ПОЛИТИКА



МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ СТАНДАРТЫ




РЕСПУБЛИКАНСКИЙ ЦЕНТР ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ ЮРИСТОВ
МИНИСТЕРСТВА ЮСТИЦИИ РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН

















ИСМАИЛОВ БАХАДИР ИСЛАМОВИЧ


Учебное пособие

МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ СТАНДАРТЫ
СПРАВЕДЛИВОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА


















ТАШКЕНТ – 2007














Международно-правовые стандарты справедливого судопроизводства
(Учебное пособие). Исмаилов Б.И. – Т.: РЦПКЮ.2007. -40с.
ismoiliy@mail.ry
Утверждено и рекомендовано к печати на заседании научно-методического Совета Республиканского центра повышения квалификации юристов 27 марта 2007 г.



Учебное пособие подготовлено на основе обширного научно-теоретического и эмпирического материала и предназначено для слушателей Республиканского центра повышения квалификации юристов, специалистов занимающихся исследованиями в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека.


Рецензенты:
д.ю.н., профессор Исламов З.М.
к.ю.н., доцент Мирхамидов М.М.











 Исмаилов Б.И., Ташкент. 2007.


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ
I ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
1.1 Право на жизнь, свободу и безопасность в универсальных документах
1.2 Право на жизнь, свободу и безопасность в региональных документах
II ОСНОВНЫЕ СТАНДАРТЫ СПРАВЕДЛИВОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
2.1 Презумпция невиновности
2.2 Право на справедливое судебное разбирательство
2.3 Право на неприкосновенность частной жизни
2.4 Этика при отправлении правосудия
2.5 Специфика отправления правосудия по делам несовершеннолетних
2.6 Защита жертв незаконного ареста или задержания
III ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ДОСУДЕБНОЙ СТАДИИ
3.1 Запрет произвольного ареста и задержания
3.2 Право знать причины ареста
3.3 Право на привлечение адвоката или защитника
3.4 Право незамедлительного судебного рассмотрения дела с целью опротестования законности ареста или задержания
3.5 Запрещение пыток и право на гуманное обращение в период досудебного задержания
3.6 Запрещение задержания без права переписки и сообщения
IY. СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО
4.1 Равный доступ к суду и равенство перед судом
4.2 Право требования справедливого судебного слушания
4.3 Право требования публичного судебного слушания
4.4 Право требования компетентного, независимого и беспристрастного судебного слушания
4.5 Право на презумпцию невиновности
4.6 Право требования незамедлительного предъявления обвинения
в уголовном правонарушении
4.7 Право требования необходимого времени и условий для подготовки к защите
4.8 Право требования незамедлительного судебного слушания
4.9 Право защищаться лично или с помощью адвоката
4.10 Право на допрос свидетелей
4.11 Право на привлечение переводчика
4.12 Запрещение самооговора и признательных показаний
4.13 Запрещение обратного действия норм уголовного законодательства
4.14 Запрещение повторного преследования по одному и тому же делу
Y ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ПОСТСУДЕБНОЙ СТАДИИ
5.1 Право обжалования
5.2 Право требования возмещения ущерба за совершенную судебную ошибку
ИСТОЧНИКИ
1. Соглашения в сфере прав человека
2. Международные стандарты в сфере справедливого судопроизводства
3. Судебная практика
4. Справочные материалы
ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА
ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

ВВЕДЕНИЕ

С обретением государственной независимости Узбекистан встал на путь демократизации различных сторон общественно-политической жизни. Мировая практика показывает, что демократизация общества невозможна без действенной защиты и реального обеспечения, основных прав и свобод человека. Республика Узбекистан проводит политику, направленную на реальное обеспечение прав человека как конституционную основу обновления и прогресса. Духовный потенциал нашего народа, принадлежащие ему большие природные и технические ресурсы, крепнущие международные связи дают уверенность в поэтапном создании всех условий для демократического развития и соблюдения, прав человека.
В своем докладе на торжественном собрании, посвященном 13-летию Конституции Республики Узбекистан Президент И.А. Каримов отметил: «Сегодня размышляя о Конституции, ее содержании и основных принципах, считаю уместным еще раз обратить внимание на то, что в Основном Законе закреплена приоритетность интересов личности над государственными, что человек, его права и свободы, интересы являются наивысшими ценностями.
Чрезвычайно важно не только определение этого принципиального требования в законах и правовых нормах, но и постоянная реализация его на практике» .
С момента провозглашения Узбекистаном государственной независимости в стране сделаны серьезные шаги к созданию условий для независимости судей, формированию судебной системы, отвечающей потребностям общества.
Принятая в последние годы законодательная база оказала позитивное влияние в деле реализации гарантий самостоятельности и единства судебной системы Узбекистана, укрепила статус судьи, усилила его независимость. Государственные меры по последовательному усилению материальных и социальных гарантий их деятельности, улучшению материально-технической базы судов, а также рост бюджетных ассигнований на эти цели дали положительные результаты для повышения эффективности правосудия.
Более полно отвечает демократическим принципам подбора и независимости судей установленный законодательством Узбекистана порядок их избрания и назначения с привлечением общественности.
Важной предпосылкой дальнейшего повышения места и роли суда в Узбекистане, усиления его функций по защите прав и свобод граждан явилась ратификация Республикой базовых международно-правовых документов в сфере обеспечения и защиты прав человека.
На начало 2007 г. Республикой Узбекистан представлены и рассмотрены в соответствующих Комитетах ООН Национальные доклады об исполнении основных международно-правовых документов в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека, а именно Национальный доклады Республики Узбекистан об исполнении положений: Конвенции «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин», Конвенции «О ликвидации всех форм расовой дискриминации», «Конвенции о правах ребёнка», «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания», «Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах», «Международного пакта о гражданских и политических правах».
Указ Президента Республики Узбекистан от 1 августа 2005 г. «Об отмене смертной казни в Республике Узбекистан», Указ Президента Республики Узбекистан от 8 августа 2005 г. «О передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу», и Распоряжение Президента Республики Узбекистан «О дополнительных мерах по подготовке законодательных, нормативно-правовых актов, подлежащих принятию в связи с отменой смертной казни в Республике Узбекистан» от 29 июня 2006 г. ознаменовали новую веху в реализации судебно-правовой реформы осуществляемой в Узбекистане.
Принятие указанных документов явилось реальным подтверждением приверженности Узбекистана неукоснительному соблюдению страной взятых на себя международно-правовых обязательств, а именно: ч.3, 4 статьи 9 Международного Пакта о гражданских и политических правах.
Ратификация международно-правовых документов, принятие законодательных актов в сфере реализации судебно-правовой реформы, либерализация уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства страны стали неотъемлемым элементом осуществляемых в стране социально-политических реформ.
Не менее важным сегодня является доведение до правоприменителей основных положений в сфере отправления правосудия, ознакомление их с международно-правовыми критериями справедливого судопроизводства. Исходя из поставленной цели пособие содержит достаточно подробное и конкретное описание международно-правовые критериев справедливого судопроизводства.



I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

К числу специальных документов регламентирующих вопросы ограничения свободы относят: Всеобщую декларацию прав человека (1984г.), Международный пакт о гражданских и политических правах (1966г.), Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984г.), Международную конвенцию для защиты всех лиц от насильственных исчезновений (2006г.), Международный кодекс поведения государственных должностных лиц (1996г.), Бангалорские принципы поведения судей (2006г.), Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (1985г.), Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов (1985г.), Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979г.), Основные принципы, касающиеся роли юристов (1990г.), Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1989г.), Минимальные стандартные правила ООН касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1985г.), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988г.), Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными (1955г.), Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила 1990г.), Стандарты независимости юридической профессии Международной ассоциации юристов (1990г.), Основные принципы применения реституционного правосудия (2002г.), Руководящие принципы касающиеся правосудия в вопросах, связанных с участием детей жертв и свидетелей преступлений (2005г.) и некоторые др.
Региональные документы - Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г., Африканская Хартия прав человека и народов от 26 июня 1981 г., Всеобщая Исламская декларация прав человека от 19 сентября 1981 г., Азиатско-тихоокеанская декларация человеческих прав индивидов и народов от 15 февраля 1988 г., Система актов Совета Европы, ОБСЕ и Система актов СНГ пошли гораздо дальше, конкретизировав основные права и свободы человека, предусмотрев учреждение Судов (Европейского и Межамериканского) по правам человека, имеющего право рассматривать жалобы государства на государство и индивидуальные жалобы относительно нарушения положений конвенций.
Право на справедливый суд декларировано международным соглашениями о правах человека, имеющим целью защитить человека от незаконного или произвольного ограничения или лишения основных прав и свобод, наиважнейшими из которых являются право на жизнь и свобода человека и гражданина. Данное право гарантировано Статьей 14 Международного Пакта о гражданских и политических правах (МПГПП), которая гласит, что "каждый человек имеет право на рассмотрение своего дела компетентным, независимым и беспристрастным правовым судом".
В пользу фундаментальной значимости данного положения свидетельствует не только обширный комплекс соответствующих толкований, но и недавно выдвинутое предложение считать эту норму неотъемлемым правом человека, предусмотренным Статьей 4(2) МПГПП.
Право на справедливый суд предполагает как порядок поведения физического лица в суде, так и процедуру предъявления соответствующего обвинения. Термин "судебное дело" относится к различным видам судебных разбирательств, включая, например, административные разбирательства, поскольку в концептуальном плане в основе любого конкретного судебного дела лежит то или иное право физического лица, а не статус сторон, участвующих в судебной тяжбе.

1. Право на жизнь, свободу и безопасность в универсальных документах

Впервые международно-правовая регламентация права на жизнь была дана во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Право каждого жизнь, свободу и безопасность провозглашено в Статье 3 Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ). Эти права подтверждаются в Статьях 6.1 и 9.1 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП).
В Статье 6.1 МПГПП указывается, что «Каждый человек имеет присущее ему право на жизнь. Это право охраняется законом. Никто не может быть произвольно лишен своей жизни.»
В Статье 9.1 ПМГПП указывается, что «Каждый человек имеет право на личную свободу и безопасность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или задержанию. Никто не может быть лишен своей свободы кроме как на основаниях и в соответствии с такой процедурой, которая установлена законом».

2. Право на жизнь, свободу и безопасность в региональных документах

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. пошла дальше Всеобщей декларации прав человека и Международного пакта о гражданских и политических правах: статья 2 Конвенции закрепляет, что право каждого лица на жизнь не только провозглашается, но и охраняется законом. Лишение жизни не рассматривается как нарушение права на жизнь, если оно является результатом применения силы, не более чем абсолютно необходимой:
а) для защиты любого лица от незаконного насилия;
б) для осуществления законного ареста или предотвращения побега лица, задержанного на законных основаниях;
в) в случае действий, предусмотренных законом, для подавления бунта или мятежа.
Другими международными договорами, дающими правовые гарантии защиты права на жизнь, являются:

• Африканская хартия о правах человека и народов (АХПЧН, Статья 4);
• Американская конвенция о правах человека (АКПЧ, Статья 4).

