Философский сюрреализм.

Актуальные публикации по вопросам философии. Книги, статьи, заметки.

ФИЛОСОФИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ФИЛОСОФИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Философский сюрреализм. . Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-50). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement.

Twitter города Минска Крутые видео из Беларуси Аэросъемка - все города РБ KAHANNE.COM: это любовь! Футбольная биржа (FUT.BY) Система Orphus

34 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:


         Философский сюрреализм.

 

                   А. Воин

                                                      4.3 18

 

      О том, что представляет современная философия и современные философы (в подавляющем большинстве), как академические, так и легион интернет философов, я писал и в книгах «Наука и лженаука» (Direct Media, М. - Берлин, 2014) и «Философия и глобальный кризис» (Direct Media, М. - Берлин, 2016), и в статьях, написанных уже после издания этих книг («Философский феодализм», «Вопрошательная философия», «Университетские воробьи»). Но вынужден писать об этом вновь и вновь. Ведь сегодня мир сталкивается с проблемами, угрожающими самому его существованию и эти проблемы требуют, прежде всего, философского разрешения, а философия в ее нынешнем состоянии не способна решать никаких проблем. Сегодня философия – это источник заработка для многочисленных академических философов, большинство из которых не умеют делать ничего другого, это - инструмент в политических играх, используемый, когда нужно придать той или иной политической программе «философскую глубину», это - псевдо интеллектуальный салон, где каждый выпендривается, как может, чтобы показать, что он умней других, щеголяя звонкими философскими именами и мудреными, по его мнению, терминами, наконец, это - прибежище графоманов своего рода, высасывающих свою философию из пальца. Сегодня философия из любви к мудрости превратилась в любовь к мудрствованию («Мутят они свою воду, чтобы глубокой казалась она»), а философы из служителей истины - в гонителей ее. Конечно, они не говорят этого прямо. Они прикрываются фразами, что ничего абсолютного не может быть, что все относительно, что философия ничего не решает, а только обсуждает и т.п. Они говорят языком темным как потому, что не умеют говорить ясно, так и специально, чтоб их нельзя было уличить во лжи, чтобы всегда можно было сказать, что я не это имел в виду. (А что он имел в виду, он и сам толком не знает). Они ненавидят каждого, кто способен добывать истину, потому что такой человек у них как бельмо на глазу. Они объединяются против него, забыв на время о распрях между собой, в стаю от академических иерархов до последних интернет графоманов и каждый вносит свою лепту, чтобы утопить носителя истины и не дать пробиться самой истине. Иерархи используют административный ресурс, чтобы не публиковать и не обсуждать его работ, чтобы не давать ему зарабатывать на жизнь философским трудом, чтоб вынужденный зарабатывать другим трудом, он имел меньше времени на философию. Они используют свои связи с другими властями, чтобы всякими другими путями отравлять ему жизнь. Они потихоньку подворовывают его идеи, при этом искажая их и делая безликими, ничейными. Украсть идею целиком, не искажая, и присвоить ее себе – рискованно, могут поймать на воровстве. А вот если написать «принято считать», «считается», «всем известно» и далее изложить кусок идеи автора, затуманив и исказив его, то никто не сможет придраться и обвинить в воровстве. А потом, когда автор в очередной раз где-то прорвется и начнет говорить, что я доказал то-то и то- то, то тут уже иерархам не надо даже марать свои руки, чтобы топить его. Это сделает свора интернет философов с уязвленным самолюбием, которые дружным хором запоют: «Слишком много о себе думает. «Я сделал, я сделал». А об этом давно чирикают все университетские воробьи. Учить он нас будет. Мы не потерпим, чтобы кто-то был умней нас. А еще дает такие ссылки на свои книги, где, чтобы их скачать, нужно чего-то платить». И т.д.

       Объективности ради должен заметить, что сегодня растет также число людей разных профессий, интересующихся философией и пытающихся самостоятельно мыслить и творить, движимых искренней заботой о происходящем в мире и их стране. Это явление можно только приветствовать, тем более что в этой  среде рождаются иногда интересные мысли и идеи. К сожалению, этим людям, как правило, не хватает школы мышления, что приводит многих из них к фанатизму и агрессивности в отстаивании своих искренних, но ошибочных и часто достаточно примитивных убеждений. Что добавляет негатива в общую картину состояния философии и связанного с ним состояния общества.

       Для того чтобы философия могла решать проблемы и не просто предлагать решения, которые тут же будут отвергаться другими философами, а доказывать истинность этих решений, как это делается в естественных и точных науках, она должна пользоваться единым методом обоснования научных теорий (А. Воин. Единый метод обоснования научных теорий. Изд. 2-е, Direct Media, М. - Берлин, 2017), который применяется (пусть до сего дня и в неявном виде) в естественных и точных науках и позволяет этим наукам решать их проблемы и доказывать правильность этих решений.

