»—ѕќ¬≈ƒ№ ƒ¬”’ √≈–ќ≈¬: »¬јЌ  ј–јћј«ќ¬ » ќ—”∆ƒ≈ЌЌџ… Ќ. ћ»Ќ— ќ√ќ

–усска€ классическа€ проза.  ниги, сборники рассказов, многотомники, полные собрани€ сочинений.

–азместитьс€

 Ћј——»„≈— јя –”—— јя ѕ–ќ«ј новое

¬се свежие публикации


ћеню дл€ авторов

 Ћј——»„≈— јя –”—— јя ѕ–ќ«ј: экспорт произведений
—качать бесплатно! Ќаучна€ работа на тему »—ѕќ¬≈ƒ№ ƒ¬”’ √≈–ќ≈¬: »¬јЌ  ј–јћј«ќ¬ » ќ—”∆ƒ≈ЌЌџ… Ќ. ћ»Ќ— ќ√ќ. јудитори€: ученые, педагоги, де€тели науки, работники образовани€, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. —истема Orphus

65 за 24 часа
јвтор(ы): • ѕубликатор:

ћои друзь€!  огда умру €, 
                 „тоб жить меж вами без конца, 
                 Ћюбите в Ѕоге, как люблю €, 
                 —вободы вечного творца.

Ќ. ћинский

Ќиколай ћинский - "даровитый поэт-философ", по словам —. ј ¬енгерова, 1 - особенно хорошо известный в –оссии в 1880- 1900-е годы, - до сих пор мало изученный и недостаточно оцененный. ≈го раннее поэтическое творчество развивалось в русле гражданского искусства, поэтому в нем прежде всего заметно вли€ние народнических идей, поэзии Ќ. ј. Ќекрасова, а затем —. я. Ќадсона.

ќднако даже при беглом знакомстве с его первыми литературными опытами заметны св€зи и с творчеством ƒостоевского, про€вл€ющиес€ на различных поэтических уровн€х: например, ассоциативных и ситуативных перекличек, мотивов 2 и т. д., наход€щихс€ в отношени€х прит€жени€-отталкивани€, а также типологических сближений. “ипологические параллели относ€тс€ к области концептуально-проблемной, бытийной, составл€ющей основу индивидуальной поэтической онтологии того и другого авторов.

ќдним из первых произведений, привлекших в этой св€зи наше внимание, стала "ѕоследн€€ исповедь" (1879), напечатанна€ в газете "Ќародна€ вол€" 1 окт€бр€ 1879 года, обозначенна€ автором как "ќтрывок из драмы" с посв€щением казненным ("ѕосв€щаетс€ казненным") «десь же сообщалось о казни известного революционера-народовольца ¬иттенберга и печаталось его предсмертное письмо. 3 —разу отметим, что 31 ма€ 1879 года выходит майский


1 —м.: ¬енгеров —. ј. Ќ. ћинский // –усска€ литература XX века / ѕод ред. —. ј. ¬енгерова. ћ., 1915. “. 1, кн. 3. —. 357 - 403.

2 —м.: ’анзен-Ћеве ј. –усский символизм. —ѕб., 1998. ќ ћинском упоминает в письме к ƒостоевскому его корреспондентка —. ≈. Ћурье (см.: »патова —. ј. Ќеизданные письма к ƒостоевскому // ƒостоевский. ћатериалы и исследовани€. —ѕб., 1996. “. 12. —. 224).

3 —м.: ѕоэты 1880 - 1890-х гг. / ¬ступ. ст. √. ј. ¬€лого; подгот. текстов, биогр. справки и примеч. Ћ.  . ƒолгополова и Ћ. ј. Ќиколаевой. Ћ., 1972. —. 645. (Ѕиблиотека поэта. Ѕольша€ сер.).


Ћ. ѕ. ўенникова, 2001

стр. 222


номер (N 5) журнала "–усский вестник" с публикацией части второй книги п€той I-IV глав романа ƒостоевского "Ѕрать€  арамазовы".