Право на жизнь является важнейшим правом человека, поскольку без наличия действенных гарантий на это право все другие права человека будут лишены смысла. Именно по этой причине, как например в Статье 2 ЕКПЧ, оно было включено в Пакт как одно из основных субъективных прав в Части III. Особое значение права на жизнь подчеркивается прилагательным «присущее», которое используется только в Статье 6.1, а также за счет использования (декларативного) настоящего времени «имеет» вместо «должен иметь».
Комитет по правам человека сделал следующие общие замечания по вопросу права на жизнь:
«…Это высшее право, умаление которого недопустимо даже в период чрезвычайного положения в обществе, которое угрожает жизни нации… Это право, которое не допускает узкого трактования…
…Комитет считает, что высшей обязанностью государств является предупреждение войны, актов геноцида и других актов массового насилия, ведущих к произвольной утрате жизни…
…Защита от произвольного лишения жизни, выраженная в очевидной форме в третьем предложении Статьи 6.1, имеет первостепенное значение. Комитет считает, что государствам, являющимся сторонами, следует предпринимать меры с целью не только предупреждать лишение жизни в результате преступных деяний и наказывать за это, но также предупреждать совершение произвольного убийства их собственными силами безопасности. Лишение жизни органами власти государства представляет собой в высшей мере серьезный вопрос. Поэтому закон должен строго контролировать и ограничивать обстоятельства, при которых человек может быть лишен жизни такими органами власти…
…Выражение «присущее право на жизнь» не может правильно пониматься в ограничительном смысле, а защита этого права требует от государств принятия положительных мер для защиты права на жизнь…»
По этой причине и в полном соответствии с вышеуказанным органы по поддержанию правопорядка во всем мире придают наивысший приоритет защите права на жизнь всех людей, стремясь предупредить произвольное отнятие такой жизни и преследуя настойчиво и решительно тех, кто является ответственным за (насильственную) смерть другого человека. Серьезность такого правонарушения также отражается в строгости наказания, которое может быть наложено на приговоренного судом, если будет установлена его вина в совершении тяжкого или простого убийства.
Однако не вступает ли наивысший приоритет, придаваемый защите права на жизнь, как указано выше, в противоречие с правовыми полномочиями того же органа по поддержанию правопорядка на использование силы в ситуациях, когда таковое считается необходимым и неизбежным в целях законного поддержания правопорядка? Особенно, когда такие полномочия, в особых обстоятельствах, включают намеренное смертоносное применение огнестрельного оружия? Не являются ли такие полномочия, которыми государство наделяет должностных лиц по поддержанию правопорядка, в прямом противоречии с положительными шагами, которые это же государство должно предпринимать с целью защиты жизни?
Если ответ на этот вопрос будет отрицательным, тогда случаи, когда должностные лица по поддержанию правопорядка прибегают к силе и, в частности, к намеренному применению огнестрельного оружия, должны быть абсолютно ограничены случаями исключительных обстоятельств.

II. ОСНОВНЫЕ СТАНДАРТЫ СПРАВЕДЛИВОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Критерии, позволяющие судить о справедливости судебного разбирательства, многочисленны, сложны и непостоянны. Они могут включать в себя обязательства, взятые на себя государством, по тому или иному договору о правах человека. Они также могут содержаться в документах не обязывающего характера. В этом случае эти положения могут свидетельствовать об общей направленности развития внутреннего законодательства. Для того, чтобы избежать возможных обвинений в не правовом характере критериев, применяемых для оценки справедливости судебного процесса, наблюдатели должны пользоваться исключительно правовыми нормами.
Такого рода положения содержатся в:
• законах страны, в пределах которой ведется то или иное судебное разбирательство;
• международных соглашениях и договорах о правах человека, подписанных страной;
• нормах обычного международного права;
• решения международных судебных органов.

Всеобъемлющий список законодательной литературы представить невозможно, поскольку национальные правовые системы отличаются большим разнообразием и различной степенью разработанности. Однако минимальный перечень правовых документов может включать: конституцию страны, особенно ее положения о правах человека и судебной системе; уголовный кодекс и уголовно-процессуальный кодекс; законы об учреждении и юрисдикции судов и прокуратур; ключевые судебные решения по правам человека, особенно в странах, практикующих общее право.
Право на справедливый суд по уголовному делу начинается "не только с момента предъявления официального обвинения, но и с того дня, когда государство существенно ограничивает деятельность данного физического лица". В зависимости от обстоятельств того или иного судебного дела, это, разумеется, может совпадать с моментом ареста соответствующего физического лица. Гарантии справедливого суда должны быть обеспечены, начиная со следственных действий против обвиняемого и кончая заключительными шагами судебного разбирательства, включая судебные действия по возможной кассационной жалобе. При этом необходимо констатировать, что досудебные, судебные и послесудебные действия не всегда легко четко разграничить, и что нарушение прав подсудимого на одном этапе вполне может оказать свое разрушительное действие на последующий этап судебного разбирательства. Привязка ключевых положений МПГПП к досудебным, судебным и послесудебным действиям нередко позволяет выявить именно те вопросы, которые могут быть особенно интересны в ходе всего судебного процесса.

1. Презумпция невиновности

Презумпция невиновности закреплена практически во всех основополагающих документах, касающихся отправления правосудия (ст.11 Всеобщей декларации прав человека). Ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит: «Любой человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет право считаться невиновным до тех пор, пока его виновность не будет доказана в соответствии с законом».
Аналогичное положение можно найти в АХПЧН (Статья 7.1(b), АКПЧ (Статья 8.2) и ЕКПЧ (Статья 6.2). Презумпция невиновности представляет собой существенный вопрос справедливого судебного разбирательства. Право на презумпцию невиновности касается в равной мере лиц, против которых выдвигается обвинение в совершении уголовного правонарушения, и обвиняемых лиц до заявления об обвинении в совершении уголовного преступления. Это право существует до того момента, когда обвинительный приговор приобретает обязательную силу после заключительной апелляции. Реальное значение презумпции невиновности демонстрируется в ходе самого уголовного судопроизводства. Судья или присяжные могут осудить лицо за правонарушение только при отсутствии разумных сомнений в отношении его или ее вины. Судья, ведущий судопроизводство, обязан исполнять судопроизводство без предварительного формирования мнения относительно виновности или невиновности обвиняемого.
Первичной задачей поддержания правопорядка является привлечение правонарушителей к суду. В то же время в обязанности должностных лиц по поддержанию правопорядка не входит вынесение решения относительно виновности или невиновности лица, арестованного за правонарушение. В их обязанности входит регистрация объективным и правильным образом всех фактов, связанных с конкретным совершенным преступлением. В обязанности должных лиц по поддержанию правопорядка входит установление фактов; обязанности по установлению правды возлагаются на судебную власть (то есть анализ таких фактов с целью определения виновности или невиновности обвиняемого лица (лиц)).

2. Право на справедливое судебное разбирательство

«…При определении какого-либо уголовного обвинения против него (или нее) или его (или ее) прав и обязательств по судебному иску каждый человек имеет право на справедливое публичное слушание в компетентном, независимом и непредвзятом органе правосудия, установленном законом…» (МПГПП, Статья 14.1).
В Статье 14.3 МПГПП излагается ряд минимальных гарантий, предназначенных обеспечить справедливое судебное разбирательство для всех лиц, которые имеют на него право. Под термином «минимальные» подразумевается существование других дополнительных гарантий, которые включаются в понятие «справедливое судебное разбирательство». Они включают требование в отношении публичного проведения слушания или судопроизводства (МПГПП, Статья 14.1) - кроме исключительных обстоятельств - или чтобы любое решение суда было опубликовано (МПГПП, Статья 14.1). Оба указанных дополнительных требования усиливают прозрачность отправления правосудия, а также принцип равенства всех лиц перед законом (МПГПП, Статья 14.1; см. также МПГПП, Статья 2.1, исключение дискриминации).
Право на справедливое судебное разбирательство в равной мере защищается в соответствии с АХПЧН (Статья 7), АКПЧ (Статья 8) и ЕКПЧ (Статья 6).
Статья 14.3 МПГПП гласит, что «При определении какого-либо уголовного обвинения против него (или нее) каждый человек имеет право на следующие минимальные гарантии при полном равенстве»:
а) Получать своевременно подробную информацию на языке, который он (или она) понимает, относительно характера и причины обвинения против него (или нее)
Это ответственность, которая оказывает прямое воздействие на практику поддержания правопорядка. В момент ареста лица, подозреваемого в совершении правонарушения, должностное лицо по поддержанию правопорядка, проводящее арест, обязано проинформировать арестуемое лицо о причинах ареста или проинформировать это лицо о любых уголовных обвинениях, выдвигаемых против него или нее (МПГПП, Статья 9.2; см. также главу «Арест»). Это положение Статьи 14.1(а) имеет непосредственное значение для последующего положения, содержащегося в пункте (b), который изложен ниже.
b) Иметь достаточные время и средства для подготовки своей защиты, а также поддерживать связь с адвокатом по своему выбору.
В ходе эволюции теории прав человека право на справедливый суд помимо основных актов было закреплено в ряде специфических международно-правовых документов: Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), Руководящих принципах для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1989 г.), Основных принципах, касающихся независимости судебных органов (1985 г.), и Процедурах эффективного осуществления Основных принципов, касающихся независимости судебных органов (1990 г.).
В Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988г.), (Свод принципов), представленных в главах «Арест» и «Задержание», более подробно излагаются требования, касающиеся действий, предпринимаемых должностными лицами по поддержанию правопорядка в отношении арестованных или задержанных лиц: обязанность безотлагательно информировать арестованных или задержанных лиц относительно их прав и порядка использования таких прав (Принцип 13); право на предоставление юрист-консультанта (Принцип 17) и гарантии на беспрепятственное получение консультаций и поддержание связи с таким юрист-консультантом (Принцип 18). Указанные требования четко указывают на то, что на ранних этапах уголовного судопроизводства защита права на справедливое судебное разбирательство обвиняемых лиц во многом зависит от законной и непроизвольной практики поддержания правопорядка.
Что касается национального права, то право человека на справедливый суд закреплено как на конституционном уровне (ст. 26, 106, ч.3. ст. 107 и ст.116 Конституции Республики Узбекистан), так и на уровне отраслевых кодексов (Уголовно-процессуальный, Гражданско-процессуальный кодексы Республики Узбекистан) и законов прямого действия (Новая редакция Закона Республики Узбекистан «О судах» 2000 г.).

3. Право на неприкосновенность частной жизни

Свобода и неприкосновенность частной жизни в качестве одного из основных прав человека получили закрепление в первом поколении прав человека. К примеру, указанное право нашло свое юридическое воплощение в британском Habeas corpus Act 1679 г., во французской Декларации прав человека и гражданина 1789 г., в американском Билле о правах 1791г., в других конституционных актах.
Право человека на неприкосновенность частной жизни является естественным правом человека, одним из основных конституционных прав, который принадлежит человеку от рождения и неотчуждаемо. Оно является одним из международных стандартов в области прав человека, который получил свое закрепление в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), и ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) и ряде других международно-правовых актов.
Объектом права здесь выступает неприкосновенность частной жизни каждого гражданина, как реализация его личной свободы, которая включает в себя право на: свободу располагать собой (в т.ч. находиться без контроля с чьей-либо стороны), тайну частной жизни (в т.ч. личную тайн, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений), защиту личности (в т.ч. защиту своего имени; защиту своей чести, достоинства и деловой репутации, защиту своей национальной принадлежности; защиту права на пользование родным языком и свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества), на защиту жилища (неприкосновенность жилища), тайну голосования.
Почти каждое расследование, проводимое должностными лицами по поддержанию правопорядка для профилактики или раскрытия преступления, приводит к ситуации, при которой предпринимаемые действия ведут к вторжению в частную сферу отдельных лиц. В то время как очевидно, что в любой стране уголовно-процессуальный кодекс будет предусматривать полномочия и компетенцию должностных лиц по поддержанию правопорядка при проведении расследования, также очевидно, что существование соответствующих законов само по себе недостаточно для того, чтобы обеспечить должное уважение права на неприкосновенность частной жизни отдельного человека.
«Никто не может подвергаться произвольному или незаконному вмешательству в его (его) частную жизнь, семью, жилище или переписку либо незаконным нападкам на его (или ее) честь и репутацию» (МПГПП, Статья 17.1).
«Каждое лицо имеет право на защиту по закону от такого вмешательства или нападкам.» (МПГПП, Статья 17.2).
Второй параграф создает обязательство для государств, являющихся сторонами Пакта, в отношении принятия активных шагов по обеспечению такой защиты для всех лиц. В отношении уголовного расследования это означает, что те действия со стороны должностных лиц по поддержанию правопорядка, которые влекут (могут повлечь) нарушение права неприкосновенности частной жизни, должны быть допустимыми в соответствии с внутренним правом и что прибегание к таким действиям должно быть пропорциональным законной цели, которую надлежит достичь. Проникновение в чье-либо жилище в поисках свидетельства, а также перехват и контроль за перепиской и телефонными разговорами представляют собой серьезное вторжение в частную сферу соответствующих лиц. Следовательно, такие действия должны быть обоснованы существованием острой необходимости в таких действиях в целях законного поддержания правопорядка.
Во многих странах разрешение на перехват и контроль телефонных разговоров можно получить только через судью, который предоставит разрешение только в случаях, если очевидно, что подозреваемый (подозреваемые) будет участвовать в прослушиваемых разговорах и если нет другого разумного способа получения свидетельства против таких подозреваемых.
Практика поддержания правопорядка в данной конкретной области требует строгого контроля как внутреннего (со стороны должностных лиц, ответственных за дачу приказов и/или управление), так и внешнего (со стороны должностных лиц судебных и других органов). Следовательно, действия, предпринимаемые отдельными должностными лицами по поддержанию правопорядка, должны регистрироваться. Такая регистрация (запись) обеспечит возможность вынесения справедливого и беспристрастного решения относительно их законности и непроизвольности при передаче конкретного дела для судебного разбирательства.
В этой связи необходимо сделать ссылку на Статью 4 «Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка» (КПДЛПП), в которой говорится:
«Материалы конфиденциального характера, находящиеся в распоряжении должностных лиц по поддержанию правопорядка, должны оставаться конфиденциальными за исключением случая, когда исполнение обязанности или потребность правосудия настоятельно требует иное».
Из этой статьи ясно вытекает, что в ситуациях, когда имеет место законное и непроизвольное вмешательство в частную жизнь, семью, жилище или переписку, исполнительные должностные лица по поддержанию правопорядка обязаны уважать и защищать частную информацию, полученным таким образом. В то же время произвольное раскрытие информации, полученной через действие, которое само по себе является законным, может составлять незаконное вмешательство в частную жизнь лица.