      Я представил этот метод в явном (эксплицитном) виде и показал возможность его применения с соответствующей адаптацией и в сфере гуманитарных и общественных наук, и в философии в частности. Но философскую академическую верхушку не устраивает признание единого метода обоснования, поскольку применение этого метода может высветить не научность философских трудов, на которых они сделали свою карьеру. Поэтому они оказывают яростное сопротивление  признанию метода, но не через честный публичный спор, которого они избегают, зная, что проиграют, а с помощью всех мыслимых нечестных приемов.

      Со статьями по методу я начал выступать почти четверть века назад (с 1994 г.). Редактор журнала «Вопросы философии» В Лекторский хотел опубликовать в его журнале цикл моих статей по методу, но тогдашний директор ИФ РАН и все еще реальный «пахан» нынешней российской академической философии В. Степин запретил ему это. Хотя в личной беседе со мной признал мою правоту и сказал, что не возражает против публикации в журнале, но не цикла статей, а одной статьи, при условии, что я удалю из нее полемику лично с ним. Ради дела я пошел на это и сделал одну статью, но поза моей спиной Степин запретил Лекторскому публиковать и ее.

       Далее был эпизод, когда я сделал доклад по методу на семинаре у зав. сектором философии естествознания ИФ РАН Е. Мамчур, которая тогда не знала о запрете Степина. Она написала отличный отзыв на мою статью по методу и предложила мне сделать еще одну статью для ее сборника. Эта статья так и не вышла в сборнике, потому что Степин, узнав об этом, запретил ей публиковать меня.

     Некоторый прорыв с публикациями произошел после того как, благодаря активности в интернете, я получил персональное приглашение принять участие во Всемирном Философском Форуме под эгидой ЮНЕСКО в Афинах в 2010-м году, а затем приглашение войти в программный комитет этого Форума. Я сделал на форуме 5 докладов, больше любого другого участника Форума. После этого меня начали там и сям публиковать в России (но все равно не в «Вопросах философии»). Вышло около десяти статей по методу и его приложениям в различных философских журналах и сборниках. Я получал много предложений участвовать в международных философских конференциях, но смог поучаствовать лишь в тех немногих, где допускалось заочное участие и не требовалось оплаты за участие и за публикацию статей. В других конференциях, например, во Всемирном Философском Конгрессе, на который я в течение ряда лет после упомянутого Форума в Афинах получал персональные приглашения и где только за заявку на участие требовалось 250 долларов, а в целом участие с публикацией хотя бы одной статьи в сборнике обходилось тысячи в две, я не имел финансовой возможности принять участие.

      Вообще, эта система, когда за публикацию статей и за участие в конференциях платит ученый, в сочетании с низкими зарплатами в российской науке создает феодальную зависимость рядовых ученых от научной верхушки. Рядовой ученый не имеет денег для оплаты публикации своей статьи, тем более участия, скажем, во Всемирном Философском Конгрессе и подобных мероприятиях. И делает он это только, если оплату производит учреждение, в котором он работает. Поэтому он должен ладить с начальством, иначе он не получит оплату, даже если он сотворил что-то гениальное, которое может осчастливить человечество. Вот Е. Мамчур выдала прекрасный отзыв по методу и сама предложила мне сделать статью для ее сборника.  Но деньги то для издания сборника выделял Степин, а он сказал: «Деньги получите, только если не будет статьи Воина». Ну, может он так прямо и не говорил, я там не присутствовал, но факт, что она хотела опубликовать, а Степин не хотел признания единого метода обоснования, потому что это подрывало его теорию трех периодов в науке: классического, не классического и пост не классического, каждый со своим методом обоснования. В результате статья не попала в сборник, а Е. Мамчур перестала отвечать на мои письма с просьбой объяснить, в чем дело.

      Поскольку я не мог принимать участия во Всемирном Философском Конгрессе и других почтенных конференциях, то философские иерархи через некоторое время поняли, что могут опять безнаказанно щемить меня повсюду, включая интернет, где в ряде солидных интернет ресурсов (scitechlibrary, trinitas.ru и др), которые до этого охотно и безотказно принимали мои статьи и книги, вдруг полностью и без объяснений переставали принимать их. Закрывались и портились мои личные сайты. Перекрывался и перекрывается в импульсном режиме доступ к моим работам в интернете на разных сайтах, о чем я узнаю по жалобам читателей, что статья, на которую я ссылаюсь, дав ее URL адрес, не открывается. (У одних открывается, у других не открывается, откуда следует импульсный режим блокирования). Продолжилось подворовывание моих идей с искажением и забалтыванием их. И т.п.

