ИЗ РАННЕЙ ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (МИССИЯ РОБИНСА)

Актуальные публикации по вопросам истории России.

Разместиться

Перевод и озвучка

Доступен перевод страницы "ИЗ РАННЕЙ ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (МИССИЯ РОБИНСА) • ИСТОРИЯ РОССИИ" на 50 языков:

Озвучка данного текста отключена.

ИСТОРИЯ РОССИИ новое

Все свежие публикации

Меню для авторов

ИСТОРИЯ РОССИИ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИЗ РАННЕЙ ИСТОРИИ СОВЕТСКО-АМЕРИКАНСКИХ ОТНОШЕНИЙ (МИССИЯ РОБИНСА). Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

151 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:

Современная буржуазная историография пытается фальсифицировать миролюбивую советскую внешнюю политику и оправдать агрессивную политику США в отношении Советской России, начиная с первых лет существования Советской власти. При этом настойчиво проводится мысль о том, что будто бы провозглашение принципов мирного сосуществования являлось лишь тактическим приемом со стороны Советско-

 
стр. 210

 

го государства, что эти принципы не отражали сущности советской внешней политики. Один из американских историков, бывший посол США в СССР Д. Кеннан, упорно "доказывает", что советская дипломатия, начиная с Декрета о мире, якобы стремилась не "к взаимовыгодным соглашениям между правительствами, а скорее старалась создать затруднения для других правительств и возбудить против них недовольство собственных народов". Касаясь предложений Советского правительства, направленных на улучшение отношений с США на рубеже 1917 - 1918 гг., Д. Кеннан квалифицирует их как "попытку столкнуть США с некоторыми державами Антанты", в первую очередь с Японией1 . Уже первые шаги внешней политики Советской России показывают всю тенденциозность, фальсификаторскую сущность подобного рода рассуждений.

 

Сразу же после Октябрьской революции возглавляемый В. И. Лениным Совет Народных Комиссаров предпринял ряд конкретных мер, направленных на то, чтобы нормализовать отношения со всеми государствами, в том числе и с Соединенными Штатами Америки. 26 октября (8 ноября) 1917 г. был оглашен Декрет о мире; 8 ноября (21) 1917 г. - переданы предложения Советского правительства дипломатическим представителям Великобритании, Франции, Италии, Сербии, Бельгии и Соединенных Штатов Америки о перемирии и начале мирных переговоров. Одновременно послу США была вручена нота с уведомлением об образовании правительства Российской Республики - Совета Народных Комиссаров во главе с В. И. Лениным.

 

Однако дипломатические представители западных держав2 всячески саботировали предложения Советского правительства, открыто выражая свое враждебное отношение к Советской власти. В связи с предложениями Советского правительства от 8 (21) ноября послу США Д. Френсису была направлена нота, в которой говорилось: "Обращая Ваше внимание на одобренный Всероссийским съездом Советов рабочих и солдатских депутатов текст предложения перемирия и демократического мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов, честь имею просить Вас смотреть на указанный документ, как на формальное предложение немедленного перемирия на всех фронтах и немедленного открытия мирных переговоров, предложение, с которым полномочное правительство Российской Республики обращается одновременно ко всем воюющим народам и к их правительствам"3 . Советское предложение обсуждалось 9 (22) ноября 1917 г. на совещании послов союзных держав под председательством Д. Френсиса. Было решено оставить предложение без ответа. Впоследствии игнорировались и другие подобные обращения Советского правительства. В результате такой политики стран Антанты попытки Советского правительства нормализовать отношения между Советской Россией и США по официальным каналам по вине Соединенных Штатов были сорваны. Более того, пребывание официального дипломатического представительства США в Советской России активно использовалось для деятельности, направленной против Советского государства, о чем Д. Френсис впоследствии довольно откровенно рассказал в своих мемуарах4 .

 

Советское правительство вынуждено было искать новые пути для того, чтобы последовательно проводить политику мирного сосуществования стран с различными социально-экономическими системами. В этой связи определенный интерес представляет пребывание в Советской России главы американской миссии Красного Креста полковника Раймонда Робинса5 , а также некоторых других американских представителей.

 

 

1 G. Kennan. Russia Leaves the War. Princeton. 1956, p. 76.

 

2 К моменту свершения Октябрьской революции в России находились дипломатические представители стран - союзников бывшей царской России. Американский посол Дэвид Френсис являлся старшиной дипломатического корпуса. И, несмотря на то, что пребывание его на посту главы дипломатического корпуса было лишь результатом протокольной процедуры, сам этот факт как нельзя лучше отражал действительное распределение сил в мире капитала.

 

3 "Документы внешней политики СССР". Т. 1. М. 1957, стр. 17.

 

4 D. Francis. Russia from the American Embassy. New York. 1921, p. 315.

 

5 Генерал Джадсон и полковник Робине в ноябре 1917 г. вступили в контакт с Советским правительством вопреки линии Д. Френсиса. Они предлагали признать Советское правительство как отражающее интересы большинства населения Советской России. О действиях, предпринятых Джадсоном, и его предложениях Д. Френсис 2 декабря 1917 г. сообщил Государственному секретарю Р. Лансингу: "Джадсон некото-

 
стр. 211

 

В июле 1917 г., когда Временное правительство находилось у власти, в Россию в числе других миссий была направлена американская миссия Красного Креста, руководимая вначале крупным бизнесменом и финансистом Томпсоном, а к моменту свершения Октябрьской революции - полковником Р. Робинсом. Миссия оказывала России помощь продовольствием, медикаментами, медицинским оборудованием. Деятельность главы этой миссии полковника Р. Робинса скоро приобрела политический характер. В то время, как американский посол с откровенной враждебностью выступал против Советского правительства, выразив это отношение в письме государственному секретарю Лансингу от 19 декабря 1917 г., где, в частности, говорилось: "Вчера впервые я начал ощущать отвращение и отчаяние потому, что в течение шести недель Россия дала возможность большевикам осуществлять контроль..."6 - Р. Робине занял иную позицию. Он принадлежал к числу тех американцев, которые придерживались той точки зрения, что США и Советская Россия должны установить между собой отношения взаимопонимания, несмотря на политические и идеологические различия.

 

"Приняв эту политику, - замечает современник Р. Робинса У. Хард, - и претворяя ее в жизнь, он пришел к следующей главе своего опыта - близкому знакомству с правительством Ленина - такому, какого никакой другой американский или союзный представитель в течение долгого времени даже не пытался достичь"7 .

 

Уже 9 и 10 ноября 1917 г. полковник Р. Робине по его просьбе был принят в НКИД. Он хотел выяснить отношение Советского правительства к деятельности американской организации Красного Креста. Предложение Р. Робинса о сотрудничестве американского Красного Креста с Советским правительством было встречено с большим одобрением. Полковнику предложили всяческую помощь и поддержку в осуществлении деятельности миссии8 . Инициатива, проявленная американским представителем в Советской России, нашла отклик и одобрение со стороны Советского правительства и лично В. И. Ленина.

 

Советское правительство с большим вниманием относилось к деятельности американского Красного Креста и всемерно содействовало его полезной работе, предоставляя миссии транспорт для перевозки продовольствия, хирургических инструментов, медикаментов из Архангельска в Петроград и т. п. По просьбе Р. Робинса американскому майору А. Вордвеллю было выдано специальное удостоверение о том, "чтобы ему оказывалось всяческое содействие в погрузке и доставке запасов для американской миссии Красного Креста для России из Мурманска в Петроград"9 , - все товары при этом ограждались от пошлинных сборов.

 

О таком лее отношении со стороны Советского правительства можно говорить и в связи с миссией Эмерсона. 2 апреля 1918 г. Г. В. Чичерин10 специально направил всем железнодорожным Советам, Совдепам Сибири и Забайкалья телеграмму с просьбой оказывать содействие полковнику Эмерсону, главе американской железнодорожной миссии: "Американская железнодорожная миссия во главе с полковником Эмерсоном выехала из Харбина в Вологду. Комиссариат иностранных дел просит все железнодорожные районные Советы, краесоветы и местные совдепы оказывать этой миссии всяческое содействие"11 .

 

Помощь американского. Красного Креста не рассматривалась Советской Россией как благотворительное дело группы американских буржуазных либералов: Советское правительство оценивало ее как начало деловых экономических связей между двумя странами.

 

 

рое время настаивал на том, что Советы являются правительством де-факто и отношения с ними немедленно должны быть установлены". Незамедлительно, 6 декабря 1917 г., пришел ответ Р. Лансинга: "Президент требует, чтобы американские представители отказались от всех прямых связей с большевистским правительством. Передайте этот совет Джадсону и Керту" (F.R. Russia. 1918, v. 1, p. 289). Предложение В. Вильсона было не только передано Джадсону, генерала немедленно отозвали в США.

 

6 G. Kennan. Op. cit., p. 205.

 

7 W. Hard. Raymond Robins' Own Story. New York and London. 1920, p. 54.

 

8 G. Kennan. Op. cit., p. 99 - 100.

 

9 Архив внешней политики (АВП) СССР, фонд N 129, оп. 1, п. 1, д. 1, л. 30.

 

10 В тот период временный заместитель народного комиссара иностранных дел.

 

11 АВП СССР, ф. 129, оп. 1, п. 1, д. 1, л. 5.

 
стр. 212

 

4 апреля 1918 г. полковник Р. Робине сообщил послу Д. Френсису о своей беседе с В. И. Лениным, состоявшейся накануне, 3 апреля. В этой беседе обе стороны согласились с тем, что снаряжение, медикаменты, направленные в Москву, на Урал и в сибирские города, будут оплачены Советским правительством и что Советское правительство "...намерено заплатить за него (снаряжение. - Д. Г.) сырьем, но просит время для того, чтобы сорганизовать экономические ресурсы страны"12 . Во время беседы В. И. Ленин также высказал мысль о том, что Советская Россия готова сотрудничать с США в экономической области.

 

В трудные дни брест-литовских переговоров Советское правительство использует помощь Р. Робинса для выполнения ответственного дипломатического поручения. 5 марта, то есть через два дня после подписания Брест-Литовского мирного договора и за 10 дней до его ратификации IV Всероссийским съездом Советов, через Р. Робинса была передана нота американскому правительству. Советское правительство ставило перед державами Антанты вопрос о том, какую позицию они займут в отношении Советской России, если договор с Германией не будет ратифицирован съездом Советов или Германия, нарушив договор, развяжет войну.

 

"1. Может ли Советское правительство рассчитывать на поддержку США, Великобритании и Франции в его борьбе против Германии.

 

2. Какого рода поддержка может быть оказана в ближайшем будущем и каким образом: военным снаряжением, транспортными средствами, субсидиями и продовольствием.

 

3. Какого рода поддержка может быть оказана самими США"13 .

 

10 марта Р. Робинс, передав ноту Советского правительства через посла Д. Френсиса14 , вернулся в Москву, чтобы присутствовать на IV Всероссийском съезде Советов. 13 марта он вновь встретился с В. И. Лениным. В своих показаниях подкомиссии секатора Овермана, куда позднее Р. Робине был привлечен за свою деятельность в России, он так передает свой разговор в Кремле: "Ленин приехал за день до открытия съезда. Я пошел встретиться с ним. Он сказал: "Что слышно от вашего правительства?" Я сказал: "Ничего. Что слышно у Локкарта?" Он сказал: "Точно то же самое". Он сказал: "Вы ничего не услышите. Ни американское правительство, ни одно из союзных правительств не будет сотрудничать, даже против немцев, с рабоче-крестьянским революционным правительством России"15 . Как известно, предвидения В. И. Ленина оправдались полностью.

 

В телеграмме американского президента, направленной 13 марта 1918 г. в адрес Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и обращенной к русскому народу, президент ничего не сказал о ноте Светского правительства от 5 марта; он нарочито игнорировал сам факт существования Советского правительства. Более того, в документе говорилось о намерении правительства Соединенных Штатов вмешаться во внутренние дела Советской России: "...Правительство Соединенных Штатов использует все возможности обеспечить России снова полный суверенитет и полную независимость в ее внутренних делах..."16 .

 

За короткий период, прошедший с момента Октябрьской революции до начала интервенции и гражданской войны, Советское правительство и лично В. И. Ленин провели огромную работу в поисках путей к миру со странами Антанты, придавая особое значение установлению нормальных отношений с США. Об этом говорят предложения о мире, обращенные к правительствам Антанты, дружественное отношение к работающим в России американским организациям и лицам, которые не преследовали аван-

 

 

12 "Russian-American Relations, Documents and Papers". C.K. Cumming and W. Pettit. New York, 1920, p. 130. (Далее "Russian-American Relations".)

 

13 "Документы внешней политики СССР". Т. 1, стр. 208.

 

14 Нота была направлена Р. Робинсом двумя путями: шифром из Петрограда в Вашингтон в адрес Военного министерства США; кроме того, Р. Робине лично доставил документ в Вологду 9 марта 1918 г., где находился посол Д. Френсис, который в тот же день направил эту ноту в Государственный департамент США.

 

15 "Bolshevik Propaganda Hearings before a Subcommittee of the Committee of the Judiciary U. S. Senate, 65th Congress third Session February 11, 1919 - March 10, 1919", p. 805. Материалы подкомитета Овермана недавно частично опубликованы на русском языке. См. "Иностранная литература", 1963, NN 4, 5.

 

16 "Документы внешней политики СССР". Т. 1, стр. 212.

 
стр. 213

 

тюристических целей свержения Советской власти. В то же время в связи с антисоветской направленностью деятельности Д. Френсиса Советское правительство в начале 1918 г. обратилось к президенту США Вильсону с пожеланием иметь в лице Р. Робинса "политического консультанта по экономическим вопросам" от США. В документе говорилось: "Правительство Российской Социалистической Федеративной Республики" Советов просит Правительство Соединенных Штатов Америки назначить начальника американской миссии Красного Креста для России подполковника17 Робинса политическим консультантом по экономическим вопросам от республики Соединенных Штатов при Совете Народных Комиссаров"18 . Ответа на это обращение не последовало.

 

Советское правительство, высоко оценивая стремление Р. Робинса развивать деловые отношения с нашей страной, всячески поддерживало и одобряло его деятельность. Об этом говорил и сам Р. Робине. Позднее, подводя итоги своей работы в России, 25 апреля 1918 г., он направил письмо В. И. Ленину, в котором писал: "Позвольте мне воспользоваться случаем, чтобы выразить свою искреннюю признательность за Ваше сотрудничество и любезность при осуществлении моей работы по линии американской миссии Красного Креста в России, а также твердую надежду, что Российская Советская Республика разовьется в прочную Демократическую Державу и что Ваша конечная цель - сделать Россию прочной экономической демократией - будет осуществлена"19 . Р. Робине также отмечал: "В течение пяти месяцев моим горячим желанием было принести пользу делу ознакомления американского народа с этой новой демократией, и я надеюсь продолжать усилия в этом направлении по возвращении на родину"20 .

 

Оценка деятельности Р. Робинса со стороны Советского правительства была дана в письме В. И. Ленина и Г. В. Чичерина Р. Робинсу от 29 марта 1918 г.: "Работа Американского Красного Креста по врачебно-санитарной помощи как гражданскому населению, так и больным и раненым воинам, а также в делах снабжения наших медицинских учреждений необходимыми медикаментами оказала громадную пользу русским врачебно-санитарным учреждениям. Считая, что полезная и ценная работа Американского Красного Креста не может почитаться законченной, мы обращаем Ваше внимание, г. Полковник Робине, на тот факт, что дальнейшая работа Американского Красного Креста, а вместе с тем дальнейшее пребывание Миссии в России во главе с Вами, мы считаем совершенно необходимым"21 .

 

Отвечая на это письмо, Р. Робине писал22 Г. В. Чичерину: "Разрешите мне выразить Вам и через Вас председателю [Совета Народных] Комиссаров Ленину, что я высоко ценю Ваше письмо от 29 сего месяца. Российская Социалистическая Федеративная Республика Советов является в настоящее время и на протяжении около пяти месяцев единственной законной властью в России. Я полон надежд, что это правительство может укрепиться и разовьется в мощную социальную и экономическую организацию, которая осуществит надежду на еще более всестороннюю демократию, чем та, которой мир обладал до сих пор. Если то, что я, возможно, сделал свой небольшой вклад помощи в этом громадном деле осуществления русской демократии, принесет удовлетворение Вашему правительству и моему, я буду рассматривать это как величайшую удачу в моей жизни"23 . В тяжелых, сложных условиях первых месяцев существования пролетарского государства Советское правительство заботилось о перспективах развития дружественных экономических взаимоотношений с иностранными державами. Специальной комиссией по внешней торговле при ВСНХ, созданной 31 марта 1918 г. по поручению В. И. Ленина, наряду с другими планами сотрудничества был разработан план развития экономических отношений между Советской Россией и Со-

 

 

17 Так в документе.

 

18 АВП СССР, ф. 129, оп. 2, п. 1, д. 1, л. 170.

 

19 "Документы внешней политики СССР". Т. 1, стр. 276.

 

20 Там же.

 

21 АВП СССР, ф. 129, оп. 2, п. 2, д. 16, л. 9. Опубл. в "Russian-American Relations", pp. 188 - 189.

 

22 Дата на документе отсутствует. По косвенным данным, его можно, вероятно, датировать 30 - 31 марта 1918 года.

 

23 АВП СССР, ф. 129, оп. 2, п. 2, д. 16, л. 8.

 
стр. 214

 

единенными Штатами Америки. Этот документ от 12 мая 1918 г. был передан правительству США через отъезжавшего в свою страну Р. Робинса. "Выход России из состояния войны, - говорится в этом документе, - делает настоятельно необходимым восстановление производственного аппарата всего народного хозяйства. Самое главное уже сделано. Миллионы рабочих рук, оторванных за время войны от очагов производства, из заводов, фабрик, мастерских и главным образом из деревень, возвратились и возвращаются обратно"24 .

 

Предстоящее восстановление сельского хозяйства, железнодорожного транспорта, промышленности, отмечалось далее, требует развития торговли с другими странами. До войны торговля необходимыми для этих отраслей хозяйства товарами велась с Германией. За время войны положение изменилось, место Германии в торговле с Россией заняли США и Англия. В плане предлагалось закрепить эти вновь создавшиеся экономические связи: "Таким образом, в настоящее время и в ближайшие годы после заключения всеобщего мира Германия фактически должна будет уступить свое первенствующее место в роли питателя народного хозяйства России средствами производства и продуктами потребления другой стране, капиталистически развитой, но войной не настолько разоренной, как Германия. Такой страной в ближайшее время может быть только Америка"25 .

 

По существу, Соединенным Штатам Америки делалось предложение начать переговоры: "Условия, на которых С[оединенные] [Штаты] С[еверной А[мерики] могли бы доставить народному хозяйству России необходимейшие продукты, должны явиться предметом особых и специальных переговоров. Наша экономическая политика не допускает предоставления какой-либо стране специальных концессий по эксплуатации натуральных богатств России. В обеспечении же уплаты за провозимые продукты Россия могла бы предоставить Америке наравне с другими странами на общих концессионных началах участие в эксплуатации богатств, пользование частью доходов - при оставлении за государством контроля и соучастия в такого рода сооружениях, - участие в эксплуатации угольных и других копей, а также водных богатств Восточной Сибири, участие в железнодорожном и водно-транспортном строительстве Сибири и Северной Европейской России"26 . Таким образом, Советское правительство выдвигало программу экономического сотрудничества с США. Однако если эти миролюбивые предложения Советского правительства находили определенное понимание со стороны наиболее дальновидных представителей деловых кругов США, то представители американской реакции проявили резко отрицательное отношение к советской инициативе. Олицетворением первых был Р. Робине, энергично добивавшийся развития дружественных советско-американских отношений, Р. Робине, к которому 14 мая 1918 г. были обращены слова В. И. Ленина: "Дорогой господин Робине, я прилагаю при этом предварительный план наших экономических отношений с Америкой. Этот предварительный план был детально разработан в Комиссии по внешней торговле в нашем Высшем Совете Народного хозяйства. Я надеюсь, что этот предварительный план может оказаться полезным для Вас при Вашей беседе с Американским Министром Иностранных Дел и американскими специалистами по экспорту"27 .

 

Олицетворением вторых являлся Д. Френсис - официальный представитель американских правящих кругов, который 2 мая 1918 г. писал в США: "По моему мнению, пришло время для интервенции союзников (в Советскую Россию. - Л. Г.)"28 .

 

Очевидно, Р. Робинс учитывал глубокие расхождения во взглядах между ним и Д. Френсисом, существовавшие по вопросам отношения к Советской России. Поэтому, направляясь в США, Р. Робине ничего не сообщил американскому послу о предложениях Советского правительства. Д. Кеннан так описывает встречу двух американцев: "Робинс ничего не сказал Френсису о документе Ленина, который был у него. Френ-

 

 

24 "Документы внешней политики СССР". Т. 1, стр. 287.

 

25 Там же, стр. 292.

 

26 Там же, стр. 294.

 

27 Там же, стр. 299 - 300.

 

28 G. Kennan. The Decision to Intervene London. 1958, p. 213.

 
стр. 215

 

сис ничего не сказал о телеграмме, которую он только что послал и в которой он высказался за интервенцию"29 .

 

Открыто враждебные настроения Д. Френсиса соответствовали политике, проводимой в отношении Советской России Вильсоном и Лансингом. Что касается позиции Р. Робинса, то она была оценена в США как неприемлемая. Более того, Р. Робинс фактически подвергся допросу в подкомитете Овермана30 в марте 1919 г. и в педкомитете сената США по юридическим вопросам31 .

 

В таких условиях трудно было рассчитывать на понимание предложений, выдвигавшихся Советским правительством, и все же Р. Робине был полон желания довести свое дело до конца. "Хотя ничего не было сказано Френсису о послании Ленина или о его (Робинса) личных планах на будущее, - рассказывает Д. Кеннан, - Робинс оказался довольно неосторожным, рассказав, после отъезда Френсиса, корреспонденту Ассошиэйтед Пресс и сотруднику посольства, которые остались на платформе вокзала, о том, что у него имеется определенное предложение Советского правительства Соединенным Штатам и что он спешит в Америку в надежде получить благоприятный ответ, после чего он надеется быстро вернуться в Россию"32 . Однако планам Р. Робинса не суждено было осуществиться. Узнав о документе, госдепартамент предпринял все меры к тому, чтобы идеи установления дружеских советско-американских отношений не получили огласки. Р. Робинсу, который находился на пути из Москвы в Вашингтон, были направлены телеграммы с требованием, чтобы он воздержался от заявлений в прессе по поводу предложений Советского правительства.

 

Когда Р. Робинс прибыл в США, его единомышленники Томпсон и Тэчер сделали все возможное, чтобы он был принят Р. Лансингом. Эта встреча состоялась 26 июня 1918 г., и Р. Робине передал государственному секретарю документ В. И. Ленина с предложением об экономическом сотрудничестве. Р. Лансинг попросил Р. Робинса изложить письменно свое мнение по этому вопросу. Результатом этой беседы явился документ от 1 июля 1918 г., написанный Р. Робинсом, на имя государственного секретаря. Он состоял из короткого письма и приложения, в котором давались рекомендации, касавшиеся положения в России и вопроса об экономическом сотрудничестве с Советским правительством.

 

О готовившейся интервенции союзных держав в Россию Р. Робине писал, сравнивая их действия с действиями Германии: "...Интервенция союзников, осуществляемая силой, если она имеет место без согласия Советской власти, конечно, встретит сопротивление и выльется в гражданскую войну. Интервенция Союзников, осуществляемая силой, не может быть оправдана причинами военной необходимости"33 .

 

Советско-американское сотрудничество Р. Робине понимал как предоставление американскому деловому миру широких экономических возможностей в России. В качестве конкретных предложений Р. Робине выдвигал идею создания комиссии, которая сотрудничала бы с "лидерами революционной России", независимо от той идеологии, которой они придерживаются. Однако правительство США отвергло предложение Р. Робинса и вступило на путь открытой агрессии против Советской России.

 

Несмотря на то, что Р. Робине не был уполномочен американским правительством вести какие-либо политические переговоры с Советским правительством, а его старания не дали никаких конкретных результатов, деятельность Р. Робинса тем не менее сыграла определенную политическую роль. На это указывает, в частности, и Д. Кеннан: "Невозможно сказать, что пребывание Робинса и его деятельность в России не имели совсем никакого результата. Однако трудно сказать, с какой-либо точностью, каковы были эти результаты. Несомненно, что его влияние было главной

 

 

29 Ibid., p. 227.

 

30 Ibid.

 

31 Этот подкомитет был создан в сентябре 1918 г. для расследования антиамериканской деятельности со стороны Германии, а 4 февраля 1919 г. сенат принял резолюцию, распространяющую деятельность этого подкомитета и на Советскую Россию (Ibid., p. 231).

 

32 G. Kennan. The Decision .., p. 227.

 

33 Ibid., p. 475.

 
стр. 216

 

причиной того, что американский посол был вынужден взять обратно и не давал в течение двух месяцев рекомендации начать интервенцию"34 .

 

Попытки Советского правительства установить контакт через Р. Робинса с правительством Вильсона не дали положительных результатов, так же как и другие шаги в этом направлении: назначение в первые дни после Октябрьской революции советским представителем в США русского профессора Ю. Б. Ломоносова, а позднее предложение Г. В. Чичерина, направленное 4 мая 1918 г. послу Д. Френсису о желании Советского правительства аккредитовать в Вашингтоне М. М. Литвинова35 .

 

В марте 1918 г. Советское правительство было готово послать в США Советскую миссию во главе с С. М. Семковым с целью ликвидации военных заказов царского и Временного правительств и развития экономических отношений с Соединенными Штатами36 . Стремлению Советского правительства к миру, к взаимопониманию и мирному сосуществованию со всеми государствами Соединенные Штаты Америки противопоставили политику непризнания Советского государства и открытой интервенции.

 

Давая показания подкомиссии сенатора Овермана по возвращении в США, Р. Робине выступал как убежденный сторонник сотрудничества между Советской Россией и США. Когда в марте 1919 г. в комиссии ему был задан вопрос, стоит ли он за признание Советского правительства, Р. Робине ответил: "...как я понимаю, вопрос признания правительства не зависит от характера правительства. Является ли правительство действительно правительством народа, это все, что имеет право выяснять какое-либо иностранное правительство. Признание не говорит о том, что вы одобряете правительство. Признание есть простое принятие факта. Здесь имеется правительство де-факто. Следовательно мы признаем его с целью выяснить его сущность и сотрудничать с ним, и, если необходимо, ультимативно выступать против него и начинать войну с ним. Против чего я возразил бы, сенатор, это против того, чтобы мы сами закрывали бы себе глаза на действительное положение дел в России, имели бы дело не с действительным положением вещей, не вникали бы в это положение, а осуждали его, не разобравшись в сущности, и отнеслись к нему с нереалистических позиций"37 . Развивая свою мысль, Робине следующим образом оценивает американскую интервенцию: "Народ начал сопротивление, точно так же как мы сами сопротивлялись бы иностранной агрессии"38 .

 

Открытое осуждение Р. Робинсом официальной американской политики в отношении Советской России представляет особый интерес в связи с тем, что, по существу, Р. Робине выражал не только свои личные взгляды, но, в известной мере, настроения определенной части американского общества (хотя в тот период еще весьма немногочисленной), высказывавшейся за признание Советской республики. Несколько позднее мы видим Р. Робинса в числе сторонников сенатора-республиканца Бора, выступавших за признание Советского государства39 . Правящие круги США, несмотря на то, что даже в среде самой американской буржуазии были люди типа Р. Робинса, способные объективно и дальновидно оценивать взаимоблагоприятные последствия установления нормальных отношений между США и Советской Россией, предпочли встать на путь открытой агрессии против Советской республики. Потребовалось немало времени и усилий для того, чтобы правящие круги США поняли реальную необходимость признания Советского государства.

 

 

34 Ibid., p. 239.

 

35 АВП СССР, ф. 129, оп. 2, п. 1, д. 2, л. 11.

 

36 Подробно этот вопрос разбирается в статье Р. Ш. Ганелина "Некоторые вопросы ранних советско-американских отношений и современная американская историография". Сборник "Критика новейшей буржуазной историографии". М. -Л. 1961, стр. 45 - 46.

 

37 "Hearings..., 65th Congress, February 11, 1919 - March 10, 1919", p. 871.

 

38 Ibid.

 

39 Р. Робинс умер в 1954 году.



Опубликовано 14 мая 2016 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. А. ГВИШИАНИ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: Вопросы истории, № 7, Июль 1963, C. 210-217

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ Лучшее