ПОЛИТИКА



МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН


МИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
УНИВЕРСИТЕТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И ДИПЛОМАТИИ

На правах рукописи
УДК 341.2 (571). 340.5.


ИСМАИЛОВ БАХОДИР ИСЛАМОВИЧ

МЕЖДУНАРОДНЫЕ СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ЛИЧНЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И НАЦИОНАЛЬНОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН
(ПРОБЛЕМЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ И ИМПЛЕМЕНТАЦИИ)



12.00.10 - Международное право

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание учёной степени
доктора юридических наук



ТАШКЕНТ – 2006

Диссертация выполнена на кафедре ЮНЕСКО по правам человека, демократии, мира, толерантности и международному взаимопониманию Университета мировой экономики и дипломатии Министерства иностранных дел Республики Узбекистан и кафедре Международно-правовых дисциплин и прав человека Республиканского центра повышения квалификации юристов Министерства юстиции Республики Узбекистан.


Научный консультант: Доктор юридических наук,
профессор А. Х. Саидов


Официальные оппоненты:

Доктор юридических наук
Маткаримова Гульчехра Абдусаматовна

Доктор юридических наук, профессор Рахманов Аъзамжон Режепович

Доктор юридических наук Умарахунов Иркин Мирзахидович
Ведущая организация: Институт философии и права им. И.М. Муминова АН Республики Узбекистан.


Защита диссертации состоится «____»_______________2006 года в «___» часов на заседании Специализированного совета Д.005.15.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора (кандидата) наук в Университете мировой экономики и дипломатии Министерства иностранных дел Республики Узбекистан по адресу: 100047, Ташкент, ул. Буюк ипак йули 54.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Университета мировой экономики и дипломатии Министерства иностранных дел Республики Узбекистан (100047, Ташкент, ул. Буюк ипак йули 54.)


Автореферат разослан " " 2006 г.