√лавный герой драматической сцены Ќ. ћинского - безым€нный молодой человек, приговоренный к смертной казни. јссоциаци€ "ѕоследней исповеди" с исповедью »вана  арамазова возникает потому, что герой первого произведени€ оказываетс€ в ситуативной близости к персонажу одного из "анекдотов"-аргументов »вана, приведенных брату, - к –ишару - французскому преступнику, которого "научили... в тюрьме читать и писать, стали толковать ему ≈вангелие, усовещевали, убеждали, напирали, пилили, давили, и вот он сам торжественно сознаетс€ наконец в своем преступлении..." (14, 218). "» вот покрытого поцелу€ми братьев, брата –ишара втащили на эшафот... и отт€пали-таки ему по-братски голову за то, что и на него сошла благодать..." (14, 219). —мысл этой сцены весьма точно определила Ќ. ‘. Ѕуданова в статье "»стори€ "обращени€ и смерти" –ишара, рассказанна€ »ваном  арамазовым": "Ѕог избирает и прощает грешника, освободив его от греха, а люди, считающие себ€ христианами, казн€т его, вменив ему в вину грех, прощенный Ѕогом. Ётого парадокса не замечает ни пастор, ни "благотворительна€ и благочестива€ ∆енева", ни сам –ишар...". 4

¬ драматической сцене Ќ. ћинского фиксируетс€ аналогичный парадокс:

ќсужденный ( —в€щеннику)

“ы сперва простишь,

ј он (палач. - Ћ. ў.) потом казнит мен€, не так ли?

(I, 46). 5

Ќо приговоренный у ћинского не жалкий дикарь, как –ишар, а интеллигент-бунтарь, один из тех "русских мальчиков" 70-х, которые не только склонны решать вековечные вопросы, но и самолично участвовать в переустройстве мира по "новому штату". ѕо уровню интеллекта он близок к »вану  арамазову, а в своей практике превосходит его. ѕримечательно, что о таком герое дн€ размышл€ет ƒостоевский, работа€ над п€той книгой "Pro и contra". ¬ письме к  . Ќ. ѕобедоносцеву из —тарой –уссы от 19 ма€ 1879 года, где писатель наиболее четко определ€ет смысл этой книги, - "богохульство и опровержение богохульства..." (30, 66) - он вместе с тем высказывает свое отношение к казненному 22 апрел€ 1879 года


4 Ѕуданова Ќ. ‘. »стори€ "обращени€ и смерти" –ишара, рассказанна€ »ваном  арамазовым // ƒостоевский. ћатериалы и исследовани€. —ѕб., 1996. “. 13. —. 111.

5 «десь и далее цит. по: ћинский Ќ. ћ. ѕоли. собр. стихотворений: ¬ 4 т. —ѕб., 1907. —сылки в тексте даютс€ с указанием римской цифрой - тома, арабской - страницы.

стр. 223


за революционную пропаганду подпоручику ƒубровину из —тарой –уссы. ƒубровин вел себ€ подобно ќсужденному ћинского: он отказалс€ от христианского напутстви€, начал обращение к солдатам, сто€вшим вокруг эшафота, которое пришлось заглушить барабанным боем. 6 ѕо другим свидетельствам, он взошел на эшафот "с песней возмутительного содержани€". 7 Ќаверное, не только судьба ¬иттенберга и ƒубровина осмысл€лась молодым поэтом, но и судьба народнического движени€ в целом. ƒостоевский, узнав о казни ƒубровина, писал о таких, как он: "ќн, говор€т, представл€лс€ сумасшедшим до самой петли, хот€ мог и не представл€тьс€, ибо бесспорно был и без того сумасшедший <...> мы говорим пр€мо: это сумасшедшие, и между тем у этих сумасшедших сво€ логика, свое учение, свой кодекс, свой Ѕог даже и так крепко засело, как крепче нельз€ (курсив мой. - Ћ. ў.)" (30 1 67).

