ИЗ ИСТОРИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

Разместиться

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему ИЗ ИСТОРИИ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА И ЦЕРКВИ. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

559 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

Взаимоотношения Советского государства и церкви уже получили освещение в работах советских авторов1 по общим вопросам политики нашего государства в отношении как религии в целом, так и отдельных ее направлений. В этой литературе раскрываются некоторые страницы церковно- государственных отношений в различные периоды истории СССР в основном на узкоконфессиональных примерах. В буржуазной историографии2 эти проблемы нередко представляются в искаженном виде3 . Раздувая клеветническую кампанию о положении церкви в СССР, в основу которой положены утверждения о "физическом подавлении" религии, "репрессиях за веру в бога", якобы проводимых с первых дней становления Советского государства, буржуазные пропагандисты стараются настроить мировое общественное мнение, верующих своих стран против социализма, вызвать вражду к первому в мире социалистическому государству. "Специалисты по религии в СССР" пытаются показать, что массовый отход советских людей от религии вызван насильственными методами борьбы с духовенством и верующими. Между тем многие зарубежные религиозные деятели отмечают "угасание веры" во всем современном мире. Так, видный богослов Х. Линдсел в статье "Кризис церкви" отметил: "Сегодня церковь вывешивает сигналы бедствия. Сегодняшний кризис церкви вызван мощными силами, которые действовали долгое время, но за последние годы ускорили и соединили свои усилия"4 .

Совершенно закономерно, что в СССР вытеснение религии происходит значительно быстрее, чем в капиталистических странах. Если буржуазные партии поддерживают и насаждают религию, лавируя в случае необходимости между различными конфессиями, то в СССР, где всем гражданам предоставлена действительная свобода совести, успешное коммунистическое строительство, глубочайшие социально-экономические, политические и культурные преобразования приводят к освобождению трудящихся масс из-под влияния религии. Подавляющее большинство населения нашей страны обладает материалистическим мировоззрением. Этому способствовало последовательное осуществление Советским государством выработанных В. И. Лениным, Коммунистической партией строго научных принципов отношения к религии и церкви.

Цель настоящей статьи - показать эволюцию политических позиций религиозных организаций в СССР за период от Великой Октябрьской


1 М. П. Мчедлов. Католицизм. М. 1970; Н. Аширов. Эволюция ислама в СССР. М. 1972; А. Катунская. Старообрядчество. М. 1972; П. А. Курочкин. Эволюция современного русского православия. М. 1971; Э. И. Лисавцев. Критика буржуазной фальсификации положения религии в СССР. М. 1971, и др.

2 А. А. Боголепов, Церковь под властью коммунизма. Мюнхен. 1958; Г. Граббе. Правда о русской церкви на Родине и за рубежом. (По поводу книги С. В. Троицкого "О неправде Карловацкого раскола"). Нью-Йорк. 1961, и др.

3 См. Э. И. Лисавцев. Указ. соч.

4 "Christianity to-day", 1970, N 11.

стр. 15


социалистической революции до наших дней, раскрыть принципиальные положения политики Советского государства в отношении религии и церкви, ее роль и значение в нормализации отношений между государством и церковью.

До Великой Октябрьской социалистической революции церковь, прежде всего православная, "первенствующая и господствующая", как определялось в своде законов, являлась частью государственного аппарата, оказывала огромное влияние на государственную деятельность, личную жизнь людей, пользовалась всяческой поддержкой правящих кругов России. Каждый подданный Российской империи обязан был исповедовать какую-либо религию, "вневероисповедное состояние" законом не допускалось вообще. Церковная администрация принимала самое деятельное участие во всех мероприятиях царского правительства, направленных на защиту буржуазно-помещичьего строя, активно поддерживала политику самодержавия. "Не щадя живота своего", служила церковь господствующим классам, ибо сама была крупнейшим собственником - владела земельными угодьями, многочисленными торговыми и промышленными предприятиями. Земельная собственность православной церкви, например, в 1905 г. составляла 2611635 десятин. На каждого монаха или монахиню приходилось около 40 дес. земли5 . Церковь фактически прибрала к рукам дело народного образования. Во всех учебных заведениях обязательным предметом был "закон божий", а в начальных и церковноприходских школах он был основным.

Естественно, что подавляющее большинство духовенства встретило Октябрьскую революцию враждебно и повело ожесточенную борьбу со всеми начинаниями Советской власти. Заседавший еще с 15 августа 1917 г. Собор русской православной церкви 11 ноября 1917 г. принял послание к духовенству, ко всем верующим, в котором социалистическая революция объявлялась "нашествием антихриста, беснующимся безбожием"6 . Этот документ стал манифестом всех реакционных элементов внутри страны. Церковная печать, комментируя послание Собора, писала: "Церковь должна поднять и крест и палицу свою против гидры (то есть против революции. - В. К.), как подняла бы она все оружие свое против антихриста"7 . И Собор высоко поднял эти "крест и палицу", стал центром церковной контрреволюции, ее боевым штабом. Другого и нельзя было ожидать от Собора, в составе делегатов которого наряду с митрополитами и священниками было 15 князей и графов (Урусов, Трубецкие, Ухтомский, Эристов, Апраксин, Бобринекий и др.), 10 генералов и офицеров, 132 царских чиновника, 22 помещика, 41 представитель крупной и средней буржуазии, 62 представителя реакционной интеллигенции8 . Монархические, белогвардейские, буржуазные и кулацкие силы возлагали на Собор большие надежды, рассчитывая использовать его "священный" авторитет и влияние для подавления революции.

В целях противодействия нараставшей пролетарской революции Собор решил восстановить патриаршество. Патриархом Московским и всея Руси был избран московский митрополит Тихон (В. Белавин), бывший активный деятель черносотенного "Союза русского народа". Он должен был сплотить вокруг церкви все силы, выступавшие против Советской власти. Патриарх Тихон проявил себя как ярый монархист. В начале 1918 г. он послал Николаю Романову свое благословение и просфору, а когда бывший император был расстрелян, патриарх созвал секретное совещание соборного совета, принявшее от имени Собора ре-


5 Ем. Ярославский. Против религии и церкви. Т. 1. 1932, стр. 106.

6 "Деяния св. Собора православной российской церкви". Кн. III. Птгр. 1918, стр. 186 - 187.

7 "Антирелигиозник", 1929, N 10, стр. 35.

8 См. "Деяния св. Собора православной российской церкви". Кн. I, вып. 1. М. 1918, стр. 119 - 133.

стр. 16


шение совершить публичную панихиду по Николаю II. В протоколе совещания патриарх собственноручно приписал: "Благославляю архипастырей и пастырей молиться о сем на местах"9 .

Таким образом, свою деятельность в роли патриарха Тихон начал с открытых выступлений против Советского государства. В послании к православному духовенству и всем верующим от 19 января 1918 г. он предал анафеме Советскую власть, "заклинал" "всех верных чад православной церкви Христовой не вступать с извергами рода человеческого (большевиками. - В. К.) в какое-либо общение", призывал "верующих и верных чад церкви" стать на защиту "оскорбляемой и угнетаемой" православной церкви, "пострадать за дело Христово", а "архипастырям и пастырям" предлагал, "не медля ни одного часа", организовывать духовные союзы, звать прихожан становиться "в ряды духовных борцов, которые силе внешней противопоставят силы своего святого воодушевления"10 .

