Развитие идеи гражданского общества в восточноевропейской общественно-политической мысли второй половины ХХ в.

Политология, современная политика. Статьи, заметки, фельетоны, исследования. Книги по политологии.

Разместиться

ПОЛИТИКА новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ПОЛИТИКА: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Развитие идеи гражданского общества в восточноевропейской общественно-политической мысли второй половины ХХ в.. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

222 за 24 часа
Публикатор: • Источник:

Развитие идеи гражданского общества в восточноевропейской общественно-политической мысли второй половины ХХ в.

И.И.Екадумова

В течении ХХ в. интерес исследователей, политиков и общественных деятелей к идее гражданского общества был неустойчивым. Уже в начале ХХ в. многие ключевые принципы классической концепции гражданского общества, сформулированные в XVIII в., были воплощены в жизнь. Негативные права личности, которые отстаивали либералы XIX в., к этому времени нашли закрепление в конституционных нормах. В дальнейших дискуссиях об общественных идеалах на первый план вышли социально-экономические и культурные права, опирающиеся на идеи социальной справедливости и государства всеобщего благоденствия. Тем не менее, к 70-м годам ХХ в. идея гражданского общества снова была взята на вооружение. На этот раз к ней обратились не идеологи буржуазии, а французские «новые левые», западногерманская партия «зеленых», латиноамериканское демократическое движение и восточноевропейские диссиденты.

В странах Центральной и Восточной Европы идея гражданского общества была востребована демократической оппозицией, которая возникла во второй половине 50-х – начале 60-х гг. под влиянием обновленческих процессов в правящей коммунистической партии. Сторонники демократизации связывали с этой идеей надежды на развитие сферы общественных отношений, свободной от партийно-государственного контроля. В Чехословакии 70-х годов ХХ в. наиболее отчетливо оформились две стратегии противодействия партократии: диссидентское движение и культурный андеграунд. Диссидентское движение руководствовалось идеалами антициничной и в этом смысле «антиполитической» политики, направленной на преодоление в обществе страха репрессий и достижение возможности «жить по правде». Андеграунд шел другим путем, избрав антиструктурную стратегию поиска культурного и экзистенциального смысла вне существовавшего общественного строя. По замечанию М. Килбурна, «андеграунд… говорил не об этике, но о подлинности» [3] и в этом смысле предлагал более радикальный, чем диссидентство, разрыв с существующим порядком. Продолжая философскую традицию античного кинизма, андеграунд не оппонировал власти, а игнорировал ее, выпадая из иерархических структур.

Своеобразие восточноевропейской интерпретации гражданского общества обусловлено тем, что оно признавалось не опорой государства, а его протагонистом, инициирующим развитие самодеятельной низовой демократизации. Несмотря на различия стратегий, борьба инакомыслящих за воплощение своих общественных идеалов носила преимущественно этический и культурный, а не экономический или социально-политический характер. Важной ее особенностью в Польше, Восточной Германии, Словакии и Венгрии стало сближение диссидентских кругов с христианскими религиозными организациями, что усилило значимость общечеловеческих христианских ценностей в восточноевропейских интерпретациях идеи гражданского общества. Так, чешский философ В. Бенда, развивая раннехристианскую идею «жизни, работы и жертвы во имя спасения» [1] разрабатывал концепцию «параллельного полиса», образуемого неформальными, открытыми, динамичными сообществами. В условиях неприемлемого состояния официальных политических структур он предлагал «объединить усилия по постепенному формированию параллельных структур, способных хотя бы в ограниченной мере заменить отсутствующие полезные обществу и необходимые функции» [1]. В том же направлении работал венгерский литератор и общественный деятель Д. Конрад. Хотя его концепция «антиполитической политики» носила не религиозный, а морализаторский характер, в ней центральное место отводилось не вопросу о том, кому принадлежит власть, а тому, как людям жить при плохой, на их взгляд, власти, которую они пока не могут сменить [5]. Конрад утверждал, что антиполитика не выступает ни за, ни против правительств. «Ее люди уместны там, где они есть, они формируют сеть, которая надзирает за политической властью и оказывает на нее давление, опираясь только на свой высокий культурный и моральный уровень...» [3].

