Телеология в постулатах науки

Актуальные публикации по вопросам развития религий.

NEW РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ


Все свежие публикации



Меню для авторов

РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Телеология в постулатах науки. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Полезные кнопки

BIBLIOTEKA.BY Крутые видео из Беларуси HIT.BY - сенсации KAHANNE.COM Футбольная биржа FUT.BY Инстаграм Беларуси

Система Orphus

177 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор: • Источник:


Философ : Дорогой Автор, мы давно не собирались, к сожалению, а я слышал, что за время этой паузы многое в телеологии изменилось 1 . Не так ли?

Автор : Да, это так. Пожалуй, главное, что изменилось, состоит вот в чем. Мы обсуждали тогда - существует или нет в природе целевая причинность? Я думаю, что теперь этот вопрос разрешен: онтологический статус целевой причинности можно считать доказанным. И тогда существование целевой причинности многое изменяет в научном мышлении. Вот я и хочу сегодня рассмотреть именно эту тему.

Философ : Всего лишь! А вы не учитываете, что эта тема потребует времени, не соизмеримого с краткостью нашей жизни?

Автор : И более того - я хочу эту тему ограничить одной короткой беседой.

Философ : Ну, ну, посмотрим, как вам это удастся!

Автор : Удастся, если мы правильно поставим задачу. Я ставлю вопрос так: мы вводим целевую причинность - что изменяется от этого в постулатах науки ?

Ученый : Но что вы называете постулатами науки?

Автор : Безусловно, первый закон природы Ньютона. Из него следуют все остальные постулаты и вся система научного мышления.

Философ : Вы знаете, я признаюсь, что никогда этого не понимал. Давайте рассмотрим сначала вопрос о том, в чем суть этого закона?

Ученый : Известно, что это закон инерции.

Философ : Но почему закон инерции называется первым законом природы? Я не вижу, как идея инерции влияет на систему научного мышления вообще и на химию, биологию, экологию в частности!

Ученый : Я , как действующий физик, вам скажу - никак не влияет. Влияет на понимание механического движения, на раздел физики, называемый механикой. И название "первый закон природы" возникает именно от того, что механика была первой в становлении науки. Но кто сегодня строит науку на классической механике?

Философ : Я тоже так понимаю. Название "первый закон природы" имеет исторический смысл.


1 См.: Философские исследования. 1998. N 2, 4; 1999. N 2, 4.

стр. 162


Автор : Нет, я думаю иначе. И я попробую показать вам, что закон Ньютона - это действительно великий, по-настоящему первый закон природы, потому что именно на нем основана вся без исключения наука, и не только механика, но и вся система научного мышления, весь эксперимент.

Ученый : Даже эксперимент? Ну, знаете... Не вижу связи эксперимента с инерциальным движением.

Автор : Все дело в том, что первый закон Ньютона - нечто гораздо большее, чем просто закон инерции.

Давайте вспомним как формулируется закон. Вот одна из его формулировок: "Тело, находящееся в покое, если его предоставить самому себе, будет оставаться в покое или, если оно движется, будет продолжать двигаться по прямой линии с начальной скоростью" [1. С. 171]. Это и есть закон инерции. Он требует наличия системы отсчета, по отношению к которой тело движется равномерно или покоится. Такая система и называется инерциальной. Но тут возникают серьезные трудности : такой системы физически не существует. Если принимать за нее Землю или звезды, то и тут сохраняются вопросы. "Если мы считаем вслед за Ньютоном, что закон инерции есть один из самых всеобщих законов природы, то он не может сохранять свою форму лишь в отношении к какой-либо группе тел, таких как неподвижные звезды... Если мы говорим, что ньютоновские законы абсолютно истинны, то мы говорим только, что мы верим, что инерциальная система существует, но сама система является чисто логической структурой. Эта точка зрения была введена Анри Пуанкаре и называется доктриной конвенционализма. Она утверждает, что законы механики являются языковыми соглашениями" [1. С. 191].

Ученый : Позвольте! Что такое вы говорите? Неужели Пуанкаре мог до такого додуматься? Что это за доктрина такая? А это еще что такое - "мы верим , что система существует"?! Вы что же, в науку веру вводите! И что это за языковые соглашения?

Философ : Меня удивляет ваше недоумение. Закон Ньютона создан как логическая система, отнюдь не физическая. Или вы отрицаете логические обоснования законов?

Ученый : Не отрицаю, если они соответствуют эксперименту.

Философ : Типичная позиция ученого. Но тогда, если быть последовательным, вам следует отрицать закон инерции. А как вам, кстати, нравится такая фраза у Вавилова об Аристотеле? " По Аристотелю, под действием силы тело будет двигаться прямолинейно с постоянной скоростью. Такое воззрение опиралось на прямой опыт: под постоянным действием лошади воз катится по дороге прямолинейно и равномерно; если лошадь прекратит свое усилие, воз остановится" [2. С. 113].

Ученый : А что, все правильно.

стр. 163


Философ : Правильно? Ну, знаете...

Автор : Я перескажу ваши слова таким образом : вы оба считаете, что вопрос о содержании первого закона Ньютона не является законченным. Я вполне с этим согласен. И сегодня я хочу говорить именно о сомнениях в основах науки. Это относится и к закону Ньютона; как понимать этот закон? И как он обоснован? Идею инерциальности движения, я думаю, следует рассматривать несколько иначе, чем это принято.

Приведу для этого еще одно определение закона: " Врожденная сила материи есть присущая ей способность сопротивления, по которой всякое отдельно взятое тело, поскольку оно предоставлено самому себе, удерживает свое состояние покоя или равномерного прямолинейного движения [2. С. 135]. Как видите, во втором определении речь идет уже о гораздо большем, чем инерциальное движение тела, об определенной концепции картины мира. Я сошлюсь на Ф. Франка: "Эта концепция разрушила всю структуру аристотелевской вселенной, в которой "естественное движение" камня было движением к его "естественному месту" во вселенной... Вся картина больше уже не представляет собой картины движения тел, движущихся сообразно их целям..." [1. С. 188].

Ученый : Я этого не понимаю. Закон инерции это закон сопротивления движущегося тела действию внешней силы. И все. Причем здесь картина мира?

Автор : И вы, конечно, правы, но при одном условии : если движение рассматривать как механическое движение. Все зависит от того, что скрывается под термином движение. Что такое движение? Ньютон не мог не знать , как понимается движение в аристотелевской картине мира. По Аристотелю "движение" имеет многогранный смысл . Это прежде всего есть стремление объекта ( тела) к своей сущности. Но это есть и качественное и количественное изменение тела. И только наряду с этим движение есть перемещение в пространстве. Вот так надо рассматривать и движение в законе Ньютона. Закон Ньютона это закон движения, но движения в его широком смысле. Аристотелевское движение фактически охватывает все изменения объекта, все его возможные свойства. И тогда, в таком понимании движения закон Ньютона - это закон о наличии у тела своих собственных свойств, от универсума не зависящих. Поэтому я думаю, что следует так пересказать первый закон Ньютона: врожденная сила материи есть присущая ей способность сопротивления, по которой всякое отдельно взятое тело, поскольку оно предоставлено самому себе, удерживает свои собственные свойства . Эта способность сохранения ( или удерживания) и есть инерция. "Таков смысл и верховного принципа механики - закона инерции", - пишет Гайденко [3. С. 88]. Закон Ньютона есть действительно закон инерции, но только в смысле сохранения своих собственных свойств. Вот так я бы ответил на вопрос о том, как понимать закон инерции Ньютона. Это закон сохране-

стр. 164


ния собственных свойств, их независимости от универсума. Обоснован закон всей предыдущей историей мысли, включая логические рассуждения и наблюдения за природой.

Ученый : Что вы говорите! Но это же совсем другое понимание.

Автор : Нет, это не другое, это философское содержание закона, а не научное, ограниченное механикой. И только такое понимание делает закон инерции первым законом природы. Смотрите. Здесь три положения. Первое, существуют тела, предоставленные самим себе, фрагменты бытия; второе, эти тела обладают собственными свойствами; и третье, телам присуща способность сохранения собственных свойств. Вот теперь на этих условиях становится возможной наука. Но только непременно на этих.

Ученый : Вы что же, ставите природе условия?

Автор : Не природе, а мышлению. Это условия познания природы. Познание возможно, но на условиях принятого постулата. В этом и состоит роль постулата.

Ученый : Но почему же только на этих условиях возникает наука?

Автор : Наука основана на эксперименте, а эксперимент возможен лишь на этих условиях. Вы возражаете? Смотрите, эксперимент непременно требует отдельно взятого тела, отделенного от универсума. И соответственно, эксперимент требует, чтобы тело обладало своими собственными свойствами. Эксперимент и состоит в измерении этих свойств. И в переносе потом их на природу. Почему возможен такой перенос? Потому что термин "собственные свойства" и означает, что свойства присущи телу и не изменяются от того, где оно находится - в колбе или в природе. Вот поэтому я и утверждаю, что наука в ее современной форме, основанная на эксперименте, возможна лишь на условиях первого закона Ньютона. И начинается наука с механики потому, что условия Ньютона здесь наиболее просто использовать.

Но для использования надо создать еще несколько постулатов. Тело обладает собственным свойством движения. Значит, надо определиться с понятием пространства и времени. Пространство однородно, время абсолютно. Очень любопытна судьба принципа причинности. Если тело предоставлено самому себе, рассматривается вне природы, то целевая причинность Аристотеля автоматически исчезает. У тела самого по себе нет цели. Остается причинность действующая. Элиминирование целевой причинности тем самым глубоко обосновано.

Одно из собственных свойств есть перемещение в пространстве. Если тело не двигалось, то оно и остается в состоянии покоя; если двигалось, то и продолжает двигаться, но почему непременно равномерно и прямолинейно? Потому что только такое механическое движение может быть свойством тела, предоставленного самому себе. Если же на тело действует внешняя сила, то движение начинает описываться не скоро-

стр. 165


стью, а ускорением. Идея ускорения - это второе гениальное открытие Ньютона после первого - закона о собственных свойствах тела, предоставленного самому себе. Внешняя сила определяется тогда как m?a , заметим , что второй закон Ньютона F = m?a , есть не формула силы, а определение ; принимается, что m?a есть определение силы, это условность, вытекающая из идеи собственных свойств.

Философ : А кстати, а как вы решаете вопрос о том, что так и не найдена инерциальная система координат?

Автор : Ее и нельзя найти по очень простой причине : это не физическая реальность, а логическое допущение. Равномерное и прямолинейное движение, для которого требуется инерциальная система координат, это на самом деле вовсе не физическая реальность. Такого движения не может быть в природе. Как не может быть и тела, предоставленного самому себе. Это все логические допущения.

Ученый : И все- таки, все, что вы сказали, мне как-то непривычно. Я привык к тому, что закон Ньютона это закон механического движения . И привык к идее инерциальной системы координат.

Автор :. Действительно, таких рассуждений, которые я привел, в литературе, кажется, нет, а есть инерциальное движение. А вы обращали когда-нибудь внимание на то, какова конструкция научной литературы? Например, все учебники построены как описание собственных свойств объекта исследования, предоставленного самому себе. Это может быть атом или молекула, химическое вещество, живое существо, месторождение, сфера Земли как целиком, так и ее часть - мерзлота, подземные воды. Всегда мышление ученого одинаково - есть "тело", объект исследования, оно предоставлено самому себе и обладает собственными свойствами. Это общепринятая логика науки. Значит, то что кажется непривычным, на самом деле широко применяется. Но, действительно, об этом почему- то не принято писать. Меня самого это удивляет.

А вот теперь о главном. Возвращаемся к началу нашей беседы. К целевой причинности, которая, как я сказал, казалось бы, исключается первым законом. Смотрите, что получается, если понимать закон Ньютона так, как закон сохранения свойств. Мы описываем мир (систему) через неизменность свойств составляющих ее тел (частей, деталей). Но достаточно ли этого для описания целостной системы? Известно, что целое больше чем совокупность частного. Так где же это целое при описании его в представлениях первого закона ? Оно отсутствует в познании, хотя наличествует в мире. Что получается в совокупности предоставленных самим себе тел, если их увидеть все вместе, находящиеся в природе со своими собственными свойствами?

Философ : Вы хотите сказать, что получится хаос. А хаоса нет, есть порядок, природа, так?

стр. 166


Автор : Именно это. Ньютон безусловно прав, это доказано всей наукой в целом: собственные свойства существуют, но собственные свойства не могут объединять в мировой порядок. В природу. Они могут лишь разъединять. И тогда это значит, что все тела что-то объединяет. Какая-то целевая сила универсума. Таким образом, я прихожу к заключению, что первый закон Ньютона непременно требует, чтобы наряду с собственными свойствами тел существовала единая целеполагающая сила универсума, которой тела подчиняются.

Философ : Можно сказать, что вы возвращаетесь от Ньютона к телеологии Аристотеля.

Ученый: Или к системному подходу Берталанфи. Для описания целого необходима организация.

Автор : И телеологии Аристотеля и теория систем Берталанфи, все подтверждает недостаточность первого закона как онтологического понятия. Закон Ньютона относится к части, но не к целому, но применяется он к описанию целого, и в этом применении он ошибочен. Его истинность достигается лишь потому, что в природе собственное поведение тел дополняется действием на них внешней силы. Действительно, это есть возвращение к Аристотелю. Первый закон для своего сохранения заставляет возвращаться к Аристотелю.

В итоге я прихожу к такому следствию из первого закона Ньютона: всякое тело подчиняется действию внешней целеполагающей единой силы. Думаю , что эту фразу можно назватьвторым законом природы Аристотеля .

Но обратите внимание на то, что я прихожу к закону Аристотеля, отталкиваясь от закона Ньютона . Телеология становится следствием первого закона природы Ньютона. И потому я говорю, что это не просто возвращение к Аристотелю, а соединение представлений Ньютона и представлений Аристотеля.

Философ : Кстати, недавно на семинаре в Институте философии я слышал такую мысль. П.П. Гайденко говорила, если я ее правильно понял, что механику Ньютона нельзя отрывать от его теологии, как это обычно делается. Ньютон, по-видимому, знал, что собственные свойства тел должны чем-то объединяться. Иначе мир не мог бы существовать. Отсюда и возникло его чувствилище Бога.

Автор : Мне, конечно, это очень нравится. Что же, получается тогда, что Ньютон глубоко чувствовал онтологическое единение религии и науки. Материальный мир подчиняется действию внешней телеологической силы. Собственные свойства тел дополняются их подчиненностью внешней целеполагающей силе. Я пока не знаю, как надо это представлять - как дуализм или как дополнительность в духе принципа дополнительности Бора.

Вот так завершается наша тема о введении целевой причинности в постулаты науки. Вместо существующего сегодня в науке одного постулата - первого закона природы Ньютона, создаются два взаимно дополняющих друг друга посту-

стр. 167


лата - Ньютона и Аристотеля. Моя мысль состоит в том, что постулат Ньютона невозможно рассматривать в отрыве от постулата Аристотеля, также как и представления Аристотеля в отрыве от представлений Ньютона. Познание мира достигается на фундаменте двух взаимосвязанных постулатов Ньютона и Аристотеля.

Но мысль о взаимной дополнительности закона Ньютона и закона Аристотеля и о том, что научное познание может строиться на этой основе, это уже тема, требующая отдельного рассмотрения.


1. Франк Ф . Философия науки. М.,1960.

2. Вавилов С.И . Исаак Ньютон. М.-Л., 1945.

3. Гайденко П.П . У истоков классической механики // Вопросы философии. 1996. N 5. С. 80.



Опубликовано 09 сентября 2015 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© А. В. Панкратов • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY Источник: http://library.by

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте, Одноклассниках и Инстаграме чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.