4. Этика при отправлении правосудия

На основании некоторых приведенных выше практических примеров уже очевидно, что профилактика и раскрытие преступлений представляет собой область поддержания правопорядка, в которой от должностных лиц по поддержанию правопорядка требуется высокий уровень морали и этики. При проведении расследования всегда будут присутствовать многочисленные возможности для нарушения индивидуальных прав и свобод арестованных и (или) задержанных лиц, причем часто такие нарушения будут оставаться вовсе незамеченными. Предвзятость со стороны должностных лиц следственных органов, использование показаний, полученных в результате применения незаконной практики, легкое давление на обвиняемого с целью получения свидетельских показаний – все это является примерами практики, которые трудно установить ретроспективно. В действительно это означает, что многое из того, что составляет «справедливое судебное разбирательство» будет зависеть от практики поддержания правопорядка, которая легко остается вне поля зрения судебных органов. В качестве меры безопасности здесь остается лишь личное отношение вовлеченных должностных лиц по поддержанию правопорядка, а также их индивидуальные стандарты поведения и, с другой стороны, механизмы внутреннего контроля и надзора.
Очень легко возникает ситуация, когда должностные лица по поддержанию правопорядка, в обязанности которых входит профилактика и раскрытие преступлений, начинают воспринимать свою работу как нечто повседневное, когда большая часть функций выходит на уровень их автоматического исполнения. Появление еще одного проникновения со взломом или наличие дела с вооруженным ограблением, когда еще шесть аналогичных дел ждут своей очереди в ящике стола, может легко привести к безразличию со стороны должного лица (лиц) по поддержанию правопорядка. В то же время такое безразличие будет непонятно и неприемлемо для жертв такого преступления. С точки зрения задержки преступников отсутствие энтузиазма и обязательств со стороны должностного лица следственных органов ничего не даст в отношении прав жертвы и может даже содействовать правонарушителю в уклонении от правосудия.
Несмотря на то, что их трудно поместить в рамки правил или инструкций, эти понятия, тем не менее, должны доводиться до должностных лиц по поддержанию правопорядка для того, чтобы они понимали значение индивидуального вклада в получение коллективных результатов и имиджа органа по поддержанию правопорядка целиком.
Стандарты этического поведения судей установлены Бангалорскими принципами поведения судей (2006г.). Они адресованы судьям для использования в качестве руководства, а также судебным органам для использования в качестве базовых принципов регламентации поведения судей. Кроме того, они призваны содействовать лучшему пониманию и поддержке процесса осуществления правосудия со стороны представителей исполнительной и законодательной власти, адвокатов и общества в целом.
Бангалорскими принципами введены следующие основные показатели:

Первый – Независимость судебных органов, который является предпосылкой обеспечения правопорядка и основной гарантией справедливого разрешения дела в суде. Следовательно, судья должен отстаивать и претворять в жизнь принцип независимости судебных органов в его индивидуальном и институциональном аспектах;
Второй - Объективность судьи, который является обязательным условием надлежащего исполнения им своих обязанностей. Она проявляется не только в содержании выносимого решения, но и во всех процессуальных действиях, сопровождающих его принятие;
Третий - Честность и неподкупность являющиеся необходимыми условиями надлежащего исполнения судьей своих обязанностей;
Четвёртый - Соблюдение этических норм являющийся неотъемлемой частью деятельности судей;
Пятый - Равенство так как обеспечение равного обращения для всех сторон судебного заседания имеет первостепенное значение для надлежащего исполнения судьей своих обязанностей;
Шестой - Компетентность и старательность являющиеся необходимыми условиями исполнения судьей своих обязанностей.
Настоящие принципы предполагают, что в своем поведении судьи подотчетны соответствующим органам, учрежденным для поддержания судебных стандартов, действующим объективно и независимо и имеющим целью увеличение, а не умаление значимости существующих правовых норм и правил поведения, которыми связаны судьи.

5. Специфика отправления правосудия по делам несовершеннолетних

Благодаря разработке ряда международных инструментов международное сообщество признало особое положение несовершеннолетних, в частности положение о несовершеннолетних правонарушителях. Ввиду их возраста несовершеннолетние являются уязвимыми к совращению, небрежению и эксплуатации и нуждаются в защите от таких угроз. Кроме того, в соответствии с целью исключения несовершеннолетних из системы уголовного судопроизводства и направления их в сторону общества на национальном уровне должны разрабатываться специальные меры по предупреждению преступности среди несовершеннолетних. Отдельная система правосудия для несовершеннолетних не составляет в значительной мере некий отличный ряд прав, предоставляемых несовершеннолетним, поскольку он включает ряд положений, направленных на предоставление защиты помимо прав взрослых лиц, которые в равной мере применяются и в отношении несовершеннолетних.
До определенного возраста лицо сохраняет право на обращение с ним как с несовершеннолетним и имеет право на такую дополнительную защиту. В Статье 1 Конвенции о правах ребенка говорится, что «под ребенком подразумевается каждый человек в возрасте до восемнадцати лет, если в соответствии с законом, применимом к ребенку, совершеннолетие не достигается в более раннем возрасте». С учетом того, что эта Конвенция представляет собой договор, который создает юридические обязательства для государств, являющимися ее сторонами, определение пределов этого возраста имеет важное значение. Конвенция о правах ребенка определяет возраст уголовной ответственности для взрослых в восемнадцать лет, что позволяет государствам, являющимся ее сторонами, отклоняться от этого возраста, если их национальные законы определяют другой возраст достижения совершеннолетия. Следует отметить, что государства, являющиеся сторонами Конвенции, не только обязаны соблюдать положения Конвенции о правах ребенка, но также включать их в свои национальные законы.
Следующие международные инструменты служат для руководства вопросами, касающимися отправления правосудия для несовершеннолетних:

• Конвенция о правах ребенка (КПР);
• Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций по отправлению правосудия для несовершеннолетних (Пекинские правила);
• Руководящие принципы Организации Объединенных Наций по профилактике преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы);
• Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (ПООНКЗН);
• Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций по мерам, не связанным с лишением свободы (Токийские правила).
• Руководящие принципы касающиеся правосудия в вопросах, связанных с участием детей жертв и свидетелей преступлений (Руководящие принципы для детей жертв).

Общей для всех международных стандартов в области защиты несовершеннолетних является норма, предписывающая государствам заменять содержание под стражей малолетних правонарушителей до суда другими альтернативными мерами: «необходимо избегать, насколько это возможно, содержание под стражей несовершеннолетних до суда и прибегать к нему только в исключительных случаях. В тех случаях, когда такая мера, как превентивное содержание под стражей все же применяется, суды должны уделять первоочередное внимание максимально быстрому рассмотрению дел, с тем, чтобы период содержания под арестом был как можно менее продолжительным» (Пекинские правила, пр.17).
Из указанных выше инструментов договором является только Конвенция о правах ребенка. Другие инструменты можно рассматривать как инструменты, предлагающие авторитетное руководство путем установления широко принятых принципов, однако их положения не налагают на государства юридических обязательств.
Целью отправления правосудия для несовершеннолетних является усиление благополучия несовершеннолетнего, а также обеспечение пропорциональности реакции на несовершеннолетних правонарушителей обстоятельствам несовершеннолетнего и правонарушению, которое он или она совершили. Несовершеннолетние правонарушители должны быть выведены из системы уголовного правосудия и направлены по мере возможности в систему служб поддержки, предоставляемую обществом. Представленные выше инструменты предназначены конкретно для:

• защиты прав несовершеннолетних;
• защиты благополучия несовершеннолетних, которые вступают в контакт с законом;
• защиты несовершеннолетних от совращения, небрежения и эксплуатации;
• защиты детей жертв и свидетелей преступлений;
• внедрения специальных мер по профилактике преступности среди несовершеннолетних.
Конвенция о правах ребенка представляет собой центральный инструмент в системе правосудия для несовершеннолетних. Она предлагает широкий диапазон мер по защите прямых интересов ребенка, включая меры по защите детей, вступающих в контакт с законом.
Конвенция о правах ребенка излагает правила, регулирующие арест и задержание детей, четко указывая на то, что задержание должно представлять собой крайнюю меру, используемую только на наиболее короткий приемлемый период времени. (Статья 37(b)). Эти правила представлены более подробно в главах «Арест» и «Задержание».
Конвенция о правах ребенка требует, чтобы государства, являющиеся ее сторонами (Статьи 33 – 36), принимали меры борьбы с совращением, небрежением и эксплуатацией детей, а именно:

• принятие правил по борьбе с совращением детей и предупреждением использования детей в торговле наркотиками (Статья 33);
• защиту от всех форм полового совращения и эксплуатации, незаконной половой деятельности, эксплуатации детей в виде вовлечения в проституцию или незаконную половую практику и эксплуатирующее использование детей в порнографических представлениях и материалах (Статья 34);
• развитие национальных, двусторонних и многонациональных мер по предупреждению похищения, продажи или торговле детьми для любых целей или в любой форме (Статья 35).
Конвенция о правах ребенка определяет «ребенка» как любого человека в возрасте до восемнадцати лет, если в соответствии с законом, применимом к ребенку, совершеннолетие не достигается в более раннем возрасте (Статья 1).
Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций по отправлению правосудия для несовершеннолетних (Пекинские правила) определяют несовершеннолетнего как ребенка или молодого человека, с которым в соответствии с определенной правовой системой может вестись дело в связи с правонарушением неким образом, отличным от того, как это дело ведется со взрослым человеком (Правило 2.2 (а)). В соответствии с Пекинскими правилами несовершеннолетний правонарушитель – это ребенок или молодой человек, который, как предполагается, совершил правонарушение или который, как было установлено, совершил правонарушение (Правило 2.2 (с)).
Указанные выше инструменты не устанавливают окончательно минимальный возраст уголовной ответственности, оставляя право решения этого вопроса на национальном уровне. В то же время в Пекинских правилах в действительности указывается, что такой возраст не должен устанавливаться на слишком низком уровне, принимая во внимание эмоциональную, умственную и интеллектуальную зрелость (Правило 4). В комментариях к этому Правилу 4 подтверждается, что «Минимальный возраст уголовной ответственности сильно варьируется в зависимости от истории и культуры. Современный подход предполагает принятие во внимание, способен ли ребенок выполнять моральные и психологические составляющие уголовной ответственности; то есть, может ли ребенок по своей индивидуальной способности к распознаванию и пониманию быть признан ответственным за то, что по существу является антиобщественным поведением.»
Несовершеннолетние правонарушители имеют те же права, что и взрослые правонарушители, однако они имеют право на дополнительную защиту ввиду специфических положений по данному вопросу, которые включены в международные инструменты.
Основной целью таких специфических положений является исключение несовершеннолетнего из системы уголовного судопроизводства и направление его или ее в сторону общества.
С этой целью в Конвенции о правах ребенка содержится ряд совершенно четко сформулированных положений:

• ребенок не может быть лишен своей свободы незаконно или произвольно;
• арест, задержание или заключение в тюрьму ребенка или молодого человека должны производиться в соответствии с законом и должны применяться только в качестве последней меры и осуществляться на минимально уместный срок (Статья 37);
Пекинские правила не только повторяют эти положения, но и далее предусматривают, что:

• родители или попечители арестованных несовершеннолетних должны быть уведомлены о таком аресте немедленно (Правило 10.1);
• судья или иное компетентный орган должен рассмотреть без промедления вопрос об освобождении (Правило 10.2);
• во время задержания задержанные несовершеннолетние должны содержаться отдельно от взрослых (Правило 13.4);
• должностные лица по поддержанию правопорядка, ведущие работу с несовершеннолетними правонарушителями, должны проходить специальный инструктаж и подготовку (Правило 12);
• контакты между органами по поддержанию правопорядка и несовершеннолетним правонарушителем должны организовываться таким образом, чтобы обеспечить уважение юридических прав несовершеннолетнего, содействовать благополучию несовершеннолетнего и избежать причинения ему или ей ущерба с должным учетом обстоятельств дела (Правило 10.3).

6. Защита жертв незаконного ареста или задержания

Проблема защиты жертв преступлений особенно актуальна, когда нарушены права человека на справедливое судебное разбирательство и защиту от пыток. Любое лицо, ставшее жертвой незаконного ареста или задержания, должен иметь обеспеченное правовой санкцией право на компенсацию (МПГПП, Статья 9.5)
Данное положение дает право любой жертве незаконного ареста или задержания требовать компенсации, в то время как аналогичное положение Статьи 5.5 ЕКПЧ гарантирует компенсацию только в случае нарушения Статьи 5.
Статья 14 Конвенции против пыток закрепляет: «Каждое государство-участник обеспечивает в своей правовой системе, чтобы жертва пыток, получала возмещение и имела адекватную компенсацию, включая средства для возможно более полной реабилитации». Основополагающим актом в данной сфере правового регулирования явилась декларация «Основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью». Данный акт принят резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН от 29 ноября 1985 года.
В соответствии с АКПЧ (Статья 10) компенсация уплачивается лицу, приговоренному согласно окончательному решению вследствие судебной ошибки. Незаконные аресты могут представлять собой элемент судебной ошибки.
Для всех инструментов в равной мере применимо правило о том, что фактическая компенсация является внутренним вопросом, который подлежит рассмотрению в соответствии с национальным законодательством.
Декларация «Основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью» (Декларация о жертвах) может явиться определенным руководством при определении ответственности государства и прав жертвы.
Вступительная часть Декларации гласит: «сознавая, что миллионам людей во всем мире наносится ущерб в результате преступлений и злоупотребления властью и что права этих жертв не признаются должным образом, признавая, что жертвам преступлений и жертвам злоупотребления властью, а также зачастую их семьям, свидетелям и другим лицам, оказывающим им помощь, несправедливо наносится ущерб, телесные повреждения или ущерб их собственности и что, помимо этого, они могут подвергаться лишениям при оказании содействия судебному преследованию правонарушителей:
1.подтверждает необходимость принятия национальных и международных мер по обеспечению всеобщего и эффективного признания и уважения прав жертв преступлений и злоупотребления властью;
2.подчеркивает необходимость содействия достижению всеми государствами прогресса в их усилиях, предпринимаемых в этих целях, не нанося при этом ущерба правам подозреваемых лиц или правонарушителей;
3.принимает прилагаемую к настоящей резолюции Декларацию основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью, цель которой заключается в оказании содействия правительствам и международному сообществу в их усилиях, направленных на обеспечение справедливости и оказание помощи жертвам преступлений и жертвам злоупотребления властью;
4.призывает государства-члены принять необходимые меры по осуществлению положении, содержащихся в Декларации».
Способы возмещения ущерба потерпевшим от преступлений разнообразны и существуют в большинстве стран. Первые выплаты за ущерб были произведены в Новой Зеландии(1963г.), в Великобритании (1964г.), и во Франции (1977г.). В дальнейшем к этому процессу подключаются Европа и Северная Америка.

III. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ДОСУДЕБНОЙ СТАДИИ

1. Запрет произвольного ареста и задержания

Статья 9(1) Международного Пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) гласит, что "каждый имеет право на свободу и безопасность". Однако в этом документе свобода физического лица интерпретируется в узком смысле и предполагает лишь свободу физического перемещения, которое нарушается, когда физическое лицо оказывается или в тюрьме или следственном изоляторе. Согласно положениям данного Пакта, безопасность трактуется как право физического лица быть свободным от посягательств со стороны другого физического лица или лиц. Согласно Статье 9(1), "никто не может быть подвергнут произвольному аресту или задержанию" и "никто не может быть лишен свободы кроме как на основании соответствующих положений действующего законодательства". Принцип законности, содержащийся в данной норме, как в содержательном ("на основании"), так и в процедурном ("соответствующих положений") отношении предполагает, что термин "право" следует понимать как комплекс абстрактных норм, применимых повсеместно и доступных всем, независимо от того, содержатся ли эти положения в официальном законодательстве или образуют часть неписаного обычного права. Недопустимость произвола применительно к праву исключает свободное толкование правовых норм и положений. Любое правовое решение о лишении физического лица свободы, например, должно быть "взвешенным, справедливым и предсказуемым". Порядок, в соответствии с которым производится арест, "должен исключать дискриминационный подход и пропорционально отражать обстоятельства дела".

2. Право знать причины ареста

Статья 9(2) МПГПП [13] гласит, что "в момент проведения ареста каждый должен быть проинформирован о причинах ареста и предъявляемых ему обвинениях". Данное положение означает, что арестованный должен быть проинформирован об общих причинах своего ареста "в момент ареста", а последующая информация, содержащая предъявляемое обвинение, должна быть доведена до арестованного "незамедлительно". Однако арестованный должен обладать достаточным объемом информации для того, чтобы обжаловать законность своего задержания. Хотя наличие письменного ордера на арест и не является обязательным условием для всех случаев, отсутствие такого документа иногда может привести к обвинению в произвольном аресте.
Причины ареста и объяснение прав задержанного или арестованного (например, права на привлечение адвоката) должны быть изложены на понятном для соответствующей стороны языке. [16] Данная норма предполагает, что обвиняемый имеет право на предоставление компетентного переводчика в том случае, если он не понимает местного языка. Эта норма относится ко всем досудебным действиям.

3. Право на привлечение адвоката или защитника

Право на привлечение адвоката и использование его услуг в ходе досудебных действий является той гарантией справедливого судебного разбирательства, которая привлекает наибольшее внимание при решении вопросов судопроизводства, поскольку, как показывает опыт, эта правовая норма нарушается чаще всего. Первый из Основных принципов, касающиеся роли юристов (1990г.), гласит, что "каждое физическое лицо имеет право воспользоваться услугами адвоката по своему выбору с целью определения и защиты своих прав на всех этапах судебного разбирательства". Данное положение в полной мере относится к досудебному этапу, однако право на получение адвокатских услуг также предполагает создание соответствующих условий для защиты в ходе судебного разбирательства и право на полноценную защиту обвиняемого, особенности которой будут более подробно раскрыты ниже.
Принципы 5 и 17 Основных принципов, касающиеся роли юристов однозначно гласят, что в случае ареста или задержания обвиняемого он должен быть незамедлительно проинформирован о праве на получение услуг адвоката по своему выбору. Статья 7 Основных принципов, касающиеся роли юристов требует от властей создания таких условий, при которых каждый задержанный или арестованный имел бы право получить беспрепятственный доступ к услугам адвоката в течение 48 часов после его ареста или задержания.
В Заключительных замечаниях Комитета по правам человека. Узбекистан (Семьдесят первая сессия, 26 апреля 2001 г. (п.12.) было также отмечено: «Комитет обеспокоен возможностью длительного задержания (на 72 часа) до сообщения задержанным о предъявляемых им обвинениях. Этот срок задержания до того, как задержанных информируют о выдвигаемых против них обвинениях, является слишком долгим и не соответствует пункту 2 статьи 9 Пакта. Комитет сожалеет также о неготовности делегации дать ответы на вопросы, касающиеся судебного рассмотрения оснований ареста (пункт 3 статьи 9).»
В Заключительных замечаниях Комитета по правам человека по Узбекистану, CCPR/CO/83/UZB, 26 апреля 2005 г. это требование повторяется см. п. 14. Комитет считает, что срок, в течение которого подозреваемое лицо может содержаться под стражей до того, как оно предстанет перед судьей или должностным лицом, уполномоченным осуществлять судебные функции, - 72 часа - является слишком продолжительным (статья 9 Пакта).
Таким образом, право привлечения адвоката по своему выбору должно начинать действовать с момента задержания или ареста обвиняемого независимо от того, предъявлено ему официальное обвинение или нет. Более того, если обвиняемый не в состоянии воспользоваться услугами адвоката по своему усмотрению, соответствующие власти на безвозмездной основе предоставляют своего адвоката для обеспечения справедливости судебного разбирательства. Независимо от того, в какой мере интересы обеспечения справедливости судебного разбирательства требуют такого решения, оно, прежде всего, должно базироваться на тяжести совершенного правонарушения и серьезности потенциального наказания.
Принцип 8 Основных принципов, касающиеся роли юристов требует от властей создания таких условий, при которых все арестованные или задержанные лица имели бы равные условия для общения со своими адвокатами без каких-либо задержек, вмешательства, цензуры или ограничения условий конфиденциальности. Адвокат консультирует своего клиента в поле зрения представителя правоохранительных органов, который обязан находиться вне зоны слышимости разговора между ними.

4. Право незамедлительного судебного рассмотрения дела с целью опротестования законности ареста или задержания

Статья 9(3) Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988г.), дает описание прав лиц, арестованных или задержанных по уголовным делам. Согласно положениям данной Статьи, "обвиняемый или задержанный должен незамедлительно предстать перед судьей или другим должностным лицом, уполномоченным осуществлять судебные функции, с целью рассмотрения своего дела в разумные сроки или освобождения из-под стражи". В данном случае эксперты Комитета по правам человека (КПЧ) интерпретируют понятие "незамедлительность" как период содержания по стражей до судебного разбирательства, который не может превышать "нескольких дней".
Положения Статьи 9(3) Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, однозначно гласят, что досудебное задержание обвиняемого "не может являться общим правилом". Данная норма предполагает право обвиняемого быть освобожденным либо под залог, либо под какую-либо иную гарантию до суда. Более того, Статья 9(3) также гласит, что обвиняемый освобождается из-под стражи до суда, если судебное разбирательство по его делу не было проведено в разумные сроки. Разумеется, период времени, характеризуемый как "разумные сроки", зависит от обстоятельств данного дела. Эти обстоятельства могут включать риск побега обвиняемого, сложность уголовного дела, характер правонарушения, эффективность работы представителей следственных и прокурорских органов по данному делу.
Статья 9(4) Свода принципов косвенным образом предполагает право арестованного или задержанного требовать незамедлительного судебного разбирательства "с целью вынесения правового решения по его делу или освобождения". В этом отношении необходимо отметить:
что термин "суд" означает не только обычные суды, но и специальные суды, в разряд которых входят административные, конституционные и военные суды;
что решение данного суда касается лишь законности задержания; и
что "задержка" судебного разбирательства должна мотивироваться обстоятельствами рассматриваемого дела.