      Вот, например, отрывок из комментария Генриха Наварры к одной моей статье на ФБ:

      «Кто не в курсе, что любая теория - не более, чем модель Базовой Реальности, существующей вне и независимо от сознания юзера? У кого есть сомнения в том, что полной ее адекватности реальному объекту нет и не может быть по определению? Что Познание - асимптотический процесс постижения, а не Истина в последней инстанции?». Все это, естественно, в адрес моего единого метода обоснования.

     Вот, значит, известно, что «познание - асимптотический процесс постижения реальности» и нечего тут Вам, господин Воин, надуваться и утверждать, что Вы придумали что-то новое. Откуда известно, не сказано, надо полагать - от первобытного человека. И как понимать это «асимптотический»? В какой точке асимптоты мы находимся в конкретной теории и насколько мы можем на такое асимптотическое познание полагаться? Ведь асимптота лишь на бесконечности бесконечно же приближается к тому, к чему стремится, в данном случае к истине. А вообще то мы в этом асимптотическом процессе в конкретный момент можем отстоять от истины сколь угодно и то, что мы когда-нибудь «при коммунизме» практически достигнем этой истины, это утешение из разряда религиозных. Не та ли это самая относительность познания, которую так любят провозглашать господа философы, дабы снять с себя ответственность за пустопорожнюю болтовню в стиле «субстанция, как инстанция»?

      А вот что пишет Е. Мамчур в отзыве на мою статью по единому методу («Абсолютность на дне онтологической относительности»):

     «Таким образом, как обосновывается в статье, хотя научные теории и не дают абсолютной онтологии, они дают последовательное приближение к этой онтологии».

      «Последовательное приближение» это и есть асимптотическое приближение, которое, по мнению Наварры, «всем известно» и относится к научному познанию вообще (тем самым релятивизируя его). Но если бы это было «всем известно» на момент написания отзыва, то чего бы ради Е. Мамчур отмечала это как сделанное мной («как обосновывается в статье»)? Она, профессор, зав. сектором философии естествознания ИФ РАН, известный специалист в области философии науки, уж точно не дурней Генриха Наварры, который, как следует из его информации о себе на ФБ, всего лишь кончил какой-то технический ВУЗ и получил значок «я не дурак». И, конечно, если бы это было всем известно на тот момент, она поперед Наварры ткнула бы меня в это носом.

      Т.е. стырили у меня эту идею и заболтали, превратив во «всем известно» и теперь еще меня же тыкают носом в это «всем известно». Но не просто стырили, а исказили самым гнусным образом, лишив ее того ценного, что в ней есть,  и превратив эту идею в ложь и вред. У меня-то ведь эти последовательные приближения относятся не вообще к познанию, а к познанию онтологии. Но я не случайно назвал ту статью «Абсолютность на дне онтологического релятивизма». Потому что я показываю, что не все относительно вообще или хотя бы асимптотически в нашем научном познании, а что есть в нем и некая абсолютная часть. Абсолютная в конкретном смысле, но именно в том, который нам нужен. А именно, хотя онтология относительна и мы лишь последовательно приближаемся к ней со сменой фундаментальных теорий типа Ньютон – Эйнштейн, но теория, обоснованная по единому методу обоснования, позволяет нам «на основании опытов прошлого, предсказывать результаты опытов будущего» и не просто предсказывать, а надежно предсказывать с заданной точностью и вероятностью. Причем и то и другое мы можем увеличить в принципе неограниченно. И это то, что нам практически нужно, и это уж никак не та относительность познания, которую так любят современные философы, неспособные мыслить ясно, и которую никак не отменяет асимптотичность Наварры.

     И особо подчеркну, что здесь речь идет не вообще о науке, а о теории, обоснованной по единому методу обоснования. Это важно, потому что далеко не самоочевидно, что есть наука и где кончается наука и начинается лженаука? Не случайно при Президиуме РАН есть комиссия по борьбе с лженаукой. Даже в современной физике этот вопрос далеко не так прост и даже там есть много споров, можно ли считать, скажем, теорию струн наукой или лженаукой. Но в физике это еще, куда ни шло, это еще не критично. Но в философии и гуманитарных и общественных науках, где сплошная «субстанция как инстанция», там мы тоже должны провозгласить асимптотическое приближение к истине и успокоится, а Воину сказать: «Пошел ты нафиг со своим единым методом обоснования научных теорий (который как раз и определяет, где наука, а где лженаука)»? И предоставить миру идти в тартарары, потому что эта философия неспособна решать экзистенциальные проблемы, стоящие сегодня перед человечеством?. Кто-нибудь может сказать, в какой точке асимптоты приближения к истине находится та или иная современная макроэкономическая, социологическая, психотерапевтическая и т.д. теория и означает ли появление все новых и новых подобных теорий асимптотическое приближение к истине?