Взлет творчества восточноевропейских диссидентов пришелся на довольно стабильный период развития стран «народной демократии». Будучи вытесненными из публичной политики, идеологи диссидентского движения сосредоточились на освоении произведений классиков мировой политической мысли с тем, чтобы сформулировать идеи, альтернативные официальной идеологии. Определенную роль в их деятельности сыграли зарубежные группы защиты мира и прав человека, которые оказывали им материальную и издательскую поддержку. Правовой основой такой поддержки было международное право в области прав человека, в особенности, Хельсинкские соглашения 1975 г. Связав руки руководству социалистических стран обязательствами по соблюдению прав человека, они позволили развернуть свою деятельность таким организациям, как чешская «Хартия-77» и польский Комитет защиты рабочих.

Международное сотрудничество могло повлиять не только на условия существования восточноевропейского диссидентства, но и на его интеллектуальное творчество. Во всяком случае, идея глобальной сферы общественных отношений, выходящих из-под контроля государственной власти и организованных вокруг общих морально-политических норм, нашла отражение в творчестве писателя и драматурга, будущего президента Чехии В. Гавела. В его работе «Сила бессильных» содержатся размышления о кризисе «глобальной технократической цивилизации» и высказывается мысль о перспективе общечеловеческой «экзистенциальной революции». «Новый опыт бытия, обновленное положение во Вселенной, по-новому понятая “высшая ответственность”, обретение духовности по отношению к другому человеку и к человеческому сообществу – такова, очевидно, эта перспектива» [2, с. 306].

Таким образом, восточноевропейская общественно-политическая мысль второй половины ХХ в. придала новый импульс развитию концепции гражданского общества. Как отмечает немецкий исследователь Ю. Кока, «на востоке континента вдохновились западными идеями, но то, что оттуда переняли и перенимают, являлось и является не простой имитацией, но селективной ассимиляцией в собственных условиях» [4]. Диссидентское движение Восточной Европы придерживалось стратегии отказа от сотрудничества с государством при выражении доверия и уважения к различным формам спонтанной гражданской самоорганизации, а также к международно-правовым нормам и институтам. При этом оно не ограничивалось копированием западных концептуальных схем, а разрабатывало собственные оригинальные идеи, дополнив концепцию гражданского общества своими интерпретациями моральных основ политики, общечеловеческих духовных ценностей, перспектив мировой политии будущего и ответственности каждого человека за судьбы мира. Международные связи диссидентского движения Восточной Европы способствовали разработке его представителями идей, предвосхитивших появление концепций глобального гражданского общества.

Литература:

1. Бенда, В. Параллельный полис / В. Бенда; пер. с чешск. Н. Фальковской [Электронный ресурс] // Уроки истории. – 2012, 5 декабря. – Режим доступа: http://www.urokiistorii.ru/taxonomy/term/424/51645. – Дата доступа: 27.02.2016.

2. Гавел, С. Сила бессильных / С. Гавел // Мораль в политике: Хрестомаия / пер. с фр., англ., нем., исп., чешск.; сост. и общ. ред. Б. Г. Капустина / отв. ред. Б. Г. Капустин. – М.: Изд-во МГУ, 2004. – С. 215–311.

3. Килбурн, М. Антиполитическая политика и антипоэтическая поэтика: эстетика чешского андеграунда / М. Килбурн; пер. с англ. Т. Воронцовой [Электронный ресурс] // Независимое литературное обозр. – 2008. – № 91. – C. 266–301. – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nlo/2008/91/ki15.html. – Дата доступа: 27.02.2016.

4. Кока, Ю. Европейское гражданское общество: исторические корни и современные перспективы на Востоке и Западе / Ю. Кока [Электронный ресурс] // Неприкосновенный запас. – 2003. – № 2. – Режим доступа: http://magazines.russ.ru/nz/2003/2/koka.html. – Дата доступа: 27.02.2016.

5. Шацкий, Е. Протолиберализм: автономия личности и гражданское общество / Е. Шацкий // Полис. – 1997. – № 5. – С. 68–87; № 6. – С. 15–33.



Опубликовано 21 марта 2017 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.