ƒостоевский неоднократно фиксирует состо€ние »вана и во врем€ исповеди јлеше, и в дальнейшем как близкое к помешательству (14, 217, 222; 15, 117). Ѕолезненное состо€ние геро€ особенно "знаково" в его диалогах со —мерд€ковым, когда идеолог "вдруг" обнаруживает удивительную духовную слепоту, а в финале романа умопомрачение »вана становитс€ действительным. 8

Ѕолее глубокой близость рассматриваемых текстов представл€етс€ в ином: и в философских главах книги п€той второй части романа ƒостоевского "Ѕрать€  арамазовы" и в "ѕоследней исповеди" Ќ. ћинского ведетс€ страстный спор об оправданности религиозной веры и христианского прощени€, спор о человеческой греховности, необходимости терпени€ и пока€ни€. Ќазвание сцены ћинского - "ѕоследн€€ исповедь" - ориентировано на ситуацию церковного пока€ни€: на признание ќсужденным своих грехов, адресованное —в€щеннику. ћомент высказывани€ приговоренного максимально драматизируетс€, поскольку автор избирает имманентно экстремальную ситуацию, ограниченную экзистенциально: юноша находитс€ на пороге небыти€.

— точки зрени€ христианского понимани€ исповеди, 9 пока€ние (внутреннее раска€ние и сознание собственной греховности как некий мистериальный процесс самоочищени€ от грехов во врем€ "высказывани€ себ€" с последующим полным преображением лич-


6 Ўакол ј.  азнь ƒубровина //  аторга и ссылка. 1929. N5. —. 73 - 74.

7 ÷ит. по: ¬олгин ». Ћ. ѕоследний год ƒостоевского : »сторические записки. 2-е изд., доп. ћ., 1991. —. 22. јвтор этой работы ссылаетс€ еще на такой источник: ”шерович —. —. —мертные казни в царской –оссии. ’арьков, 1933. —. 163.

8 Ѕолее подробно о трагедии »вана  арамазова, подпавшего под страшное вли€ние "тирании разума", см.: ўенников √.  . –оман ‘. ћ. ƒостоевского "Ѕрать€  арамазовы" как €вление национального самосознани€. „ел€бинск, 1996. —. 82- 103.

9 ќб исповедальном слове см.: ”варов ћ. јрхитектоника исповедального слова. —ѕб., 1998. —. 227 - 235; –абинович ¬. »споведь книгоче€, который учил букве, а исцел€л дух. ћ., 1991, и др.

стр. 224


нести) 10 абсолютно не свойственно ќсужденному. Ќапротив, герой ћинского манифестирует свое инакомыслие в большей степени, нежели »ван у ƒостоевского. »сключительна€ напр€женность слова ќсужденного обусловлена уже тем, что оно составл€ет часть предсмертного ритуала, - у геро€ остаютс€ считанные минуты, дл€ того чтобы с предельной резкостью отвергнуть благочестивое предложение —в€щенника пока€тьс€, - таким образом идеолого-этическа€ антитетичность говор€щих изображена ћинским на пределе. ¬се это органично дл€ представленной ситуации в лирико- драматической форме исповеди.

¬месте с тем отличи€ религиозного бунта ќсужденного глубже раскрываютс€ при сравнении его последнего слова со словом »вана  арамазова. ” геро€ ƒостоевского исповедальное слово, столь же страстно напр€женное, рождено сознанием своей полемики не с одним братом јлешей, а с самим Ѕогом - к Ѕогу по существу относ€тс€ первые слова »ванова бунта, внешне обращенные к брату: "я мира этого Ѕожьего - не принимаю..." (14, 214). —лово »вана обращено к Ѕытию, сотворенному Ѕогом, к миру в целом, - оно только внешне завуалировано доверительной исповедью брату, в котором он чувствует не только оппонента, но и возможного духовного врачевател€, исцелител€ от губительной "болезни" атеизма: "Ѕратишка ты мой, не теб€ € хочу развратить и сдвинуть с твоего усто€, €, может быть, себ€ хотел бы исцелить тобою, - улыбнулс€ вдруг »ван, совсем как маленький кроткий мальчик..." (14, 215).