Учёный секретарь
Специализированного совета,
к.п.н. М.М. Баходиров





1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность исследования. С обретением государственной независимости Узбекистан встал на путь демократизации различных сторон общественно-политической жизни. Мировая практика показывает, что демократизация общества невозможна без действенной защиты и реального обеспечения основных прав и свобод человека. Республика Узбекистан проводит политику, направленную на реальное обеспечение прав человека, как конституционную основу обновления и прогресса.
В своем докладе на торжественном собрании, посвященном 13-летию Конституции Республики Узбекистан, Президент И.А. Каримов отметил: «Сегодня размышляя о Конституции, ее содержании и основных принципах, считаю уместным еще раз обратить внимание на то, что в Основном Законе закреплена приоритетность интересов личности над государственными, что человек, его права и свободы, интересы являются наивысшими ценностями.
Чрезвычайно важно не только определение этого принципиального требования в законах и правовых нормах, но и постоянная реализация его на практике» .
В современном мире систему международно-правовых договоров в области прав человека и гражданина составляют более чем 1000 документов. Подавляющее большинство из них составляют международно-правовые документы ООН. Помимо универсальной, активно формируется региональная система обеспечения и защиты прав человека. Наиболее развитыми сегодня являются Европейская, Американская и Африканская системы защиты прав человека.
На сегодняшний день Республика Узбекистан ратифицировала более чем 60 международно-правовых документов в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека. В соответствии с общепринятой практикой каждое государство, ратифицировавшее международно-правовой документ, обязано включить его нормы в своё национальное законодательство. С ратификацией Республикой Узбекистан основных документов в области защиты прав человека, нормы международного права стали поэтапно имплементироваться в национальную правовую систему. В результате чего пересматривается блок законов и подзаконных актов на предмет приведения его к требованиям общепризнанных принципов и норм международного права.
В то же время в сфере обеспечения и защиты прав человека и в особенности личных прав и свобод, наряду с достигнутыми успехами, имеются и проблемы. В свою очередь, наличие проблем в значительной степени обусловлено слабой теоретической исследованностью процесса имплементации международных стандартов прав человека. К числу таких проблем относятся: состояние и динамика процессов имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека, а именно: разграничение личных (гражданских, индивидуальных, неотъемлемых) прав и свобод человека; генезис правовой регламентации личных прав и свобод на международном, региональном и национальном уровнях; особенности международно-правовой регламентации права на жизнь, права на свободу и личную неприкосновенность, права на защиту чести и достоинства, права на неприкосновенность частной жизни, права на справедливый суд и презумпцию невиновности, права на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания; свобода мысли, слова, убеждений; свобода совести и вероисповедания; теоретические и практические аспекты имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод в современных условиях; определение роли и значения имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод в процессе формирования в Узбекистане гражданского общества; сравнительно-правовое исследование опыта демократических стран в сфере имплементации международно-правовых стандартов прав и свобод человека.
Опыт большинства демократических государств показывает, что без создания на национальном уровне эффективного механизма обеспечения и защиты прав человека и в особенности, прав и свобод так называемого первого поколения, невозможно формирование справедливого гражданского общества и демократического правового государства. Реальное обеспечение личных прав и свобод путём имплементации международно-правовых стандартов прав и свобод человека является предпосылкой устойчивого и динамичного развития любого государства.
Необходимость теоретической разработки основ правового регулирования имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство предопределила выбор автором темы диссертационного исследования и его актуальность.
Степень изученности проблемы. Существенным фактором, определяющим актуальность данного исследования, является современное состояние научной разработки проблемы в юридической науке.
В юридической литературе ряда зарубежных стран уделяется значительное внимание историческим, политическим, правовым аспектам, идеологическим проблемам имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека. Можно назвать работы таких учёных, как И.Акира, Д. Анцилотти, Д. Барри, А.Блюд, Я.Браунмай, Х.Бёрнс, Э Брэдли, А. С. Бюргенталь, Д.Гомиен, Г. Джонсон, Ф. Джессеп, М.Дженис, Я.Драгонец, Т. Черони, Г. Трипель, В. Кауфман, С.Колливер, Г. Кельзен, Ф. Куинн, Р. Кей, Дж.Кин, Г. Лаутерпахт, Д.Ласор, Ж.П.Лауэр, Д. Макбрайд, М. Макдугал, Ж.Г.Меррилис, Р. А. Мюллерсон, Л. Оппенгейм, Ж.Ореа, М. Райзман, П. Райдонов, П.Ричард, А.Н. Робертсон, Ш. Руссо, Ж. Ссель, В.Стерн, С.П.Синда, А. Фердрос, Д.П.Форсайт, Т.К. Хартли, У.Шаба, А.Шайо, В.Желтман, Н.Жернер, А.Жирарде, А. Цорн, Л. Зегвельд и др .
В последние годы данная проблема стала объектом пристального внимания и учёных из государств СНГ, в качестве примера можно представить труды Е.Б.Аграновской, К.В. Акименко, К.И. Батыра, И. П. Блищенко, М.Бобина, Л.В. Бойцовой, В.В.Бойцовой, А.С. Гавердовского, О.А.Галустьян, А.В.Гурского, Г.Даниленко, Н.Г.Дорониной, А.К.Зыбайло, Е.А.Лукашевой, И. И. Лукашука, Г.П. Лупарева, Б.Г. Манова, И.Л. Марогуловой, Н. В. Миронова, А.А.Мишина, А.П. Мовчана, В.С. Нерсесянца, Я.А. Островского, Л.В. Павловой, М.А. Пешкова, И.Л.Петрухина, С.В.Полениной, И.В. Ростовщикова, М.А.Сарсенбаева, Ю.А. Тихомирова, В.А.Туманова, В.Ю. Калугина, В.А. Карташкина, Е.Т.Усенко, Н.Ю. Хаманевой, С.В. Черниченко, М.Л.Энтина, А.М. Эрделевского и др.
Обретение Узбекистаном государственной независимости повысило интерес к вопросам взаимодействия национального права с международным. В Узбекистане различные стороны проблемы, в особенности общетеоретические вопросы защиты прав человека, их места и роли в демократическом обществе, стали объектом пристального внимания ученых-юристов страны - Г.Абдумаджидова, Г.А.Ахмедова, Х.Б.Бабаева, Ф.Х.Бакаевой, М.Ю. Гасанова, А.Б.Гафурова, З.Х.Гулямова, З.М.Исламова, Р.К. Каюмова, Г.А. Маткаримовой, М.М.Мирхамидова, Б.А.Миренского, И.И. Насриева, Э.Х. Норбутаева, Х.Т.Одилкариева, И.Б.Закирова, Б.Х.Пулатова, Ю.С. Пулатова, К.К. Рашидова, Х.Р. Рахманкулова, А.Р. Рахмонова, Ф.Х. Рахимова, М.Х.Рустамбаева, А.Х. Саидова, Л.А.Саидовой, А.Х.Саттарова, У.Т. Таджиханова, А.С.Турсунова, И.Т.Тультеева, Т.А. Умарова, Ш.З. Уразаева, М.М. Файзиева, О.Т.Хусанова, Ш.Ш.Шорахметова, Г.Юлдашевой, А.Т. Юнусовой, А.С.Якубова и др. Причём лишь в той мере, в какой этого требовали интересы освещаемых ими специальных тем.
Так в работе профессора З.М. Исламова «Проблема власти: её понимание, назначение, социальная ценность» рассматриваются теоретические аспекты обеспечения прав и свобод человека в системе законодательной, исполнительной и судебной власти.
В монографии И.М. Умарохунова «Международная договорно-правовая практика Республики Узбекистан» был исследован комплекс вопросов в сфере заключения и исполнения международных договоров Республики Узбекистан.
В диссертационном исследовании Л.А. Саидовой «Дипломатическое право в Узбекистане: проблемы теории и практики" был рассмотрен ряд научно-теоретических аспектов конституционно-правового механизма внешней политики Республики Узбекистан, теоретические проблемы соотношения норм международного и национального права.
В диссертации А.Х. Саттарова «Теория прав человека и актуальные проблемы защиты прав человека в деятельности органов внутренних дел» рассматривались проблемы обеспечения и защиты прав человека в деятельности органов внутренних дел (обеспечения и защиты прав человека в процессе административной деятельности, дознания, предварительного следствия, исполнения наказания, при рассмотрении жалоб и обращений граждан) .
В диссертации Б.Х. Пулатова «Теоретические и практические проблемы и пути совершенствования законодательного регулирования участия прокурора при рассмотрении уголовных дел в судах» исследовались некоторые аспекты совершенствования национального уголовного законодательства с учётом международно-правовых стандартов в сфере прав человека и осуществления уголовного судопроизводства.
В диссертации Г.А. Маткаримовой «Международное право и правовая система Республики Узбекистан: Взаимосвязь и взаимовлияние» исследовались проблемы взаимовлияния и взаимосвязи норм международного права и национального права.
Отдельные аспекты взаимоотношения норм международного права и национального законодательства по правам человека исследовались в диссертации А.Б. Гафурова «Взаимоотношение норм международного права и национального законодательства по правам человека (проблемы теории и практики)» .
Более детально проблемы имплементации международно-правовых норм в сфере защиты прав человека, в особенности правовой институт имплементации как таковой, были исследованы в диссертации Г. Юлдашевой «Имплементация международно-правовых норм по правам человека в национальное законодательство Республики Узбекистан» .
В диссертации М.А. Хамидовой «Гарантии прав и свобод человека в Республике Узбекистан (проблемы теории и практики)» исследовались теоретические вопросы гарантирования основных прав и свобод человека, генезис национальной системы защиты прав человека.
Отдельные вопросы правовой регламентации прав человека в сфере гражданско-правовых отношений и в международном частном праве были исследованы в диссертациях И.И. Насриева и Т.А.Умарова .
Различные аспекты государственно-правовой регламентации свободы совести в Республике Узбекистан были исследованы в диссертации А.Т. Юнусовой «Развитие государственно-правового регулирования свободы совести» . Вместе с тем, следует отметить, что отдельных исследований, объектом которых является имплементация международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека, вариантов активизации практической работы в данной области, научно-теоретических и практических проблем в сфере обеспечения и защиты прав человека, опыте имплементации международных стандартов прав и свобод человека развитых демократических государств в узбекской правовой науке пока недостаточно.
Исследования в данной сфере носят преимущественно отраслевой характер и проводятся в рамках теории государства и права, конституционного, уголовного, гражданского, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права. Вместе с тем, комплексного исследования проблемы имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека, с позиций международного права, не проводилось. В этой связи следует констатировать, что среди специалистов по международному праву нет единого мнения о месте и роли международного права прав человека в системе международного права. Так, если в учебнике профессора А.Х. Саидова «Хал=аро щу=у=» международное право прав человека рассматривается в качестве самостоятельной отрасли, то в учебниках профессора Х.Т.Адылкариева и Б.Э.Очилова «Щозирги замон хал=аро щу=у=и» и А.Маматкулова «Хал=аро щу=у=» оно в качестве самостоятельной отрасли не упоминается.
Чтобы восполнить пробел в данной области, определить основные проблемы имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство и проведено данное исследование.
Цель и задачи исследования. Целью диссертации является теоретическое исследование юридической природы и особенностей имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан, выявление научно-теоретических и практических аспектов проблемы, выявление основных исторических и теоретических предпосылок их становления. При этом особый акцент делается на то, чтобы выйти за рамки прежних стереотипов, подойти к проблеме с практической точки зрения.
Исходя из поставленной цели, определены следующие задачи:
- осуществить анализ появления и развития института, личных прав и свобод человека в системе международно-правовых актов, определить понятие личных прав, их структуру;
- выявить степень соответствия отечественного законодательства общепринятым стандартам в сфере личных прав и свобод человека;
- проанализировать процесс внедрения в правовую систему Узбекистана основополагающих норм и принципов международного права, прав человека, выявить имеющиеся в данном процессе проблемы и предложить варианты их решения;
- исследовать теорию и практику имплементации международных стандартов, закрепляющих основные личные права и свободы человека, в национальное законодательство Республики Узбекистан;
- провести сравнительно-правовое исследование опыта ряда демократических государств по наиболее полному имплементированию международно-правовых документов в сфере регламентации личных прав и свобод человека в национальное законодательство;
- выделить основные исторические и теоретические предпосылки становления и развития личных прав и свобод;
- показать особую значимость имплементации международно-правовых стандартов основных личных прав и свобод как одного из важнейших условий проведения демократических реформ и построения гражданского общества;
- рассмотреть ряд теоретических вопросов, оказывающих как прямое, так и косвенное воздействие на проблему наиболее полного обеспечения личных прав и свобод человека в Узбекистане;
- предложить конкретные, практические рекомендации, направленные на интенсификацию в сфере правового регулирования имплементации международно-правовых стандартов в сфере прав человека;
- вынести на обсуждение научной общественности проблемы, назревшие в сфере обеспечения, защиты и правовой регламентации, личных прав и свобод человека, как в Узбекистане, так и за рубежом.
Объектом диссертационного исследования является рассмотрение общих черт и характерных особенностей процесса имплементации международно-правовых стандартов основных личных прав и свобод человека в систему национального законодательства, механизма и системы гарантий прав и свобод человека в Республике Узбекистан, его основных составляющих, основных подходов к данному вопросу, структуру и содержание указанных прав и свобод.
Предметом исследования является институт имплементации международных стандартов личных прав человека в национальное законодательство Республики Узбекистан, процесс его становления и развития в ряде стран мира, теория и практика, накопленные в данной области правового регулирования, современное состояние и перспективы развития правозащитных институтов в Республике, отечественное и иностранное законодательство.
Научная новизна исследования состоит в том, что:
- впервые в отечественной юридической литературе проводится научное исследование теоретических и практических аспектов имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан;
- исследование проблемы осуществляется в условиях формирования в Узбекистане правовых основ гражданского общества в соответствии с общепринятой практикой демократических государств;
- теоретические и практические аспекты имплементации международных стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан исследуются сквозь призму эмпирического опыта развитых демократических стран и современной системы Международного права прав человека;
- на основе системно-логического анализа научной литературы, нормативно-правового материала и правоприменительной практики как национальной, так и зарубежной выработана авторская концепция интенсификации научно-теоретических исследований в данной сфере правового регулирования;
- в работе подробно исследована система правового регулирования и процесса имплементации международных стандартов основных личных прав и свобод, основные этапы её формирования, в исследовании выявлены основные правовые, политические и исторические предпосылки их разработки и регламентации, представлены практические предложения по совершенствованию системы правовых гарантий личных прав и свобод человека в Республике.