Особую ярость и злобу вызвал у патриарха и всего Собора декрет СНК РСФСР от 23 января 1918 г. "Об отделении церкви от государства и школы от церкви"11 - основополагающий документ Коммунистической партии и Советского правительства об отношении к религии и церкви, в разработке которого принимал непосредственное участие В. И. Ленин. Декрет определил пути духовного раскрепощения народа, провозгласил свободу совести. Всем гражданам была предоставлена полная свобода вероисповедания. Каждый гражданин получил также право быть неверующим, отрицать всякую религию, вести научно-атеистическую пропаганду. Церковь перестала быть аппаратом государства. Отныне никто не принуждался к исполнению религиозных обрядов. Отношение к религии стало делом совести каждого гражданина, делом его убеждений. Декрет не только провозгласил подлинную свободу совести, но и гарантировал ее проведение в жизнь, осуществив отделение церкви от государства. Суть такого отделения состоит в том, что государство не вмешивается во внутреннюю деятельность религиозных организаций, а церковь не вмешивается в государственные дела, в компетенцию политических, хозяйственных, культурно-просветительных организаций и т. п.

В декрете "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" подчеркивается глубоко демократическая идея равенства всех религий: ни одна из них не пользуется предпочтением, ни одна не подвергается стеснениям или ограничениям. Важнейшим положением декрета является отделение школы от церкви, запрещающее вмешательство церкви в воспитание молодежи, принудительное, насильственное приобщение учащихся к религии. Воспитание детей стало исключительным правом семьи, школы, государства. Декрет предусматривал предоставление верующим материальных гарантий для удовлетворения их религиозных потребностей. Показательно, что В. И. Ленин сформулировал заключительную часть статьи 13 декрета, в которой говорится, что здания и предметы, предназначенные для богослужебных целей, отдаются по постановлениям органов государственной власти в бесплатное пользование соответствующим религиозным обществам.

Декрет воплотил в жизнь требования широчайших народных масс в области религии. Он дал каждому гражданину возможность самостоятельно определять свое отношение к ней. Как верующие, так и неверующие были уравнены в правах; верующим всех культов впервые была


9 Архив Всесоюзного объединения книжной торговли (АВОКТ), ф. ГАИЗ, рукопись: И. Шпицберт. Церковь в годы гражданской войны, стр. 155.

10 "Деяния св. Собора православной российской церкви". Кн. VI, вып. 1. М. 1918, стр. 4.

11 "Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства", 1918, N 18, ст. 263.

стр. 17


предоставлена самостоятельность, независимость. Не случайно впоследствии нынешний патриарх Московский и всея Руси Пимен заявил: "Наша святая церковь живет в исторически новых условиях. Никем и ничем не связанная в исполнении своих священных задач, она осуществляет их в полном согласии с канонами церкви и в соответствии с законами нашей страны"12 .

Несмотря на глубокую демократичность декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", участники Собора русской православной церкви встретили его в штыки. Собор, обсудивший декрет на специальном заседании 25 января 1918 г., квалифицировал его как "злостное покушение на весь строй жизни православной церкви и акт открытого против нея гонения" и определил, что "всякое участие как в издании сего враждебного церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к православной церкви и навлекает на виновных кары вплоть до отлучения от церкви"13 .

Крайне реакционную роль русская церковь сыграла в годы гражданской войны и интервенции. Одна из особенностей борьбы контрреволюционных элементов против Советской власти заключалась в том, что она в значительной степени шла под флагом защиты религии, церкви. Пытаясь использовать в своих целях религиозные предрассудки многомиллионных масс крестьянства и части рабочего класса, реакция широко распространяла ложь о гонениях Советской власти против религии и церкви, осуществляла всевозможные провокации. Духовенство почти всех культов активно выступало в блоке с силами внутренней и внешней реакции против власти трудящихся. В обвинительной речи на процессе контрреволюционного духовенства в Петрограде летом 1922 г. видный деятель большевистской партии П. А. Красиков отметил, что "в организации контрреволюции церковь сыграла огромную роль. Во всех восстаниях, во всех интервенциях, всюду и везде духовенство, за немногими счастливыми исключениями, всегда стояло на стороне интервентов, на стороне Антанты, на стороне колчаковцев, деникинцев и врангелевцев, на стороне Мамонтова, Юденича"14 .

Церковная печать постоянно призывала верующих записываться в ряды белых армий добровольно, не дожидаясь приказа о мобилизации. Огромными тиражами патриарх, Синод, епархиальные управления печатали специальные листовки и прокламации. Казанские церковники осенью 1918 г., накануне освобождения Казани от белочехов, выпустили за подписью митрополита Казанского и Свияжского Иакова прокламацию, в которой говорилось: "Все, способные носить оружие, становитесь в ряды народной армии немедленно, без колебания и страха, записывайтесь в добровольческие полки. Спешите на борьбу: спасайте святыни наши от поругания, город от разрушения, жителей от истребления"15 . В мае 1919 г. на одном из принадлежащих Соловецкому монастырю островов с благословения монахов была образована ссыльно- каторжная тюрьма, в которой белогвардейские палачи содержали представителей большевистского подполья, захваченных в плен партизан, а также многочисленных заложников, подвергая их всяческим издевательствам и пыткам. Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Григорий, чествуя белочехов, совершил в кафедральном соборе торжественное богослужение и освятил вручавшиеся им знамена. В помощь белочехам духовенство совместно с другими контрреволюционными элементами организовало во многих местах антисоветские выступления. Когда летом 1918 г. белочехи захватили Пензу, в 6 волостях Пензенской губернии начались кулацкие восстания, в которых участвовали и церковники. Не случайно В. И.


12 "Журнал Московской патриархии" (далее - "ЖМП"), 1971, N 9, стр. 15.

13 "Деяния св. Собора православной российской церкви". Кн. VI, вып. 1, стр. 72.

14 "Судебные речи советских обвинителей". М. 1965, стр. 73.

15 "Антирелигиозник", 1930, N 8 - 9, стр. 34 - 35.

стр. 18


Ленин в телеграмме Пензенскому губисполкому дал указание "провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев"16 .

С полным основанием белогвардейцы рассматривали духовенство как свой легально существующий на территории Советской России отряд. "Когда... из Москвы, Петрограда и других городов, - писала издававшаяся в Одессе белогвардейская газета "Единая Русь" 29 октября 1919 г., - ушло все начальство, ушли генералы и офицеры, ушел сам царь от русского престола, на своем посту осталась только церковь. И осталась, не скрываясь, не пряча своих погон и регалий". Ни один антисоветский мятеж, подготовлявшийся или осуществлявшийся контрреволюцией, не обходился без содействия, а то и прямого участия церковников. С благословения православного духовенства начался в июле 1918 г. белогвардейский мятеж в Ярославле. С одобрения руководства православной церкви в конце лета 1918 г. осуществляли подготовку контрреволюционного переворота в России глава британской миссии Локкарт и офицер английской разведки С. Рейли. Церковники были тесно связаны и с представителями крупнейших контрреволюционных организаций "Тактический центр" и "Национальный центр", готовивших мятеж против Советской власти осенью 1919 г., вынашивавших планы захвата Москвы и Петрограда, убийства В. И. Ленина и других видных советских и партийных деятелей.