ѕодобной внутренней установки нет у геро€ ћинского: он находит в предложении —в€щенника пока€тьс€ лишь защиту религиозной лжи, но, облича€ ее, тоже вступает в спор с самим ”строителем "неправедного" мира; он так же, как и »ван, поставлен лицом к лицу с Ѕытием. ќстрота атеистического бунта ќсужденного заключена в перевернутой ситуации "последнего" суда: человек, который, по религиозным представлени€м, должен скоро предстать перед высшим, Ѕожьим судом, в последний свой час смеет творить суд над Ѕогом. ѕриговоренный, как и »ван  арамазов, не хочет никого прощать. —вой отказ от исповеди молодой человек выразил в оксюморонной форме насмешливо-иронической молитвы, прос€ прощени€ у √оспода за веру в вечное добро, за служение ему "не €зыком одним... Ќо весь - умом и сердцем, и руками..."; за верность "–одине несчастной", за враждебность "к врагам народным", за то, далее говорит герой, "„то € убийц казнил за их убийства..." (I, 47). ≈го ирони€ направлена на противоречи€ земного быти€: человек, старавшийс€ любить людей и помогать им, оказываетс€ за гранью закона. — точки зрени€ героев обоих про-


10 ќб исповеди как о философско-художественной целостности в романах ƒостоевского см.:  риницын ј. Ѕ. ‘ормы исповеди в романах ‘. ћ. ƒостоевского : јвтореф. дис. ... канд. филол. наук. ћ., 1995. 24с.

стр. 225


изведений, наказание, полученное обидчиками, справедливо и нравственно оправданно.

»ван: "„то мне в том, что виновных нет, и что € это знаю, - мне надо возмездие, иначе ведь € истреблю себ€. » возмездие не в бесконечности где-нибудь и когда-нибудь, а здесь, уже на земле, и чтоб € его сам увидал..." (14, 222).

ќсужденный

                                                       —тарик,
             ”йди! ¬ моих раска€вшись грехах, 
             —мертельный грех € б совершил пред смертью. 
             Ќа грех такой мен€ духовный пастырь 
             — расп€тием в руках склон€ет!..

(I, 47).

ѕротивоположна€ религиозному сознанию логика ќсужденного близка логике »ванова богохульства, но и отличаетс€ от нее. ’од его рассуждений определ€етс€ возражени€ми —в€щенника, очень похожими на возражени€ јлеши »вану. јлеша в ответ на вопрос брата, "есть ли во всем мире существо, которое могло бы и имело право простить..." (14, 223) страдани€ детей, напоминает о ≈дином безгрешном, который сам отдал неповинную кровь за всех и за все. ” ћинского —в€щенник, жела€ внести мир в душу ќсужденного, идущего на казнь "невинным", также напоминает ему о ’ристе, казненном когда-то невинным, погибшим за "бедных и голодных", но в смертный час не проклинавшим своих врагов:

             Ќо если ты 
безвинно
 умираешь, 
             ¬двойне теплей и €рче пусть горит 
             ѕоследн€€ тво€ молитва Ѕогу! 
             »д€ на казнь 
невинно,
 помолись 
             “ому, кто сам 
невинно был
 казнен; 
             ¬ручи себ€ тому, кто нам когда-то 
             —еб€ вручил...

Ќо ќсужденный и сам много думал об этой аналогии в последний день своей недолгой жизни:

             
» € решил,
 что если на √олгофе
             ¬ека назад своей св€тою кровью
             √рехи людей ’ристос бы искупил,
             “о 
не было б моей
 сегодн€ 
казни...
 (курсив мой. - 
Ћ. ў.).


(I, 48).

—ущественное отличие в богоборчестве »вана и ќсужденного обнаруживаетс€ еще и в том, что герой ƒостоевского ставит под сомнение смысл и возможность духовного воскресени€ и всеобщего примирени€ людей: "...от высшей гармонии совершенно отказыва-

стр. 226


юсь. Ќе стоит она слезинки хот€ бы одного только того замученного ребенка..." (14, 223). »ван  арамазов пытаетс€ доказать бессмысленность конечного, завершающего момента христианской теодицеи. ќсужденный ћинского ставит под сомнение начальный ее момент - подлинность ’ристова искуплени€ грехов человеческих. ќн утверждает, что церковь переоценила значение ’ристовой казни как начала новой эры - эры спасени€ людей и их движени€ к обожению. √ибель ’риста на √олгофе, считает ќсужденный, ничего не изменила в осознании людьми экзистенциальных сторон существовани€.

ќба геро€ не признают ’ристовой веры в качестве духовной опоры, оба пытаютс€ искать ее в другом: »ван - в культе сильного наместника Ѕога на «емле, в личности »нквизитора, который вместе со своей армией ведет сподвижников €кобы по пути к гармонии, сам в нее не веру€. ќсужденный ћинского обращаетс€ к другой силе - к народу. ¬ драматической сцене очевидна смена в экзистенциальной парадигме (то есть в р€де бытийных категорий, центром которого €вл€етс€ Ѕог): аксиологическа€ ориентаци€ смещаетс€ в сторону земного человека. Ќо и народ как духовный кумир уже развенчан в глазах ќсужденного. Ќесосто€тельность демоса обнаруживаетс€ в его реакции на казнь молодого геро€ (возникает параллель со стихотворением в прозе ». —. “ургенева "„ернорабочий и белоручка").  ак и дл€ »вана, критика толпы дл€ приговоренного €вл€етс€ и выпадом против Ѕога. Ётот герой утверждает, что если бы √осподь услышал гул праздной толпы, жаждущей зрелища - казни, то "¬ себе самом он стал бы сомневатьс€..." (I, 49). ќднако именно во втором монологе ќсужденного €рче всего обнаруживаетс€ отличие позиций двух авторов: в данном случае они антиподы. ƒостоевский боготворил народ как носител€ православного духа нации, хранител€ ее "почвы" и призывал молодежь найти путь к народу. Ёти мысли, например, €рко выражены в письме к студентам от 18 апрел€ 1878 года. ¬ нем ƒостоевский ратовал за сближение с народом, с его идеалами, чего с точки зрени€ писател€ не сумели сделать народники, отвратившие от себ€ простых людей, иронически называвших своих городских "учителей" "барчонками". ƒостоевский учил молодежь терпению: "...чтобы пойти к народу и остатьс€ с ним, надо <...> разучитьс€ презирать его..." (15, 413).

ћинский же лично пережил утрату веры в народ, о чем свидетельствуют его произведени€, например стихотворение "¬ деревне" (1878):

              ак мысль твою прочесть в твоем покорном взоре? 
              ак море, темен ты, - могуч ли ты, как море? 
             “еб€ порой от сна будили, в руки меч 
             ¬лагали и вели, - куда? - “ы сам не ведал. 
             ѕокорно ты вставал... среди кровавых сеч

стр. 227


             Ќе раз смущенный враг всю мощь твою изведал. 
              ак лев бесстрашный, ты добычу добывал, 
              ак за€ц робкий, ты при дележе молчал... 
             ќ, кто же ты, скажи: герой великодушный 
             »ль годный к битве конь, арапнику послушный?

(I, 200).

ј в стихотворении "ƒума" (1885) ћинский, выража€ сомнение в целесообразности борьбы за народ, задаетс€ вопросом:

             Ѕоротьс€ - дл€ чего? „тоб труженик злосчастный 
             ѕо терни€м прошел к вершинам наших благ 
             » водрузил печали нашей ст€г 
             »ль знам€ ненависти страстной?

(I, 239).

» в этот фрагмент исповеди ќсужденного о горьком часе разочаровани€ в народе автор, как представл€етс€, вложил немало личного. «десь голос молодого геро€ звучит как крик целого поколени€ народовольцев, наконец осознавших свою трагическую разобщенность с народом. "«наковым" €вл€етс€ тот факт, что у геро€ ћинского культ народа очень скоро подмен€етс€ культом могучей личности - освободител€. » эта подмена совершаетс€ как будто незаметно.

”же в начале второго монолога про€вл€етс€ эффект двойной сакрализации: осв€ща€ свой кумир - народ, ќсужденный в то же врем€ как бы ставит "на постамент" и самого себ€. ќн развивает свои представлени€ об "идеале" в системе тропов, основанных на использовании библейского текста в виде аллюзий, сравнений и метафор. Ёта система дает импульс к ассоциативно-иконическому образу мученика, 11 страдальца за народ. 12 ќбраз безвинно осужден-


11 ќб ореоле мученичества у народников, "создавшемс€ в действительности", см.: ¬олгин ». Ћ. ѕоследний год ƒостоевского. —. 23.

12 ќтметим, что сложные отношени€ к христианству очевидны и в лирике —. Ќадсона. ¬ одних его стихах, созданных в 1878 - 1882 годах, ощутим христиан-ско- гуманистический пафос: "’ристианка" (1878); "Ќаедине" (1879); "»уда" (1879). ¬ других - "ѕоэзи€" (1880); "ƒруг мой, брат мой, усталый, страдающий брат..." (1880) и др. очевиден один из "ликов" лирического геро€ - христолюбца, св€то вер€щего и исповедующего идею братства (чрезвычайно близкую ƒостоевскому). ѕоэт в эти годы часто высказывает желание повторить жертвенный подвиг ’риста, но в отличие от геро€ Ќ. ћинского - во им€ собственного спасени€:

             ћой Ѕог <...>
             Ѕог - человек и брат с небесною душой, - 
             » пред страданием и чистою любовью 
             —клон€юсь € с моей гор€чею мольбой...

÷ит. по: Ќадсон —. я. »збранное / —ост. и примеч. Ћ. ѕустильник. ћ., 1994. —. 88. —м.: —апожков —. ¬. –усска€ поэзи€ 1880 - 1890-х гг. в свете системного анализа : ќт —. я. Ќадсона к  .  . —лучевскому : (“ечени€, кружки, стили) : ƒис. ...

стр. 228


ного создан по принципу симфоры, когда в совокупности отмеченных выше приемов и тропов, характеризующих отношение нового "водител€" к обожествл€емой массе, зашифровано представление о "заместителе" ’риста. (I, 48). 13 –еволюционер- ниспровергатель, проливший не свою, как ’ристос, но чужую кровь во им€ "братской" любви к "бедным и голодным", - не богохульник, как »ван  арамазов, но "де€тель", уничтожающий "врагов народа" своими чудовищными средствами. —имфорическое выражение самосакрализации геро€ помогает вы€вить более глубинный процесс, имплицитно присутствующий в произведении, - самомифологизации ќсужденного, перед смертью ассоциирующего себ€ со —пасителем. Ёта мифологема получит дальнейшее развитие в поэме "√ефсиманска€ ночь" (1884); в геро€х этих произведений ћинским сближено человекобожеское и Ѕогочеловеческое, тер€ющие качественное различие в сознании мыслител€, все и всегда подвергающего сомнению и поэтому провод€щего мыслительные эксперименты, основанные на осмыслении и ницшеанской, и марксистской, и народнической, и христианской концепций. »так, образ революционера - "спасител€" активно вытесн€л из сознани€ современников традиционно сакрализуемый образ ’риста-—пасител€. ¬ рассматриваемом втором монологе геро€ шестнадцать раз используютс€ формы личных местоимений, манифестирующих самость ќсужденного (I, 48 - 49).

јдекватность точек зрени€ автора и геро€ драматической сцены умножает эффект двойной сакрализации, и в этом совпадении позиций они абсолютно расход€тс€ с взгл€дами ƒостоевского и его геро€ »вана, сто€щих на противоположных позици€х. ѕоложени€ обоих авторов и их героев в равной мере укрупн€ют бытийную антитезу: учению ’риста противопоставлено лжеучение новых "пророков", подобных ќсужденному, опрокидывающих ’ристовы заповеди: "к врагам народным... пылал св€щенною враждой..."; "...€ убийц казнил за их убийства..."; "ƒом родимый, ќтца и мать безропотно € бросил" (I, 48). Ёти нравственные преступлени€ были совершены во им€ нового кумира: звуки, составл€ющие слово "народ", сравниваютс€ героем с "музыкой небес", а силой, несущей ему воскресение от сомнений, €вл€лась мечта о народе, метафорически уподобл€ема€ св€той молитве (традиционно осмысл€емой как "возношение ума и сердца к Ѕогу, €вл€емое благоговейным словом человека к Ѕогу..."). 14 Ћюбовь к непросветленной массе


д-ра филол. наук. ћ., 1999; ўенникова Ћ. ѕ. Ћирика —. я. Ќадсона сквозь призму творений ‘. ћ. ƒостоевского II ѕроблемы истории, филологии, культуры. ћ.; ћагнитогорск, 2000. ¬ып. 9. —. 328 - 335.

13 —имфора как нетрадиционный вид тропа помогает составить художественное представление (образ) о лексически необозначенном предмете. —м., например:  в€тковский ј. ѕоэтический словарь. ћ., 1986. —. 328 - 335.

14 —м.: Ѕиблейска€ энциклопеди€. ћ., 1990 (репринт). —. 484.

стр. 229


ќсужденный сближает с любовью жениха к невесте. ѕолисемантизм сравнени€ дает импульс и к обыденному представлению о любви новобрачных, и к представлению о любви ∆ениха-’риста к Ќевесте-÷еркви. ѕристальное внимание к симфоре подчеркивает действенность принципа замещени€ как сквозного в поэтической структуре драматической сцены ћинского. ƒруга€ антитеза, помогающа€ вы€вить смену парадигм в сознании мысл€щего человека этой эпохи, - это —лово Ѕожие, традиционно осмысл€емое как созидательное, 15 противопоставл€емое разрушительно-уничтожающим слову и действию, которые расшатывали основы российского быти€.

’ристианска€ философи€ как целостное знание о бытии, как система пон€тий, содержаща€ конкретную этику (дес€ть заповедей), создающа€ христианский идеал человека, с точки зрени€ обоих героев превратилась в некую сумму "мертвых знаков" - их сознание протестует против "бездейственности" Ѕожией.

јвторы произведений художественно выразили свое представление о процессе и факте обесценивани€ —лова о ’ристе и —лова самого ’риста - абсолютного человеколюбца. ÷ерковные служители с точки зрени€ героев превратили —лово Ѕожие в нечестивую игру, в христианский "этикет". —овременный исследователь, отметив близость христианской концепции человека у √юго и ƒостоевского, делает вывод об обожествлении человеком социальных функций, превращении "исполнител€ законов в человека-функцию" (∆авер, ∆иске в романе "ќтверженные"). 16¬о всех этих произведени€х изображен единый процесс изживани€ христианского сознани€, в котором станов€тс€ несовместимыми ’ристова любовь к люд€м и социальные законы. ћинский, отклика€сь на проблему, поставленную ƒостоевским и √юго, в своем небольшом произведении дает возможность герою подтвердить: "слуги Ѕожьи" сейчас "с сильнейшими в союзе": они станов€тс€ на сторону не обойденного жизнью, но власть и силу имущего (I, 50).

ќсужденный ћинского выступает против религиозного лицемери€: пафос заключительной части третьего монолога составл€ет критика повсеместного духовного насили€ над человеком, в котором участвует, считает он, и церковь:

             ќ бедный край мой! ћоре гнусной лжи 
             “еб€ залило мутными волнами 
             —о всех концов: в семействе лжет отец 
             ѕеред детьми, а в школе лжет учитель,

15 "» сказал Ѕог: да будет свет. » стал свет... » сказал Ѕог: да будет твердь посреди воды... » сказал Ѕог: да соберетс€ вода, котора€ под небом..." (Ѕыт. 1, 1 - 9). ¬ ≈вангелии от »оанна сказано предельно €сно: "¬ начале было —лово, и —лово было у Ѕога, и —лово было Ѕог. ќно было в начале у Ѕога. ¬се чрез него начало быть, и без него ничто не начало быть, что начало быть" (»н. 1, 1 - 3).

16 —м.: ўенников √.  . –оман ‘. ћ. ƒостоевского... —. 162.

стр. 230


             ¬ твоих церквах лгут слуги алтарей... 
             ѕоверь, что мне палач стократ милее, 
             „ем лживый поп...

(I, 50).

¬ контексте данного высказывани€ ќсужденного в лексему "ложь" привноситс€ дополнительный смысл: она осознаетс€ как синоним закрепощени€, закабалени€, удержани€ человека в рабском положении.

¬ финале драматической сцены ћинский указывает на некую двойственность в поведении и состо€нии —в€щенника: он честно выполнил свой долг, пыта€сь привести юношу к пока€нию, и в то же врем€ испытал сильнейшее потр€сение от услышанного в исповеди без пока€ни€ и сострадание к приговоренному. ќсужденный в отличие от некоторых исповедующихс€ героев ƒостоевского не испытывает ненависти и злобы к конфиденту, но, напротив, оценив доброе сердце "старика", отпускает ему поклон и говорит "теплое спасибо!.." (I, 50).

ќсмысление бахтинского подхода применительно к произведению ћинского, основанного на философских пон€ти€х "€" и "другой" (когда "сам человек может только ка€тьс€, отпускать может только другой" 17 ) позвол€ет утверждать, что драматическа€ сцена ћинского представл€ет собой "самоотчет" в значении "выговаривани€ себ€" с эксплицитной установкой на безгрешность. Ёто трехчастный "монолог исповедального типа" (ј.  риницын) самомифологизирующегос€ на пороге небыти€ человека.

¬ драматической сцене выразилась смена парадигм в сознании современников ƒостоевского и ћинского (Ѕогочеловек - человекобог; ’ристос - сверхчеловек). ѕроизведение ћинского осознаетс€ как полемика с »ваном  арамазовым и его »нквизитором; как полемически заостренна€ реплика современника на рассуждени€ о благостности обмана народа »нквизитором и иже с ним; как ответ верующим в ’риста, представленный в форме "последнего слова" инакомысл€щих, убежденных в смещении ’риста-—пасител€ в давнопрошедшее врем€; как символизаци€ "смены вех" в сознании человека-де€тел€ последней трети XIX в. и смены типов "героев".


17 —м.: Ѕахтин ћ. ћ. јвтор и герой в эстетической де€тельности // Ѕахтин ћ. ћ. –аботы 20-х годов.  иев, 1994. —. 133.



ќпубликовано 20 декабр€ 2016 года

Ќашли ошибку? ¬ыделите еЄ и нажмите CTRL+ENTER!

© Ћ. ѕ. ў≈ЌЌ» ќ¬ј • ѕубликатор (): Ѕ÷Ѕ LIBRARY.BY

»скать похожие?

LIBRARY.BY+ЋибмонстряндексGoogle

—качать мультимедию?

подн€тьс€ наверх ↑

ƒјЋ≈≈ выбор читателей

подн€тьс€ наверх ↑

ќЅ–ј“Ќќ ¬ –”Ѕ–» ”

”важаемый читатель! ѕодписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, в онтакте, Twitter и ќдноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикаци€х и важнейших событи€х дн€.