Порядок передачи дела в суд должен быть простым, незамедлительным и бесплатным в тех случаях, когда задержанный не может быть выпущен под залог до суда. Помимо этого, задержанный имеет право на периодический пересмотр законности своего задержания.
И, наконец, Статья 9(5) Свода принципов гласит, что "любое физическое лицо, оказавшееся подвергнутым незаконному аресту или задержанию, имеет право на получение соответствующей материальной компенсации". Данное право вступает в действие в том случае, если арест или задержание были проведены с нарушением норм, содержащихся в Статье 9(1)-(4), а также/или соответствующих положений внутреннего законодательства. Однако следует констатировать, что порядок представления компенсационного иска в данном случае недостаточно прописан. Как правило, предполагается, что в этом случае физическое лицо имеет право оформить гражданско-правовой иск против государства, конкретного ведомства или физического лица, нарушившего нормы действующего законодательства.

5. Запрещение пыток и право на гуманное обращение
в период досудебного задержания

Статья 7 МПГПП, запрещающая пытки и жестокое обращение с задержанными, является нормой обычного международного права из категории неотъемлемых. Правовые нормы против пыток содержатся в Конвенции против пыток, принятой в 1984 г.:
Статья 1(1): … термин "пытка" означает любое действие, вызывающее сильную боль или страдание (физическое или моральное), намеренно предпринимаемое в отношении физического лица с целью получения от него или третьего лица необходимой информации или признания, наказания его или третьего лица за совершенные действия или предполагаемые действия, запугивание его или третьего лица или совершение каких-либо дискриминационных действий с ведома какого-либо должностного лица или непосредственно с участием представителей властей. К данному понятию не могут быть отнесены боли или страдания, вызванные применением законных санкций.
Определение понятия "пытки", содержащееся в МПГПП, и квалифицируемое как преступление против человечности, когда данного рода правонарушения совершаются в массовом порядке и на систематической основе, является более всеобъемлющим в содержательном плане чем соответствующее определение в Конвенции против пыток. В отличие от Конвенции против пыток определение понятия "пытки", содержащееся в МПГПП, также включает действия, совершаемые и не должностными лицами (например, частными физическими лицами, преследующими свои узкие цели).
Согласно положениям, содержащимся в Статье 2(2) Конвенции против пыток, никакие исключительные обстоятельства, "будь то состояние войны или угроза войны, внутренняя политическая нестабильность или иные чрезвычайные обстоятельства общественного характера", не могут быть использованы в качестве оправдания пыток. Государства-участники Конвенции против пыток обязаны принимать эффективные законодательные, административные, правовые и иные меры для предотвращения пыток в пределах своих территорий [Статья 2(1)]. Более того, согласно положениям Статьи 2(3), директивные указания высшей власти не могут служить основанием для применения пыток.
Статья 10 МПГПП (пункт 1) гласит, что "отношение к лицам, лишенным свободы, должно быть гуманным и уважительным к достоинству человеческой личности". При этом необходимо отметить, что, в отличие от запрета пыток, содержащегося в Статье 7 МПГПП, которая запрещает жестокое обращение с задержанными со стороны представителей государственных органов, право на гуманное обращение с заключенными налагает соответствующие обязательства на власти. Данные обязательства имеют целью обеспечить соблюдение минимальных стандартов содержания заключенных и реализацию их прав. Как показывает опыт работы экспертов Комитета по правам человека (КПЧ), положения, содержащиеся в Статьях 7 и 10 МПГПП, не всегда легко четко разграничить.
В целом, можно сказать, что негуманное обращение с заключенными (Статья 10) предполагает "более низкий уровень неуважения к человеческому достоинству чем положение о негуманном обращении в Статье 7". Хотя запрет пыток и жестокого обращения с заключенными и предполагает вполне конкретные действия негуманного характера и относится ко всем лицам (как задержанным, так и не задержанным), положения Статьи 10 в большей степени касаются общего состояния места заключения и/или условий заключения. Нормы Статьи 10 относятся лишь к порядку обращения с заключенными. Согласно данным КПЧ, государства-участники МПГПП не могут ссылаться на недостаточность материальных или финансовых ресурсов в качестве оправдания негуманного обращения с заключенными. Правоохранительные органы этих государств обязаны обеспечивать задержанных и заключенных всеми услугами, необходимыми для удовлетворения их насущных нужд, например, задержанные имеют право на получение предметов питания, одежды, адекватной медицинской помощи, а также возможности общения со своими родственниками.
В целом, Стандартные минимальные правила, Основные принципы касающиеся роли юристов и Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме важнейшими документами, гарантирующими права задержанных и заключенных.

6. Запрещение задержания без права переписки и сообщения

Эксперты Комитета по правам человека (КПЧ) пришли к выводу о том, что задержание без права переписки и сообщения может нарушать положения Статьи 7 МПГПП, которые запрещают пытки, негуманное и жестокое обращение с заключенными. Принцип 19 Основных принципов, касающиеся роли юристов гласит, что "задержанный или заключенный имеет право сообщаться или переписываться с членами своей семьи, а также с внешним миром с учетом разумных ограничений, содержащихся в действующих нормативно-правовых нормах". Как минимум, право сообщаться с "внешним миром" предполагает право сообщаться с членами семьи, адвокатом и врачом.
Принцип 16 Основных принципов, касающиеся роли юристов гласит, что семья арестованного или задержанного должна быть незамедлительно уведомлена об аресте и месте содержания члена их семьи. В случае перевода задержанного или заключенного в другое место заключения члены его семьи также должны получить соответствующее уведомление. Задержанному не может быть отказано в его праве сообщаться с членами его семьи и адвокатом "в течение нескольких дней". Более того, лица, содержащиеся в следственном изоляторе, имеют право на посещение со стороны членов их семей и знакомых с учетом ограничений, "необходимых в интересах обеспечения безопасности и правопорядка в рамках данного учреждения".
Что же касается получения врачебной помощи, то Общее заключение экспертов Комитета по правам человека (комментарий 20), Основных принципов, касающиеся роли юристов, а также Стандартные минимальные правила констатируют, что задержанным должна незамедлительно предоставляться регулярная медицинская помощь.
И, наконец, в том случае, если задержанный является иностранцем, ему должно быть разрешено сообщаться с официальными представителями его страны.

IY. СУДЕБНОЕ РАЗБИРАТЕЛЬСТВО

Статья 14 МПГПП, вне всякого сомнения, является самой содержательной в плане описания прав подсудимых в ходе судебного разбирательства. Положения данной статьи конкретно предусматривают равенство всех подсудимых перед судом, а также право на справедливое и публичное слушание дела компетентным, независимым и беспристрастным судом при рассмотрении как уголовных дел, так и обычных исков (пункт 1). Другие положения данной статьи (пункты 2-7) содержат перечень "минимальных [процедурных] гарантий", предоставляемых физическому лицу в ходе судебного делопроизводства. В данном разделе подробно рассматриваются права, изложенные в Статье 14, в их логической последовательности.

1. Равный доступ к суду и равенство перед судом

Пункт 1 Статьи 14 гласит, что "все лица должны быть равны перед судом или трибуналом". Данное положение означает, что все лица должны обладать равным правом требования судебного слушания. С одной стороны, это положение означает, что использование различных судебных слушаний для различных групп людей с учетом их расовой, половой, языковой, религиозной, политической, национальной, социальной или какой-либо иной принадлежности или статуса было бы нарушением положений, содержащихся в пункте 1 Статьи 14 МПГПП. С другой стороны, использование некоторых видов специальных судов, обладающих юрисдикцией в отношении всех лиц, принадлежащих к какой-либо отдельной категории граждан (например, военнослужащих), остается спорным вопросом. Согласно данным КПЧ, такая практика не запрещена положениями пункта 1 Статьи 14, если соблюдаются процедурные гарантии судебного разбирательства, предусмотренные в данной статье. Эксперты Комитета по правам человека (КПЧ) между тем не исключают право за военными трибуналами рассматривать судебные иски в отношении гражданских лиц. Вместе с тем, правоведы все более склоняются к тому, что военные трибуналы не имеют достаточной легитимности для рассмотрения судебных исков в отношении гражданских лиц. Данная трактовка, поддерживаемая многими негосударственными организациями (ННО), отстаивающими права человека, вполне согласуется с положениями Основных принципов, касающиеся независимости судебных органов (1985г.). Пункт 5 Основных принципов, касающиеся независимости судебных органов в частности, гласит, что "каждый должен иметь право требования судебного слушания в обычном суде или трибунале с соблюдением установленных правовых процедур".
Во втором предложении пункта 1 Статьи 14 МПГПП содержится право требования справедливого и публичного судебного слушания дела компетентным, независимым и беспристрастным трибуналом, учрежденным в соответствии с действующим законодательством. Данное право предполагает рассмотрение дела в установленном порядке, который (в случае рассмотрения уголовных дел) дополняется соответствующими нормами, содержащимися в Статьях 14 и 15.

2. Право требования справедливого судебного слушания

Право требования справедливого судебного слушания, предусмотренное пунктом 1 Статьи 14 МПГПП, предусматривает как процедурные, так и другие гарантии, описанные в пунктах 2-7 Статьи 14 и Статьи 15 МПГПП. Однако, как следует из текста пункта 3 Статьи 14, относящегося к конкретным правам, определенным в качестве "минимальных гарантий", вышеуказанное положение оказывается более всеобъемлющим по своему размаху. Поэтому важно отметить, что даже при соблюдении всех основных процедурных гарантий, изложенных в пунктах 2-7 Статьи 14 и положениях Статьи 15, судебное слушание может по-прежнему оставаться недостаточно справедливым в свете требований, изложенных в пункте 1 Статьи 14. , , .
Наиважнейшим критерием, используемым при оценке справедливости судебного слушания, является соблюдение принципа равенства полномочий у защиты и обвинения. Равенство полномочий в ходе всего судебного разбирательства предполагает равноправное применение процедурных действий в отношении сторон в течение судебного процесса. Дать исчерпывающий перечень всех нарушений данного принципа представляется невозможным. К такого рода нарушениям могут относиться как непредставление обвиняемому и/или его адвокату достаточного времени, необходимого для подготовки к защите, так и попытки воспрепятствовать допуску обвиняемого и/или его адвоката на апелляционное судебное слушание соответствующего дела в присутствии обвинения.

3. Право требования публичного судебного слушания

Пункт 1 Статьи 14 МПГПП также гарантирует право требования публичного судебного слушания как важнейшего элемента реализации концепции справедливого судебного разбирательства. Однако данный пункт также предусматривает ряд исключений из общего правила при наличии соответствующих обстоятельств. Принцип публичности судебного процесса предполагает открытость как судебного слушания (но никоим образом не предполагает открытость других судебно-следственных действий), так и решения по данному судебному делу. Данное право принадлежит как обеим сторонам, участвующим в данной судебной тяжбе, так и широкой общественности в демократическом обществе.
Право требования публичного судебного слушания означает, что судебный процесс ведется открыто и публично без каких-либо предварительных заявок, представляемых сторонами. Суд или трибунал в разумные сроки обязан проинформировать заинтересованные стороны о времени и месте судебного слушания, а также предоставить необходимые удобства для представителей широкой общественности, пожелавших присутствовать на данном судебном процессе. При этом следует констатировать, что представители средств массовой информации и широкой общественности могут быть удалены из зала судебного заседания в соответствии с требованиями норм, содержащихся в пункте 1 Статьи 14, однако такого рода действия должны базироваться на решении суда, вынесенном в соответствии с действующими процедурными нормами.
Представители общественности могут не допускаться в зал судебного заседания по соображениям "нравственности, общественного порядка, национальной безопасности демократического государства или с учетом защиты личных интересов тяжущихся сторон". Представители общественности также могут не допускаться в зал судебного заседания "при наличии особых, по мнению суда, обстоятельств, в рамках которых открытость судебного разбирательства могла бы нанести ущерб принципам справедливости". При рассмотрении уголовных дел, связанных с сексуальными правонарушениями, соображения нравственного характера, как правило, являются достаточным основанием для недопущения представителей широкой общественности в зал судебного заседания. Термин "общественный порядок" в данном контексте интерпретируется как поддержание должного порядка в зале судебного заседания, соображения же национальной безопасности выдвигаются тогда, когда речь заходит о неразглашении военных или государственных тайн. Однако и в том, и в другом случае ограничения по допуску представителей общественности в зал судебного заседания должны согласовываться с правовыми принципами демократического общества, которые лежат в основе усилий по недопущению произвола при вынесении судебных решений.
Невмешательство в личную жизнь (охватывающую интересы членов семьи и родственников) тяжущихся сторон также может служить достаточным основанием для ограничения допуска в зал судебного заседания. Примером такой ситуации может быть рассмотрение дела об опекунстве, когда открытость судебного заседания может способствовать лишь нанесению ущерба одной из сторон. И, наконец, допуск в зал судебного заседания для представителей широкой общественности может быть ограничен в интересах справедливости, что делается в исключительных случаях и тщательно мотивируется соответствующим решением суда. Такого рода решения, например, могут быть вызваны эмоциональными выкриками зрителей, присутствующих в зале заседания и мешающих спокойному рассмотрению судебного дела.
Хотя перечень обстоятельств, требующих проведения судебного слушания в закрытом заседании, довольно обширен, они, как правило, не распространяются на этап оглашения судебного решения. Согласно положениям пункта 1 Статьи 14 МПГПП, судебные решения "объявляются публично" за исключением тех случаев, когда речь идет о соблюдении интересов малолетних правонарушителей или решении вопросов об опекунстве над детьми. Таким образом, исключения из правила публичного судебного слушания могут быть выявлены с достаточной степенью подробности. Судебное решение считается публичным, если оно было оглашено устно в зале судебного заседания или опубликовано в средствах массовой информации, или предано гласности с использованием того и другого способа одновременно. В любом случае определяющим фактором открытости является доступность судебного решения для всех заинтересованных сторон. В судебном решении должны содержаться достаточные основания, необходимые для подачи кассационной жалобы. Решение суда выдается на руки заинтересованной стороне в разумные сроки.

4. Право требования компетентного, независимого
и беспристрастного судебного слушания

Механизм обеспечения права требования справедливого слушания по любому уголовному делу (или обычному судебному иску), как правило, реализуется компетентными, независимыми и беспристрастными судами, действующими в соответствии с установленным законодательством [пункт 1 Статьи 14 МПГПП]. Смысл данного положения состоит в том, чтобы избежать произвола или субъективизма при рассмотрении уголовных дел политическими или административными органами власти. Суд должен быть компетентным и действовать в рамках закона. Оба этих требования находятся в неразрывном единстве. Хотя вопросы компетенции суда обычно связаны с проблемами судебной юрисдикции, любой суд (трибунал) должен функционировать в рамках установленных нормативно-правовых положений. Термин "закон" предполагает правовые нормы, принимаемые законодательным органом власти данного государства или неписаные нормы общего права в зависимости от действующей правовой системы. В любом случае определяющим фактором является то, что закон должен в равной мере распространяться на всех тех, кому он адресован. Основная цель данного положения состоит в том, чтобы создать такую правовую среду, при которой уголовные дела рассматривались бы законодательно учрежденными судебными инстанциями независимо от какого-либо конкретного судебного дела или правонарушения. Для того чтобы быть независимым, суд (трибунал) должен быть учрежден для выполнения соответствующих судебных функций, т.е. решения дел в рамках своей компетенции на основе правовых норм (содержательная составляющая) и в соответствии с установленным порядком судебного делопроизводства (процедурная составляющая).
Независимость предполагает разделение полномочий и защиту судебных органов от незаконного вмешательства в их дела со стороны органов исполнительной власти и в меньшей степени со стороны органов законодательной власти государства. Базовые принципы законодательных органов власти содержат некоторые обоснования правовых механизмов, необходимых для обеспечения этой независимости. Некоторые практические гарантии независимости судов (трибуналов) базируются на требованиях профессиональной подготовки судебных работников, сроках их полномочий, неприкосновенности, эффективной, справедливой и независимой дисциплинарной практики в отношении судей, а также обязанности каждого государства выделять достаточные средства для обеспечения надлежащего функционирования судебных инстанций (например, достаточный уровень денежного довольствия и высокий уровень профессиональной подготовки). В зависимости от обстоятельств того или иного судебного дела независимость суда также может быть проверена на основе его отношений с ведущими социальными группами общества, такими как политические партии, средства массовой информации и другие социальные слои и группы.
В то время как механизмы обеспечения независимости судов имеют внешнюю направленность, принцип беспристрастности, в первую очередь, предполагает деятельность суда, определяющую решение по тому или иному конкретному делу. Наличие предвзятости (или отсутствие таковой) рассматривается в качестве основного критерия беспристрастности той или иной судебной инстанции. Непредвзятость судьи можно сразу подвергнуть сомнению в том случае, если он уже принимал участие в данном судебном разбирательстве в каком-либо ином качестве, или если он имеет отношение к какой-либо политической партии, или если он лично заинтересован в данном судебном деле. Беспристрастность суда может быть подвергнута сомнению и в том случае, если судья имеет предвзятое отношение к рассматриваемому делу (что, безусловно, может повлиять на его решение) или имеются какие-либо иные обстоятельства, вызывающие опасения относительно его беспристрастности.

5. Право на презумпцию невиновности

Согласно пункту 2 Статьи 14 МПГПП, "каждый обвиняемый в уголовном правонарушении имеет право на презумпцию невиновности до момента признания его виновным по суду". Будучи основным компонентом права требования справедливого судебного слушания, презумпция невиновности, среди прочего, означает, что бремя доказательства в ходе судебного процесса по уголовному делу прежде всего лежит на обвиняющей стороне, а также что обвиняемый должен пользоваться презумпцией невиновности. Несмотря на то, что пункт 2 Статьи 14 не конкретизирует степень необходимого доказательства, считается общепринятым, что "вина обвиняемого должна быть доказана и не подлежать какому-либо разумному сомнению. Определяющим в данном случае должно быть доказательство, в наибольшей степени гарантирующее презумпцию невиновности обвиняемого в соответствии с действующим законодательством". Помимо этого, презумпция невиновности должна соблюдаться не только в отношении подсудимого в ходе судебного слушания, но также и в отношении подозреваемого или обвиняемого в ходе досудебного периода. Конкретные должностные лица правоохранительных органов и представители властей обязаны делать все необходимое для соблюдения презумпции невиновности путем "воздержания от вынесения каких-либо предварительных решений по рассматриваемому судебному делу". В целях полноценной реализации принципа презумпции невиновности было бы также полезно исключить случаи появления в зале судебного заседания обвиняемых в наручниках, кандалах или тюремной униформе.

6. Право требования незамедлительного предъявления обвинения
в уголовном правонарушении

В тех случаях, когда речь идет об уголовно наказуемом правонарушении, каждый имеет право "требовать незамедлительного предъявления обвинения на понятном для него языке". Данное требование предусматривает подробное описание правонарушения ("характер правонарушения"), а также сопутствующих обстоятельств ("причина правонарушения"). В содержательном плане это право является более всеобъемлющим, чем права, предоставляемые в соответствии с пунктом 2 Статьи 9 МПГПП. Смысл данной нормы состоит в том, чтобы обеспечить предоставление достаточной информации, необходимой для подготовке к защите обвиняемого.
Хотя "незамедлительное" предоставление соответствующей информации не имеет общепринятой расшифровки, согласно утвердившейся практике, это действие, как правило, совпадает с "моментом предъявления обвинения, началом предварительных следственных действий или проведением каких-либо судебных слушаний, дающих основание властям подозревать данное физическое лицо в совершении какого-либо правонарушения". Такого рода информация также должна предоставляться в распоряжение обвиняемого на понятном для него языке, что предполагает обеспечение перевода соответствующей информации в устном или письменном виде в зависимости от характера предъявления обвинения. Текст обвинения должен быть переведен в письменном виде.

7. Право требования необходимого времени
и условий для подготовки к защите

Положения пункта 3 (b) Статьи 14 МПГПП гласят, что в случае предъявления обвинения в уголовном правонарушении каждый имеет право "требовать предоставления необходимого времени и условий для подготовки к защите и сообщения с адвокатом по своему выбору". Право требования необходимого времени и условий для подготовки к защите распространяется как на обвиняемого, так и на его адвоката. Данная правовая норма должна соблюдаться на всех этапах судебного разбирательства.
Понятие "достаточное" время зависит от характера судебного разбирательства и обстоятельств конкретного дела. В данном случае во внимание принимаются такие факторы, как сложность судебного дела, доступ обвиняемого к свидетельским показаниям, сроки выполнения тех или иных судебных действий в соответствии с внутренним законодательством и т.д.
Термин "условия", среди прочего, предполагает доступ обвиняемого и его адвоката к соответствующей информации, файлам и документам, необходимым для подготовки к защите, а также обеспечение обвиняемого соответствующими техническими средствами для общения со своим адвокатом в условиях конфиденциальности. Право обвиняемого общаться с адвокатом по своему выбору является самым существенным элементом права на получение необходимых условий для подготовки к защите.

8. Право требования незамедлительного судебного слушания

При предъявлении обвинения в уголовном правонарушении каждый имеет право "требовать незамедлительного судебного слушания" [пункт 3 (с) Статьи 14 МПГПП]. Данное положение предполагает право требования судебного слушания с вынесением окончательного решения без неоправданных задержек. В данном случае отсчет времени "начинается с момента информирования подозреваемого (обвиняемого, подсудимого) о том, что власти предпринимают в отношении него определенные судебные действия". Степень неоправданности задержки судебного слушания зависит от обстоятельств данного дела: его сложности, поведения сторон, задержания или не задержания обвиняемого и т.д. Необходимо, однако, констатировать, что данное право действует независимо от требования обвиняемого в предоставлении незамедлительного судебного слушания.
Также следует обратить внимание на то, что лицо, находящееся в следственном изоляторе, может быть освобождено до суда даже при отсутствии какой-либо неоправданной задержки судебного слушания.

9. Право защищаться лично или с помощью адвоката

Как уже отмечалось выше, право на привлечение адвокатских услуг на досудебном этапе при рассмотрении уголовных дел непосредственно связано с правом на защиту в ходе судебного разбирательства, предусмотренным пунктом 3 (d) Статьи 14 МПГПП. Данное положение гласит, что каждый имеет право "лично присутствовать в суде при рассмотрении его дела, защищаясь лично или с использованием услуг адвоката по своему выбору; быть информированным о наличии такого права в том случае, если он не пользуется адвокатскими услугами; пользоваться услугами назначенного адвоката, когда речь идет об обеспечении интересов справедливости". В последнем случае обвиняемый, не располагающий достаточными финансовыми средствами, освобождается от обязанности оплачивать адвокатские услуги. Данная законодательная норма предполагает следующие конкретные права:
право лично присутствовать на судебном слушании по своему делу. В плане толкования данная норма является наиболее спорной. Буквальное прочтение данной нормы исключает проведение заочных судебных слушаний. Данную позицию разделяет большинство международных негосударственных организаций по правам человека, а также Международный уголовный суд. Однако, согласно мнению экспертов КПЧ, заочные судебные слушания допустимы в тех случаях, когда государство предпринимает "достаточные усилия с целью уведомления обвиняемого о предстоящем суде, тем самым позволяя ему заранее подготовиться к своей защите";
• право защищаться лично;
• право выбирать адвоката по своему усмотрению;
• право быть информированным о праве на использование адвокатских услуг;
• право на получение бесплатной правовой помощи.
Все эти правовые нормы можно суммировать следующим образом: "Каждый обвиняемый в совершении уголовного правонарушения имеет право на защиту. Однако он может отказаться от права защищаться лично и воспользоваться услугами адвоката. В этом случае суд обязан проинформировать обвиняемого о его праве на использование адвокатских услуг. В принципе, обвиняемый вправе самостоятельно подобрать адвоката, если ему позволяют финансовые возможности. Если же обвиняемый не располагает достаточными средствами, он имеет право воспользоваться услугами назначаемого судом адвоката на безвозмездной основе, если это требуется в интересах обеспечения справедливости. Назначение государством адвоката в целях обеспечения справедливости, в первую очередь, зависит от серьезности рассматриваемого уголовного дела и возможного максимального наказания".
Согласно преобладающей трактовке основополагающих положений МПГПП, право на получение адвокатских услуг распространяется на все этапы судебного разбирательства по уголовным делам, включая предварительное следствие и досудебное задержание. Назначение адвоката судом противоречит принципу справедливости судебного слушания в том случае, если обвиняемый имеет возможность воспользоваться адвокатом по своему выбору. Назначаемый судом адвокат должен быть способен эффективно защищать интересы обвиняемого, используя в этих целях весь свой опыт и профессиональные навыки.