     А вот еще пример, как выхолащивают мои идеи, убирают решение проблемы, оставив только разговоры про саму проблему, которую забалтывают, не будучи способны ее решить, а потом меня же, когда я ссылаюсь на мое решение этой проблемы, тыкают носом во «всем известно», затыкают мне рот, а проблема остается не решенной.

     «Ну, прочитал я "Наступление простоты". По сути, та же имитация научного исследования (о которой говорилось у самого автора). Что нового тут было сказано о "кризисе рационализма"? Об этом уже давно чирикают воробьи под крышами любого университета..». Это пишет некто А. Реушев, комментируя мою статью «Наступление  простоты», в которой я ссылаюсь на мои работы, касающиеся кризиса рационалистического мировоззрения, являющегося, как я там утверждаю, главной причиной современного глобального кризиса. И вот, значит, «всем известно» причем настолько известно, что «Об этом уже давно чирикают воробьи под крышами любого университета..», а наглый Воин пытается выдать эти, ставшие уже тривиальными вещи за свое открытие и этим отнимает наше драгоценное время, ату его!

     Я о кризисе рационалистического мировоззрения пишу уже 40 лет. Моя первая книга, касающаяся этого кризиса, «Неорационализм» (Укринтермедас, 1992), закончена в 1982г. (Именно из-за ситуации в философии, о которой я здесь пишу, понадобилось 10 лет, чтобы я, наконец, смог издать ее, и аналогичная ситуация с другими моими работами). Сейчас уже есть второе издание этой книги (А. Воин. Неорационализм - духовный рационализм. Direct Media, М. - Берлин, 2015). А со статьями, касающимися кризиса рационалистического мировоззрения, я начал выступать еще за 5 лет до окончания написания книги. Но я не просто пишу об этом кризисе, я показал, в чем были ошибки классического рационализма, которые привели к его кризису и исправил эти ошибки. Т.е. я решаю эту исключительной важности проблему. Кстати, существенное место в окончательном ее решении занимает единый метод обоснования научных теорий, базирующийся на мою теорию познания, являющуюся частью «неорационализма». И я показываю в моих работах (Философия и глобальный кризис: монография. Direct Media, М. - Берлин, 2016 и ряд статей) к каким проблемам для человечества привел кризис рационалистического мировоззрения и как его разрешение в неорационализме и едином методе обоснования может помочь разрешить эти важнейшие проблемы. А «университетские воробьи» никакого решения ни самого кризиса рационалистического мировоззрения, ни порожденных им проблем общества не дают и не способны дать. Они только делают свои маленькие гешефты, разглагольствуя о кризисе рационалистического мировоззрения, и дабы им не мешали и дальше паразитировать на болтовне об этом, затыкают рот тому, кто предлагает решение проблемы.

      Ну и после этого и независимо от этого начинается всякий стеб, приколы и прочие приемчики, предназначенные, чтобы у читателя, который еще не знаком с работами автора, не возникло желания даже заглянуть в его работы. Приемчики примитивные, жлобские, их авторов легко затыкать по одному, но когда это идет навалом, то чтобы отбиться, нужно забросить заниматься серьезными вещами, и все равно не хватит времени. А навалом это идет потому, что интернет уже давно не то царство свободы, каким он был вначале и здесь полно манипулирования, осуществляемого разными силами, и навал может быть организованным. А может быть и проявлением свободы, не ограничиваемой культурой мышления и культурой общения, в отсутствие которых разыгрываются стайные инстинкты. Последнее отражается на всех процессах текущих в обществе. Об этом сейчас и без меня много разговоров в России. Надо, мол, менять систему образования, а то вот надвигается цифровая эпоха, люди совсем разучатся думать. Надо давать больше уроков по физике и математике.

     Это правильное направление мысли, но не достаточное. Единый метод обоснования научных теорий – это квинтэссенция того стиля мышления, который вырабатывается изучением физики с математикой. Вот введение изучения метода в программу обучения, начиная со старших классов и в ВУЗах, может существенно улучшить ситуацию. Но как пробить это сквозь вышеописанный философский сюрреализм?

 

 


× У автора данного произведения есть сайт: www.world.lib.ru/w/woin_a_m/.

Опубликовано 08 марта 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Александр Воин • Публикатор (): Воин Александр Миронович

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

Загрузка...
подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на LIBRARY.BY на Ютубе, в вКонтакте и Одноклассниках чтобы быстро узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.