Опорной базой контрреволюции зачастую были монастыри. Они служили убежищем для бывших царских офицеров. На территории многих монастырей хранились запасы оружия и боеприпасов. В Соловецком монастыре сотрудниками ВЧК были обнаружены 8 трехдюймовых орудий, 2 пулемета, свыше 600 винтовок и берданок, а также большое количество боеприпасов, В киевском Михайловском монастыре были найдены 4 пуда динамита, винтовки, 900 патронов17 . Духовенство и монашество являлись своеобразной агентурой в тылу Красной Армии. В августе 1919 г. в донской станице Иловайской был задержан бродячий монах. У него обнаружили мандат такого содержания: "Предписывается всем священнослужителям и настоятелям церквей православных способствовать брату иеромонаху Илиодору организовывать в занятых большевиками станицах комитеты по истреблению вышеупомянутых богоотступников и давать всяческие сведения о расположении противника"18 .

С 1 по 20 ноября 1918 г. в Томске проходило Сибирское соборное церковное совещание. Его участники в обращении "Ко всем чадам православной церкви" призывали верующих к поддержке белогвардейского правительства" к борьбе с Советской властью. В другом документе - обращении Забайкальской епархии к Японии (апрель 1920 г.) -говорилось: "Общее собрание приходских советов градочитинских церквей... обсудив выступление Японии против большевистской тирании и анархии, верит, что это выступление дружественной нам великой державы имеет своей целью оказать искреннюю помощь в восстановлении в ней (в России. - В. К.) государственного строя, отвечающего интересам подавляющего большинства русского народа, его национальным и бытовым особенностям, в восстановлении экономической и культурной жизни России. Служители православной церкви и ее верные сыны приветствуют этот шаг Японии, как направленный на защиту и охрану сущности жизни русского народа - веры отцов - против гонений и притеснений"19 . Собор в Ставрополе (1919 г.) опубликовал контрреволюционные обращения и воззвания, организовал "Временное высшее церковное управление на


16 В. И. Ленин. ПСС. Т. 50, стр. 143.

17 Ф. Фомин. Записки старого чекиста. М. 1964, стр. 135 - 139.

18 С. Билинец. Тьма и ее слуги. Киев. 1960, стр. 27.

19 См. Б. Кандидов. Религиозная контрреволюция 1918 - 1920 гг. и интервенция. М. 1930, стр. 102.

стр. 19


юго-востоке России", ставшее впоследствии организационным центром религиозной контрреволюции.

В белогвардейских армиях действовали многочисленные кадры военного духовенства. В армии Деникина было около тысячи священнослужителей, во врангелевской - более 500, в колчаковской - несколько тысяч20 . В обязанности полковых священников наряду с исполнением церковных служб входили контрреволюционная агитация и шпионаж за солдатами. Духовенство получало от своего начальства подробные инструкции и действовало совместно с контрреволюционным офицерством. Во всех белогвардейских частях были устроены полковые походные церкви и церкви-вагоны. В Сибири под общим руководством омского епископа Сильвестра и английского генерала Нокса были созданы "полки Иисуса", "полки богородицы". Подобные полки действовали и на юге. В Одессе их возглавлял митрополит Платон, в Екатеринодаре - священник Востоков. Советские воинские части во время боев нередко брали в плен представителей духовенства с оружием в руках, а при отступлении наших частей церковнослужители обстреливали красноармейцев с колоколен из пулеметов.

Заодно с белогвардейским духовенством в период интервенции действовали также иерусалимский, константинопольский и антиохийский патриархи, находившиеся в переписке с контрреволюционным "Временным высшим церковным управлением на юго-востоке России". Когда в 1918 г. командование войсками Антанты на востоке решило послать на помощь Деникину для оккупации юга нашей страны большое количество войск, западноевропейскую прессу обошла следующая телеграмма из Константинополя: "По благословению св. синода греческое правительство решило послать в Россию одновременно со своими войсками... 3 епископов. 4 архимандритов и 40 священников с кадром избранных людей, хорошо знающих русский язык и обладающих даром красноречия. Цель командировки - духовное воздействие на русских"21 .

Одновременно с деятельностью контрреволюционного духовенства внутри страны широко развернула антисоветскую пропаганду церковная эмиграция на Западе. В 1921 г. в г. Сремские Карловицы (Югославия) состоялся Карловацкий собор - съезд белоэмигрантского православного духовенства, в котором приняли участие видные монархисты, бежавшие из Советской России после разгрома белогвардейских полчищ. Его открыл митрополит Антоний Храповицкий, именовавшийся заместителем патриарха Тихона и передавший от него благословение съезду. На первом же заседании было решено послать приветственные телеграммы матери последнего царя М. Ф. Романовой, Врангелю, патриарху Тихону. Организаторы собора преследовали следующие цели: разработать план подготовки нового нападения на Советскую республику, наметить формы и методы работы церковной эмиграции в этом направлении22 . Обсуждая вопрос о будущем государственном устройстве России, члены собора пришли к заключению, что должна быть восстановлена, и как можно скорее, династия Романовых. Собор обратился к "русскому воинству" с призывом готовиться к новому нападению на Советскую республику и принял воззвание к главам всех православных церквей о всемерном их содействии в организации крестового похода против Советской России. Избранное на Карловацком соборе управление во главе с митрополитом Антонием направило в адрес Генуэзской конференции (1922 г.) послание с требованием не признавать Советское государство.

Позорную страницу в историю русской православной церкви вписали патриарх Тихон и его сторонники своими действиями во время


20 "Спутник атеиста". М. 1961, стр. 114.

21 Б. Кандидов. Указ. соч., стр. 80.

22 Там же, стр. 140 - 141.

стр. 20


большого народного бедствия - поволжского голода. Нужно было спасать жизни миллионов людей, мобилизовать все ресурсы страны для закупки хлеба. В руках православной церкви находились огромные ценности, которые можно было обратить в хлеб и продовольствие. Отдельные группы верующих сами выступили с призывами к церкви о помощи голодающим. В январе 1922 г. церковноприходское собрание с. Давыдовка, Мелитопольского уезда, постановило отдать для помощи голодающим имеющиеся в местной церкви золотые и серебряные вещи. В феврале такое же решение приняло собрание прихожан церквей Нижнего Новгорода. "Проснитесь, церковные служители, - заявляли они, - знайте, что вера гибнет не от большевиков, а от вашего лицемерия. Помните, что, если вы теперь не пойдете походом против царя- голода, несмываемый позор ляжет на вас навеки"23 . Патриарх Тихон не только остался глух к этим призывам, но и обратился к духовенству и верующим со следующим посланием: "Мы не можем одобрить изъятие из храмов, хотя бы и через добровольные пожертвования, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается правами вселенской церкви и карается ею, как святотатство, мирянам - отлучением от нее, священнослужителям - низложением сана"24 .

В связи с тяжелым положением Советской республики (скудные продовольственные запасы, оставшиеся от урожая 1921 г., были исчерпаны, а для обеспечения будущего урожая требовалось огромное количество семян) Советское правительство 23 февраля 1922 г. приняло декрет "Об изъятии церковных ценностей для борьбы с голодом"25 . Патриарх Тихон оказал ожесточенное сопротивление проведению этого декрета в жизнь. 28 февраля он опубликовал воззвание к православному духовенству и верующим, в котором призывал укрывать церковные ценности. В секретной инструкции духовенству Тихон откровенно заявлял: "Важно не что давать, а кому давать". Весьма уместно вспомнить, что в период первой мировой войны православная церковь проявила полную готовность помогать ведению войны всеми имеющимися в распоряжении церкви ценностями. "Если власть государственная и церковная пригласит, разрешит, повелит, то церкви и обители без промедления, без колебания и без сожаления отдадут и медь колоколов, и золото, и серебро, и драгоценности икон, и украшение крестов и облачений... на нужды войны"26 .

Под влиянием подстрекательских действий патриарха Тихона духовенство активно выступало против декрета "Об изъятии церковных ценностей", пытаясь вовлечь в эту борьбу широкие массы верующих, поднять их против Советской власти. Церковники зачитывали воззвание патриарха и распространяли слухи о том, что церковные ценности пойдут на содержание Красной Армии, что золото, серебро и драгоценные камни потекут "в карманы комиссаров". Дело дошло до прямых антисоветских выступлений духовенства и верующих против местных органов Советской власти. Сопротивление изъятию церковных ценностей порой перерастало в вооруженные выступления, в подлинные восстания против Советской власти.

По требованию народных масс состоялись многочисленные судебные процессы над активными участниками и организаторами сопротивления изъятию церковных ценностей в Шуе, Иваново-Вознесенске, Москве, Смоленске, Петрограде, Старой Руссе, Симферополе и других местах. На скамье подсудимых оказались и архиереи, и рядовые священнослужители, и руководители приходских объединений. Их судили не за религиозную, а за политическую, антигосударственную деятельность.


23 "Революция и церковь", 1922, N 1 - 3, стр. 61.

24 "Церковные ведомости", 1922, N 6 - 7, стр. 1 - 2.

25 "Известия", 26.II.1922.

26 "Православный благовестник", 1917, N 5, стр. 84.

стр. 21


Это вынуждены были признать и представители церкви. Митрополит Сергий (Страгородский), впоследствии патриарх Московский и всея Руси, заявил в 1942 г.: "После Октябрьской революции в России были неоднократно процессы церковников. За что судили этих церковных деятелей? Исключительно за то, что они, прикрываясь рясой и церковным знаменем, вели антисоветскую работу. Это были политические процессы, отнюдь не имевшие ничего общего с чисто церковной жизнью религиозных организаций и чисто церковной работой отдельных священнослужителей"27 .

Показательно дело церковников, которое разбиралось в Московском губернском революционном трибунале. На скамье подсудимых сидела довольно интересная компания: бывший обер-прокурор святейшего Синода, бывший московский губернский предводитель дворянства и егермейстер царского двора Самарин, профессор церковного права Московского университета Кузнецов, протоиереи Цветков и Успенский, монахи Звенигородского монастыря Савва, Ефрем и Иона, священник Тузов и другие. Они обвинялись в том, что основали контрреволюционную организацию под названием "Московский совет объединенных приходов". Эта организация была, с одной стороны, тесно связана с подобными же организациями в уездах, с другой - с патриархом Тихоном и церковным Собором. "Совет приходов", как показало следствие, организовал вооруженный отряд для "защиты церковных ценностей", в который были вовлечены верующие. Были установлены постоянные дневные и ночные дежурства вооруженных людей в подворье патриарха, электрическая сигнализация. Организация печатала и распространяла воззвания, которые призывали население не давать советским властям описывать церковное имущество, а когда представители их придут для составления описей, немедленно бить в набат, созывать для противодействия этому народ. Нередко такие набатные сборы заканчивались убийством советских служащих.

Изобличенный в антинародной деятельности, патриарх Тихон в начале мая 1922 г. был привлечен к советскому суду. Его судили не только за воззвание от 28 февраля 1922 г., вызвавшее беспорядки с кровопролитием и жертвами, но и за другие антисоветские воззвания и действия. В лице Тихона советский народ судил все контрреволюционное духовенство. "Не Тихон пройдет перед судом, а вся тихоновщина", - писал Е. М. Ярославский. Суд над тихоновщиной - это "суд над царской помещичьей церковью, которая в великом освобождении трудящихся не могла быть иной, чем она есть по своей классовой сути, т. е. контрреволюционной"28 . Характерно, что даже зарубежные специалисты по вопросам религии, как ни старались они исказить и оклеветать политику Советского государства в религиозном вопросе, не могли защитить действия патриарха Тихона в связи с поволжским голодом. У. Флетчер, например, писал, что "противление патриарха конфискации церковных ценностей в пользу голодающих было не только не гуманно, но и контрреволюционно", "государству удалось одержать над церковью бесподобную пропагандистскую победу"29 .

12 мая 1922 г. делегация церковных деятелей, так называемых "обновленцев", во главе с протоиереем Введенским посетила находившегося под домашним арестом патриарха Тихона и заявила ему, что контрреволюционная политика церковного руководства подрывает авторитет православной церкви и ее влияние на широкие массы. Делегаты потребовали отставки патриарха и созыва Собора. Положение Тихона было кри-


27 "Правда о религии в России". Изд-во Московской патриархии. 1942, стр. 26.

28 Ем. Ярославский. Указ. соч., стр. 61.

29 W. Fletcher. A Studii in Survival. L. 1965, pp. 16, 17. См. также I. Chrysostomus. Kirchengeschichte Russland der neuesten Zeit. Bd. 1. Miinchen- Salzburg. 1965, S. 160, etc.

стр. 22


тическим. Чувствуя, что теряет опору и среди верующих и среди духовенства, он отрекся от патриаршества в пользу петроградского митрополита Вениамина или ярославского Агафангела. Однако "обновленцам" пришлось организовать временную церковную власть из своих руководителей, поскольку петроградский митрополит был привлечен к суду, а ярославский отказался занять пост руководителя церкви на поставленных ему "обновленцами" условиях. Так образовалась "обновленческая" "живая церковь", учредительное собрание которой состоялось 29 мая 1922 года. "Обновленцы" поместили в газете "Известия" от 14 мая 1922 г. письмо, в котором осудили борьбу церкви против Советского правительства и послание Тихона о сопротивлении изъятию церковных ценностей. Письмо требовало прекращения руководимой высшими иерархами "гражданской войны церкви против государства" и немедленного созыва Поместного собора "для суда над виновниками церковной разрухи", для решения вопроса об управлении церковью и установления нормальных отношений между ней и Советской властью.

"Обновленчество" получило довольно широкое распространение. Оно выдвинуло программу перестройки русского православия, и в первую очередь изменения его политической ориентации. Проходивший в мае 1923 г. Поместный собор "обновленцев" обратился к В ЦИК с заявлением: "Великий Октябрьский переворот проводит в жизнь великие начала равенства и труда... Во всем мире сильные давят слабых. Только в Советской России началась борьба против этой социальной неправды. Собор полагает, что каждый честный христианин должен стать среди этих борцов за человеческую правду и всемерно проводить в жизнь великие начала Октябрьской революции"30 . Позиция "обновленцев" была созвучна времени и с одобрением воспринималась значительной частью духовенства. Одно время его поддерживала почти половина православных приходов и половина (37 из 73) правящих архиереев31 .

В 1923 г. после долгих раздумий патриарх Тихон заявил о своем отказе от антисоветской деятельности. Он писал в Верховный Суд РСФСР: "Считаю долгом своей пастырской совести заявить следующее: Получив воспитание в монархическом обществе и будучи до своего ареста под влиянием антисоветски настроенных лиц, я действительно был враждебен по отношению к Советской власти... Все мои антисоветские выступления, за исключением нескольких незначительных ошибок, суммированы в обвинительном заключении Верховного Суда. Признавая правильным решение Суда... раскаиваюсь в своих преступлениях против государственного строя и прошу Верховный Суд прекратить Мою изоляцию, то есть освободить меня из-под ареста. Одновременно заявляю Верховному Суду, что впредь я не являюсь врагом Советской власти. Я отвергаю, неизменно и окончательно, как иностранную, так и внутреннюю монархическую белогвардейскую контрреволюцию"32 . Советское правительство проявило по отношению к патриарху Тихону гуманность и великодушие. Судебное дело против него было приостановлено. С этого времени Тихон неоднократно делал заявления о лояльном отношении к Советскому государству.

7 апреля 1925 г. Тихон умер, оставив своей пастве завещание, в котором признавал, что Советская власть в самом начале своего существования обеспечила полную свободу совести. "Вступая в управление Русским государством, - писал патриарх, - представители Советской власти еще в январе 1918 г. издали декрет о полной свободе граждан веровать во что угодно и по этой вере жить. Таким образом, принцип свободы совести, провозглашенный Конституцией СССР, обеспечивает всякому ре-


30 "Деяния II Всероссийского Поместного собора православной церкви". М. 1923, стр. 4.

31 П. К. Курочкин. Указ. соч., стр. 67.

32 "Известия", 27.VI.1923.

стр. 23


лигиозному обществу, и в том числе нашей православной церкви, права и возможности жить и вести свои религиозные дела согласно требованиям своей веры, поскольку это не нарушает порядка и прав других граждан". Он советовал "не питать надежд на возвращение монархического строя и убедиться в том, что Советская власть - действительно народная, рабочая и крестьянская власть, и потому прочная и непоколебимая... осудить всякое противление власти, злонамеренные против нее умышления, мятежи и всякую против нее вражду... Тех же, кои упорствуют в своих заблуждениях и отказываются принести в них раскаяние перед Советской властью, предавать таковых суду православного собора". Тихон осуждал в своем завещании также деятельность заграничной церковной эмиграции: "Пользуясь нашим именем, нашим авторитетом церковным, они создают там вредную и контрреволюционную деятельность. Мы решительно заявляем: у нас нет с ними связи, как это утверждают враги наши, они чужды нам, мы осуждаем их вредную деятельность... Не благо принес церкви и народу так называемый Карловацкий собор, осуждение коего мы снова подтверждаем и считаем нужным твердо и определенно заявить, что всякие в этом роде попытки впредь вызовут с нашей стороны крайние меры вплоть до запрещения священнослужения и предания суду собора"33 .

Было ли раскаяние патриарха Тихона и его завещание искренними? Наши враги за рубежом подняли яростную кампанию против Советского правительства, обвиняя его в том, что на Тихона было оказано давление, что патриарх стал жертвой "вероломного обмана", "шантажа", "непревзойденной хитрости" большевиков. Так, Г. Граббе пишет, что патриарха Тихона "заставили подписать пресловутое покаяние", а У. Флетчер утверждает, что в своем раскаянии Тихон исходил из нужд церкви, сам же остался твердым и непоколебимым в своей антисоветской настроенности34 . Газета "Известия" 15 апреля 1925 г. писала, что "на смертном одре Тихон был окружен исключительно своими преданными поклонниками, иерархами православной церкви, духовенством тихоновского толка. Говорить о каком-либо давлении на его совесть совершенно не приходится. Его завещание является вполне свободным волеизъявлением и, по-видимому, соответствует действительному настроению его последних дней. Человек, стоящий одной ногой в гробу, вряд ли способен к такому лицемерию, какое мы должны бы приписать Тихону, если бы вздумали заподозрить искренность его завещания. Оно составлено им совершенно самостоятельно и свободно, передано им своему ближайшему помощнику, митрополиту Петру, за несколько часов до смерти и передано именно с целью обнародования".

Нельзя, конечно, забыть, что своей контрреволюционной деятельностью Тихон нанес много вреда Советской власти в первые годы ее существования, но тем не менее следует отметить, что в последние дни своей жизни он сделал определенный вклад в нормализацию отношений между православной церковью и Советским государством.

Служители культа других конфессий (католики, лютеране, старообрядцы, иудеи, сектанты, мусульмане, буддисты и иные) также враждебно отнеслись к возникновению Советского государства, активно сотрудничали с белогвардейской контрреволюцией. Об этом свидетельствует множество фактов. В деникинской армии существовали штатные должности мулл, в управлении военным духовенством врангелевской армии - должности старообрядческих священников и римско-католических капелланов. Старообрядческое и мусульманское духовенство было тесно связано и с колчаковцами. В дружинах "святого креста" сражались и старообрядческие церковники. Мусульманское духовенство фор-


33 Завещание патриарха Тихона было напечатано полностью. См.: "Известия", 15.IV.1925.

34 Г. Граббе. Указ. соч., стр. 22 - 23; W. Fletcher. Op. cit., p. 22.

стр. 24


мировало отряды "зеленого знамени пророка". Особенно ярко мусульманская церковная контрреволюция проявила себя в басмачестве, когда муллы пытались поднять мусульман против Советской власти.

Особо следует остановиться на роли сектантства в годы гражданской войны. Его представители до сих пор пытаются утверждать, будто сектанты не только не были в рядах врагов Советской власти, но даже помогали ее укреплению, ликвидации интервенции. Однако дело обстояло иначе. Накануне Октябрьской революции руководители баптизма вошли в либерально-буржуазный блок и оказывали поддержку кадетам. Они враждебно встретили социалистическую революцию, а Советскую республику в своем журнале "Слово истины" назвали "порождением антихриста"35 . Сектантские идеологи в годы гражданской войны призывали к классовому примирению, проповедовали мир между эксплуататорами и эксплуатируемыми, необходимость прекращения борьбы с белогвардейцами. Но такими декларациями дело не ограничивалось. Контрреволюционность сектантов ярко проявлялась в их отказе защищать страну от нашествия белогвардейских полчищ. При этом следует напомнить, что подавляющее большинство сектантов усердно служило в царской армии в годы первой мировой войны, отказы сектантов от военной службы были тогда редкостью. После октября 1917 г. позиция сектантской верхушки в вопросах защиты Родины резко меняется. Состоявшийся в сентябре 1919 г. в Самаре съезд баптистов, евангельских христиан и меннонитов Самарского округа в резолюции об отношении к современным событиям признал недопустимой работу сектантов по изготовлению оружия. В то же время главари меннонитской церкви собрали для Врангеля целый полк из меннонитов.

В конце марта 1921 г. банда старообрядцев ворвалась в Каркаралинск и зверски изрубила безоружных коммунистов города, присутствовавших на собрании. Перед налетом бандиты выслушали благословение на "подвиг", спели "Хвалу Христу". Руководитель баптистской общины г. Верного (Алма-Ата) Назаров, будучи начальником полиции, расстрелял в 1919 г. более 100 пленных красноармейцев36 .

В октябре 1929 г. на Северном Кавказе была разоблачена контрреволюционная организация - религиозная секта имяславцев. Ее настоятель Яковлев был поручиком царской армии, 62 члена секты были офицерами белой армии во время гражданской войны. В качестве проповедников они ходили по деревням, вербуя новых членов, которые должны были дать клятву бороться против Советской власти, не служить в Красной Армии, не вступать в кооперативы, не читать советских газет и не платить налогов.

Таким образом, в первые годы Советской власти "черная рать разных вероисповеданий выступала как единая, внутренне сплоченная сила"37 контрреволюции.

В условиях развернувшегося в стране социалистического строительства и дальнейшего укрепления Советского государства перед духовенством встала дилемма: либо окончательно лишиться поддержки верующих, либо пойти по пути безоговорочного признания Советской власти. Под давлением верующих руководители подавляющего большинства религиозных культов заявили о своей лояльности по отношению к Советскому государству.

В переходе церкви на лояльные позиции важнейшее значение имела проводимая Советским государством, Коммунистической партией политика по отношению к религии. В самые тяжелые годы гражданской войны и военной интервенции в нашей стране неуклонно проводились


35 Цит. по: "Краткий научно-атеистический словарь". М. 1969, стр. 74.

36 "Иртыш" (Семипалатинск), 20.VII.1972.

37 И. И. Степанов-Скворцов. Задачи и методы антирелигиозной пропаганды. М. 1924, стр. 8.

стр. 25


в жизнь принципы свободы совести, провозглашенные декретом "Об отделении церкви от государства и школы от церкви". В резолюции VIII съезда РКП (б) в 1919 г. подчеркивалось, что "лица, посягающие на свободу веры и богослужения для граждан всех вероисповеданий, должны быть подвергаемы строгому взысканию"38 . В резолюции XIII съезда РКП (б) "О работе в деревне" указывалось: "Необходимо решительно ликвидировать какие бы то ни было попытки борьбы с религиозными предрассудками мерами административными, вроде закрытия церквей, мечетей, синагог, молитвенных домов, костелов и т. п. ...Особо внимательно необходимо следить за тем, чтобы не оскорблять религиозного чувства верующего, победа над которым может быть достигнута только очень длительной, на годы и десятки лет рассчитанной работой просвещения"39 . Политика, учитывающая интересы верующих, способствовала укреплению политического доверия трудящихся к нашей партии и государству.

Конечно, процесс нормализации отношений между церковью и государством не проходил гладко. Во второй половине 20-х годов было немало антисоветских выступлений отдельных групп православного духовенства. На Украине была раскрыта контрреволюционная организация "Союз вызволения Украины", которая ставила своей целью восстановить панщину, господство буржуазии и помещиков, организовать украинскую автокефальную церковь. Значительная часть духовенства вместе с кулачеством боролась против коллективизации сельского хозяйства. Выяснилось, что преемник патриарха Тихона митрополит Крутицкий Петр принимал участие в утверждении Карловацким собором бывшего великого князя Кирилла императором России; за это Петр был сослан в монастырь.

Много сделал для нормализации отношений между церковью и государством митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), ставший после Петра патриаршим местоблюстителем. В декларации Сергия и 6 членов Синода от 29 июля 1927 г. говорилось: "Мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и нашим правительством... Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот или же какое-либо общественное бедствие или тайное убийство... сознается нами как удар, направленный в нас. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской патриархии"40 . Духовенство в своем большинстве одобрило эту декларацию, проявило готовность поддерживать внутреннюю и внешнюю политику Советского правительства. Это и привело к улучшению отношений между церковью и государством.

8 апреля 1929 г. Президиум ВЦИК и СНК РСФСР приняли постановление "О религиозных объединениях"41 , которое конкретизировало правовые отношения между государством и церковью. Постановление четко определило формы организации различных религиозных объединений, одинаковые для религиозных направлений всех наименований правила учреждения объединений, рамки их деятельности, порядок управления культовым имуществом и денежными средствами, а также условия, при которых может быть произведено закрытие молитвенных


38 "КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК". Т. 2. Изд. 8-е, стр. 83.

39 Там же. Т. 3. Изд. 8-е, стр. 84 - 85.

40 "Патриарх Сергий и его духовное наследство". Изд-во Московской патриархии. 1947, стр. 60 - 63.

41 "Собрание узаконений и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства", 1929, N 35. ст. 353.

стр. 26


зданий и помещений. Постановление устанавливало, что верующие граждане, достигшие 18-летнего возраста, для совместного удовлетворения своих религиозных потребностей могут объединяться в религиозные общества и группы, которые могут приступить к своей деятельности только после регистрации в установленном порядке органами государственной власти. Факт регистрации означает, что религиозное объединение берет на себя обязанности по соблюдению законодательства и одновременно становится под защиту законов, охраняющих свободу отправления религиозных культов.

Право решения всех вопросов, касающихся внутренней жизни религиозного объединения, принадлежит самим верующим, составившим это объединение. Хозяевами в религиозных объединениях являются сами верующие. Здание церкви и другое имущество, необходимое для отправления культа, передается государством в пользу верующих, а не церковной иерархии. Религиозное объединение приглашает священника и других лиц, обслуживающих потребности культа. Священники, так же как и религиозные центры, не имеют права вмешиваться в административно-хозяйственную жизнь религиозных объединений, так как единственной функцией духовенства является удовлетворение религиозных потребностей верующих. Провозглашая и гарантируя свободу совести, государство устанавливало определенные пределы деятельности религиозных организаций. Собственными правилами верующие могут руководствоваться постольку, поскольку эти правила не противоречат законам государства. Религиозные объединения и служители культов не должны использовать собрания верующих для политических выступлений, направленных против Советского государства, подстрекать верующих к уклонению от исполнения гражданских обязанностей, склонять их к отказу от участия в общественно-политической жизни, совершать изуверские обряды, наносящие вред здоровью граждан, а также обманные действия для возбуждения суеверий. Религиозные объединения не вправе принуждать верующих к уплате каких-либо сборов.

В связи с обнародованием этого постановления Сергий и Синод провели 15 февраля 1930 г. пресс-конференцию, на которой ответили на вопросы представителей печати. Вот некоторые вопросы и ответы. "Вопрос. Действительно ли существует в СССР гонение на религию и в каких формах оно проявляется? Ответ. Гонения на религию в СССР никогда не было и нет. В силу декрета об отделении церкви от государства исповедание любой веры вполне свободно и никаким государственным органом не преследуется. Последнее постановление ВЦИК и СНК РСФСР о религиозных объединениях от 8 апреля 1929 г. совершенно исключает даже малейшую видимость какого- либо гонения на религию. Вопрос. Верно ли, что безбожники закрывают церкви, и как к этому относятся верующие? Ответ. Да, действительно некоторые церкви закрываются. Но проводится это закрытие не по инициативе власти, а по желанию населения, а в иных случаях даже по постановлению самих верующих. Вопрос. Верно ли, что священнослужители и верующие подвергаются репрессиям за свои религиозные убеждения, арестовываются, высылаются и т. д.? Ответ. Репрессии, осуществляемые Советским правительством в отношении верующих и священнослужителей, применяются к ним отнюдь не за их религиозные убеждения, а в общем порядке, как и к другим гражданам, за разные противоправительственные деяния. Надо сказать, что несчастье церкви состоит в том, что она в прошлом, как это всем хорошо известно, слишком срослась с монархическим строем. Поэтому церковные круги не смогли своевременно оценить всего значения совершившегося великого социального переворота и долгое время вели себя как открытые враги Соввласти (при Колчаке, при Деникине и пр.). Лучшие умы церкви, как, например, патриарх Тихон, поняли это и старались исправить создавшееся положение, рекомендуя

стр. 27


своим последователям не идти против воли народов и быть лояльными к Советскому правительству"42 .

Отношение Советского государства к церкви нашло отражение в Конституции СССР 1936 года. В ст. 124 записано: "В целях обеспечения за гражданами свободы совести церковь в СССР отделена от государства и школа от церкви. Свобода отправления религиозных культов и свобода антирелигиозной пропаганды признается за всеми гражданами". В соответствии со ст. 135 Конституции СССР духовенство получило активное и пассивное избирательное право наравне со всеми гражданами нашей страны, то есть каждый его представитель может участвовать в выборах и быть избранным на основе всеобщего, равного, прямого избирательного права при тайном голосовании.

Великая Отечественная война явилась переломным периодом в жизни православной церкви. Православная церковь в целом проявила полную лояльность по отношению к Советскому государству, стала на путь активной помощи ему в борьбе с фашизмом. В послании духовенству и верующим 22 июня 1941 г. глава православной церкви патриарший местоблюститель митрополит Сергий писал: "Фашиствующие разбойники напали на нашу родину. Попирая всякие договоры и обещания, они внезапно обрушились на нас, и вот кровь граждан уже орошает родную землю... Но не первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С божьею помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге пред родиной и верой, и выходили победителями"43 . Другой видный деятель русской православной церкви, митрополит Ленинградский Алексий (будущий патриарх Московский и всея Руси), во время блокады Ленинграда остававшийся в городе, 26 июля 1941 г. обратился к верующим воинам с воззванием: "Война - священное дело для тех, кто предпринимает ее по необходимости, в защиту правды, отечества. Берущие оружие в таком случае совершают подвиг правды и, приемля раны и страдания и полагая жизнь свою за однокровных своих, за родину, идут вслед мучеников. Потому-то церковь и благословляет эти подвиги и все, что творит каждый русский человек для защиты отечества... Церковь неумолчно зовет к защите матери-родины. Она же, исполненная веры в помощь божию правому делу, молится о полной и окончательной победе над врагом"44 .

Православная церковь в годы войны развернула патриотическую деятельность по сбору средств на нужды войны. На собранные верующими и духовенством средства были созданы боевая эскадрилья самолетов имени Александра Невского и танковая колонна имени Дмитрия Донского. 2 ноября 1942 г. церковные деятели за свою патриотическую деятельность были награждены орденами и медалями Советского Союза. Такую же патриотическую позицию заняло духовенство и других религий. Центральное мусульманское духовное управление СССР обратилось по радио ко всем советским мусульманам со следующим призывом: "Фашисты залили кровью наши мирные поля. Они убивают невинных женщин, стариков и детей. Гитлер решил уничтожить науку и культуру, установить царство варварства и истребить мусульманскую веру. Центральное мусульманское духовное управление СССР призывает всех правоверных на защиту родной земли"45 .

Однако не все духовенство нашей страны во время Великой Отечественной войны заняло патриотическую позицию. На временно оккупированной территории многие представители духовенства сотрудничали с


42 "Известия", 16.II.1930.

43 "Правда о религии в России", стр. 15 - 17.

44 Алексий. Слова, речи, послания, обращения, доклады, статьи (1941 - 1948). Изд-во Московской патриархии. 1948, стр. 42.

45 "Известия", 15.IX.1943.

стр. 28


гитлеровцами, помогали фашистским захватчикам вести борьбу с партизанским движением, призывали верующих быть покорными рабами оккупантов и поддерживать их. В Белоруссии большая группа духовенства, собравшись в августе 1942 г. в Минске на церковный собор, направила приветственную телеграмму "фюреру Адольфу Гитлеру", в которой благодарила его "за освобождение Белоруссии от московско-большевистского ига" и желала "быстрейшей полной победы" "непобедимому оружию" фюрера. На Украине епископ Владимиро-Волынский Поликарп Сикорский, порвав с патриаршей церковью, объявил себя главой украинской автокефальной церкви и стал на путь сотрудничества с гитлеровцами. В Почаевской лавре митрополит Алексий (Громадский) и его окружение вели антисоветскую пропаганду, благословляли изменников Родины бендеровцев, помогали угонять на фашистскую каторгу молодежь.

4 сентября 1943 г. у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И. В. Сталина состоялся прием патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, митрополита Ленинградского Алексия и экзарха Украины митрополита Киевского и Галицкого Николая. Были обсуждены вопросы упорядочения деятельности русской православной церкви, в частности созыва Собора епископов для избрания патриарха Московского и всея Руси, образования при патриархе Синода и другие. Советское правительство поддержало предложения митрополитов46 . 8 сентября в Москве состоялся Собор епископов православной церкви, созванный для избрания патриарха Московского и всея Руси и образования священного Синода. Патриарший местоблюститель митрополит Сергий единодушно был избран патриархом. Собор принял обращение к правительству СССР с выражением благодарности за внимание к нуждам русской православной церкви. Было составлено также обращение к христианам всего мира с призывом к объединению усилий в борьбе против фашистских разбойников.

14 сентября 1943 г. при СНК СССР был создан Совет по делам русской православной церкви для осуществления связи между правительством и патриархом по вопросам, требующим разрешения правительства, и для контроля за правильным применением законодательства о культах. 19 мая 1944 г. при СНК СССР был также организован Совет по делам религиозных культов (мусульманского, буддийского, иудейского вероисповеданий, лютеранской, католической, армянской, старообрядческой и других церквей, а также сектантских организаций), наделенный теми же функциями, что и Совет по делам русской православной церкви. Советское правительство в 1945 - 1946 гг. предоставило религиозным организациям право с разрешения государственных органов строить, арендовать или покупать необходимые для их нужд строения (кроме молитвенных зданий и домов), приобретать транспортные средства. Им разрешено иметь специальные духовные школы, готовящие кадры священнослужителей, мастерские для изготовления предметов культа, издавать религиозную литературу: библию, коран, молитвенники, журналы, церковные календари и т. п.

После окончания Великой Отечественной войны церковь занимает лояльную позицию по отношению к Советскому государству и развивает свою патриотическую деятельность. Новый патриарх Алексий (избранный после смерти патриарха Сергия Поместным собором в январе 1945 г.) развернул широкую деятельность в защиту мира. Он многократно разоблачал и бичевал трубадуров антикоммунизма, которые в антисоветских целях в искаженном виде рисовали положение религии в СССР. Патриарх Алексий много внимания уделял деятельности таких международных организаций, как Всемирное христианское движение


46 "Известия". 5.IX.1943.

стр. 29


в защиту мира, Всемирный совет церквей, Европейская конференция церквей и другие. За патриотическую деятельность в защиту мира он был награжден Советским правительством несколькими орденами и медалями.

Так же как и в православной церкви, во всех более или менее крупных конфессиях (за исключением отдельных сектантских организаций) в послевоенный период происходил процесс укрепления лояльности по отношению к Советскому государству. Мусульманское" буддийское, иудейское вероисповедания, грузинская, армянская, римско-католическая, старообрядческая, евангелически-лютеранская церкви, церковь евангельских христиан-баптистов и др. активно высказывались в поддержку социалистического строя" внутренней и внешней политики СССР.

В 1965 г. Совет по делам русской православной церкви и Совет по делам религиозных культов были преобразованы в единый орган - Совет по делам религий при Совете Министров СССР. Этот Совет является союзным органом, образованным в целях последовательного осуществления политики Советского государства в отношении религий. Главными задачами Совета являются: контроль за соблюдением Конституции СССР и декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви", гарантирующих свободу совести; за правильным применением и исполнением на всей территории СССР законов СССР, Указов Президиума Верховного Совета СССР, постановлений и распоряжений Совета Министров СССР по вопросам, относящимся к религии; изучение и обобщение практики применения законодательства о культах, разработка проектов законов СССР, Указов Президиума Верховного Совета СССР, постановлений и распоряжений Совета Министров СССР по вопросам, касающимся религии, и внесение их в Совет Министров СССР. Одна из важнейших задач Совета - содействие религиозным организациям в осуществлении международных связей, участии в борьбе за мир, за укрепление дружбы между народами. В соответствии с возложенными на Совет задачами ему поручено рассматривать и решать вопросы, связанные с деятельностью религиозных организаций в СССР, а также осуществлять связь между правительством СССР и религиозными организациями в случаях возникновения вопросов, требующих разрешения правительством СССР. Для осуществления действенного контроля Совету по делам религий при Совете Министров предоставлены права: принимать окончательные решения о регистрации и снятии с регистрации молитвенных зданий и домов; проверять деятельность религиозных организаций по соблюдению ими советского законодательства о культах и давать обязательные предписания об устранении его нарушений; ставить вопрос о привлечении лиц, виновных в нарушении законодательства о культах, к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности. Совет по делам религий при Совете Министров СССР имеет в союзных и автономных республиках, краях и областях уполномоченных. Свои обязанности уполномоченные исполняют в тесном взаимодействии с республиканскими, краевыми и областными органами Советской власти47 .

В связи с 50-летием Великой Октябрьской социалистической революции патриарх Алексий и Синод русской православной церкви следующим образом определили ее значение: "Всесторонняя революция произвела коренные преобразования в жизни общества. Она претворила в действительность мечты многих поколений людей. Она сделала достоянием народа все природные богатства страны и средства производства. Она изменила самую сущность человеческих отношений, сделав всех наших граждан равными друг другу и исключив из нашего общества любую возможность вражды между людьми разных рас и народностей, между людьми разных убеждений, верований и социального положения.


47 Подробнее об этом см.: В. Куроедов. Религия и закон. М. 1970, стр. 51 - 54.

стр. 30


Провозгласив первым своим законом Декрет о мире, рабоче-крестьянское правительство определило будущую программу внешней деятельности Советской державы, которая на протяжении всего пятидесятилетия состоит в последовательной защите всеобщего мира и безопасности народов"48 .

Поместный собор Русской православной церкви в 1971 г. (собравшийся для избрания нового патриарха) после смерти патриарха Алексия выразил свою глубокую признательность Советскому правительству "за его деятельность, направленную на процветание нашего Отечества и укрепление прочного и справедливого мира между народами". "Мы заверяем наше правительство, - заявили участники Собора, - что русская православная церковь и впредь неуклонно и энергично будет вносить свой вклад в дело укрепления мира"49 . Приветствие, с которым Советское правительство обратилось к участникам Поместного собора, с большим удовлетворением было встречено зарубежными гостями. Патриарх Румынской православной церкви Юстиниан, выступая на Соборе, заявил, что этот факт свидетельствует о нормальных отношениях между церковью и государством, о свободе совести в СССР. Патриарх Александрийский и всея Африки Николай сказал, что приветствие Советского правительства и самый факт проведения Поместного собора служат доказательством того, что в Советском Союзе имеются необходимые условия для свободной деятельности церкви. В таком же духе высказывались митрополит Малабарской церкви Теофилос, генеральный секретарь Конференции Европейских церквей Вильяме и многие другие. Собор единодушно избрал патриархом Московским и всея Руси старейшего члена Синода, митрополита Коломенского и Крутицкого Пимена.

Взаимоотношения церкви и государства в СССР в наше время предельно ясны: поскольку есть еще верующие люди, государство предоставляет им все возможности для удовлетворения религиозных потребностей. В. И. Ленин указывал, что наша партия "относится с полным уважением ко всякому искреннему убеждению в делах веры, раз это убеждение не проводится в жизнь путем насилия или обмана"50 . Вместе с тем следует подчеркнуть, что нормализация отношений между государством и церковью не означала изменения принципиальных позиций Советского государства в религиозных вопросах или отступления от них. Основные положения ленинского декрета "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" остались незыблемыми.

Марксизм-ленинизм рассматривал и рассматривает религиозную идеологию как антинаучную, противоречащую материализму. Политическая лояльность церкви не означает ее идеологического перерождения, поэтому борьба с религиозной идеологией была и остается составной частью партийной работы. В. И. Ленин неоднократно отмечал, что религия не есть частное дело для партии, которая является союзом сознательных передовых борцов за освобождение трудящихся. Такой союз не может и не должен безразлично относиться к религиозным верованиям. При этом В. И. Ленин подчеркивал, что борьба с религией должна вестись "чисто идейным и только идейным оружием, нашей прессой, нашим словом"51 , методом убеждения и терпеливого разъяснения.

Взаимоотношения, сложившиеся между церковью и Советским государством, свидетельствуют о торжестве ленинской политики в отношении религии и церкви, обеспечивающей полную свободу совести в нашей стране.


48 "ЖМП", 1971, N 7, стр. 5 - 6.

49 "ЖМП", 1971, N 6, стр. 18.

50 В. И. Ленин. ПСС. Т. 15, стр. 157.

51 В. И. Ленин. ПСС. Т. 12, стр. 145.



Опубликовано 02 апреля 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© В. А. КУРОЕДОВ • Публикатор (): Надежда Полетаева

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.