10. Право на допрос свидетелей

При предъявлении обвинения по уголовному делу каждый имеет право "допрашивать или добиваться допроса свидетелей, привлекаемых против него, а также добиваться присутствия свидетелей, защищающих его позицию в ходе судебного слушания" [пункт 3(е) Статьи 14 МПГПП]. Данная норма является основополагающим элементом принципа равенства возможностей. Термины "допросить" или "добиться допроса" должны толковаться как признание правомерности двух основных систем уголовного права: следственной и обвинительной. Необходимо особо отметить, что, согласно тексту данной статьи, защита не располагает неограниченным правом добиваться обязательного присутствия свидетелей в пользу обвиняемого на судебном слушании. Защита вправе лишь допрашивать свидетелей защиты "при тех же условиях", что и свидетелей обвинения. Применительно к обвиняющей стороне такое ограничение отсутствует. Хотя суд и располагает почти безграничными возможностями по привлечению свидетелей, он все же должен руководствоваться принципом справедливости и равных возможностей. Данная норма, в свою очередь, требует, чтобы стороны действительно пользовались равными возможностями при представлении свидетельских показаний путем допроса свидетелей.
Помимо этого, пункт 3(е) Статьи 14 МПГПП предполагает, что обвиняющая сторона должна уведомлять защиту о тех свидетелях, которые ею привлекаются в ходе судебного слушания. Данное уведомление должно быть представлено заблаговременно с тем, чтобы обвиняемый имел возможность подготовиться к своей защите. Обвиняемый также имеет право лично присутствовать при даче показаний свидетелями обвиняющей стороны. Он может быть ограничен в реализации этого права лишь в исключительных случаях, связанных, как правило, с угрозами возмездия со стороны обвиняемого.
Для того чтобы избежать нарушений права обвиняемого допрашивать и добиваться допроса свидетелей, выступающих против него, суды должны с особой тщательностью рассматривать обращения о возможной мести со стороны обвиняемого и санкционировать удаление обвиняемого из зала судебного заседания лишь в обоснованных случаях. Однако свидетели ни в коем случае не могут допрашиваться при отсутствующих обвиняемом и его адвокате. Точно также не допускается использование свидетельских показаний, предоставленных анонимными свидетелями. Это было бы нарушением права обвиняемого на допрос или обеспечение допроса свидетелей, дающих показания против него.

11. Право на привлечение переводчика

При предъявлении обвинения по уголовному делу каждый имеет право "воспользоваться бесплатными услугами переводчика, если он не понимает или не говорит на языке, используемом в ходе судебного слушания" [пункт 3(f) Статьи 14 МПГПП]. Основная проблема, порождаемая данной правовой нормой, сводится к толкованию слов "используемом в ходе судебного заседания". Хотя эти слова, со всей очевидностью, могут относиться к устной речи, звучащей в зале судебного заседания, право на письменный перевод соответствующих судебных документов, тем не менее, однозначно не предусматривается положениями данной статьи. Как теоретики, так и практики различных организаций по правам человека все более придерживаются того мнения, что данное право на привлечение услуг переводчика должно также предполагать и письменный перевод соответствующей судебной документации. Как уже упоминалось выше, право на привлечение переводчика может распространяться как на подозреваемого, так и на обвиняемого в тех случаях, когда в отношении этих лиц совершаются какие-либо следственные действия на досудебном этапе.
Право на привлечение переводчика распространяется в равной мере как на граждан данной страны, так и на иностранцев. Однако данное право не может распространяться на лиц, в достаточной мере владеющих языком, используемым в ходе судебного слушания. Услуги переводчика предоставляются на безвозмездной основе и не подлежат какому-либо возмещению за счет средств обвиняемого или подсудимого после вынесения судебного приговора.

12. Запрещение самооговора и признательных показаний

При предъявлении обвинений в уголовном правонарушении каждый имеет право "отказываться от дачи каких-либо показаний против самого себя или признания своей вины" [пункт 3(g) Статьи 14 МПГПП]. Данное положение имеет целью запретить практику применения какого-либо принуждения (прямого или косвенного, физического или психологического, до или в ходе судебного слушания), которое может быть использовано для того, чтобы заставить обвиняемого давать показания против самого себя или признавать свою вину. Хотя данное положение и не отвергает свидетельские показания, получаемые таким образом, оно, тем не менее, трактуется таким образом, что такого рода показания недопустимы в ходе судебного слушания. Судья должен обладать полномочиями рассмотрения любого обвинения в принуждении к даче ложных показаний или в применении пыток на любом этапе судебно-следственных действий. Помимо этого, молчание обвиняемого не может быть использовано в качестве доказательства его вины. Право обвиняемого отказываться отвечать на поставленные вопросы не должно автоматически приводить к отрицательным для него последствиям.

13. Запрещение обратного действия норм уголовного законодательства

Хотя Статья 15(1) МПГПП, отражающая принцип всеохватности, и является одним из последних положений Международного Пакта о гражданских и политических правах, относящихся к судебному правосудию, она может быть взята за отправную точку при рассмотрении вопросов справедливости судебного процесса. В более широком смысле данная статья является отражением принципа законности, согласно которому "никто не может считаться виновным в совершении уголовного правонарушения вследствие совершения какого-либо действия или упущения, которое не может квалифицироваться как уголовное преступление в соответствии с нормами внутреннего и международного законодательства на данный момент времени" [Статья 15(1)]. В узком смысле, данная статья имеет целью наложить запрет на обратное действие норм уголовного законодательства. Данная норма хронологически предопределяет процедурную справедливость судебного процесса, совершаемого в соответствии с положениями Статьи 14. Она является одним из немногих неотъемлемых прав, предусмотренных Статьей 4(2) МПГПП.
Принцип законности обязывает государственные власти давать определения уголовным правонарушениям в соответствии с нормами действующего законодательства, а именно: обобщенными нормами, изложенными в законах или содержащихся в комплексе неписаных норм общего права. Важно отметить, что запрещение обратного действия правовых норм относится ко всем уголовным правонарушениям, борьба с которыми может быть предусмотрена как во внутреннем, так и в международном законодательстве на основе либо договорного, либо обычного права. Ссылка на международное права сделана для того, чтобы не позволить правонарушителям уйти от ответственности, сославшись на то, что совершенные ими действия или бездействие не может быть квалифицировано как уголовно наказуемое правонарушение в соответствии с нормами внутреннего законодательства. С другой стороны, данная ссылка также имеет целью защитить правонарушителей от ретроактивного применения норм международного права. Поскольку никто не может быть признан виновным в совершении того или иного уголовного преступления, наказание по которому не было предусмотрено законодательством на момент его совершения, согласно положениям Статьи 15(1) никакое наказание не может быть вынесено по тому или иному правонарушению, если на момент его совершения такое наказание не было предусмотрено нормами внутреннего и международного законодательства. Более того, согласно нормам Статьи 15(1), за совершение уголовно наказуемого правонарушения не может быть вынесено наказание более суровое, чем то, которое было предусмотрено действующим законодательством на момент совершения данного преступления. Согласно современному пониманию роли уголовных санкций, Статья 15(1) также предусматривает требование, согласно которому государства обязаны ретроактивно применять более легкие наказания, если таковые станут предусматриваться действующим законодательством.

14. Запрещение повторного преследования по одному и тому же делу

"Никто не подлежит судебному преследованию или наказанию за правонарушение, по которому уже был вынесен окончательный приговор в соответствии с нормами действующего уголовно-процессуального законодательства той или иной страны" [Статья 14(7)]. [105] Данное запрещение повторного преследования по одному и тому же делу имеет целью не допустить повторного наказания правонарушителя по одному и тому же делу. В данном случае проблема упирается в наличие соответствующих правовых норм. Согласно некоторым толкованиям, включая мнение экспертов КПЧ, принцип недопущения повторного преследования по одному и тому же делу предполагает недопущение повторного судебного разбирательства в пределах юрисдикции одного штата (региона). Однако это положение перестает действовать в том случае, когда речь заходит о юрисдикции национального уровня, захватывающей интересы двух и более штатов (регионов). С другой стороны, некоторые придерживаются того мнения, что данная правовая норма является "слишком общей и слишком абсолютной". Создание международных уголовных трибуналов по правонарушениям в бывшей Югославии и Руанде, а также Международного уголовного суда вызывают весьма интересный вопрос в этом отношении: в какой мере повторное слушание дел этими трибуналами после вынесения соответствующих судебных решений на национальном уровне вступает в противоречие с принципом запрещения повторного преследования по одному и тому же делу? Большинство специалистов полагает, что в данном случае повторное рассмотрение дел на международном уровне не может считаться нарушением принципа запрещения повторного преследования по одному и тому же делу.

Y. ПРАВА ЧЕЛОВЕКА НА ПОСТСУДЕБНОЙ СТАДИИ

1. Право обжалования

"Каждый человек, осужденный за совершенное преступление, имеет право обжаловать вынесенное судебное решение в вышестоящей судебной инстанции в соответствии с нормами действующего законодательства" [Статья 14(5) МПГПП]. Данное право имеет целью обеспечение по крайней мере двухуровневого судебного рассмотрения дела, при котором второй уровень представлен вышестоящей судебной инстанцией. Пересмотр любого судебного дела является содержательным по своему характеру. Это, среди прочего, означает, что кассационный суд занимается не только рассмотрением тех вопросов, которые были подняты в соответствующем обращении. Апелляционные процессуальные действия также должны быть своевременными. Непосредственным следствием реализации права на апелляцию является то, что суд обязан приостановить исполнение любого приговора, вынесенного судом первой инстанции, до завершения пересмотра данного дела апелляционным судом. Данный принцип перестает действовать лишь в том случае, если осужденное лицо добровольно принимает приговор, вынесенный судом первой инстанции. Правом апелляции обладают все лица, осужденные за совершение преступления, независимо от тяжести данного правонарушения и приговора, вынесенного судом первой инстанции. Гарантии справедливого судебного рассмотрения должны неукоснительно соблюдаться на всех этапах апелляционных процессуальных действий.

2. Право требования возмещения ущерба за совершенную судебную ошибку

"Когда в отношении данного физического лица было вынесено окончательное решение обвинительного характера за совершенное уголовное преступление, а затем это решение было пересмотрено или даже отменено на основе анализа вновь открывшихся обстоятельств, свидетельствующих о совершении судебной ошибки, данное лицо имеет право требования возмещения ущерба за совершенную судебную ошибку, если не будет доказано, что данное физическое лицо частично или полностью виновно в своевременном не раскрытии соответствующих обстоятельств" [Статья 14(6) МПГПП]. При этом необходимо отметить, что компенсация судебной ошибки возможна лишь в том случае, когда соответствующая судебная инстанция вынесла окончательное решение по данному делу. Судебное решение может быть обжаловано независимо от тяжести совершенного правонарушения. Для обеспечения реализации данного права должны быть соблюдены следующие три условия:
совершенная судебная ошибка должна быть официально признана и подтверждена отменой судебного приговора или решением суда о помиловании;
запоздавшее раскрытие соответствующих обстоятельств не должно быть связано с действиями осужденного; и
в отношении осужденного должен быть вынесен окончательный приговор в результате совершенной судебной ошибки.
Фраза "согласно закону" не означает, что государства могут проигнорировать право требования возмещения ущерба за совершенную судебную ошибку путем непредставления соответствующей компенсации. Данная фраза однозначно означает, что государства обязаны компенсировать причиненный ущерб в соответствии с порядком, предусмотренном действующим законодательством.