Автором акцентируется внимание на стратегических направлениях совершенствования системы защиты личных прав и свобод человека, как в международном, так и национальном праве, формулируются конкретные предложения, направленные на реализацию требований общепризнанных принципов и норм международного права, конвенционных органов ООН, касающихся проблемы обеспечения прав человека.
Научная и практическая значимость исследования
В диссертации разработаны теоретические положения, совокупность которых можно квалифицировать как новое крупное достижение в развитии перспективного направления в юридической науке Узбекистана.
Научная новизна работы состоит в том, что диссертация является первым в отечественной юридической науке специальным комплексным исследованием различных аспектов взаимодействия и имплементации международных стандартов в области личных прав и свобод человека и национального законодательства Республики Узбекистан.
Научная значимость исследования подтверждается тем, что данная работа:
• во-первых, значительно расширяет научные представления о роли и месте современного Международного права прав человека в системе Международного публичного права, современной системе международных контрольных механизмов ООН в сфере прав человека, Международных стандартах в сфере уголовного правосудия и исполнения наказаний, международных стандартах личных прав и свобод человека, особенностях их формирования и развития, современной структуре и содержании неотъемлемых прав и свобод человека, специфических особенностях имплементации их в систему национального законодательства Республики Узбекистан;
• во-вторых, на основе обширного научно-теоретического и эмпирического материала по данной теме обогащает теорию и правоприменительную практику в сфере международного публичного права (универсальные и региональные системы защиты прав и свобод человека, конвенционные механизмы защиты прав и свобод человека, особенности имплементации конкретных прав и свобод человека и др.), системы подготовки и отчётности по международно-правовым обязательствам Республики Узбекистан в сфере обеспечения и защиты прав и свобод человека;
• в-третьих, вводит в научный оборот понятия: международные стандарты личных прав и свобод человека, международные конвенционные механизмы, система международно-правовых конвенционных актов ООН, универсальные и региональные стандарты общепринятых прав и свобод человека, дуалистическая и монистические концепции соотношения международного и национального права, теории культурного релятивизма, национальный механизм внесудебной защиты прав и свобод человека, гражданские права и свободы, право на компенсацию, право на имя, искусственное зачатие, операции по смене пола, изменению внешности, медицинские эксперименты над человеком, эвтаназия, клонирование человека, суррогатное материнство, трансплантация органов и тканей, Программа борьбы с бедностью, Программа планирования семьи, программа защиты свидетелей, сделки о признании вины, суд присяжных, ювенальная юстиция, правила Миранды, новые религиозные движения, hate speech;
• в-четвёртых, открывает новое научное направление исследований в сфере правового регулирования практической имплементации международных стандартов личных прав и свобод человека, совершенствования национального механизма обеспечения и защиты прав и свобод человека.
Практическая значимость исследования состоит в возможности использования выводов и предложений диссертации:
1) в правотворческой деятельности при подготовке нормативно-правовых актов, совершенствовании действующего законодательства в сфере обеспечения и защиты прав человека в Республике Узбекистан;
2) в совершенствовании деятельности органов государственной власти и управления, правоохранительных органов по обеспечению прав и свобод человека;
3) в процессе повышения уровня правовой культуры государственных служащих, сотрудников правоохранительных органов и населения;
4) при подготовке и преподавании курсов «Международное право прав человека», «Международное публичное право», «Теория права и государства», спецкурсов «Общая теория прав человека», «Права человека и деятельность органов внутренних дел», «Национальное законодательство Республики Узбекистан и международные стандарты прав человека», «Правовые системы современности» и др. в высших и средних юридических учебных заведениях;
5) в научно-исследовательской работе по актуальным проблемам международного и национального права, общей теории прав человека.
Теоретическая и методологическая основа исследования. Методологическую основу исследования составили общефилософские и теоретико-правовые методы познания социально-правовых явлений. В ходе исследования широко использовались правила и приёмы системно-структурного подхода. В процессе диссертационного исследования для выделения основных аспектов проблемы были использованы методы исторического, социологического, системного и сравнительного исследования.
Ориентиры исследования были определены идеями и положениями фундаментальных произведений Президента Республики Узбекистан ¬И.А. Каримова. Важное методологическое значение имели выступления Президента нашего государства на 48-й и 50-й сессиях Генеральной Ассамблеи ООН в 1993 и 1995 гг., «Саммите тысячелетия» 2000 г.
В целях более глубокого исследования исторических корней и духовно философских основ становления и развития учения о правах и свободах человека, их месте и значении в обществе, широко использованы труды таких известных учёных и мыслителей: Ф. Бекон, Ч. Беккария, Ч. Ломброзо, Вольтер, Г.В. Гегель, Абу Наср Фаробий, И. Кант, Дж. Локк, Ш.Л. Монтескье, Ж.Ж. Руссо и др.
Теоретические выводы работы основываются на анализе универсальных и региональных международно-правовых актов в сфере обеспечения прав и свобод человека, таких как Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г., Конвенций ООН «О статусе беженцев» от 28 июля 1951 г., «О ликвидации всех форм расовой дискриминации» от 21 декабря 1965 г., «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» от 18 декабря 1979 г., «Против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 10 декабря 1984 г., «О правах ребенка» от 20 ноября 1989 г. и дополнительные протоколы к ним; международно-правовые акты рекомендательного характера, закрепившие личные права и свободы человека.
В работе исследуются и нормативно-правовые акты, регламентирующие защиту человека, его личных прав и свобод на национальном уровне, а именно: Конституция Республики Узбекистан, конституционные законы Республики Узбекистан, Гражданский, Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Республики Узбекистан, Законы «Об уполномоченном по правам человека Олий Мажлиса Республики Узбекистан», «О телекоммуникациях», «О средствах массовой информации», «О Конституционном суде Республики Узбекистан», «Об информатизации», «О прокуратуре», «О международных договорах», «Об охране здоровья граждан», «О защите государственных секретов», «О связи», «Об обращениях граждан», «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», «О свободе совести и религиозных организациях», «О свободе доступа к информации», «О судах», «Об адвокатуре», «О гарантиях адвокатской деятельности и социальной защите адвокатов», «О защите профессиональной деятельности журналиста», Указ Президента Республики Узбекистан от 1 августа 2005 г. «Об отмене смертной казни в Республике Узбекистан», Указ Президента Республики Узбекистан от 8 августа 2005 г. «О передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу», Распоряжение Президента Республики Узбекистан «О дополнительных мерах по подготовке законодательных, нормативно-правовых актов, подлежащих принятию в связи с отменой смертной казни в Республике Узбекистан» от 29 июня 2006 г. и целый ряд других нормативных актов Республики. Применительно к теме изучена и использована юридическая, философская, экономическая, историческая и социологическая литература, посвященная общим проблемам защиты прав человека.
В сравнительно-правовом аспекте исследовано отраслевое законодательство ряда зарубежных стран (Австрии, Австралийского Союза, Болгарии, Великобритании, Венгрии, Греции, Государства Израиль, Дании, Канады, Италии, Ирана, Испании, Литвы, Нидерландов, Румынии, Северной Ирландии, Словакии, Словении, США, ФРГ, Франции, Чехии, государств-членов СНГ - Беларусь, Россия, Казахстан, Кыргызстан).
В работе использованы материалы и документы ГА ООН, конвенционных комитетов ООН (Рекомендации Комитета по правам человека, Комитета по правам ребёнка, Комитета против пыток по Национальным докладам Республики Узбекистан, Рекомендации специального докладчика по пыткам), ПРОООН, ЕС, Европейского и Межамериканского судов по правам человека, ОБСЕ и других международных организаций, тексты международных договоров.
Связь диссертационной работы с тематическими планами НИР.
Тема диссертационной работы входит в тематические планы научно исследовательских работ Университета мировой экономики и дипломатии Министерства иностранных дел Республики Узбекистан и Республиканского центра повышения квалификации юристов Министерства юстиции Республики Узбекистан. Тема диссертации утверждена на заседании Учёного совета УМЭД 3 марта 2001 г. Протокол № 7.
Реализация результатов исследования достигнута тем, что основные положения диссертации были использованы при составлении учебных программ по курсам «Международное право», «Права человека» и «Общая теория прав человека» для слушателей Республиканского центра повышения квалификации юристов Министерства юстиции Республики Узбекистан, Академии МВД Республики Узбекистан, Академии государственного и общественного строительства при Президенте Республики Узбекистан. Предложения по интенсификации внедрения международно-правовых стандартов в сфере личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан были представлены в Институт стратегических и межрегиональных исследований при Президенте Республики Узбекистан.
Материалы исследования были использованы в ходе проведения тренингов «Правовые основы системы ювенальной юстиции» организованных представительством ЮНИСЕФ в Республике Узбекистан (Андижан, Асака, Бухара, Боз, Гулистан, Джизак, Навои, Наманган, Самарканд, Сырдарья, Ташкент, Термез, Ургенч, Фергана, Хива, Нукус – 2000-2003гг.).
Автор принимал непосредственное участие в подготовке Национальных докладов Республики Узбекистан по выполнению положений «Международного пакта о гражданских и политических правах», «Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах», «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания», «О правах ребёнка», «О предотвращении всех форм дискриминации в отношении женщин» в 1998-2001гг.
Положения диссертации использовались автором при чтении курсов «Права человека» для слушателей Академии государственного и общественного строительства при Президенте Республики Узбекистан; «Общая теория прав человека» и «Права человека и деятельность органов внутренних дел» для слушателей Факультета подготовки руководящего состава Академии МВД Республики Узбекистан; «Международно-правовые стандарты правосудия и национальное законодательство Республики Узбекистан» для слушателей Республиканского центра повышения квалификации юристов Министерства юстиции Республики Узбекистан; «Международное сотрудничество в сфере прав человека» для магистрантов Университета мировой экономики и дипломатии Министерства иностранных дел Республики Узбекистан.
Апробация результатов исследования проводилась на кафедре ЮНЕСКО по правам человека, демократии, толерантности и международному взаимопониманию Университета мировой экономики и дипломатии Министерства иностранных дел Республики Узбекистан и кафедре Международно-правовых дисциплин и прав человека Республиканского центра повышения квалификации юристов Министерства юстиции Республики Узбекистан.
Практические рекомендации Б.И. Исмаилова были использованы в процессе подготовки Национальных докладов Республики Узбекистан по выполнению положений «Международного пакта о гражданских и политических правах», «Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах», «Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания», «Конвенции о правах ребёнка», «Конвенции о предотвращении всех форм дискриминации в отношении женщин», «Международной конвенции о предотвращении всех форм расовой дискриминации», а также в ходе обсуждения законодательных актов «О судах», «О прокуратуре», «О психиатрической помощи» и др.
Выводы и предложения Исмаилова Б.И. используются в процессе пропаганды содержания Указа Президента Республики Узбекистан от 1 августа 2005 г. «Об отмене смертной казни в Республике Узбекистан», Указа Президента Республики Узбекистан от 8 августа 2005 г. «О передаче судам права выдачи санкции на заключение под стражу» среди населения.
Теоретические выводы диссертанта использованы в процессе подготовки специальных курсов: «Хал=аро оммавий щу=у=», «Инсон щу=у=лари умумий назарияси», «Ызбекистон Республикасида инсон щу=у=ларини щимоя =илишнинг миллий механизми», «Хал=аро гуманитар щу=у=», «Инсоннинг одил судловга былган щу=у=ининг хал=аро андозалари», «Ызбекистон Республикасида инсон щу=у=ларини щимоя =илишнинг миллий механизми» читаемых в Республиканском центре повышения квалификации юристов Министерства юстиции Республики Узбекистан, разработке ресурсного пакета ЮНИСЕФ и Европейской комиссии по правам ребёнка.
Диссертация прошла обсуждение на научно-теоретических семинарах в Центре проблем укрепления законности и повышения квалификации прокурорско-следственных кадров Генеральной Прокуратуры Республики Узбекистан, на Юридическом факультете СамГУ им А.Навоий, в Институте мониторинга действующего законодательства при Олий Мажлисе Республики Узбекистан, на Проблемном Совете ТГЮИ по специальности 12.00.10 – Международное право.
Основные теоретические выводы диссертации прошли апробацию на научно-практических конференциях: «Международные стандарты прав человека и проблемы их имплементации в государствах Центральной Азии» (Бишкек, 1998г.), «Проблемы имплементации норм международного гуманитарного права в национальное законодательство стран СНГ» (Ашгабат, 1999г.), «Проблемы международно-правового сотрудничества Республики Узбекистан в борьбе с организованной преступностью и терроризмом» (Экстремизм, терроризм, гурущий ва уюшган жиноятчиликга =арши кураш муаммолари) (Ташкент, 1999г.), «Проблемы имплементации норм международного гуманитарного права в национальное законодательство Республики Узбекистан» (Вооруженные силы в демократическом обществе) (Ташкент, 1999 г.), Альтернативы тюремному заключению (Алматы, 1999 г.), «Правовая регламентация прав меньшинств» (Минск, 2000 г.), «Права человека в Конституционном праве стран Восточной Европы» (Будапешт, 2000 г.), «Мониторинг соблюдения прав человека в регионе ОБСЕ» (Ташкент-Самарканд, 2000-2001г.), «Правовые основы системы ювенальной юстиции» (Ташкент, 2001г.), «Методика проведения тренингов по Конвенции о правах ребёнка» (Ташкент, 2001г.), «Право Европейских Сообществ» (Алматы, 2001г.), «Международные стандарты уголовного правосудия и ОБСЕ» (Ташкент 2003г.), «Инсон щу=у=ларини щимоя =илишда прокурор назоратининг ырни ва мощияти: назария ва амалиёт» (Ташкент, 2003г.), «Альтернативы уголовному преследованию и защита прав человека в Центральной Азии» (Алматы, 2004г.), «Инсон щу=у=ларини таъминлаш адолатли жамиятнинг бош мезонидир» (Ташкент, 2004г.), Вопросы совершенствования национального законодательства в связи с отменой смертной казни и введения института судебного санкционирования ареста (Ташкент, 2005г.), «Теоретические аспекты имплементации норм международного права» (Ташкент, 2006г.).
Опубликованность результатов. Основные научные результаты диссертации нашли отражение в монографии, учебном пособии и 37 научных статьях.
Исходя из целей и задач, поставленных автором, была определена структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, включающих одиннадцать параграфов, заключения и списка использованной литературы. Общий объём работы - 344 машинописных страниц. Общее число использованных источников – 470.


2. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во ВВЕДЕНИИ обосновывается актуальность темы, цель и задачи исследования, анализируется степень её разработанности, определяются методологические и теоретические основы, характеризуются объект и предмет, цель, задачи, устанавливаются оценки и критерии новизны и излагаются основные положения, выносимые на защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость выводов и рекомендаций, степень их апробации, приводится структура диссертации.
В первой главе диссертации - «Международно-правовые стандарты в сфере защиты личных прав и свобод человека: теоретические аспекты их имплементации в национальное законодательство Республики Узбекистан» – определяется место и роль личных прав и свобод в системе международного права прав человека, в системе международных универсальных и региональных документов о правах человека, рассматриваются теоретические и практические проблемы имплементации международно-правовых стандартов прав человека в национальное законодательство Республики Узбекистан.
В первом параграфе – «Место и роль личных прав и свобод человека в системе Международного права прав человека» - рассматриваются возникновение и развитие института прав человека в международном и национальном праве, генезис идей о правах человека в истории политико-правовой мысли.
Процесс развития демократического общества в значительной мере зависит от объёма прав и свобод личности, определяющих её социально-правовой статус, обеспечивающих характер жизнедеятельности, взаимосвязи и взаимодействия индивидов в обществе. Именно поэтому проблема обеспечения и защиты прав человека на всём протяжении истории человеческой цивилизации была предметом острых дискуссий и каждая ступень эволюции общества была шагом на пути обретения и расширения подлинной свободы.
Огромный вклад в формирование естественно-правовой концепции прав человека внесли философы-просветители XVI—XVIII вв.: Д. Локк, В. Пэйн и Т. Джефферсон, Ж.Ж.Руссо, Ш.Л.Монтескье, Вольтер, Г. Гроций. Их идеи, касающиеся равенства людей, неотчуждаемости таких прав, как право на жизнь, свободу и безопасность, которыми они наделены от рождения, получили закрепление в конституционном и ином законодательстве периода буржуазных революций и становления национальных государств.
В законодательной практике зарубежных стран личные права и свободы именуют «гражданскими», «неотчуждаемыми», «индивидуальными» или «личными», подчеркивая тем самым их первостепенное значение в формировании правового статуса гражданина, достаточно независимого от государства. Наличие в конституциях данного подхода свидетельствует о демократической и гуманистической направленности государства и его законодательства.
К примеру, в английской юридической литературе применяется термин “гражданские свободы” (civilliberties), причем он рассматривается как право каждого делать все, что он захочет, если это не противоречит закону.
Понятие «гражданские права» (privacy) весьма широко распространено в юридической теории и практике США. Так понятие «гражданские права» в США употребляется как равнозначное понятию «конституционные права».
Нередко вместо понятий «гражданин» или «граждане» зарубежные законодатели указывают на принадлежность индивидов к своей нации. В конституциях зарубежных стран встречаются выражения «все греки», «венесуэльцы», «каждый испанец», «турок» и т.д. Это связано с тем, что во многих западных странах термин «нация» используется не столько в этническом, сколько в политическом смысле, прежде всего для обозначения социальной базы государства, его человеческого воплощения. В конституциях и законодательстве таких стран понятие «национальность» указывает на государственно-правовую принадлежность индивидов и равнозначно понятию «гражданин». Доказательством тому является следующее положение Основного закона ФРГ 1949 г.: «Немцем по смыслу настоящего Основного закона является каждый, кто обладает немецким гражданством или нашел убежище в качестве беженца, перемещенного лица немецкой национальности, а также супруга или потомка одного из этих лиц на территории Германской империи в границах, существовавших на 31 декабря 1937 г.» (п. 1. ст. 116).
В ряде мусульманских стран понятие «гражданин» порой отождествляется с понятиями «мусульманин», «правоверный». Так, в Иране согласно Конституции 1979 г. правительство и правоверные обязаны относиться к не мусульманам по «исламской справедливости» и уважать их права, но только в том случае, если они «не плетут заговоров против ислама» (ст.14) .
Учитывая неоднозначное толкование термина «гражданские права», в большинстве своём включающее в себя помимо личных прав и свобод, отдельные политические и экономические права, непосредственно связанные с правовым статусом человека, а именно гражданством, предлагается разделять гражданские и личные права и свободы.
Автор, полемизируя со сторонниками различных правовых концепций, (В.М.Корельский, Г.Джонсон, М.А.Никифорова, Ф.Рудинский, Р.К.Каюмов, Е.И.Лукашева, Г.П.Лупарев, А.А.Мишин, Х.Т.Адилкариев, А.Х.Саидов, У.Таджиханов и др.) приходит к выводу, что с точки зрения правовой доктрины Узбекистана наиболее приемлемым является определение «личные права и свободы человека».
Категория личных прав и свобод характеризуется тем, что государство признает свободу личности в определенной сфере отношений, которая отдана на усмотрение индивида и не может быть объектом притязаний государства. Она обеспечивает, так называемую негативную свободу. Эти права, являясь атрибутом каждого индивида, составляют основу системы прав и свобод человека, призваны оградить человека от постороннего вмешательства, основаны на признании субъективной свободы личности, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантировать возможности индивидуального самоопределения и самореализации личности.
Во втором параграфе – «Личные права и свободы человека в системе универсальных и региональных международно-правовых документов о правах человека» - исследуются основополагающие универсальные и региональные международно-правовые документы о правах человека.
Международно-правовые документы, закрепляющие личные права и свободы человека разделяются на – Международно-правовые акты ООН о правах и свободах человека, носящие рекомендательный характер и конвенционные акты ООН о правах и свободах человека, имеющие обязательную силу.
Систему конвенционных документов ООН о правах и свободах человека, в которых получили закрепление личные права и свободы образуют: Устав ООН 1945 г., Международный пакт о гражданских и политических правах (1966г.), Конвенции ООН «О статусе беженцев» 1951 г. «О ликвидации всех форм расовой дискриминации» (1965г.), «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин» (1979г.), «Против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» (1984г.), «О правах ребенка (1989г.) и дополнительные протоколы к ним».
Особенностью конвенционных договоров в сфере прав человека является то, что в соответствии с ними произошло формирование международных контрольных органов ООН. Последние стали обязательным структурным элементом универсальной системы конвенций ООН по защите прав человека, начиная с принятия Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1965г.
Группу Международно-правовых актов ООН о правах и свободах человека, носящих рекомендательный характер, образуют Декларации, Резолюции, Воззвания, Минимальные стандарты, а также документы, принятые под эгидой специализированных учреждений ООН (ВОЗ, МОТ, ЮНИСЕФ, ЮНЕСКО и др.) в которых закреплены основополагающие принципы международного сообщества в сфере обеспечения и защиты личных прав и свобод человека. Указанные документы послужили базой для разработки и принятия системообразующих конвенционных документов о правах человека. Не детализируя структуру и содержание указанных актов отметим, что именно в них мировым сообществом были впервые апробированы принципы и нормы о правах и свободах человека, легшие в основу международных стандартов ООН, «Всеобщей декларации прав человека» от 10 декабря 1948 г., Деклараций «О правах ребёнка» от 20 ноября 1959 г., «О ликвидации всех форм расовой дискриминации» от 20 ноября 1963 г., «О ликвидации дискриминации в отношении женщин» от 7 ноября 1967 г., «О защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания» от 9 декабря 1975 г., «О ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений» от 25 ноября 1981 г. и др.
Региональные документы - Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Американская конвенция о правах человека от 22 ноября 1969 г., Африканская Хартия прав человека и народов от 26 июня 1981 г., Всеобщая Исламская декларация прав человека от 19 сентября 1981 г., Азиатско-тихоокеанская декларация человеческих прав индивидов и народов от 15 февраля 1988 г., Система актов Совета Европы, ОБСЕ и Система актов СНГ пошли гораздо дальше, конкретизировав основные права и свободы человека, предусмотрев учреждение Судов (Европейского и Межамериканского) по правам человека, имеющего право рассматривать жалобы государства на государство и индивидуальные жалобы относительно нарушения положений конвенций.
Начиная с середины 70-х г. прошлого века в рамках Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) были приняты политико-правовые акты регионального характера, содержащие нормы, направленные на обеспечение и защиту личных прав и свобод человека.
В первом документе СБСЕ — Хельсинкском Заключительном акте 1975 г. , закрепившем принцип уважения основных прав и свобод человека в качестве принципа международного права, устанавливался баланс равного взаимодействия международно-правового и национального регулирования прав человека. Государства должны «поощрять и развивать эффективное осуществление гражданских, политических, экономических, социальных, культурных и других прав и свобод. Совместно и самостоятельно действовать в соответствии с условиями и принципами Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека» .
В документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ уже утверждалась главенствующая роль международных стандартов в области прав человека. Согласно Документу любое государство имеет право «свободно выбирать и развивать в соответствии с международными стандартами в области прав человека свои политические, социальные, экономические и культурные системы и должны обеспечивать, чтобы их законы, административные правила и политика сообразовывались с их обязательствами по международному праву». Кроме того, отдельным лицам или группам, действующим от их имени, было предоставлено право «поддерживать связь с международными органами, наделенными компетенцией получать и рассматривать информацию, касающуюся утверждений о нарушении прав человека» (иными словами, право обжаловать действия государства-нарушителя).
Наконец, в Документе Московской конференции по человеческому измерению СБСЕ 1991 г. было прямо подчеркнуто, что «вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии, верховенства закона носят международный характер и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства». Таким образом, институт международной защиты прав человека был нормативно закреплён. Функции международной внутригосударственной защиты прав человека разграничивались следующим образом: на международном уровне разрабатываются международные стандарты в области прав человека и действуют контрольные органы за их соблюдением, на национальном уровне государства приводят свое законодательство в соответствие с международными стандартами и гарантируют их выполнение.
В качестве личных прав и свобод в текстах региональных документов о правах человека также закреплены: право на убежище (п.7.ст.22 Американской конвенции о правах человека, п.3 ст.12 Африканской Хартии прав человека и народов, ст. Х Всеобщей Исламской декларации прав человека, Протокол № 7 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод); право на компенсацию, право на имя (ст.10, 18, Американской конвенции о правах человека); право на справедливость (ст.IV Всеобщей Исламской декларации прав человека), право на защиту против превышения власти (ст. VI Всеобщей Исламской декларации прав человека), право быть свободным от насилия и страха, право на понимание и доверие, право на свободу и защиту от терроризма (ст.6, 14, и 15 Азиатско-тихоокеанская декларация человеческих прав индивидов и народов), право петиции (ст. 13 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), право на ответ (ст.14 Американской конвенции о правах человека).
Полемизируя со специалистами, относящими к категории личных прав право определять и указывать свою национальную принадлежность, право на пользование родным языком (А.Х.Саидов), право на сопротивление насилию, право на защиту от уголовной репрессии, право на свободное заключение брака, запрещение пыток и необычайных наказаний (А.А.Мишин), личную безопасность, свободу вероисповедания, тайну коммуникаций, право на честь, достоинство и доброе имя, свободу поселения, право на свободу информации (Г.П.Лупарев), право на собственность и наследование (У.Таджиханов, Х.Т.Адилкариев, А.Х.Саидов) и др., автор в диссертации обосновывает точку зрения об условном отнесении указанных прав и свобод к категории личных прав и свобод. Так как указанные права являются производными от конкретных экономических и социальных прав.
Третий параграф – «Теория и практика имплементации международных стандартов в сфере прав человека в национальное законодательство Республики Узбекистан» посвящён различным аспектам имплементации норм международного права в области прав человека в национальное законодательство Республики Узбекистан. В нём на основе сравнительно-правового анализа конституционных норм Беларуси, России, США, Франции, ФРГ рассматриваются основные походы к проблеме имплементации общепризнанных стандартов прав человека в национальное право. В законодательной практике Узбекистана за исключением общих норм о приоритете норм международного права, специальных норм, обязывающих реализовывать международно-правовые нормы, практически нет. Актом правительства в данной области стало Постановление Кабинета Министров Республики Узбекистан № 473 «О порядке подготовки проектов международных договоров и выполнения обязательств Республики Узбекистан по международным договорам» от 12 декабря 2000 г. в соответствии с которым определён порядок выполнения обязательств Республики Узбекистан по международным договорам.
Вследствие того, что Узбекистан является полноправным участником международного сообщества, автором обоснована необходимость более широкого использования международно-правовых норм в процессе обеспечения и защиты прав человека. Причём отмечается особая значимость данной проблемы в нынешней ситуации, когда в стране активно реализуется судебно-правовая реформа. Вместе с тем в правоприменительной практике ряда государств существует проблема прямого действия международно-правовых норм. В правовых доктринах и соответственно правоприменительной практике иностранных государств применяются различные подходы к вопросу о соотношении международного и национального права. Наиболее известны дуалистическая (И.П.Блищенко, Л.Оппенгейм, Д.Анцилотти, Г.Триппель и др.) и монистическая (В.Даневский, В.Кауфман, Г.Кельзен, А.Цорн и др.) концепции соотношения международного и национального права. Несмотря на то, что в Узбекистане превалирует монистическая концепция примата норм международного права над национальным, теоретические вопросы соотношения систем в практическом плане разработаны недостаточно.
В большинстве случаев государства используют формулу – нормы международного права становятся частью правовой системы страны. Причём, при рассмотрении определённых в законе категорий дел, суды правомочны ссылаться и непосредственно использовать нормы международно-правовых актов. В диссертации аргументируется целесообразность рассмотрения подобного рода дел в Конституционном и Верховном судах.
В работе обосновывается необходимость конституционного закрепления принципа примата общепризнанных принципов и норм международного права для чего предлагается статья следующего содержания: «В Республике Узбекистан государство признаёт, обеспечивает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. В случае расхождении норм законодательства Республики Узбекистан и международно-правовых норм, содержащихся в международно-правовых актах, к которым Республика присоединилась или ратифицировала, приоритет отдаётся международно-правовым нормам».
В диссертации обосновывается необходимость дополнения Закона Республики Узбекистан «О международных договорах Республики Узбекистан» от 22.12.1995 г. новой статьёй - «Закон о присоединении Республики Узбекистан к международно-правовому документу». Текст данной статьи предлагается изложить в следующей редакции: «Присоединение и ратификация Олий Мажлисом Республики Узбекистан международного договора оформляется принятием специального Закона. В данном законе определяется порядок и сроки включения в национальную правовую систему норм международного документа.
Нормы международно-правовых документов, ратифицированных Олий Мажлисом Республики Узбекистан становятся нормами внутреннего законодательства».
Аналогичное изменение предлагается внести в Закон Республики Узбекистан «О Конституционном суде Республики Узбекистан». Расширив его компетенцию, наделив его правом определять соответствие законов Республики Узбекистан и иных актов, принятых Олий Мажлисом, указов Президента Республики Узбекистан, постановлений правительства и местных органов государственной власти, межгосударственных, договорных и иных обязательств Республики Узбекистан, Конституции Республики Узбекистан нормам международно-правовых актов, к которым присоединилась Республика Узбекистан.
Соответственно обосновывается тезис о более широком использовании не только института общей отсылки, но и таких видов имплементации как инкорпорация, трансформация и рецепция.
Вторая глава работы именуется «Международные стандарты прав на жизнь, свободу и неприкосновенность личности и их имплементация в национальное законодательство Республики Узбекистан».
В первом параграфе - «Международно-правовая регламентация права на жизнь и проблема его реализации в национальном законодательстве Республики Узбекистан» - рассматриваются международно-правовые стандарты права на жизнь, теория и практика его имплементации в национальное законодательство.
Впервые международно-правовая регламентация права на жизнь была дана в ст. 3 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. Несколько позже оно получило закрепление в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г., ст.4 Американской конвенции о правах человека и Протоколе к ней 1962 г., ст.6 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., Резолюции 1984/50 «Меры, гарантирующие защиту прав тех, кто приговорен к смертной казни» 1984 г., во Втором Факультативном протоколе к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленном на отмену смертной казни 1989 г., Протоколе № 6 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., и др. В них устанавливается, что право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека, которое охраняется законом.
Несмотря на то, что отдельные аспекты реализации права человека на жизнь в юридической литературе были исследованы , в диссертации обосновывается необходимость комплексного подхода к проблеме. Соответственно в диссертации обосновывается тезис о том, что одним из наиболее распространенных способов нарушения права на жизнь в массовом масштабе являются вооруженные конфликты. Прямое отношение к защите права на жизнь имеет ликвидация геноцида. Чрезвычайно распространен в современных условиях такой способ нарушения права на жизнь как терроризм во всех его формах и проявлениях.
Применительно к праву на жизнь весьма актуальна проблема отмены смертной казни. И по сей день, среди специалистов по данной проблеме нет единого мнения. В диссертации в целях реализации общепринятых стандартов прав и свобод человека и в особенности права человека на жизнь обосновывается необходимость присоединения Республики ко Второму Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах от 11 июля 1991 г. с соответствующей проработкой вопроса о замене высшей меры наказания пожизненным заключением.
Развитие медицинской науки в ХХ в. породило много вопросов, связанных с медицинскими экспериментами над человеком и их соотношением с правом на жизнь. Правовой регламентации в отечественном законодательстве требуют эвтаназия, клонирование, трансплантация органов и тканей, суррогатное материнство, искусственное зачатие, операции по смене пола, изменению внешности и др. В этой связи предлагается внесение дополнений в Закон Республики Узбекистан «Об охране здоровья граждан» и поддерживается предложение о необходимости принятия Закона «О трансплантации органов и тканей» .
Сокращение продолжительности человеческой жизни, аборты, борьба с тяжелыми заболеваниями, в особенности с онкологическими и СПИДом, рост детской смертности вследствие голода и недоедания также имеют прямое отношение к праву на жизнь.
В целях более полной реализации права человека на жизнь в работе обосновывается тезис о необходимости принятия Государственной программы планирования семьи.
Согласно определению экспертов ВОЗ «планирование семьи» включает те виды деятельности, которые имеют целью помочь отдельным лицам и супружеским парам достичь определённых результатов: избежать нежелательной беременности; произвести на свет желаемых детей; урегулировать интервалы между беременностями; контролировать выбор времени деторождения в зависимости от возраста родителей и определять число детей в семье .
Во втором параграфе – «Международные стандарты права на свободу и неприкосновенность личности и его реализация в национальном законодательстве Республики Узбекистан» - рассматриваются основные проблемы, связанные с реализацией права человека на свободу и неприкосновенность личности.
В международном праве выработан целый комплекс международно-правовых документов, регламентирующих вопросы правомерности ограничения свободы. К основополагающим универсальным документам в данной сфере относятся: Всеобщая декларация прав человека, Международные пакты «О гражданских и политических правах», «Об экономических, социальных и культурных правах». К числу специальных документов, регламентирующих вопросы ограничения свободы, относятся: Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.), Минимальные стандартные правила ООН касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинские правила» 1985г.), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.), Минимальные стандартные правила обращения с заключёнными (1955 г.), Декларация основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (1985 г.), Стандартные минимальные правила ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, («Токийские правила» 1990 г.) и др.
Радикальные по сути изменения в действующее законодательство внёс Закон Республики Узбекистан «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, уголовно-процессуальный кодексы и Кодекс об административной ответственности в связи с либерализацией уголовного наказания» от 18 октября 2001 г. В результате гуманизации уголовного наказания Республика стала поэтапно избавляться от стереотипов социалистической доктрины уголовно-исполнительного права.
Сравнительно-правовое исследование опыта ряда демократических стран в сфере законодательного регламентирования ограничения свободы в самых различных её формах – задержание, арест, лишение свободы демонстрирует варианты возможного реформирования судебно-правовой системы в Узбекистане. Среди них: передача полномочия на санкционирование ареста судам, введение института обжалования обоснованности задержания, заключения под стражу и других форм ограничения свободы, законодательное закрепление «Правил Миранды» , Программы защиты свидетелей, более широкое применение альтернатив лишению свободы, отмены «социалистического» института возвращение дела на дополнительное следствие. Естественно, что данный процесс должен вестись планомерно и научно обоснованно.
Не менее важной проблемой является усиление превентивной функции уголовно-правового закона. В этой связи поддерживается предложение З.Х.Гулямова, обосновывающего целесообразность создания в законодательстве дополнительных гарантий от необоснованного привлечения к уголовной ответственности посредством предоставления права опротестовывать и исключать из числа доказательств те, которые получены ненадлежащим образом. В связи с этим предлагается дополнить УПК ст.88-1 О недопустимости доказательств.
В третьем параграфе – «Международные стандарты неприкосновенности частной жизни: теория и практика их реализации в национальном законодательстве Республики Узбекистан» - исследуются проблемы реализации права человека на неприкосновенность частной жизни.
Право человека на неприкосновенность частной жизни является естественным правом человека, одним из основных конституционных прав, который принадлежит человеку от рождения и неотчуждаемо. Оно является одним из международных стандартов в области прав человека, который получил свое закрепление в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.), и ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.) и ряде других международно-правовых актов.
Объектом права здесь выступает неприкосновенность частной жизни каждого гражданина, как реализация его личной свободы, которая включает в себя право на: свободу располагать собой (в т.ч. находиться без контроля с чьей-либо стороны), тайну частной жизни (в т.ч. личную тайн, семейную тайну, тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений), защиту личности (в т.ч. защиту своего имени; защиту своей чести, достоинства и деловой репутации, защиту своей национальной принадлежности; защиту права на пользование родным языком и свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества), на защиту жилища (неприкосновенность жилища), тайну голосования.
Провозглашенное в Конституции Республики Узбекистан право личности на личную и семейную тайну делает, по мнению диссертанта, необходимым закрепление в законодательстве и понятия «профессиональная тайна».
В правоприменительной практике часто встаёт вопрос о вмешательстве в частную жизнь гражданина со стороны правоохранительных органов. В практике ряда государств проблемы в данной сфере регламентируются нормами уголовно-процессуального законодательства и специального законодательства, в частности, законы, регламентирующие оперативно-розыскную деятельность. Велением времени является принятие закона «Об оперативно-розыскной деятельности».
Законодательного закрепления требуют ограничение права на неприкосновенность частной жизни для государственных и общественных деятелей, запрет на хранение информации о частной жизни лица без его согласия, гарантий неприкосновенности частной жизни граждан (регламентация деятельности профессиональных участников информационного оборота, доступ к информации и государственной тайне).
В четвёртом параграфе – «Международно-правовые стандарты права человека на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных видов обращения и наказания: теоретические и практические проблемы его реализации в национальном законодательстве Республики Узбекистан» - рассматриваются проблемы правовой регламентации правовой защиты граждан от пыток и других жестоких, бесчеловечных видов обращения и наказания.
В международном праве право человека на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания закреплено во Всеобщей декларации прав человека и Международном пакте о гражданских и политических правах и всех региональных документах о правах человека. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1984 г.) является специальным актом, направленным на предупреждение пыток.
В Республике Узбекистан право на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания закреплено в Конституции Республики Узбекистан, Уголовном, Уголовно-процессуальном и Уголовно-исполнительном кодексах. Но практика показывает, что определённые национальным законодательством механизмы действуют недостаточно эффективно.
По мнению автора, принятие Заявления Республики Узбекистан о признании юрисдикции Комитета против пыток позволит усилить на национальном уровне блок норм, запрещающих применение пыток и недозволенных методов следствия.
Сложной является проблема защиты жертв преступлений. В соответствии с Декларацией «Основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью» от 29 ноября 1985 г. должны быть установлены способы возмещения ущерба потерпевшим от преступлений и злоупотребления власти. Первые выплаты за ущерб были произведены в Новой Зеландии (1963 г.), в Великобритании (1964 г.), и во Франции (1977 г.). В этой связи предлагается принятие закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству».
Введение в национальное законодательство специфических институтов, создающих дополнительные гарантии права на защиту от пыток (сделки о признании вины, медиации, пробации и др.) в значительной степени усилило бы национальное законодательство в плане реализации права человека на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.
Третья глава называется - «Международные стандарты прав человека на справедливый суд, презумпцию невиновности, защиту чести и достоинства: теоретические аспекты их имплементации в национальное законодательство Республики Узбекистан».
В первом параграфе - «Международно-правовая регламентация прав человека на справедливый суд и презумпцию невиновности и их имплементация в национальное законодательство Республики Узбекистан» - исследуются теоретические аспекты имплементации в национальное законодательство Республики Узбекистан международно-правовых стандартов прав человека на справедливый суд и презумпцию невиновности.
В ходе эволюции теории прав человека право на справедливый суд помимо основных актов было закреплено в ряде специфических международно-правовых документов: Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), Руководящих принципах для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1989 г.), Основных принципах, касающихся независимости судебных органов (1985 г.), и Процедурах эффективного осуществления Основных принципов, касающихся независимости судебных органов (1990 г.).
Что касается национального права, то право человека на справедливый суд закреплено на конституционном уровне (ст. 26, 106, ч.3. ст. 107 и ст.116 Конституции Республики Узбекистан), на уровне отраслевых кодексов (Уголовно-процессуальный, Гражданско-процессуальный кодексы Республики Узбекистан) и законов прямого действия (Новая редакция Закона Республики Узбекистан «О судах» 2000 г.).
В конституционной практике большинства демократических государств принцип судебной защиты прав и свобод человека и свобод сформулирован в качестве одного из основных принципов демократического государства.
Реалии действительности требуют конституционного закрепления права человека на справедливый суд, так как содержание нормы ст. 26 Конституции Республики Узбекистан, хотя и предполагает право на справедливый суд, но в качестве самостоятельного права его не выделяет.
Презумпция невиновности закреплена практически во всех основополагающих документах, касающихся отправления правосудия (ст.11 Всеобщей декларации прав человека, ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, и др.).
Принцип презумпции невиновности является одним из основных принципов осуществления правосудия.
К сожалению, правовая наука бывшего СССР вплоть до начала 70х г. прошлого века отвергала указанный принцип. Так известный советский учёный К.А.Мокичев в работе «Против ревизионистских извращений марксистско-ленинского учения о государстве и праве» доказывал, что “В советском законодательстве и в практике борьбы с преступностью не было, и нет никаких презумпций, т. е. предположений о виновности или невиновности”. Лишь в последние годы прошлого столетия данный принцип стал признаваться в качестве основных принципов правосудия.
Вместе с тем в законах Узбекистана должны быть закреплены нормы, гарантирующие право граждан на личную физическую безопасность, недопустимость различных форм давления, на недопущение в отношении проверяемых лиц провокационных действий и подстрекательства, защиту от несанкционированного прослушивания их телефонов, прослушивания и скрытого наблюдения жилых и служебных помещений, на защиту от оперативных проверок по ложным доносам, запрещение предвзятого отношения в зависимости от национальности, происхождения и имущественного положения, защиту от использования неосведомленности граждан в вопросах уголовного судопроизводства для достижения цели в служебной деятельности.
Принятие закона «О ювенальной юстиции», внедрение в правовую практику института суда присяжных, сделок о признании вины, Программы защиты свидетелей, Правил Миранды позволит поднять уровень защиты прав человека в сфере осуществления правосудия.
Конечно же, суды присяжных не в состоянии единовременно решить все проблемы судопроизводства, более того, относительно легитимности указанного института и по сей день не утихают дискуссии. С конца 70-х. годов прошлого века в правовой литературе США всё чаще дискутируется проблема эффективности суда присяжных, объективности и законности выносимых ими вердиктов. В этой связи в диссертации обосновывается идея о том, что в государствах переходного периода каким является и Узбекистан суды присяжных могли бы сыграть важную роль в формировании системы подлинного правосудия и что этот весьма эффективный политико-правовой институт способен сформировать у граждан доверие к системе правосудия.
Опыт демократических стран демонстрирует высокую эффективность специфического правового института сделок о признании вины «The deals about confession of the blame». К примеру, в США, где он наиболее распространён в 95-98% всех гражданских и уголовных дел применяются сделки о признании вины. Лишь от 5 до 2% дел рассматривается судом присяжных. Американские судьи прямо говорят, что когда был введен институт сделки о признании вины (в середине 60-х годов), он позволил им вырваться из завала уголовных и гражданских дел.
В правоприменительной практике демократических стран (США, Италия, Франция, Германия и др.) довольно широко распространена так называемая Программа защиты свидетелей «The plan of protect witnesses». В США федеральная программа по защите свидетелей начала действовать в 1970 г. после того, как в стране был принят Акт о надзоре за организованной преступностью. За 30 лет участниками программы стали более 15 тыс. человек, а в результате полученных свидетельских показаний уровень раскрываемости преступлений и вынесения приговоров в суде повысился до 89%. Суть программы заключается в том, что по уголовным делам большой общественной значимости, участника программы и его семью перевозят в безопасное место, выбранное судебными маршалами. Затем свидетель и его близкие получают удостоверения личности с новыми именами и фамилиями, а также необходимые средства на то время, пока они освоятся в новых условиях. Государство берет на себя заботу о жилище, медицинской страховке и трудоустройстве свидетеля, а служба маршалов обеспечивает круглосуточную охрану участникам программы во время судебного процесса. Кроме того, ее сотрудники следят за тем, чтобы правоохранительные и судебные органы на местах выполняли свои обязательства по отношению к защищаемым свидетелям.
Во втором параграфе – «Международно-правовые стандарты прав человека на защиту чести и достоинства и их закрепление в национальном законодательстве Республики Узбекистан» - исследуются проблемы имплементации международно-правовых стандартов права человека на защиту чести и достоинства личности.
Закрепление права на защиту чести и достоинства личности в нормах отраслевого законодательства свидетельствует о приверженности Республики Узбекистан международным стандартам в области прав человека, одним из которых является незыблемость чести и репутации личности, что закреплено в ст. 12 Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) и ч. 1 ст. 17 Международного пакта о гражданских и политических правах (1966 г.).
С правовой точки зрения честь - это сопровождающееся положительной оценкой отражение качеств лица (физического или юридического) в общественном сознании. Унижение чести предполагает, что истец ощущает изменение (или считает потенциально возможным изменение) общественного мнения о себе. Это сознательная дискредитация человека в общественном мнении.
Достоинство — внутренняя самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения. Достоинство понимается как абсолютная ценность любой личности, охраняемая государством. Иначе говоря, как бы общество ни оценивало, данного человека и как бы сам он ни относился к себе, он уже как личность имеет ценность в глазах государства и общества.
В целях усиления защиты чести и достоинства личности 28 апреля 2000 г. Пленумом Верховного суда Республики Узбекистан было принято Постановление «О практике применения судами законодательства о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций», в котором регламентированы вопросы применения соответствующих норм ГК Республики Узбекистан. Вместе с тем сравнительно-правовое исследование опыта демократических стран показывает, что национальный механизм защиты чести и достоинства может быть значительно усилен путём отказа от ч.7, ч.9 ст. 19 УПК, ст. 132-134 УПК (выездные заседания судов, проверка показаний на месте события), допускающих возможность потенциального нарушения прав участников уголовного процесса.
Четвёртая глава называется «Международные стандарты в сфере обеспечения свободы совести, слова, мысли и убеждений: теоретические аспекты их имплементации в национальном законодательстве Республики Узбекистан».
В первом параграфе – «Международные стандарты свободы совести, их имплементация в национальное законодательство Республики Узбекистан» - исследуются теоретические проблемы имплементации общепринятых стандартов в сфере правовой регламентации одного из основных личных прав – свободы совести.
Нормы о свободе совести содержатся в целом ряде международно-правовых документов. Основные положения в данной сфере правового регулирования имплементированы национальным законодательством Республики Узбекистан. Свои отношения с религиозными организациями Узбекистан строит на принципах: уважения к религиозным чувствам верующих; признания религиозных убеждений частным делом граждан или их объединений; гарантирования равных прав и недопустимости преследования граждан как исповедующих религиозные взгляды.
В это же время анализ ситуации показывает, что в последнее время в ряде государств переходного периода наметились тенденции, которые способны потенциально дестабилизировать ситуацию. Одна из таких тенденций - всё более активное проникновение религиозных движений деструктивной ориентации. Не является исключением и Узбекистан, испытавший натиск указанных деструктивных сил.
Современная религиозная ситуация в Узбекистане, как и в большинстве государств СНГ, в значительной степени определяется активизацией так называемых новых религиозных движений (НРД). Следует отметить, что в отдельных случаях, к примеру, в книге «Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера» указанные организации именуются «деструктивными» или «тоталитарными» .
Конечно же, нельзя категорично утверждать, что абсолютно все НРД можно квалифицировать как деструктивные или тоталитарные. Данное определение больше подходит в случае сопоставления их с традиционными конфессиями, так как они действительно деструктивны в отношении к конфессии. С точки же зрения государства и права, более правильным было бы обозначение последних как – «Новые (нетрадиционные) религиозные движения».
При этом как официальные структуры, так и независимые эксперты отмечают, что в количественном отношении «нетрадиционные» религии составляют наиболее динамично растущую группу.
Следует отметить, что в последние годы заметнее стали экстремистские и эскапистские группировки, НРД, как правило, стремятся не афишировать свои политические пристрастия. С другой стороны, сама проблема НРД приобретает все более политизированный характер, а многие НРД продолжают придерживаться тактики инфильтрации во власть. Все это происходит на фоне усиления антикультовых настроений и своеобразного контрнаступления «традиционных» конфессий.
Следует отметить, что недостаточное внимание, которое уделялось проблеме правовой регламентации миссионерской деятельности и проблеме свободы совести в Узбекистане целом наглядно показало, к каким негативным последствиям это приводит.
В целом по характеру отношения к обществу и государству среди НРД можно выделить четыре основных типа: – реформаторские НРД, ставящие своей задачей радикальное изменение существующего социума путем либо преобразования базовых социально-политических структур, либо воспитания “нового человека”. Естественно, в этом случае предполагается открытая конфронтация НРД с государством;
– эскапистские НРД, дающие рецепты бегства от несовершенной действительности посредством мистических экзерсисов или создания замкнутых духовных коммун. При таком варианте НРД желает от государства только одного – чтобы последнее оставило его в покое;
– социоинтегративные НРД, обещающие своим адептам содействие более полному их включению в социальные структуры и повышению социального статуса посредством раскрытия паранормальных способностей, избавления от психологических проблем, исцеления и т.п. НРД такого рода, как правило, всячески демонстрируют свою лояльность к государству либо полную аполитичность, хотя, впрочем, любое НРД в силу своей маргинальности (хотя бы и временной) неизбежно представляет собой явление асоциальное;
– экстремистские НРД, получившие распространение в последние десятилетия двадцатого века. Большинство из них настроены в отношении государства крайне агрессивно и решать проблемы социального обустройства они предлагают путём «оправданного насилия и террора». Следует отметить, что подобного рода НРД имеют вполне определённую поддержку со стороны различного рода политических деятелей и финансовых воротил. Наибольшее распространение последние получили в странах мусульманского мира, но существуют они и в ряде государств Европы.
Наибольшую опасность для государства представляют экстремистские НРД. Отдельные НРД экстремистской ориентации стали проникать и в Центральную Азию (Акромиты, Ахмадиты, Ваххабиты, Воины Ислама, Хизб-ут-Тахрир, Хизб - Аллах, Нур, Товба, Таблих и др.)
В начале XXI века в данной сфере появляются всё новые проблемы, которые необходимо незамедлительно решать. В частности предлагается использовать опыт ряда государств (Австрия, Греция, Франция, Россия и др.) по правовому ограничению деятельности нетрадиционных учений и культов. Предлагается ввести норму, в соответствии с которой разрешать регистрацию религиозной организации нетрадиционной ориентации, после 15-летнего испытательного периода. Данная новелла позволит безболезненно и в рамках правового поля решить проблему незаконной миссионерской деятельности.
Во втором параграфе – «Международно-правовые стандарты защиты свободы мысли, слова и убеждений и их имплементация в национальное законодательство Республики Узбекистан» - рассматриваются теоретические и практические проблемы имплементации международно-правовых стандартов защиты свободы мысли, слова и убеждений в национальное законодательство.
Свобода мысли, слова и убеждений, трансформировавшаяся с развитием новых средств коммуникации в свободу средств массовой информации, является обязательным элементом режима демократии и необходимым условием обеспечения для индивидов и их объединений политического плюрализма и культурного многообразия. В тоже время следует отметить, что среди специалистов нет единого мнения о правовой природе указанного права.
В узбекской правовой науке авторы единогласно определяют свободу мысли, слова и убеждений как личные свободы , российский профессор А.А. Мишин относит свободу слова, печати, право на получение информации, а также свободу распространения информации к категории группы прав, обеспечивающих свободу выражения мнений, являющегося политическими правами. Авторы российского учебника «Права человека» и казахстанский учёный Г.П.Лупарев также включает указанные права в категорию политических прав .
К числу международно-правовых документов, регламентирующих свободу средств массовой информации, можно отнести - нормы Всеобщей декларации прав человека, Международного пакта «О гражданских и политических правах (статья 19), Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе 1975 г., Парижской Хартии для новой Европы, Декларации о содействии развитию независимой и плюралистической прессы, принятых на региональных семинарах ЮНЕСКО в Виндхуке (Намибия, 1991 г.), Алма-Ате (Казахстан, 1992 г.), Сантьяго-де-Чили (Чили, 1994 г.), Сане (Йемен, 1996 г.) и одобренных резолюцией 28 С/4.6 28-й сессии Генеральной конференции ЮНЕСКО и ряд других.
Конституция Узбекистана (ст. 67) провозглашает, что: «Средства массовой информации свободны и действуют в соответствии с законом, Они несут в установленном порядке ответственность за достоверность информации. Цензура не допускается». За годы независимости в данной сфере принят ряд законов регламентирующих различные аспекты обеспечения и защиты свободы СМИ. Вместе с тем анализ законодательства показывает, что в сфере правового регулирования свободы слова, мысли и убеждений имеются определённые пробелы. Так, не смотря на то, что в законодательстве Узбекистана имеется ряд законов против применения насилия или прямого призыва к насилию, нормы об оскорблении чести и достоинства определенного лица, в законодательстве о СМИ нет законов, регулирующих и запрещающих враждебные выступления или оскорбительные слова (в специальной литературе именуемые как Hate speech – призывы к разжиганию расовой, межконфессиональной, межнациональной розни). В большинстве демократических стран приняты законы, запрещающие hate speech. Положительная роль этих законов заключается в создании более цивилизованной атмосферы в государствах с развитой демократией. В качестве примера можно взять опыт ряда развитых демократических государств (Великобритания, Северная Ирландия, Израиль, Австрия, Канада, Дания, Франция, Германия, Нидерланды и др.), где существуют законы, направленные на защиту достоинства личности.
К сожалению, опыт большинства стран показывает, что hate speech, широко используется в так называемых чёрных PR (Public relation) технологиях – средствах и методах агрессивного воздействия на различные категории населения, и довольно часто провоцирует различного рода эксцессы. По мнению автора, требованием времени является принятие специального закона, запрещающего hate speech который позволит пресечь появление конфликтов на межконфессиональной и межнациональной почве.
В целях усиления правовой защиты личных прав граждан необходимо дополнение ст.156 Уголовного кодекса и Кодекса об административной ответственности нормами, устанавливающими ответственность не только за разжигание межнациональной, религиозной розни, но и за оскорбительные публичные высказывания, которые либо сознательно направлены на разжигание расовой ненависти, либо реально могут привести к возбуждению такой ненависти.
В заключительной части диссертации на основе результатов проведённого научного исследования формулируются основные положения, выводы и рекомендации.
На основе анализа обширного научного и фактологического материала предлагаются общетеоретические выводы и предложения, предложения по совершенствованию действующего законодательства Республики Узбекистан и предложения практического плана, ряд конкретных предложений по оптимизации национальной системы обеспечения и защиты прав и свобод человека.

3. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На защиту выносятся следующие основные положения, выводы и предложения диссертации:

I. Общетеоретические выводы

1. В условиях глобализации современного мира, появления новых угроз миру и безопасности, кардинального изменения геополитического соотношения сил развитие современных концепций прав человека обретает особую значимость. Права человека становятся не только ориентиром в решении глобальных задач, в преодолении противоречий между различными типами цивилизаций и культур, между индивидуализмом и коллективизмом, свободой и равенством, они становятся весьма эффективным гарантом мира и стабильности на нашей планете. И, несмотря на то, что между Западной (Американской) и Незападными (социалистической и мусульманской) концепциями прав человека и по сей день. Имеются существенные разногласия (прежде всего идеологического и политического плана), нет сомнений, что они способствуют обеспечению устойчивого развития современного мира.
2. Права человека сегодня стали превалирующей универсальной идеологией после крушения всех идеологий. Соответственно, какие бы разногласия теоретического и идеологического плана не существовали, права человека с правовой точки зрения можно признать общепризнанными и общеобязательными. В современном мире понятия мир и стабильность, устойчивое поступательное развитие, демократия и права человека неразделимы. Именно в этой связи в диссертации обосновывается тезис о том, что в идеале наиболее полное обеспечение и защита прав и свобод человека возможно при комплексном сочетании подходов, сформировавшихся в естественно-правовой и позитивной теориях права. Что же касается государств, обретших независимость относительно недавно и не имеющих исторических традиций в отношении верховенства прав человека, соотношение подходов должно осуществляться в пользу естественно-правовой теории права. Ведь именно она формирует понятийно- категорийный аппарат прав человека.
3. В современном международном праве идеология прав человека, основу которой составляет система общепризнанных международно-правовых стандартов, базируется на ряде основополагающих принципов, а именно принципах универсальности, неделимости и не отчуждаемости прав и свобод человека.
Степень соответствия национальных правовых систем указанным принципам и то, насколько отдельно взятое государство имплементировало международные стандарты в сфере прав человека является основным критерием степени демократичности государства. Вследствие чего представляется необходимым отказ от превалирующих в отдельных национальных правовых системах идей культурного релятивизма.
Развитие национальных правовых систем, их основных принципов должно рассматриваться через призму безусловного примата международно-правовых стандартов прав человека над национальным правом.
4. На формирование и развитие Международного права прав человека огромное влияние оказали политико-правовые учения мыслителей Древнего мира, Средневековья и Нового времени, естественно-правовая и позитивистская школы права, мировые религии, известные политики и учёные. Но особый импульс современная доктрина прав человека получила с закреплением этих прав в основополагающих международно-правовых конвенционных документах в сфере обеспечения и защиты прав человека во второй половине ХХ века (Международный билль о правах человека, система конвенционных актов ООН, международно-правовые документы региональных систем).
5. В международном праве прав человека, наиболее развита и теоретически обоснована система обеспечения и защиты личных прав и свобод человека (сформировавших ядро первого поколения прав человека).
Международные стандарты прав человека закрепляют, что личные права и свободы являются атрибутом каждого индивида, ими обеспечивается приоритет индивидуальных ориентиров развития личности, они основаны на признании его субъективной свободы, призваны юридически защитить пространство действия частных интересов, гарантируют возможности индивидуального самоопределения и самореализации личности, невмешательства в личную жизнь со стороны государства, политических и общественных организаций и иных индивидов.
6. В находящейся в постоянном развитии современной системе универсальных и региональных международно-правовых стандартов прав человека, личные права и свободы образуют две основные группы: права и свободы, защищающие человека от произвола со стороны других лиц, и права и свободы, защищающие человека от произвола со стороны государства. В зависимости от сферы применения личные права и свободы подразделяются на общие и более крупные права: право на жизнь, право на свободу личности, право на физическую целостность, право на честь и достоинство. Вторая группа содержит права, конкретизирующие категории первой группы: право на неприкосновенность жилища, право на свободу мысли и вероисповедания, право на тайну переписки и коммуникаций, право на свободу передвижения и поселения.
7. Универсальные международно-правовые документы, закрепляющие личные права и свободы человека, формируют международно-правовые акты ООН о правах и свободах человека, носящие рекомендательный характер и разработанные на их основе конвенционные документы ООН.
Систему региональных международно-правовых актов о правах человека образуют: Европейская, Американская, Африканская, Азиатско-тихоокеанская системы, а также системы актов, регламентирующих права человека в исламском обществе, система актов в рамках ОБСЕ и система актов СНГ.
8. Региональные документы о правах человека, разработанные и принятые на основе основополагающих принципов и норм международного права, содержащихся в универсальных документах о правах человека, в значительной степени расширили и усилили как международный, так и национальные механизмы обеспечения и защиты прав и свобод человека.
Помимо основных прав и свобод региональные документы о правах человека закрепляют наличие у человека прав на компенсацию, имя, справедливость, защиту против превышения власти, быть свободным от насилия и страха, понимание и доверие, свободу и защиту от терроризма, петиции и ответ.

II. Предложения по совершенствованию системы и механизма имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан

Интенсификация темпов и объёма имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан может быть достигнута путём:
1. Совершенствования механизма имплементации международно-правовых стандартов.
1.1. В условиях перехода Узбекистана к новому этапу социально-экономических преобразований становится необходимым конституционное закрепление принципа примата норм и принципов международного права, в этой связи Конституцию Республики Узбекистан предлагается дополнить нормой следующего содержания «В Республике Узбекистан государство признаёт, обеспечивает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права. В случае расхождения норм законодательства Республики Узбекистан и международно-правовых норм содержащихся в международно-правовых актах, к которым Республика присоединилась, приоритет отдаётся международно-правовым нормам».
1.2. На современном этапе демократических реформ осуществляемых в Узбекистане, становится необходимым значительное расширение компетенции Конституционного суда Республики Узбекистан» путём введения института правовой экспертизы: целесообразности ратификации или присоединения к международным актам, соответствия норм национального права нормам и принципам международного права, введения института индивидуального обращения граждан по фактам нарушения прав человека.
1.3. В ходе осуществления демократических преобразований становится необходимым отказ от преимущественного использования института общей отсылки к международно-правовым документам и более широкое использование всех форм имплементации международно-правовых стандартов, а именно трансформации, рецепции, инкорпорации, адаптации. В этих целях предлагается внесение изменений и дополнений в Законы Республики Узбекистан «О международных договорах Республики Узбекистан», «О Конституционном суде Республики Узбекистан». В частности предлагается включение в Закон «О международных договорах Республики Узбекистан», статьи «Закон о присоединении и ратификации Республикой Узбекистан международно-правового документа». И предлагается следующая редакция данной статьи: «Присоединение и ратификация Олий Мажлисом Республики Узбекистан международного договора оформляется принятием специального Закона (о ратификации или присоединении к тому или иному международно-правовому документу). В данном законе определяется порядок и сроки включения в национальную правовую систему (законы Республики Узбекистан) норм международного права.
Нормы международно-правовых документов ратифицированных Олий Мажлисом Республики Узбекистан становятся нормами внутреннего законодательства».
1.4. Реалии действительности требуют совершенствования механизма подготовки и отчетности по ратифицированным Республикой Узбекистан конвенционным актам ООН («Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах», «Международного пакта о гражданских и политических правах», Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенции О правах ребёнка, Конвенции Против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания), так как и по сей день в организационном плане деятельность в указанной сфере не скоординирована должным образом. В этой связи предлагается конкретизировать процедуры: получения, обработки и представления информации; взаимодействия институтов государственной власти и управления с органами внесудебной защиты прав человека и ННО; налаживания системы мониторинга реализации рекомендаций конвенционных органов по национальным докладам Республики Узбекистан в системе национального законодательства.
2. Совершенствование системы имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека.
2.1. В целях реализации общепринятых стандартов личных прав и свобод человека необходимо активизировать процессы по присоединению Республики ко Второму Факультативному протоколу к Международному пакту о гражданских и политических правах, направленному на отмену смертной казни от 11 июля 1991 г.; ратификации Конвенции о статусе беженцев 1951 г. и дополнительным Протоколам к Конвенции о правах ребёнка от 25 июня 2000 г., к Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 18 декабря 2002 г.; реализации в национальном праве положений Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1979 г.), Руководящих принципов для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (1989 г.), Минимальных стандартных правил ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила 1985 г.), Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (1988 г.), Минимальных стандартных правил обращения с заключёнными (1955 г.), Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотребления властью (1985 г.), Стандартных минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила 1990 г.) и др.; принятию Заявления Республики Узбекистан о признании юрисдикции Комитета против пыток (в соответствии со ст. 22 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания).
2.2. В ходе проведения в Узбекистане судебно-правовой реформы особую актуальность приобретает проблема укрепления независимости судебной власти. В этой связи предлагается введение в национальное право институтов санкционирования судом ареста и других процессуальных действий, ограничивающих права и свободы граждан (обыск, выемка, прослушивание телефонных переговоров, арест почтово-телеграфных отправлений, отстранение от должности и др.) и возможности обжалования ареста в суде, рассмотрения уголовных дел особой сложности судом присяжных.
Не менее дискуссионной является проблема непосредственного применения международно-правовых стандартов судами всех инстанций. Статья 112 Конституции Республики Узбекистан предписывает судам при осуществлении правосудия руководствоваться только законом, т. е. данная конституционная норма фактически сводит на нет (для судей) правило о непосредственном применении всех международных норм. Думается, что в современных условиях, когда в Узбекистане осуществляется судебно-правовая реформа, вопрос должен быть решён позитивно. Не вызывает сомнений, что введение указанного института позволит поднять уровень защиты прав и свобод человека в национальном праве до требований общепринятых стандартов в сфере правосудия.
2.3. Законодательного закрепления требуют возможность получения обязательной юридической помощи на стадии предварительного следствия (с момента задержания), возможность свиданий с родственниками по окончании предварительного следствия, возможность рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних ювенальными судами, возмещение морального и материального вреда, нанесённого незаконным ограничением или лишением свободы.
Необходимо сегодня и принятие разъяснения Пленума Верховного суда по таким важным вопросам как доступ к информации и государственной тайне, закрепление в законодательстве понятия «профессиональная тайна».

III. Предложения по совершенствованию законодательного механизма имплементации международно-правовых стандартов в сфере прав человека

3.1. Совершенствование процесса имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод предполагает сбалансированное сочетание внесудебной и законодательной защиты прав человека. В этой связи наряду с экстенсивным развитием органов внесудебной защиты прав человека предлагается активизировать процессы судебно-правовой реформы, реформировать систему действующего законодательства.
3.2. Интенсификация процесса имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека может быть достигнута путём принятия законов Республики Узбекистан «О трансплантации органов и тканей», «О погребении», «О защите общественной нравственности», «О службе национальной безопасности», «О криминальной полиции», «Об оперативно-розыскной деятельности», «О государственной службе и государственных служащих», «О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству», «О финансовом обеспечении деятельности государственного защитника и правил оплаты труда адвокатов за счет государственных средств» и др., которые позволят поднять уровень защиты права человека в сфере осуществления правосудия.
3.3. Специальной правовой регламентации в отечественном законодательстве требует деятельность нетрадиционных учений и культов, вследствие чего предлагается дополнение закона «О свободе совести и религиозных организациях» нормой, в соответствии с которой регистрация религиозной организации нетрадиционной ориентации, будет возможна после 15-тилетнего испытательного периода.
3.4. Правовая защита личных прав граждан может быть усилена путём дополнения ст.156 Уголовного кодекса и Кодекса об административной ответственности нормами, вводящими ответственность не только за разжигание межнациональной, религиозной розни, но и за публичные оскорбительные высказывания, которые либо сознательно направлены на разжигание расовой ненависти, либо реально могут привести к возбуждению такой ненависти.
3.5. Правового закрепления в национальном законодательстве требуют Программа планирования семьи, Программа борьбы с бедностью, эвтаназия, суррогатное материнство, искусственное зачатие, операции по смене пола, изменению внешности, запрет клонирования, право на жизнь при трансплантации органов и тканей человека, правовой защиты несовершеннолетних от вредного влияния информационной среды.
3.6. Отказ от изживших свой потенциал институтов, доставшихся в наследство от «правовой системы социализма», а именно: выездных заседаний судов (ч.7,ч.9 ст. 19 УПК), проверки показаний на месте события (ст. 132-134 УПК), возвращение дела на дополнительное следствие (ст.419УПК), допускающих возможность потенциального нарушения прав участников уголовного процесса, позволит усилить систему обеспечения и защиты прав человека. Введение институтов реституции и компенсации нанесённого вреда лицом или органом, виновным в нарушении права человека, может стать одним из институтов, который будет внедрён в ходе дальнейшего развития уголовного законодательства Узбекистана.
Обеспечение транспарентности деятельности системы исполнения наказания, допуск общественности в места лишения свободы, позволят усилить гарантии права человека на защиту от пыток.

IY. Предложения по внедрению в правоприменительную практику эффективных правовых институтов обеспечения и защиты человека, применяемых в демократических странах

4.1. Опыт демократических стран мира по имплементации международно-правовых стандартов обеспечения и защиты прав человека доказывает эффективность таких институтов как Программа защиты свидетелей, Правила Миранды, Habeas corpus Act суда присяжных, мирового судьи, реституция и компенсация морального и материального вреда, нанесённого незаконным лишением свободы, лицом или органом, виновным в нарушении прав человека и др.
Применение указанных институтов позволит уйти от укоренившихся стереотипов социалистической доктрины карательной юстиции с её обвинительным уклоном и значительно укрепить систему и механизм обеспечения и защиты прав человека на национальном уровне.
4.2. В сфере уголовной юстиции законодательного закрепления требуют: обязательная возможность получения юридической помощи на стадии предварительного следствия, возможность свиданий с родственниками по окончании предварительного следствия, возможность рассмотрения дел в отношении несовершеннолетних ювенальными судами.
4.3. Исходя из требований международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека, на современном этапе судебно-правовой реформы необходимо начать работу по переподчинению системы исполнения наказания из МВД в ведение Министерства юстиции, с соответствующим кадровым, материально-техническим и научно-техническим обеспечением.
Видимо настало время обеспечения прозрачности юридической статистики, включая общее количество заключённых и УИН, смертность, заболеваемость, преступность и т.д.
Помимо концептуальных положений, автором предлагаются конкретные предложения, как по совершенствованию отдельных правовых актов, так и предложения практического характера по совершенствованию механизма защиты прав человека и законодательства, ориентированного на защиту личных прав и свобод человека и др.


4. СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ

I. Монографии и статьи, опубликованные в научных журналах и сборниках

1. Исмаилов Б.И. Международные стандарты личных прав человека и национальное законодательство Республики Узбекистан (проблемы взаимодействия и имплементации). -Т.: Изд. Центра правового просвещения при ТГЮИ, 2000.-116 с.
2. Исмаилов Б.И. Ызбекистон Республикаси =онунчилигида виждон эркинлигига тегишли хал=аро-щу=у=ий нормаларнинг акс этиши //Щукук-Право.-1998, № 4.- Б.51-52.
3. Исмаилов Б.И. Организационно-правовой механизм защиты прав лиц, подвергаемых уголовно-правовому преследованию // Демократизация и права человека.- 1999. № 1. С.117-120.
4. Исмаилов Б.И. По содеянному воздастся // Ижтимоий фикр.-1999. № 3-4.-С.87-92.
5. Исмаилов Б.И. Проблема обеспечения прав человека в Исламе // Демократизация и права человека.- 1999.-№ 3-4.- С.174- 179.
6. Исмаилов Б.И. И=тисодий щу=у= ва эркинликларнинг щу=у=ий кафолати // Хужалик ва щу=у=.-1999.-№ 9.-Б.22-25.
7. Исмаилов Б.И. Общепринятые стандарты прав человека//Общественные науки в Республике Узбекистан.-1999.-№ 9-10.-С.19-28.
8. Исмаилов Б.И. Национальные доклады по правам человека слушаются в ООН //Щy=у=-Право-Law.-2000.-№ 1.-С.48.
9. Исмаилов Б.И. Проблема оптимизации уголовного наказания за хозяйственные преступления в Республике Узбекистан // Хозяйство и право.-2000.-№ 9.-С. 73-79.
10. Исмаилов Б.И. Надзор в связи с задержанием и арестом в Германии //Давлат ва щу=у=.-2000.-№ 2.-С.68-70.
11. Исмаилов Б.И. Пенсионное обеспечение в Узбекистане и странах с развитой рыночной экономикой: сравнительно-правовой анализ.//Экономический вестник Узбекистана (Экономика и статистика).-2000.-№ 3.-С.35-37.
12. Исмаилов Б.И. Право на жизнь (состояние и перспективы международно-правовой регламентации) //Щу=у=-Право-Law.-2000.-№2.-С.13-21.
13. Исмаилов Б.И. Международные стандарты свободы мысли, слова и убеждений и средства массовой информации //Демократизация и права человека. 2000. № 3-4, С.76-80.
14. Исмаилов Б.И. Имплементация международно-правовых стандартов в области прав человека //Щу=у=-Право-Law.-2001.-№1.С.26-30.
15. Исмаилов Б.И. Проблемы пенитенциарной системы //Щу=у=-Право-Law.-2001.-№2.-С.55-59.
16. Исмаилов Б.И. Международное гуманитарное право и права человека. Проблемы взаимоотношения и развития //Международные отношения.-2001.-№2.-С.56-61.
17. Исмаилов Б.И. Формирование системы международно-правовой защиты прав меньшинств //Общественные науки в Республике Узбекистан.- 2001.-№ 3.-С.14-23.
18. Исмаилов Б.И. Международно-правовые стандарты права человека на защиту от пыток и других жестоких, бесчеловечных видов обращения и наказания: теоретические и практические проблемы его реализации в национальном законодательстве Республики Узбекистан //Щу=у=-Право-Law.-2003.-№ 2.-С.51-55.
19. Исмаилов Б.И. Право на жизнь // Общественное мнение, права человека.-2003.- № 3.-С.142-149.
20. Исмаилов Б.И. Правовая регламентация организации и деятельности судов: зарубежная конституционная практика // Давлат ва щу=у=.-2004.-№4.-С.67-69
21. Исмаилов Б.И. Реализация рекомендаций тематических комитетов ООН в законодательстве Республики Узбекистан//Щу=у=/Право/Law.- 2005.-№ 1.-С.70-82.
22. Исмаилов Б.И. Образование в области прав человека в системе повышения квалификации юристов и приоритетные направления деятельности на будущее //Демократизация и права человека.-2005.-№ 1.- С.114-116.
23. Исмаилов Б.И. Сотрудничество государств в борьбе с международной организованной преступностью //Международные отношения.-2005.-№3.-С.56-61.
24. Исмаилов Б.И. Права человека на справедливый суд и его обеспечение законодательством Республики Узбекистан //Демократизация и права человека.-2006.-№ 1.-С.111-114.

II. Статьи, тезисы выступлений и научные сообщения

25. Исмаилов Б.И. Глобализация: Проблема бедности и права человека в контексте глобальной интеграции //Право Европейского сообщества. Материалы V международного летнего университета.-Алматы,2002.-С. 66-70.
26. Исмаилов Б.И. Проблемы международно-правового сотрудничества Республики Узбекистан в борьбе с организованной преступностью и терроризмом // Экстремизм, терроризм, гурущий ва уюшкан жиноятчиликга =арши кураш муаммолари. -Т.:Академия МВД,1999.-С.30-34.
27. Исмаилов Б.И. Защита прав потерпевшего // Щит.- 1999.- № 7-8. -С.18-21.
28. Исмаилов Б.И. Проблемы имплементации норм международного гуманитарного права в национальное законодательство Республики Узбекистан //Вооруженные силы в демократическом обществе. -Т.: Академия Вооружённых сил, 1999. -Б.30-37.
29. Исмаилов Б.И. Международное сотрудничество в сфере пенитенциарной юстиции //Щит,2000 № 1-2. С.14-18.
30. Исмаилов Б.И. Новые религиозные движения как фактор дестабилизации //Щит.-2000.- № 1-2. -С.18-20.
31. Исмаилов Б.И. Международные принципы и стандарты обращения с заключёнными // Щит.-2000.-№3.-С.7-9.
32. Исмаилов Б.И. Международные стандарты и осуществление прав этнических меньшинств //Права этнических и религиозных групп Республики Узбекистан: проблемы и решения. –Т.: Ижтимоий фикр, НЦПЧ.- 2000. -С.74-78
33. Исмаилов Б.И. Институт доследования оправдан ли он? //Щит.-2000- № 3. -С.18-20.
34. Исмаилов Б.И. Наша частная жизнь и компьютерные взломщики //Щит.-2000 № 4-5.-С.15-20.
35. Исмаилов Б.И. К проблеме отмены института доследования //Муста=ил Ызбекистон: щу=у= фанларининг долзарб муаммолари.-2000. -№ YII -С.153-157.
36. Исмаилов Б.И. Проблемы имплементации норм международного гуманитарного права в законодательство страны //Имплементация норм международного гуманитарного права в законодательство Республики Узбекистан. -Т.:Академия МВД Республики Узбекистан.- 2000.-С.37-46.
37. Исмаилов Б.И. Щу=у=ни мущофаза этувчи идоралар фаолиятида хал=аро-щу=у=ий андозалар //Инсон щу=у=ларини щимоя =илишда прокурор назоратининг ырни ва мощияти. –Т., 2004.-Б.51-55.
38. Исмаилов Б.И. Теория и практика имплементации международных стандартов в сфере прав человека в национальное законодательство Республики Узбекистан.// Инсон щу=у=ларини таъминлаш адолатли жамиятнинг бош мезонидир. –Т.: Мин.юст., 2004. С.51-58.
39. Исмаилов Б.И. Гражданское общество: понятие, признаки и пути его становления в Узбекистане//Гражданское общество- 2005.-№ 2(3) -С.50-53.
40. Исмаилов Б.И. Компьютерные войны: атака за атакой//Щит. -2005. -№9 -С.14-17.
41. Исмаилов Б.И. Права человека и справедливый суд//Щит. -2005. -№10.-С.4-8.
42. Исмаилов Б.И. Рабство и работорговля: проблемы противодействия//Щит. -2006. -№2.- С.6-9.

III. Учебные программы и пособия

43. Исмаилов Б.И. Правовые основы системы ювенальной юстиции. Учеб.пособие.-Т.: ЮНИСЕФ,АГОС,2003.-168с.
44. Исмаилов Б.И. Инсон щу=у=лари умумий назарияси (Программа учебного курса).-Т.:РЦПКЮ,2005. -16с.
45. Исмаилов Б.И. Хал=аро оммавий щу=у= (Программа учебного курса).-Т.:РЦПКЮ,2005. -32с.
46. Исмаилов Б.И. Хал=аро гуманитар щу=у=(Программа учебного курса).-Т.:РЦПКЮ,2005. -16с.
47. Исмаилов Б.И. Инсоннинг одил судловга былган щу=у=ининг хал=аро андозалари (Программа учебного курса).-Т.:РЦПКЮ,2005. -16с.
48. Исмаилов Б.И. Ызбекистон Республикасида инсон щу=у=ларини щимоя =илишнинг миллий механизми (Программа учебного курса).-Т.:РЦПКЮ,2005. -11с.
49. Исмаилов Б.И. Ресурсный пакет по правам ребёнка. (электронный ресурс) -Т.:ЮНИСЕФ,2006.
50. Исмаилов Б.И. Болалар щу=у=лари быйича Ресурс пакети. (электронный ресурс) -Т.:ЮНИСЕФ,2006.


Соискатель:

РЕЗЮМЕ
диссертации Исмаилова Бахадира Исламовича на тему: «Международные стандарты в области личных прав и свобод человека и национальное законодательство Республики Узбекистан (проблемы взаимодействия и имплементации)» на соискание учёной степени доктора юридических наук по специальности 12.00.10 – Международное право
Ключевые слова: Международное право прав человека, Международные стандарты, права человека, имплементация, универсальные, региональные системы обеспечения и защиты прав человека, конвенционные механизмы ООН, инкорпорация, трансформация, отсылка, рецепция, личные, гражданские, неотъемлемые права и свободы человека, соотношение международного и национального права, конвенционные и региональные системы защиты прав человека.
Объектами исследования является рассмотрение общих черт и характерных особенностей процесса формирования современного Международного права прав человека как самостоятельной отрасли международного публичного права, имплементации международно-правовых стандартов основных личных прав и свобод человека в систему национального законодательства.
Целью диссертации является теоретическое исследование юридической природы и особенностей имплементации общепризнанных стандартов основных личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан.
Методы исследования. В процессе диссертационного исследования для выделения основных аспектов проблемы были использованы методы исторического, социологического, системного и сравнительного исследования.
Полученные результаты и их новизна. В ходе проведённого исследования сформулированы общетеоретические выводы, предложения по совершенствованию системы и механизма имплементации международно-правовых стандартов личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан.
Практическая значимость. Состоит в возможности использования выводов и предложений диссертации в правотворческой деятельности при подготовке нормативно-правовых актов.
Степень внедрения. Предложения по интенсификации внедрения международно-правовых стандартов в сфере личных прав и свобод человека в национальное законодательство Республики Узбекистан были представлены в ИСМИ при Президенте Республики Узбекистан.
Область применения. совершенствование национальной системы и механизма имплементации международных стандартов прав и свобод человека, законотворческий процесс, научные исследования, повышение квалификации сотрудников правоохранительных органов.

Юридик фанлари доктори номзоди илмий даражасига талабгор
Баходир Исламович Исмаиловнинг 12.00.10- Хал=аро щу=у= ихтисослиги бўйича «Инсоннинг шахсий щу=у= ва эркинликлари сощасига оид хал=аро андозалар ва Ызбекистон Республикаси миллий =онунчилиги (ызаро муносабат ва тадби= этиш муаммолари)» мавзусидаги диссертациясининг

+ИС+АЧА МАЗМУНИ
Таянч сызлар: хал=аро стандартлар, инсон щу=у=лари, имплементация, инкорпорация, рецепция, шахсий, ажралмас, табиий, дащлсиз щу=у= ва эркинликлар, хал=аро ва миллий щу=у=нинг ызаро муносабати (боланиши, нисбати), инсон щу=у=ларнинг щудудий ва конвенцион щимоя тизимлари.
Тад=и=от обьектлари: Диссертацияда юридик фанларнинг долзарб муаммолари, яъни универсал ва минта=авий тизимлар ва миллий =онунчилик ми=ёсида инсоннинг шахсий щу=у= ва эркинликларини щимоя =илиш тизимининг шаклланиш тарихи ва уларга щозирги даврдаги асосий ёндашувлар илмий ва амалий ну=таи-назардан ырганиб чи=илган.
Ишнинг ма=сади: асосий шахсий щу=у= ва эркинликларининг Ызбекистон Республикасининг миллий =онунчилгига умумэътироф этилган меъёрларни имплементация этишнинг юридик табиати ва хусусиятларини назарий ырганиш.
Тад=и=от усули: изланиш жараёнида муаммонинг асосий былимларини ажратиш учун ырганишнинг тарихий, социологик, систематик ва =иёсий методлари =ылланди.
Эришилган натижалар ва уларнинг янгилиги: Ызбекистон Республикаси хал=аро щу=у=нинг тыла=онли субъекти былиши, ратификация =илинган инсон щу=у=ларига оид хал=аро щу=у=ий хужжатлардан келиб чи=адиган мажбуриятлар бажарилишини та=озо этади.
Амалий ащамияти: Ызбекистон Республикасида инсон щу=у=ларини щимоя =илиш ва таъминлаш сощасидаги амалдаги =онунчиликни мукаммаллаштириш; щу=у=ни мущофаза этувчи идоралар, давлат щокимияти ва бош=аруви органлари фаолиятини инсон щу=у= ва эркинликларига оид хал=аро стандартлар талабларига жавоб беришига кымаклашиш.
Тадби= этиш даражаси ва и=тисодий самарадорлиги: диссертациянинг асосий щолатларидан ы=ув дастурларини тузишда фойдаланилди.
+ылланиш сощаси: илмий изланишлар, щу=у=ий амалиёт, ы=ув жараёни, =онунчиликни ислощ этиш.

R E S U M E
Of the dissertation paper by Bakhadir Islamovich Ismailov on the topic "International standards of the personal rights and national legislation of the Republic of Uzbekistan " for seeking scholarship degree “Doctor of Law science” on specialty 12.00.10 - International law

Key words: International standards, International law of human rights, Universal and regional standards of human rights, International control mechanisms, human rights protection, implementation, incorporation, transformation, reference, reception, personal, civil, fundamental rights and liberties of the person.
Subject of the inquiry: consideration of general features and typical particularities of the development process of modern international law of human rights as an independent branch of the international public law, implementation of international -legal standards of the fundamental individual rights and liberties of man in the national legislation system.
Aim of the inquiry: is a theoretical research of the legal nature and particularities of implementation of generally recognized standards of fundamental individual rights and liberties of man in the national legislation of the Republic of Uzbekistan.
Method of the inquiry: In the process of dissertation research historical, sociological, systematic, structural – functional methods and comparative-legal study modes have been used for revealing the main aspects of the problem under study.
The results achieved and their novelty: In the course of the conducted research general theoretical conclusions, suggestions on improvement of the implementation systems and mechanisms of the International-legal standards of individual rights and liberties of man in the national legislation of the Republic of Uzbekistan.
Practical value: consists of the possibility for using the conclusions and suggestions of the dissertation in bill drafting activity while preparing normative-legal acts.
Degree of embed: the suggestions on intensification of the international-legal standards application in the sphere of individual rights and liberties of man in the national legislation of the Republican of Uzbekistan have been presented at the Institute strategic and regional studies under the President of the Republic of Uzbekistan.
Sphere of usage: in the sphere of jurisprudence, bill drafting process, law practice, education, scientific researches in the field of human rights, educational process at the higher and specialized secondary education institutions, publicizing of laws for raising the legal culture of law-enforcement bodies and population.




crying


Комментарии:

Последние скандалы:

Загрузка...


© Минская коллекция рефератов



Будьте внимательны!ИНФОРМАЦИЯ ПО РЕФЕРАТУ:

СТУДЕНТАМ! Уважаемые пользователи нашей Коллекции! Мы напоминаем, что наша коллекция общедоступная. Поэтому может случиться так, что ваш одногруппник также нашел эту работу. Поэтому при использовании данного реферата будьте осторожны. Постарайтесь написать свой - оригинальный и интересный реферат или курсовую работу. Только так вы получите высокую оценку и повысите свои знания.

Если у вас возникнут затруднения - обратитесь в нашу Службу заказа рефератов. Наши опытные специалисты-профессионалы точно и в срок напишут работу любой сложности: от диссертации до реферата. Прочитав такую качественную и полностью готовую к сдаче работу (написанную на основе последних литературных источников) и поработав с ней, вы также повысите ваш образовательный уровень и сэкономите ваше драгоценное время! Ссылки на сайт нашей службы вы можете найти в левом большом меню.

ВЕБ-ИЗДАТЕЛЯМ! Копирование данной работы на другие Интернет-сайты возможно, но с разрешения администрации сайта! Если вы желаете скопировать данную информацию, пожалуйста, обратитесь к администраторам Library.by. Скорее всего, мы любезно разрешим перепечатать необходимый вам текст с маленькими условиями! Любое иное копирование информации незаконно.




Флаг Беларуси Поиск по БЕЛОРУССКИМ рефератам


ДАЛЕЕ выбор читателей



Канал LIBRARY.BY в VK Мы в Одноклассниках Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY)