Рецензии. А. Э. ШТЕКЛИ. "ГОРОД СОЛНЦА": УТОПИЯ И НАУКА

Актуальные публикации по вопросам философии. Книги, статьи, заметки.

Разместиться

ФИЛОСОФИЯ новое

Все свежие публикации


Меню для авторов

ФИЛОСОФИЯ: экспорт произведений
Скачать бесплатно! Научная работа на тему Рецензии. А. Э. ШТЕКЛИ. "ГОРОД СОЛНЦА": УТОПИЯ И НАУКА. Аудитория: ученые, педагоги, деятели науки, работники образования, студенты (18-). Minsk, Belarus. Research paper. Agreement. Система Orphus

58 за 24 часа
Автор(ы): • Публикатор:

М. Изд-во "Наука". 1978. 368 стр. Тираж 8400. Цена 1 руб. 50 коп.

Редко в истории встретишь мыслителя, о котором высказывались бы столь различные суждения, как о Кампанелле. Автор утопии, отвергавший мир частной собственности, "вечный еретик", готовивший в Калабрии восстание против испанских поработителей, он написал множество политических и богословских трактатов в пользу короля Испании, римского папы и католической церкви, призывая мир объединиться под их эгидой. Противоречивость этого "двуликого Януса" ставила историков в тупик. Найти ключ к его творчеству, казалось, невозможно. Л. Амабиле, лучший биограф Кампанеллы, все объяснял условиями его жизни: треть века он просидел в темницах и, чтобы спастись, вынужден был притворяться. Но главному -

стр. 137


стремлению преобразовать мир в духе идей, изложенных в "Городе Солнца", он всегда сохранял верность.

Реакционные историки толковали взгляды Кампанеллы в противоположном смысле, выдвигая на первый план его богословские сочинения и провозглашая их автора рьяным защитником папства, "верным сыном церкви", "философом католической реставрации" (Б. Спавента, А. Д'Анкона, Л. Бланше, П. Тревес, Р. Америо, Д. Ди Наполи, А. Корсано и другие).

Выход книги старшего научного сотрудника Института всеобщей истории АН СССР кандидата исторических наук А. Э. Штекли, которая направлена против буржуазных и клерикальных фальсификаций творчества Кампанеллы, весьма своевремен. Автор сосредоточил внимание на главном его труде - судить о политических идеалах Кампанеллы следует прежде всего по тому, что написано в "Городе Солнца".

А. Э. Штекли провел тщательное текстологическое исследование этого важнейшего памятника. В советской историографии, посвященной раннему утопическому коммунизму, это первая работа подобного рода. Задача была сложной. Автограф "Города Солнца" не сохранился, а полтора десятка списков итальянского текста, который предшествовал латинскому переводу, полны разночтений. Латинская переработка - всегда считалось, что она была сделана самим Кампанеллой, - дважды публиковалась при его жизни (1623 и 1637 гг.). Сличая различные редакции итальянского текста с этими изданиями, А. Э. Штекли доказал, что использование только латинской переработки существенно обедняет наши представления о "Городе Солнца". Он провел блестящую "внутреннюю" критику латинского перевода и пришел к выводу, что Кампанелла не мог быть его автором. Встречающиеся там неточности и ошибки А. Э. Штекли склонен объяснять не плохим качеством перевода, а тем, что переводчик "не видел" Города Солнца - он, "имея дело с чужим текстом, не мог распознать даже грубые промахи писцов" (стр. 132 - 134).

Однако для А. Э. Штекли текстологические исследования не самоцель, а базис, позволяющий ставить и разрешать интереснейшие проблемы утопического коммунизма XVI - XVII веков. Главное внимание в книге уделено анализу идей "Города Солнца". А. Э. Штекли исходит из посылки, что Город Солнца всегда оставался для Кампанеллы образцом государства. Само это положение не ново1 . Нов способ обоснования столь важного тезиса. Идеал Кампанеллы - плод глубокого осмысления наследия прошлого и достижений своего века, он возводит Город Солнца на натурфилософских и рационалистических принципах, пропагандирует "философский образ жизни общиной" (стр. 226).

В отличие от многих других исследователей А. Э. Штекли подчеркивает, что идеал "наилучшего государства" Кампанелла связывал с расцветом не только гуманистических, но и естественных знаний. Научные воззрения соляриев - это отражение взглядов самого Кампанеллы. В связи с этим понятно стремление выяснить его отношение к великим открытиям Коперника, Галилея и др. Вывод из утонченных текстологических наблюдений относительно "окуляра", позволяющего видеть скрытые звезды, весьма интересен. Вопреки утверждениям многих буржуазных историков Кампанелла, как показывает А. Э. Штекли, "не автор научно-фантастического романа, пишущий об изобретениях, которые могут быть сделаны в далеком будущем... Кампанелла уверен, что его образец государственного устройства - Город Солнца - может быть создан прямо сейчас: была бы сила меча, которая подкрепила бы силу слова" (стр. 160).

Стремясь разобраться в "темных" текстах, будто бы свидетельствующих о непонимании Кампанеллой учений Коперника и Галилея, А. Э. Штекли, прекрасно владеющий материалом (он автор интересной книги о Галилее)2 , доказывает, что великий калабриец приветствовал открытия Галилея, был знаком с учением Бруно, дорожил мыслью о множественности миров. Но эти свои суждения он высказывал с осторожностью: вокруг вопросов мироздания шла ожесточенная борьба. А. Э. Штекли твердо убежден, что "Город Солнца" писал человек, стоявший на гелиоцентрических позициях (стр. 207). Этот вывод, заставляющий по-новому смотреть на философские воззрения калабрийца, требует,


1 См. Л. С. Чиколини. Социально-политические воззрения Томмазо Кампанеллы. Канд. дисс. М. 1946; ее ж е. Идеи общности имуществ и социального равенства в Италии XVI - начала XVII в. Автореф. докт. дисс. Киев. 1977.

2 А. Э. Штекли. Галилей. М. 1972.

стр. 138


конечно, дополнительного обоснования. Автор подчеркивает, что проблема "Кампанелла и Коперникова система" ждет дальнейшего специального изучения.

Принципиально нов и подход А. Э. Штекли к "философскому образу жизни общиной". Порядки соляриев рассматриваются сквозь призму научных достижений XVI - XVII вв. и отношения к ним Кампанеллы. Творец "нового закона" - натурфилософ и рационалист. Таковы и солярии, принявшие решение "жить по-философски общиной" (стр. 213). Говоря о порой весьма фантастических изобретениях соляриев, А. Э. Штекли замечает, что в данном случае Кампанеллу интересует не техника, а скорее скрытые возможности человека. Тут, однако, автор впадает в некоторое противоречие: если Кампанелла убежден в осуществимости смелых научных проектов, в том числе изобретения "искусства летать", то он, конечно же, интересуется техникой!

Важный вывод делает автор об отношении Кампанеллы к труду. Прежде всего он подчеркивает, что признание необходимости всеобщего труда еще не означает стремления к коренному социальному перевороту, а может быть продиктовано желанием упрочить существующий строй (стр. 254). Сопоставляя взгляды Кампанеллы и Мора, А. Э. Штекли показывает существенное их отличие: в "Утопии" физический труд - обязанность, а не потребность, у соляриев же всеобщий труд - важнейшее экономическое условие, позволяющее избавиться от невольников, целиком обеспечить себя рабочей силой и резко сократить продолжительность рабочего дня (стр. 273). Общественно полезное дело, всеобщий труд в широком понимании слова - основа процветания государства. Мы бы заметили, однако, что в этом вопросе Кампанелла имел немало предшественников - гуманистов и утопистов XVI века. Привлекает внимание одно из чрезвычайно важных наблюдений: в труде солярии видели основное начало, позволяющее личности "сохранять" себя (стр. 296).

А. Э. Штекли отходит от традиционного взгляда на предложение Кампанеллы "отменить семью" и ввести общественное воспитание детей. Обычно это связывали просто с влиянием Платона. "Общность жен", как известно, нередко давала повод обвинять Кампанеллу в безнравственности. А. Э. Штекли стремится подчеркнуть его самобытность, глубокую заботу калабрийца о появлении на свет здорового потомства и "улучшении человеческой природы".

Итак, автор "Города Солнца" - передовой мыслитель, стоящий на уровне высших научных достижений своего века, идей Коперника, Бруно, Галилея, самобытный философ, убежденный противник частной собственности, проповедник жизни общиной, созданной на "научной основе". А. Э. Штекли пришел к выводу, что у Кампанеллы существовала ясная, продуманная до мелочей картина преобразований: недомолвки и противоречия объясняются погрешностями переписчиков и некоторыми промахами латинского перевода. Нельзя забывать также, что Кампанелла стремился всеми силами пропагандировать свои идеи, обходя папистскую цензуру. Дабы не вызывать против себя новых гонений. О внутренних противоречиях Кампанеллы А. Э. Штекли не говорит.

Полемизируя с Р. Америо, Ди Наполи и др., А. Э. Штекли не склонен "подводить под понятие "утопия Кампанеллы" всю совокупность его политических и социально-богословских прожектов. Он отказывается видеть в них "различные фазы одной и той же "вселенско-теократической утопии", которая будто бы включала и "Город Солнца" (стр. 209). Не соглашаясь с Р. Америо, что в XIV книге "Богословия" Кампанелла изложил в наиболее зрелой форме свой солнечный миф, А. Э. Штекли резонно замечает: "Не "Город Солнца" приспосабливал он к новой теологии, которую предлагал церкви, а пытался так перестроить богословие, чтобы оно по возможности не противоречило принципам "Города Солнца" (стр. 209). К этому следовало бы, пожалуй, сделать одно существенное добавление: чтобы богословие служило "Городу Солнца", поскольку внутренние противоречия у Кампанеллы, вероятно, все-таки были и они заслуживают специального изучения. А. Э. Штекли совершенно прав, когда замечает, что Кампанелла считал себя реальным политиком (стр. 60 - 61). А если он верил в возможность осуществления идей "Города Солнца", то не мог, на наш взгляд, не задуматься над тем, как воплотить свою мечту в жизнь. В открытой борьбе он потерпел поражение, стал "вечным узником". Как действовать впредь? Кампанелле претило пассивное ожидание

стр. 139


лучших времен, и в темнице он продолжал бороться: его богословские и политические произведения не только, по-видимому, средство спасти себя, но и попытка использовать в своих целях христианское учение, церковь и светскую власть. Он должен был, конечно, действовать и говорить осторожно, и в этом А. Э. Штекли абсолютно прав. Тем более что в условиях торжества контрреформации явления так называемого никодимизма (тайного исповедания ереси при формальном соблюдении католических обрядов) были широко распространены. Однако использовать папство Кампанелла пытался и при помощи своих сочинений и на практике. Влияние его на папу Урбана VIII отмечает и А. Э. Штекли (стр. 29 - 35).

Много внимания автор уделил Мору. Он один из героев книги. Как и Кампанелла, Мор выступал против мира угнетения, против феодальных и раннебуржуазных отношений. Оба они стояли на позициях ренессансного гуманизма. Но идеи Кампанеллы вовсе не повторение взглядов Мора. Между ними существенные различия. "Утопия" написана в Англии в 1516 г., "Город Солнца" создан в Италии почти век спустя. И Мор и Кампанелла - политики. Думая о коренном переустройстве общества, они учитывали условия своего времени.

А. Э. Штекли резонно предостерегает против упрощенного подхода к "предвосхищениям" черт будущего бесклассового общества утопистами XVI - XVII веков. Конечно же, они специально не занимались предвосхищениями (хотя относительно Кампанеллы этот вывод не столь уж очевиден, ведь и в течении звезд он пытался прочесть грядущее!). И все же кое-что они предвосхитили! Разве суждения Кампанеллы о роли науки в обществе, где не будет частной собственности, нельзя назвать предвосхищением? Или представление о труде как внутренней потребности человека, способе сохранить личность? Мор и Кампанелла, разумеется, не "футурологи", но в их утопиях имеются гениальные предвидения.

В книге А. Э. Штекли ставится ряд теоретических вопросов истории общественной мысли. Один из них - соотношение утопий XVI - XVII вв., и прежде всего Мора и Кампанеллы, с идеалами Возрождения (стр. 43 - 63). Автор отмечает, что эта проблема недостаточно разработана в советской и зарубежной марксистской литературе. Для А. Э. Штекли Мор и Кампанелла неотделимы от Ренессанса. В подтверждение этой мысли он приводит много тонких наблюдений (см., например, стр. 50). Кампанелла и Мор отстаивали последовательно гуманистический идеал, утверждая, что наилучший общественный строй будет возможен лишь в том случае, "если государство перестанет быть "заговором богачей", все мудрые, талантливые и доблестные люди... займут в обществе подобающее им по праву и "по природе" место" (стр. 55). В книге решительно отклонено суждение тех историков, которые искали истоки "Города Солнца" в средневековых монастырях и ставили Кампанеллу в ряд "философов контрреформации" (стр. 55 - 56).

Не менее важен вопрос о роли Мора и Кампанеллы в истории социалистической мысли. А. Э. Штекли справедливо замечает, что далеко не все утопии имеют отношение к утопическому социализму. Наряду с утопиями, "в которых провозглашалась необходимость ликвидации частной собственности", существовали "и консервативные, охранительные, реакционные" (стр. 61 - 62). По его мнению, даже Мора не следует причислять к основателям утопического социализма3 . Этот спорный вопрос, несомненно, заслуживает дальнейшего рассмотрения и обоснования. При этом необходимо в полной мере учитывать особенности социально-экономического развития Англии и Италии, где предпролетарские элементы в позднее средневековье были представлены достаточно широко. Мор и Кампанелла относятся, по-видимому, к числу ранних утопистов-коммунистов. Но в "сокровищницу знаний, которую выработало человечество", они внесли свой вклад, и весьма существенный. Не случайно для характеристики эпохи так называемого первоначального накопления К. Маркс использовал "Утопию", а В. И. Ленин вспоминал Кампанеллу в связи с планом монументальной пропаганды4 .

Проницательное и тонкое текстологическое исследование А. Э. Штекли служит важной теме - изучению "Города Солнца" как одного из главнейших памятников утопического коммунизма XVI - XVII веков.


3 Подробнее об этом см. А. Э. Штекли. "Утопия" Томаса Мора и социалистическая мысль. "Коммунист", 1978, N 18.

4 А. Луначарский. Ленин о монументальной пропаганде. "Литературная газета", 29.I.1933.

стр. 140


Книга направлена против превратного истолкования взглядов Мора и Кампанеллы буржуазными и клерикальными историками, в том числе и против попыток "отлучить" их от Возрождения. Теоретические проблемы, освещенные в книге, важны для правильного понимания утопий XVI - XVII вв. и для истории общественной мысли в целом. И если не все они одинаково полно разрешены - что, естественно, требует коллективных усилий историков и философов, - то достигнутые результаты служат тому отличным стимулом.

Книга написана живым, образным языком и читается с неослабным интересом. Досадно, однако, что в ней, кроме портрета Кампанеллы и титульных листов нескольких изданий его сочинений, нет других иллюстраций. Можно пожалеть также об отсутствии именного указателя.



Опубликовано 10 февраля 2018 года

Нашли ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+ENTER!

© Л. С. ЧИКОЛИНИ • Публикатор (): БЦБ LIBRARY.BY

Искать похожие?

LIBRARY.BY+ЛибмонстрЯндексGoogle

Скачать мультимедию?

подняться наверх ↑

ДАЛЕЕ выбор читателей

подняться наверх ↑

ОБРАТНО В РУБРИКУ

Уважаемый читатель! Подписывайтесь на канал LIBRARY.BY в Facebook, вКонтакте, Twitter и Одноклассниках чтобы первыми узнавать о лучших публикациях и важнейших событиях дня.