ИСТОЧНИКИ

1. Соглашения в сфере прав человека
Когда какое-либо государство ратифицирует соглашение или договор, оно, как правило, обязано в своей деятельности руководствоваться его положения, разумеется, с учетом оговорок, принятых при ратификации данного документа. Поэтому всегда важно убедиться, ратифицировала ли страна тот или иной международный документ.

СОГЛАШЕНИЯ СОКРАЩЕНИЕ АДРЕС
Всеобщая декларация прав человека ВДПЧ http://www.unhchr.ch/udhr/lang/eng.htm
Международный Пакт о гражданских и политических правах МПГПП http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/a_ccpr.htm
Африканская Хартия прав человека и народов от 26 июня 1981 г. Африканская хартия http://www.oau-ua.org/oau_info/rights.htm
Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г. Американская конвенция http://www.cidh.oas.org/Básicos/Basic%20Documents/ enbas3.htm

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Европейская конвенция http://www.coe.int/eng/legaltxt/5e.htm
Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984г. Конвенция против пыток http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/h_cat39.htm

2. Международные стандарты в сфере справедливого судопроизводства

ДОКУМЕНТ СОКРАЩЕНИЕ АДРЕС
Бангалорские принципы поведения судей (2006г.) Бангалорские принципы поведения судей https://www.unhchr.ch/html/menu3/b/h_comp34.htm
Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными (1955г.) Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/h_comp35.htm
Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988г.) Свод принципов http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/h_comp36.htm
Основные принципы, касающиеся роли юристов (1990г.) Основные принципы, касающиеся роли юристов http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/h_comp44.htm
Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов (1985г.) Основные принципы, касающиеся независимости судебных органов http://www.unhchr.ch/html/menu3/b/h_comp44.htm

3. Судебная практика

ОРГАНИЗАЦИЯ СОКРАЩЕНИЕ АДРЕС
Комитет по правам человека, Общие комментарии КПЧ http://www.unhchr.ch/tbs/doc.nsf (см. документ "Общие комментарии к соглашению о создании Комитета по правам человека")
Комитет по правам человека, Частные определения КПЧ http://www.unhchr.ch/tbs/doc.nsf (см. документ "Судебная практика к соглашению о создании Комитета по правам человека)
Европейский суд по правам человека Европейский суд http://www.echr.coe.int
Межамериканский суд по правам человека Межамериканский суд http://corteidh-oea.nu.or.cr/ci/home_ing.htm
Межамериканская комиссия по правам человека Межамериканская комиссия http://www.cidh.oas.org/commission.htm
Африканская комиссия по правам человека Африканская комиссия Перечень материалов ограничен: http://www1.umn.edu/humanrts/africa/comision.html

4. Справочные материалы

Наиболее авторитетной интерпретацией положений Международного Пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) является монография Манфреда Новака U.N. Covenant on Civil and Political Rights, CCPR Commentary, N.P. Engel, Kehl-Strasbourg-Arlington, 1993 ("Комментарий Новака"). Более подробные данные по этому вопросу содержатся в "Руководстве по обеспечению справедливого судебного разбирательства" (Fair Trials Manual), изданном в 1999 г. организацией "Международная амнистия" (http://www.amnesty.org/ailib/themes/fairtria.htm).

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Доклад Президента Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном 13-летию Конституции Республики Узбекистан «Человек, его права и свободы, интересы – высшая ценность» //Народное слово, 2005. 8 декабря.
2. "Международный Пакт о гражданских и политических правах", Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2200 А (XXI), 16 декабря 1966 г.
3. Проект Третьего протокола МПГПП, "Всемерное обеспечение права на справедливое судебное разбирательство", Приложение I: "Утверждение справедливости и права задержанных, право на справедливое судебное слушание: признание прав задержанных и меры по совершенствованию судебного процесса". Итоговый отчет подкомиссии по предотвращению дискриминационных действий и защите меньшинств Комиссии по правам человека. 46 сессия. E/CN.4/Sub.2/1994/24, 3 июня 1994 г. [далее упоминается как "Итоговый отчет"],стр.59.
4. Исмаилов Б.И. Международные стандарты личных прав человека и национальное законодательство Республики Узбекистан (проблемы взаимодействия и имплементации). -Т.: Изд. Центра правового просвещения при ТГЮИ, 2000.-116 с.
5. Исмаилов Б.И. Права человека на справедливый суд и его обеспечение законодательством Республики Узбекистан //Демократизация и права человека.-2006.-№ 1.-С.111-114.
6. Dominic McGoldrick, The Human Rights Committee, Its Role in the Development of the International Covenant on Civil and Political Rights) (Clarendon Press, Oxford: 1994), стр. 415.
7. "Руководство для наблюдателей ICJ на судебных слушаниях" (Guidelines for ICJ Observers to Trials) (ICJ, Geneva: 1978).
8. Manfred Nowak, U.N. Covenant on Civil and Political Rights, CCPR Commentary) (N.P. Engel, Arlington: 1993) [в дальнейшем упоминается как "Комментарий Новака"], стр. 244.
9. Fox, Campbell and Hartley (18/1989/178/234-236), 30 августа 1990 г., пункт 40).
10. http://www.unhchr.ch/html/intlinst.htm.


РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Основные направления дальнейшего углубления демократических преобразований и формирования основ гражданского общества в Узбекистане»/Доклад Президента И.Каримова на девятой сессии Олий Мажлиса.-Т.:Узбекистан,2002.-80с.
2. Каримов И.А. Наша главная цель – демократизация и обновление общества, реформирование и модернизация страны. Доклад на совместном заседании Законодательной палаты и Сената Олий Мажлиса Республики Узбекистан // Народное слово. – 2005. – 29 января.
3. Доклад Президента Ислама Каримова на торжественном собрании, посвященном 13-летию Конституции Республики Узбекистан «Человек, его права и свободы, интересы – высшая ценность» //Народное слово 2005. 8 декабря.
4. Действующее международное право. В 3т.Т.1.-М.:Юридическая литература, 1996. –348с.
5. Европада Хавфсизлик ва ҳамкорлик ташкилотининг инсонийлик мезонлари.-Т.:Инсон ҳуқуқлари бўйича Ўзбекистон Республикаси Миллий маркази,2002.-166б.
6. Как заставить стандарты работать. Практическое руководство по эффективному применению международных тюремных правил. -М.: Изд-во. Права человека. 1998.-206 с.
7. Международное сотрудничество в области прав человека: Док. и мат. -М. ИНФРА, 1993. –147с.
8. Международные акты о правах человека: Сб. д-ра. -М.: Норма -ИНФРА М, 1998. –752с.
9. Механизмы защиты прав человека. Сб. д-ра. // Комитет адвокатов по правам человека. -М.: ИНТЕКС,1996. -С. 92.
10. Права человека: Сб. международных договоров ООН. -Нью-Йорк. 1989. –367с.
11. Права человека. Механизм в области прав человека. Сб. д-ра. №1, Женева, Центр по правам человека. Отделения ООН, 1989. – 123с.
12. Права человека и судопроизводство. Собр. межд. д-ра. -Варшава, БДИПЧ/ОБСЕ,1998.-288с.
13. Права человека и ты. Сб. д-ра. Руководство.-Варшава: БДИПЧ/ОБСЕ,2000.-288с.
14. Права человека.-Т.:УМЭД,2001. -445с.
15. Предупреждение пыток: справочник для персонала ОБСЕ(БДИПЧ).-Варшава.: ОБСЕ(БДИПЧ),2000.-135с.
16. Смертная казнь в регионе ОБСЕ.-Варшава.:Справочник БДИПЧ(ОБСЕ),2000.-40с.
17. Узбекистан и международные договора по правам человека. Сб. д-ра. -Т.: Адолат, 1998.-615 с.
18. Ўзбекистон Республикаси ва инсон ҳуқуқлари бўйича халқаро шартномалар. Инсон ҳуқуқлари бўйича универсал шартномалар.-Т.:Адолат,2002.-270б.
19. Dос. UN.E/CN.4/35 9 February 1994. -P.14.
20. Dос. UN.E/CN.4/1997/6 January 1997. -P. 7.
21. Doc. UN. CCPR/C/SR. Resolution. 8 January 1977. -Р.10—11.
22. Amnesty International ACT 50/03/98. -Р. 21.
23. Материалы комитета против пыток. О ходе рассмотрения национального доклада Республики Узбекистан.GE. 02-42451 (R) 21.06,2002. CAT/C/53/Add.1.

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА

1. Постановление Пленума Верховного Суда от 19 июля 1996 года № 16 «О практике назначения мер уголовного наказания». //Именем закона Бюллетень Верховного суда Республики Узбекистан. -Ташкент. 1996. -№ 2.-С.60-62.
2. Постановление Пленума Верховного Суда от 22 августа 1997 года №12 «О соблюдении судами процессуального законодательства при разбирательстве уголовных дел по первой инстанции». //Именем закона Бюллетень Верховного суда Республики Узбекистан.-Ташкент. 1997.-№ 2.-С.54-60.
3. Постановление Пленума Верховного Суда от 30 апреля 1999 года «О внесении дополнений в постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан «О соблюдении судами процессуального законодательства при разбирательстве уголовных дел по первой инстанции», «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике по применению мер уголовного наказания» № 11 от 14 мая 1999г. //Именем закона Бюллетень Верховного суда Республики Узбекистан. -Ташкент. 1999. -№ 2.-С.54-60.
4. Постановление Пленума Верховного Суда от 14 апреля 1999г. «О выполнении судами Постановлении Пленума Верховного суда «О практике применения законов, обеспечивающих право на защиту» от 20 декабря 1996г. //Именем закона Бюллетень Верховного суда Республики Узбекистан. -Ташкент. 1999.-№ 1.-С.44-50.
5. Постановление Пленума Верховного Суда от 14 июня 2002г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые постановления Пленума Верховного суда Республики Узбекистан в связи с либерализацией уголовных наказаний». // Именем закона Бюллетень Верховного суда Республики Узбекистан. -Ташкент. 2002. -№ 2.-С.54-60.
6. Постановление Пленума Верховного Суда от 24 сентября 2004г. № 12 «Об отдельных вопросах применения уголовно-процессуального законодательства относительно применимости доказательств»),//Куч адолатда 8 октября 2004г.-С.3.
7. Постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 03.02.2006 г. N 1 "О практике назначения судами уголовного наказания".
8. Постановление Пленума Верховного суда Республики Узбекистан от 03.02.2006 г. N 2 "О практике рассмотрения судами уголовных дел в апелляционном порядке".







Комментарии:

Последние скандалы:

Загрузка...


© Минская коллекция рефератов



Будьте внимательны!ИНФОРМАЦИЯ ПО РЕФЕРАТУ:

СТУДЕНТАМ! Уважаемые пользователи нашей Коллекции! Мы напоминаем, что наша коллекция общедоступная. Поэтому может случиться так, что ваш одногруппник также нашел эту работу. Поэтому при использовании данного реферата будьте осторожны. Постарайтесь написать свой - оригинальный и интересный реферат или курсовую работу. Только так вы получите высокую оценку и повысите свои знания.

Если у вас возникнут затруднения - обратитесь в нашу Службу заказа рефератов. Наши опытные специалисты-профессионалы точно и в срок напишут работу любой сложности: от диссертации до реферата. Прочитав такую качественную и полностью готовую к сдаче работу (написанную на основе последних литературных источников) и поработав с ней, вы также повысите ваш образовательный уровень и сэкономите ваше драгоценное время! Ссылки на сайт нашей службы вы можете найти в левом большом меню.

ВЕБ-ИЗДАТЕЛЯМ! Копирование данной работы на другие Интернет-сайты возможно, но с разрешения администрации сайта! Если вы желаете скопировать данную информацию, пожалуйста, обратитесь к администраторам Library.by. Скорее всего, мы любезно разрешим перепечатать необходимый вам текст с маленькими условиями! Любое иное копирование информации незаконно.




Флаг Беларуси Поиск по БЕЛОРУССКИМ рефератам


ДАЛЕЕ выбор читателей



Канал LIBRARY.BY в VK Мы в Одноклассниках Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY)