"РУССКИЙ ГОРОД" (ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СБОРНИК)

Белорусский САМИЗДАТ: книги, рассказы, фельетоны и пр.

САМИЗДАТ: ПРОЗА новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

САМИЗДАТ: ПРОЗА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему "РУССКИЙ ГОРОД" (ИСТОРИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СБОРНИК). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

36 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


М. Изд-во Московского университета. 1976. 296 стр. Тираж 4600. Цена 1 руб. 68 коп.

Одной из важных задач советской исторической науки остается изучение истории русских городов. Отражением и результатом усиливающегося внимания к этой проблеме явилось создание в 1971 г. на историческом факультете МГУ лаборатории истории русских городов, ближайшей задачей которой стало обобщение материалов по истории городов Московской области, их экономическому, социальному и культурному развитию. Сборник статей, вышедший под редакцией чл. - корр. АН СССР В. Л. Янина, - первый результат исследовательской работы лаборатории*. Тематика его дает представление об основных направлениях, по которым предполагается вести изучение "московских" городов. Разнохарактерность статей, отмеченная за введении составителями (стр. 4), объясняется широтой поставленных задач, стремлением охватить исследованием самые различные стороны многовековой истории такого сложного явления, как русский город.

Сборник открывается статьей Р. Л. Розенфельдта о древнейших городах Подмосковья. На основании изучения погребений автор приходит к выводу о позднем появлении славян на территории Подмосковья: "Вятичи и кривичи пришли на левобережье Оки в основном после 988 г." (стр. 7). Местоположение вновь возникших славянских селищ X-XI вв. на необжитых местах было обусловлено пашенным земледелием, составлявшим основу хозяйства пришедших сюда славянских племен. В начале XI в. здесь возникают славянские городища - прообразы подмосковных городов. По мнению автора, первоначально это были укрепленные порубежные пункты на границе освоенной славянами территории (стр. 12). К сожалению, к статье не приложена карта, которая отразила бы расположение ранних славянских городищ и археологических памятников местных племен, синхронных городищам, поэтому судить о правомерности этого авторского заключения трудно. Вряд ли справедливо считать существование укрепленных славянских поселений в Подмосковье в XI-XII вв. веским доказательством того, что здесь сохранялось местное, еще не подвергшееся славянизации, население (стр. 14). Заслуживает внимания основной вывод автора о поэтапном становлении древних подмосковных городов: XI в. - города-крепости без посадов, служившие прежде всего опорными (вместе с тем и административными) пунктами славянских племенных объединений, и с конца XI в. - появление собственно городов в результате "окняжения территории вятичей и кривичей" (стр. 16).

Статья Л. А. Фадеева о происхождении и роли системы городских концов привлекает внимание прежде всего аспектом изучения, анализом тех черт городской организации, "которые связывают городскую общину с селом" (стр. 31). В работе есть важные наблюдения как общего, так и конкретного характера, доказывающие, что "первичные формы городской жизни возникают на основе традиционных сельских отношений" (стр. 31). Отметим интересную трактовку термина "конец" как производного от древнерусского "конъ", и в связи с этим убедительное переосмысление традиционного чтения 38-й статьи пространной Правды (стр. 29). Автор не боится самых широких аналогий и параллелей, привлекая их


* Авторы: Л. И. Васькина, Н. Б. Голикова, М. В. Дьяконов, О. С. Евангулова, С. С. Илизаров, М. А. Ильин, В. В. Карлов, В. В. Кириллов, В. А. Копылов, М. Ф. Прохоров, Р. Л. Розенфельдт, П. Г. Рындзюнский, Л. А. Фадеев, В. А. Федоров.

стр. 131


из истории античных городов Средней Азии, городов Африки XVIII в., среднеазиатских городов XIX-XX веков. К сожалению, подобных аналогий из истории раннефеодальных городов Европы в работе нет, несмотря на замечание автора о том, что "членение на части, аналогичные славянским городским концам, оказалось свойственным многим городам Старого Света" (стр. 23).

В статье дано общее указание на то, что жители Загородского конца Новгорода упоминаются уже в Русской Правде. Это указание неплохо было бы конкретизировать, поскольку "загородци" упомянуты в Уставе князя Ярослава "о мостехъ", являющемся дополнением к Пространной редакции Русской Правды, документом, датировка которого вызывает разногласия среди исследователей. Несмотря на то, что, как отметил А. В. Арциховский, само сочетание "Загородский конец" начинает встречаться только в XIV в., косвенные указания о его существовании в первые десятилетия XIII в. содержит Новгородская первая летопись под 1218 годом1 . Имеются все основания говорить о появлении Загородского конца не в конце, а в начале XIII в. (в ссылке на издание Русской Правды на стр. 17 допущена опечатка: вместо стр. 282 следует читать стр. 292).

Понятие "общегосударственные грамоты", которые обязательно скреплялись пятью кончанскими печатями (стр. 18), требует расшифровки. Речь здесь идет о трех документах второй половины XV в. - жалованных грамотах Новгорода Троице-Сергиеву (две грамоты) и Соловецкому монастырям2 . Указание о скреплении акта печатями представителей пяти концов содержится в тексте более раннего документа - известном "Наказе 1372 г." новгородским послам об условиях заключения мирного договора с тверским великим князем Михаилом Александровичем3 . Тип же кончанской буллы в то время еще не был оформлен окончательно, но кончанская эмблематика складывается именно в XIV веке.

Одно из центральных мест занимает в сборнике статья В. В. Карлова о факторах экономического и политического развития русского города в эпоху средневековья. Отмечая разнохарактерность этого сложного процесса, развивавшегося в естественно-географических условиях, автор справедливо подчеркивает, что "если экономические факторы городообразования и их проявление в ранней истории древнерусских городов нашли отражение в литературе, то социально-политические условия специальному исследованию подвергались реже" (стр. 42). Автор привлекает внимание к изучению на материале русской истории сложного вопроса о городской корпоративной собственности и феодальной организации ремесла. Весьма перспективным представляется изучение взаимодействия не двух (феодальной и городской - антифеодальной), а трех главных социальных сил раннего города - свободных ремесленно-торговых слоев, боярской аристократии и княжеской власти. В таком аспекте изучается пока только история Новгорода. Нам кажется, что автор несколько упрощает историческую ситуацию, сложившуюся (но неустойчивую, постоянно менявшуюся) в Новгороде, когда пишет о сведении на нет роли князей в политической жизни республики и о приобретении черт "третьей" силы новгородским владыкой и его аппаратом (стр. 50, 51). Скорее всего здесь можно усматривать уже "четвертую" силу, что вполне согласуется с пестротой форм собственности и историей борьбы церковной власти за влияние и определенное место в политической жизни республики.

В. В. Карлов выдвигает как одну из основных задач дальнейших исследований сравнение торгово-ремесленной деятельности в городах домонгольского времени с характером ремесла и торговли в XIV- XV веках. Известное сокращение прослойки свободного торгово-ремесленного населения в русских городах, "офеодаливание" их купеческой верхушки - процесс, свойственный, вероятно, не только городам с сильной княжеской властью. Примером этого может служить появление особой категории "житьих людей" в Новгороде. "Новые товарно-денежные связи" городского населения автор приурочивает ко второй половине XV и особенно к XVI в. (стр. 60). Это положение требует определенных комментариев. Известно, что возобновление монетной чеканки на Руси произошло в последней четверти XIV века. При этом чеканка, эпизодическая на первых порах, скоро стала постоянной и массовой. Уже на рубеже


1 См. А. В. Арциховский. Городские концы в древней Руси. "Исторические записки". Кн. 16. М. 1945; "Новгородская летопись старшего и младшего изводов". М. -Л. 1950, стр. 58, 259.

2 "Грамоты Великого Новгорода и Пскова". М. -Л. 1949, стр. 150 - 152, NN 95, 96; стр. 155 - 156, N 101.

3 Там же, стр. 32, 33, N 17.

стр. 132


первой и второй четверти XV в. свою монету чеканят более 20 русских городов. Не обошел вниманием автор и ряд вопросов истории русских городов в XVI- XVII вв. - о новых направлениях в их развитии, зарождении в районах черносошного землевладения городской буржуазии, торгово-промышленном развитии сел, торжков и слобод.

Н. Б. Голикова поставила задачу "выяснить торговые связи подмосковных городов через анализ деятельности городского купечества в конце XVII - начале XVIII в." (стр. 71). Она подробно анализирует операции серпуховских, коломенских и верейских купцов, выясняет их торговые связи. На примере Вереи Н. Б. Голикова показывает, как потребности московского рынка влияли на торговую специализацию подмосковных городов (стр. 96 - 100). Автор особо рассматривает розничную торговлю в них, отмечая, что "торговые ряды - непременная особенность облика" этих центров (стр. 102). В статье использованы многочисленные фактические данные, почерпнутые из неопубликованных архивных материалов.

П. Г. Рындзюнский в статье, посвященной анализу основных факторов городообразования в России второй половины XVIII в., подчеркивает, что "город - это не экономическая категория", что "центр тяжести в его определении не лежит в области экономики, тем более сведенной до рассмотрения лишь отраслевого своеобразия, - он расположен в социально-экономической сфере во всей ее полноте и не меньше того определяется общественно-правовой, идеологической и культурной сферами" (стр. 109). В работе детально рассмотрена правительственная политика в отношении городообразования, отмечается ее узкоклассовый, охранительный характер. В поле зрения автора находится широкий круг вопросов - своеобразие и многогранность процессов образования и развития городов на вновь освоенных территориях, роль земледелия как ведущей отрасли хозяйства в большинстве городов, возникших в последней четверти XVIII в., "рассеянный город", образование в городах промышленных окраин, ставших очагами формирования пролетариата.

В небольшом этюде М. Ф. Прохорова об отголосках восстания Е. И. Пугачева в Москве приводятся интересные данные, рисующие напряженную обстановку в Москве не только в период восстания, но и после казни Е. И. Пугачева. С. С. Илизаров в статье "Русский город глазами историков XVIII в." доказывает, что проблема русского средневекового города была поставлена еще историками XVIII в., в первую очередь В. Н. Татищевым. Кроме его трудов, автор анализирует работы М. В. Ломоносова, Г. Ф. Миллера, М. М. Щербатова, П. И. Рычкова и В. В. Крестинина, при этом, как нам кажется, несколько преувеличивая их значение в изучении русских городов.

В. А. Федоров характеризует неземледельческий отход крестьян Центральной России в конце XVIII - первой половине XIX в., показывая его роль в истории Москвы, развитии в ней промышленности и торговли, формировании пролетариата и буржуазии. В статье Л. И. Васькиной "К изучению численности городов и городского населения СССР" подвергнуты критическому анализу источники, на основе которых решается названная проблема для периода от начала XIX в. до I Всесоюзной переписи населения в 1926 году. К сожалению, автор не затронул вопросы методики изучения охарактеризованных им статистических материалов.

В. А. Копылов в статье о социально-демографической ситуации и перспективах развития городов Московской области разрабатывает функциональную типологию городов и на ее основе делает ряд заключений (о поисках источников формирования городообразующей базы, наиболее рациональном размещении в городах промышленных объектов и зон отдыха, путях создания крупных многоотраслевых городов), имеющих не только научно-историческое, но и практическое значение для решения проблемы современного и перспективного развития городских центров. "Идеи реконструкции Москвы в проектах 20-х - начале 30-х годов XX в." - предмет изучения В. В. Кириллова. Автору удалось передать атмосферу напряженной работы градостроительной мысли 20-х - 30-х годов, сложность и противоречивость творческих поисков при утверждении новых, социалистических принципов градостроительства.

Статья М. А. Ильина "Методологические проблемы изучения русской архитектуры в их историческом аспекте" несколько нарушает, на первый взгляд, тематическую структуру сборника. Однако это впечатление кажущееся - именно в ней ярче всего отразилось историко-методологическое направление сборника. Важное методологическое значение этой работы подтверждает

стр. 133


опубликованная в сборнике статья О. С. Евангуловой об особенностях московской архитектурной школы середины XVIII в., в которой выявляется "общая направленность московской школы и некоторые конкретные формы проявления ее специфики" (стр. 269). Завершается сборник работой М. В. Дьяконова, собравшего архивные материалы об архитекторах, их помощниках, учениках и каменных дел мастерах XVIII-XIX веков.

 



Опубликовано 24 декабря 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© П. А. ШОРИН • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.