магии, под которой подразумевается истинная наука, он видит техническое искусство познания мира, состоящего из трех сфер - небесной, физической и духовной. Методы их изучения открывают соответственно астрология, алхимия и религия64 . Исследуя реальный мир, мы приходим таким путем к постижению духа, ибо в основе все сущее идентично по своей первоприроде. И если богословы, философы и юристы - сплошь врали и болтуны, то представители естественных наук - единственные, кто обладает фактическим знанием, да и то лишь при наличии верных эмпирических сведений.

"Можно найти практическую философию, при помощи которой... сделаться хозяевами и господами природы"65 . Эти слова, принадлежащие Р. Декарту, не случайно были произнесены в XVII веке. "Буржуазии для развития ее промышленности нужна была наука, которая исследовала бы свойства физических тел и формы проявления


59 Ж. Орсье. Указ, соч., стр. 29 - 61.

60 "Жизнь Бенвенуто, сына маэстро Джованни Челлини, флорентинца, написанная им самим во Флоренции". М. 1958, стр. 98 - 99.

61 Ж. Орсье. Указ, соч., стр. 67 - 91. Некоторые детали, отсутствующие в этой книге, взяты из: H. Morley. Cornelius Agrippa. The Life of H. C. Agrippa von Nettesheim. Vol. 1 - 2. L. 1856; A. Prost. Les Sciences et les arts occultes au XVIe siecle: Corneille Agrippa, sa vie et ses oeuvres. Tt. 1 - 2. P. 1881 - 1882.

62 В. Брюсов. Легенда о Агриппе. В кн.: Ж. Орсье. Указ, соч., стр. 95 - 102.

63 "La Grande Encyclopedie". Т. 1. P. 1886, p. 903.

64 В. Проскуряков. Парацельс. М. 1935, стр. 153.

65 Р. Декарт. Избранные произведения. М. 1950, стр. 305.

стр. 120


сил природы. До того времени наука была смиренной служанкой церкви и ей не позволено было выходить за рамки, установленные верой66 . Наконец, в XVIII в. наука решительно сомкнулась с практикой67 . Перед былыми идеями геомантов открылись неведомые ранее горизонты, а сами эти идеи, лишаясь идеалистической шелухи, обрастают фактами точного наблюдения. Взяв за основу древнюю теорию четырех стихий, один из основателей лондонского Королевского общества, видный ученый Р. Бойль (1627 - 1691 гг.) в книге "Химик-скептик" доказал, что не все летучие вещества содержат воздух, не все жидкие - воду, не все твердые - землю и не все горючие - огонь68 . В области естественных наук новое пробивало себе дорогу быстрее, в гуманитарной области - гораздо медленнее. Бок о бок с Бойлем в Королевском обществе сидел великий основатель классической физики И. Ньютон. Весьма рассудительный в обиходе человек, организатор монетного дела в Англии и изобретатель, он в отношении к истории был настоящим мистиком, всерьез комментировал Апокалипсис и использовал все достижения современной ему математики, чтобы попытаться доказать истинность библии, для чего написал особый труд69 .

Многое из того, что некогда было у геомантов лишь гениальной догадкой, обретает ныне значение непреложного факта. Агриппа считался еретиком за мысль о единстве частей, составляющих живую природу. Но вот наступил 1861 г., увидела свет "Органическая химия" Д. И. Менделеева: в ней "с чрезвычайным искусством проведена идея единства органических соединений"70 . За теоретическое рассуждение о тесной связи всех материальных тел как составных частей единого физического целого Агриппе угрожали смертной казнью. Но вот в 1869 г. Менделеев открыл закон периодичности элементов: "Вместо разрозненных, не связанных между собою веществ перед наукой встала единая стройная система, объединившая в единое целое все элементы Вселенной"71 . Алхимики, несмотря на бесконечные неудачи трансмутаций простых металлов в благородные, верили в правильность их предположения. А сейчас уже не алхимия, а просто химия не существует без практики метаморфоз: "Химия - наука о веществах: об их строении, свойствах, о реакциях, в результате которых одни вещества превращаются в другие"72 . Астрология долгое время служила предметом язвительных насмешек. Но прошли десятилетия, и выяснилось, что далеко не все астрологические постулаты следует отбрасывать и что в преобразованном виде они полезны доныне73 ; зафиксировано прямое влияние звезд, особенно Солнца, на человеческую жизнь, и появилась изучающая его специальная научная дисциплина - гелиобиология74 ; установлено также, что от "поведения" звезд зависят и наличие самой жизни вообще и конкретные ее формы75 . Идентичная картина характерна для медицинских воззрении геомантов76 .

Всякое дело имеет свое начало. Успехи современной нам науки были бы невозможны без тех робких шагов, которые предпринимали когда-то первые ученые.


66 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 22, стр. 307.

67 См. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. 1, стр. 608.

68 В. И. Рич, М. Б. Черненко. Неоконченная история искусственных алмазов. М. 1976, стр. 4.

69 I. Newton. The Chronology of Ancient Kingdoms Amended. L. 1728. Подробнее см.: С. Я. Лурье. Ньютон - историк древности. "Исаак Ньютон. 1643 - 1727". М.-Л. 1943.

70 "Д. И. Менделеев в воспоминаниях современников". М. 1973, стр. 20.

71 И. Петрянов-Соколов. Прозорливость гения. "Правда", 1.III.1969.

72 Л. Полинг. Общая химия. М. 1964, стр. 13.

73 А. Л. Чижевский. Астрология наших дней. "Климат и погода", Л., 1927, NN 5 - 6.

74 О. Г. Газенко. Предисловие и послесловие. В кн.: А. Л. Чижевский. Земное эхо солнечных бурь. М. 1976, стр. 19 - 20, 349 - 350.

75 И. С. Шкловский. Вселенная. Жизнь. Разум. М. 1976, стр. 202 - 206; его же. Звезды, их рождение, жизнь и смерть. М. 1977, стр. 11 - 12.

76 H. Schipperges. Moderne Medizin im Spiegel der Geschichte. Stuttgart. 1970.

 



Опубликовано 11 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. Я. ШЕВЕЛЕНКО • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.